Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Слобожанинова Р.А. обжалует в Уставном Суде Свердловской области нормативные акты Законодательного Собрания и Губернатора Свердловской области о порядке и условиях присвоения звания ветерана труда, принятые с превышением их полномочий"


Пояснения по делу, приобщенные к материалам дела

 

11.07.2006

 

                             Пояснения по делу

   1.   В   соответствии   со   статьей  8  Устава  Свердловской  области
   Государственная власть в Свердловской области осуществляется на основе
   разделения  на  законодательную,  исполнительную  и  судебную;  Органы
   законодательной,  исполнительной  и  судебной  власти в пределах своей
   компетенции самостоятельны.

   Данное  положение Устава непосредственно вытекает из положений статьей
   10,  11  Конституции РФ, устанавливающих, что государственная власть в
   Российской  Федерации (т.е., как на федеральном, так и на региональном
   уровнях)  осуществляется  на  основе  разделения  на  законодательную,
   исполнительную  и  судебную.  Следовательно,  конституционный  принцип
   самостоятельности   ветвей   государственной   власти  в  полной  мере
   распространяется и на органы государственной власти субъектов РФ.

   Согласно  статье 29 Устава Свердловской области законодательная власть
   в   Свердловской   области  осуществляется  либо  народом  посредством
   референдума   Свердловской  области,  либо  Законодательным  Собранием
   Свердловской области, которое состоит из двух палат - Областной Думы и
   Палаты  Представителей.  При  этом  Законодательное  Собрание является
   единственным законодательным органом Свердловской области.

   В  указанной  норме  не содержится упоминания Губернатора Свердловской
   области  как  субъекта  законодательной  власти  Свердловской  области
   наряду с народом и Законодательным Собранием.

   Как  вытекает  из  содержания  и  смысла статьи 31 Устава Свердловской
   области   Законодательное   Собрание  Свердловской  области  принимает
   решения,  в  том  числе,  нормативного  характера,  по наиболее важным
   вопросам  государственной  и  общественной жизни Свердловской области.
   Именно  по  таким  вопросам  издаются законы - нормативные акты высшей
   юридической силы.

   Как  следует  из  содержания статьи 7 Федерального закона О ветеранах,
   федеральный   законодатель   считает  определение  порядка  и  условий
   присвоения   звания   ветерана   труда  тем  вопросом,  который  имеет
   исключительно    важное   значение   для   государства   и   общества;
   непосредственно  затрагивает конституционные права и законные интересы
   граждан.  Именно  поэтому  в  части  4 данной статьи он установил, что
   порядок  и  условия  присвоения  звания  ветерана  труда  определяются
   законами  и  иными  нормативными правовыми актами субъектов Российской
   Федерации,  имея  в  виду, что данная сфера должна быть урегулирована,
   прежде всего, законами субъектов РФ, в соответствие либо во исполнение
   которых могут быть изданы иные (подзаконные) нормативные правовые акты
   теми  органами  государственной  власти  субъектов  РФ, которые в силу
   федеральных    и   региональных   законов   наделены   правотворческой
   компетенцией  и  правом  издания  нормативных актов на основе законов,
   предусмотренных частью 4 статьи 7 Федерального закона О ветеранах.

   Издание  законов  Свердловской  области  (областных  законов), включая
   внесение  в  них  изменений,  как следует из пункта б статьи 31 Устава
   Свердловской    области,    является    исключительной    компетенцией
   Законодательного   Собрания.   Ни   Устав   Свердловской  области,  ни
   Конституция    Российской    Федерации   и   федеральные   законы   не
   предусматривают   возможность  передачи  законотворческих  функций  от
   законодательного  (представительного)  органа  государственной  власти
   субъекта  РФ  какому  бы  то  ни было другому органу либо должностному
   лицу,  в  том  числе,  высшему должностному лицу субъекта РФ. Согласно
   пункту  б  части  1  статьи  46 Устава Свердловской области Губернатор
   Свердловской  области  наделен  полномочием  по  обнародованию законов
   Свердловской  области,  которое  также  не  предполагает осуществление
   собственно законотворческой функции.

   В  соответствии  с  частью  2  статьи  46  Устава Свердловской области
   Губернатор  Свердловской  области  наделен  правом  издания  указов  и
   распоряжений.  Однако  в  данном положении Устава прямо указывается на
   то,  что  указы  и  распоряжения  Губернатор вправе издавать только на
   основании   и   во   исполнение   Конституции   Российской  Федерации,
   федеральных  законов, нормативных правовых актов Президента Российской
   Федерации,  постановлений Правительства Российской Федерации, Устава и
   законов   Свердловской   области.   Таким  образом,  нормативные  акты
   Губернатора   Свердловской   области   не  могут  подменять  собой  ни
   федеральные законы, ни законы Свердловской области.

   Данные  выводы  согласуются  также  с  положениями  статьи  61  Устава
   Свердловской    области,   которая,   хотя   и   включает   в   состав
   законодательства   Свердловской  области  нормативные  правовые  акты,
   принимаемые  Губернатором  Свердловской области (часть 1), но при этом
   указывает  на  то, что Указы Губернатора, постановления Правительства,
   иные  правовые  акты,  принимаемые  в  Свердловской области, не должны
   противоречить  законам  Свердловской  области.  В  случае противоречия
   между  областным  законом  и  правовыми  актами  Губернатора  и  (или)
   Правительства  Свердловской  области  действует областной закон (часть
   2).  Следовательно, статья 61 Устава также исходит из того, что основу
   системы  законодательства  Свердловской  области  составляют  Устав  и
   законы  Свердловской  области,  на  основании  и во исполнение которых
   принимаются  иные  нормативные  правовые акты, в том числе, издаваемые
   Губернатором Свердловской области.

   Это  подтверждается  также  положениями  статьи 19 Устава Свердловской
   области,  в  соответствии  с которой Граждане и органы государственной
   власти  в  Свердловской  области  в  равной степени подчинены закону и
   равны  перед судом (часть 3); Все государственные органы и должностные
   лица  при  решении  вопросов, затрагивающих права и свободы человека и
   гражданина,  должны совершать действия в соответствии с федеральными и
   областными законами (часть 7).

   Данные  положения  статьи  19  Устава прямо указывают на необходимость
   регулирования  Законом  сферы прав и свобод человека и гражданина, что
   не  исключает последующее правовое регулирование, основанное на Законе
   (подзаконное регулирование).

   Таким  образом,  принимая оспариваемый Закон, Законодательное Собрание
   Свердловской  области,  отказавшись  от  части  своих законотворческих
   полномочий,   вышло   за   пределы   своих  прав,  которые  оно  может
   реализовывать в рамках исполнения этих полномочий, предоставленных ему
   Федеральным  Законом  и  Уставом Свердловской области. Законодательное
   Собрание,   будучи   законодательным  органом  государственной  власти
   Свердловской  области,  не  вправе  осуществлять действия, связанные с
   отказом  от  своей,  присущей  только  ему  компетенции,  в том числе,
   посредством передачи этой компетенции другим органам и лицам.

   2.  В  Законе  об  Уставном Суде, равно как и Законе о Конституционном
   Суде, очень часть употребляется термин легитимность нормативного акта,
   когда  идет  речь  о  полномочиях  этих  судом  относительно  проверки
   нормативных  актов.  И  это  не  случайно,  т.к., как известно, термин
   легитимность   включает   в   себя  не  только  формальную  законность
   нормативного  акта,  а,  по сути, его конституционную законность, т.е.
   соответствие  нормативного акта основному закону, включая соответствие
   принципу  народного суверенитета. Таким образом, проверка легитимности
   нормативного  акта  означает  его проверку, как на предмет законности,
   так и на предмет его соответствия принципу народного суверенитета.

   Ведь не случайно полномочием по принятию Законов как нормативных актов
   высшей   юридической   силы  в  правовом  демократическом  государстве
   наделяется именно законодательный орган власти. Происходит это потому,
   что   именно   законодательный  орган  одновременно  выступает  и  как
   представительный  орган, т.е. орган, представляющий весь народ. Именно
   поэтому  только  представительный  орган  может  принимать нормативные
   акты,   имеющие   высшую  юридическую  силу.  Именно  поэтому  принцип
   верховенства правового закона является одним из главнейших и важнейших
   принципов  правового  и демократического государства. Именно поэтому в
   правовом  демократическом  государстве  ограничиваются сферы и пределы
   делегированного    правотворчества,   устанавливаются   критерии   его
   допустимости.  Именно  поэтому  Конституцией РФ и Уставом Свердловской
   области   предусматривается,  что  Законодательное  Собрание  является
   единственным  законодательным  органом  Свердловской  области. Причем,
   стоит  также  отметить,  что  это  единственный орган, обладающий 1-ой
   степенью    легитимности    (непосредственно   формируемый   народом).
   Губернатор  же обладает второй степенью легитимности, т.к. его на этот
   пост   назначают  органы,  обладающие  1-ой  степенью  легитимности  -
   Президент РФ и Законодательное Собрание Свердловской области.

   3.    Современная   система   конституционно-правового   регулирования
   посредством    формирования    и    использования   правовых   позиций
   Конституционного  суда  РФ  и  Европейского  Суда  по  правам человека
   выработала  важнейшие  подходы  и принципы осуществления делегирования
   законодателем    определенных    полномочий    в   области   правового
   регулирования другим органам государственной власти.

   В  соответствии  с  частью 3 статьи 5 Конституции Российской Федерации
   федеративное устройство Российской Федерации основано, в том числе, на
   принципе единства системы государственной власти.

   Данный  принцип  предполагает  также  необходимость  учета  субъектами
   Российской   Федерации   определяемых  на  федеральном  уровне  единых
   подходов   и   принципов   делегирования   законодателем  определенных
   полномочий   в   области   правового   регулирования   другим  органам
   государственной власти.

   Следует  отметить,  что  часть  4  статьи  11  оспариваемого Закона не
   соответствует данным подходам и принципам.

   Так,  в Постановлении от 22 ноября 2001 года № 15-П по делу о проверке
   конституционности  пункта  2  статьи  16 Закона Российской Федерации О
   сертификации  продукции  и  услуг  в  связи  с жалобой гражданина В.П.
   Редекопа   Конституционный   Суд  Российской  Федерации  отметил,  что
   отнесение  (в  данном  случае  -  стандартизации)  к предметам ведения
   Российской  Федерации,  по  которым  принимаются  федеральные  законы,
   имеющие  прямое  действие  на  всей  территории  Российской  Федерации
   (статья  71,  пункт  "р";  статья  76, часть 1, Конституции Российской
   Федерации),    обязывает    законодателя    с   необходимой   полнотой
   регламентировать  данную  область  общественных отношений. В противном
   случае   появляется   опасность  недопустимого  в  условиях  правового
   государства  усмотрения  органов  исполнительной власти - подзаконными
   актами   Правительства   Российской  Федерации  и,  тем  более,  путем
   ведомственного  нормотворчества  регулировать основные права и свободы
   либо придавать иной смысл недостаточно определенным положениям закона.
   При дальнейшем совершенствовании законодательства в сфере сертификации
   необходимо  учитывать  конституционные принципы правового государства,
   разделения   властей,   основанности  актов  Правительства  Российской
   Федерации на Конституции Российской Федерации и федеральных законах.

   В силу принципа универсальности правовых позиций Конституционного Суда
   РФ, данная правовая позиция применима ко всем другим областям и сферам
   законотворческой  деятельности  и,  в  частности,  к  сфере  правового
   регулирования почетных званий.

   Также  Конституционный  Суд Российской Федерации в своем Постановлении
   от  6  апреля  2004  г.  №  7-П  По  делу о проверке конституционности
   положений пункта 2 статьи 87 Кодекса торгового мореплавания Российской
   Федерации  и  Постановления  Правительства  Российской Федерации от 17
   июля  2001  года № 538 О деятельности негосударственных организаций по
   лоцманской проводке судов в связи с жалобой Международной общественной
   организации   Ассоциация   морских   лоцманов   России   и  автономной
   некоммерческой организации Общество морских лоцманов
   Санкт-Петербурга сформулировал правовую позицию следующего содержания:
   Из   конституционных  принципов  правового  государства,  равенства  и
   справедливости   вытекает   обращенное   к   законодателю   требование
   определенности,   ясности,   недвусмысленности  правовой  нормы  и  ее
   согласованности с системой действующего правового регулирования.

   По  смыслу  статей  4  (часть 2) и 15 (часть 1) Конституции Российской
   Федерации,  закрепляющих  принцип  верховенства  закона,  в  системном
   единстве  с  положениями  ее  статьи  115  (часть  1)  и  Федерального
   конституционного закона О Правительстве Российской Федерации (статьи 2
   и  3), предписывающими Правительству Российской Федерации осуществлять
   нормотворческие  полномочия  на  основании и во исполнение Конституции
   Российской   Федерации,   федеральных  законов  и  нормативных  указов
   Президента    Российской    Федерации,    принцип   определенности   и
   непротиворечивости  законодательного  регулирования распространяется и
   на  те  правовые нормы, которыми законодатель делегирует Правительству
   Российской Федерации те или иные полномочия.

   Иное  означало  бы,  что  законодатель  вправе  передать Правительству
   Российской   Федерации   неопределенные   по   объему   полномочия,  а
   Правительство  Российской  Федерации  -  реализовать  их  произвольным
   образом,  чем  нарушался  бы принцип разделения государственной власти
   на  законодательную,  исполнительную и судебную (статья 10 Конституции
   Российской  Федерации), предполагающий в сфере правового регулирования
   разграничение  законодательной  функции,  возлагаемой  на  Федеральное
   Собрание,  и  функции  обеспечения  исполнения законов, возлагаемой на
   Правительство Российской Федерации (пункт 3 мотивировочной части).

   Основываясь  на  этой правовой позиции, Конституционный Суд Российской
   Федерации  сделал  вывод  (применительно  к  рассматриваемому им делу)
   следующего  содержания:  Таким  образом,  федеральный  законодатель не
   определил  критерии и ориентиры относительно установления особенностей
   негосударственных  организаций  по  лоцманской проводке судов, оставив
   это  на  усмотрение Правительства Российской Федерации, и тем самым не
   исключил  возможность  произвольного толкования объема и содержания, а
   значит  -  ограничения  прав  и  свобод актом Правительства Российской
   Федерации,  что  не соответствует статьям 19, 34 (часть 1) и 55 (часть
   3)   Конституции   Российской  Федерации  (абзац  третий  пункта  3.2.
   мотивировочной части).

   Следует    отметить,   что   данная   правовая   позиция,   выраженная
   Конституционным  Судом  Российской  Федерации по указанному делу, была
   подтверждения  им в последующих решениях, например, в Постановлении от
   14  июля  2005 г. № 8-П По делу о проверке конституционности отдельных
   положений  федеральных  законов  о федеральном бюджете на 2003 год, на
   2004  год  и  на  2005  год  и  постановления Правительства Российской
   Федерации  О  порядке  исполнения  Министерством  финансов  Российской
   Федерации  судебных  актов  по  искам  к казне Российской Федерации на
   возмещение  вреда,  причиненного незаконными действиями (бездействием)
   органов   государственной   власти   либо   должностных   лиц  органов
   государственной  власти  в  связи с жалобами граждан Э.Д. Жуховицкого,
   И.Г. Пойма, А.В. Понятовского, А.Е. Чеславского и ОАО Хабаровскэнерго.

   Таким  образом,  Конституционный Суд РФ исходит из идеи не абсолютного
   делегирования     правотворческих    полномочий,    а    ограниченного
   делегирования,     связанности    законодателя    в    этом    вопросе
   соответствующими конституционными рамками.

   4.   Иные  (незаконодательные)  органы  государственной  власти  могут
   осуществлять   временное   регулирование   соответствующих  отношений,
   требующих     законодательного    регулирования    ДО    осуществления
   соответствующего   регулирования   Законом.   Из   этого  исходит  как
   федеральный законодатель, так и Конституционный Суд РФ.

   Однако  часть 4 статьи 11 Закона, которая уполномочивает регулирование
   отношений,  которые  требуют  своего  законодательного  регулирования,
   нормативным  актом  Губернатора Свердловской области, исходит из того,
   что    областной    законодатель    отказывается    от   части   своих
   законотворческих полномочий, неправомерно передавая их органу, который
   не  обладает  законотворческой  компетенцией.  Причем,  как следует из
   данной  нормы,  данный  отказ  не носит временного характера, он имеет
   постоянный   характер;   это   есть   осознанная   позиция  областного
   законодателя.

   5.   В   отношении   аргументов,  содержащихся  в  отзыве  Губернатора
   Свердловской   области,   относительно  того,  что  ...законодательная
   практика   в   других   субъектах  Российской  Федерации  складывается
   аналогичным образом необходимо отметить следующее.

   В  отзыве  содержится  специальная  подборка тех законов субъектов РФ,
   которые   более   или   менее  сходным  образом  осуществили  правовое
   регулирование;  однако  в  большинстве  случаев  нельзя признать такое
   регулирование аналогичным тому, которое содержится в части 4 статьи 11
   Областного  закона  О  социальной  поддержке  ветеранов в Свердловской
   области.

   Так,  в  отзыве  Губернатора  Свердловской  области  имеется ссылка на
   следующие правовые нормы:

   1) пункт 2 статьи 1 Закон Республики Карелия от 28 февраля 2006 года №
   964-ЗРК О порядке и условиях присвоения звания Ветеран труда.

   2)  часть  2  статьи  1 Закона Республики Башкортостан от 2 марта 2006
   года  №284-з  О  внесении  изменения  в  статью  7  закона  Республики
   Башкортостан О ветеранах войны, труда и вооруженных сил.

   3)  пункт 3 статьи 1 Закона Челябинской области от 30 ноября 2004 года
   № 327-ЗО О мерах социальной поддержки ветеранов Челябинской области.

   4) пункт 2 статьи 1 Закона Республики Саха (Якутия) от 25 октября 2005
   года № 285-З № 577-111 О ветеранах труда Республики Саха (Якутия).

   5) пункт 3 статьи 1 Закона Республики Дагестан от 29 декабря 2004 года
   № 59 О социальной поддержке тружеников тыла и ветеранов труда.

   1. Пункт 2 статьи 1 Закон Республики Карелия от 28 февраля 2006 года №
   964-ЗРК   О   порядке  и  условиях  присвоения  звания  Ветеран  труда
   действительно  закрепляет,  что  порядок  и  условия присвоения звания
   "Ветеран  труда"  определяется  уполномоченным  органом исполнительной
   власти Республики Карелия.

   Вместе  с  тем,  определенное  правовое  регулирование данного вопроса
   осуществляется  пунктом  1  статьи  1  указанного Закона. В частности,
   данное   положении   е   закрепляет,   что   звание   "Ветеран  труда"
   присваивается  уполномоченным органом исполнительной власти Республики
   Карелия.

   2.  Часть  2  статьи  1 Закона Республики Башкортостан от 2 марта 2006
   года  №284-з  О  внесении  изменения  в  статью  7  закона  Республики
   Башкортостан  О ветеранах войны, труда и вооруженных сил действительно
   закрепляет,  что  Порядок  и условия присвоения звания "Ветеран труда"
   определяются  Правительством  Республики Башкортостан. Вместе с тем, в
   целом  статья  7  указанного  Закона  устанавливает условия присвоения
   звания  ветерана труда, при этом даже расширяя перечень категорий лиц,
   претендующих  на  получение данного звания, по сравнению с Федеральным
   законом.

   3.  Пункт 3 статьи 1 Закона Челябинской области от 30 ноября 2004 года
   №  327-ЗО  О  мерах социальной поддержки ветеранов Челябинской области
   действительно  закрепляет,  что Порядок и условия выдачи удостоверения
   "Ветеран  труда" определяются Губернатором Челябинской области. Вместе
   с  тем,  пункт  2  статьи  1 указанного Закона содержит расширенный по
   сравнению с Федеральным законом перечень категорий, которые признаются
   ветеранами  труда  и  на которых распространяются соответствующие меры
   социальной поддержки.

   4. Пункт 2 статьи 1 Закона Республики Саха (Якутия) от 25 октября 2005
   года  №  285-З  №  577-111  О ветеранах труда Республики Саха (Якутия)
   действительно закрепляет, что Порядок присвоения звания "Ветеран труда
   Республики  Саха  (Якутия)"  устанавливается Правительством Республики
   Саха  (Якутия). Вместе с тем, статья 1 указанного Закона устанавливает
   расширенный  перечень  категорий  лиц,  которым  присваивается  звание
   "Ветеран труда Республики Саха (Якутия)". Кроме того, часть 2 статьи 1
   Закона   Республики   Саха   (Якутия)   от   9  декабря  2004  года  №
   188-З N 383-II О социальной поддержки ветеранов тыла и ветеранов труда
   в  Республике  Саха  (Якутия)  предусматривает,  что К ветеранам труда
   относятся  лица,  указанные  в части 1 статьи 7 Федерального закона "О
   ветеранах",  а  также  лица, приравненные к ним нормативными правовыми
   актами Республики Саха (Якутия).

   5. Пункт 3 статьи 1 Закона Республики Дагестан от 29 декабря 2004 года
   №  59  О  социальной  поддержке  тружеников  тыла  и  ветеранов  труда
   действительно  устанавливает,  что Порядок и условия присвоения звания
   "Ветеран труда" определяются Президентом Республики Дагестан. Вместе с
   тем, данная статья уже фактически определяет условия присвоения звания
   ветеран  труда  (также  как  и  в  случае с законами вышеперечисленных
   субъектов РФ).

   Таким  образом,  в  абсолютном  большинстве  субъектах  РФ приоритет в
   области  регулирования  условий  и  порядка  присвоения звания ветеран
   труда  отдается  Закону,  на  уровень  подзаконного  акта делегируются
   только  строго  определенный  круг  вопросов. В абсолютном большинстве
   субъектов  РФ  в  настоящее  время  приняты  либо законы об условиях и
   порядке  присвоения  звания  ветерана труда, либо соответствующие акты
   Губернаторов,  которые  имеют либо подзаконный характер, либо характер
   временного    регулирования.   Однако   ни   в   одном   субъекте   РФ
   законодательный орган посредством издания Закона не отказался от своей
   законотворческой  компетенции  по  данному вопросу в целом, установив,
   что   законодательное   регулирование   по   нему  должен  осуществить
   какой-либо  другой  орган  или  должностное  лицо, т.к. такой отказ от
   законотворческой  компетенции  противоречил  бы не только федеральному
   законодательству, но и Конституции Российской Федерации.

   При  этом,  не  понятно,  почему Свердловская область, будучи одним из
   самых продвинутых субъектов РФ в правовом отношении, должна перенимать
   плохие  и  нарушающие  Конституцию  РФ  и действующие законодательство
   примеры  у  других  субъектов  РФ? Не лучше ли осуществить собственное
   правовое  регулирование,  обеспечив  принципы верховенства Конституции
   РФ, федеральных законов и Устава Свердловской области?

   6.   Из   конституционного   принципа   недопустимости   регулирования
   подзаконным   нормативным   актом   отношений,   в  отношении  которых
   предусмотрено  законодательное  регулирование,  исходит  и федеральный
   законодатель.    Так,   согласно   Конституции   РФ   установление   и
   регулирование    государственных    символов    (флаг,   герб,   гимн)
   осуществляется   федеральными  конституционными  законами  (статья  70
   Конституции  РФ).  Президент  РФ до принятия этих законов урегулировал
   данные  отношения  своими указами. По прошествии определенного времени
   были   приняты  соответствующие  федеральные  конституционные  законы.
   Соответственно указы Президента РФ были им отменены.

   Заметим, что в данной ситуации Федеральное Собрание не стало принимать
   федеральный   конституционный   закон,   которым   бы   полномочия  по
   регулированию  государственных  символов  передавались  Президенту РФ,
   потому   что   это   было   бы   изменением  правового  регулирования,
   установленного в нормативном акте, имеющим большую юридическую силу (в
   Конституции  РФ),  что  означало  бы  выход  Федерального  Собрания за
   пределы  своих  законотворческих  полномочий  и  вторжение  в  область
   конституционного регулирования.

   В  нашем  же  случае,  мы  можем  сделать вывод, что имеет место выход
   Законодательного   Собрания  Свердловской  области  за  пределы  своих
   законотворческих  полномочий  и  вторжение в область конституционного,
   федерального  законодательного и уставного регулирования, что не может
   быть признано допустимым.

   Именно  поэтому,  на  наш  взгляд,  в  данном  деле  у  Уставного Суда
   появилась  прекрасная  возможность сформулировать очень важную и очень
   нужную  правовую  позицию,  согласно которой, в случае, если на уровне
   федерального    законодательства    предусматривается    необходимость
   регулирования   соответствующих   отношений   законом   субъекта   РФ,
   Законодательное  Собрание  Свердловской области не может передать свои
   полномочия   по   такому   правовому   регулированию  иным  органам  и
   должностным  лицам.  При этом данные органы имеют право самостоятельно
   урегулировать  соответствующие  отношения ДО урегулирования их законом
   (осуществить временное правовое регулирование).

   7. В соответствии с частями 1 и 2 статьи 5 Устава Свердловской области
   Свердловская  область  находится  в  составе  Российской  Федерации  и
   неотделима от нее; На территорию Свердловской области распространяется
   суверенитет Российской Федерации.

   В  статье  4  Конституции  РФ конкретизируется принцип распространения
   суверенитета Российской Федерации на всю ее территорию и закрепляется,
   что  ...федеральные  законы  имеют  верховенство  на  всей  территории
   Российской Федерации (часть 2 статьи 4).

   Согласно  статье 6 Устава Свердловской области Основу правовой системы
   Свердловской  области составляют законодательство Российской Федерации
   и  законодательство  Свердловской  области.  При этом согласно части 3
   статьи  63  Устава  Свердловской области Законы Свердловской области и
   иные   нормативные   правовые   акты  Свердловской  области  не  могут
   противоречить  федеральным  законам, принятым по предметам совместного
   ведения   Российской   Федерации  и  Свердловской  области.  В  случае
   противоречия  между федеральным законом и законом Свердловской области
   или  иным  нормативным правовым актом Свердловской области, изданным в
   соответствии  с  пунктом  1  настоящей  статьи,  действует федеральный
   закон.

   Оспариваемые  нормативные  акты  нарушают в данном вопросе федеральное
   правовое  регулирование  и  должны  быть  признаны  несоответствующими
   Уставу Свердловской области также по этому основанию.

   8.  В  отзывах  Губернатора  и  Законодательного Собрания Свердловской
   области указывается на необходимость прекратить производство по делу в
   части  оспаривания  Указа Губернатора Свердловской области от 1 апреля
   2005   года  №  198-УГ  Об  утверждении  Положения  о  порядке  выдачи
   удостоверения   Ветеран   труда  лицами,  награжденными  орденами  или
   медалями   либо   удостоенным  почетных  званий  СССР  или  Российской
   Федерации,  либо награжденным ведомственными знаками отличия в труде и
   имеющим  трудовой  стаж, необходимый для назначения пенсии по старости
   или  за  выслугу  лет, а также лицам, начавшим трудовую деятельность в
   несовершеннолетнем  возрасте  в  период  Великой Отечественной Войны и
   имеющим  трудовой стаж не менее 40 лет для мужчин и 35 лет для женщин,
   проживающим на территории Свердловской области.

   Данное требование полагаю несостоятельным по следующим основаниям.

   Прекращение  производства  по  делу  об  оспаривании примененного либо
   подлежащего   применению   в   конкретном   деле   нормативного   акта
   исключительно  на  том  основании,  что данный нормативный акт утратил
   силу   в   результате   соответствующего  волеизъявления  органа,  его
   принявшего,  нарушает  конституционное  право  на  судебную  защиту  и
   справедливое  судебное  разбирательство,  гарантированные  статьей  46
   Конституции  РФ  и  статьей  6  Европейской  Конвенции  о  защите прав
   человека и основанных свобод.

   Из этого исходит и Конституционный Суд РФ.

   В  частности,  в  Определении от 20 ноября 1998 года № 158-О по жалобе
   ТОО  ПКФ  Рождество  на нарушение конституционных прав и свобод нормой
   пункта  а  статьи  1 Федерального закона О тарифах страховых взносов в
   Пенсионный  фонд  Российской  Федерации, Фонд социального страхования,
   Государственной  фонд занятости населения Российской Федерации и Фонды
   обязательного медицинского страхования на 1997 год Конституционный Суд
   отметил,  что  как  следует  из  части  первой  статьи 85 Федерального
   конституционного  закона  О Конституционном Суде Российской Федерации,
   проверка нормативного акта в порядке конституционного судопроизводства
   допускается, если заявителем оспаривается действующий нормативный акт.
   Однако,  по  смыслу  статей 96, 97 и части второй статьи 43 названного
   Закона,  в целях защиты конституционных прав и свобод граждан возможна
   проверка  конституционности  закона, отмененного или утратившего силу,
   но при наличии двух обязательных условий:

     * если  производство  по  жалобе гражданина начато до момента утраты
       силы или отмены оспариваемого им закона;
     * если оспариваемым законом, примененным в конкретном деле, нарушены
       конституционные права гражданина.

   Аналогичная правовая позиция была сформулирована Конституционным Судом
   РФ по отношению к проблеме оспаривания нормативных актов в судах общей
   юрисдикции.

   Так, Конституционный Суд РФ в определении от 12 мая 2005 г. N 244-О по
   жалобе граждан Вихровой Л.А., Каревой Е.И., Масловой В.Н. на нарушение
   их  конституционных  прав пунктом 1 части 1 статьи 134, статьями 220 и
   253   Гражданского  процессуального  кодекса  РФ  указал  на  то,  что
   Прекращение   производства   по   делу   о   признании   недействующим
   нормативного  правового  акта на основании одного лишь факта утраты им
   юридической силы фактически приводило бы к отказу заявителю в судебной
   защите  его  прав  и  свобод,  с  нарушением которых он связывает свое
   обращение  в  суд,  и  не  отвечало бы имеющей место в производстве по
   делам,  возникающим из публичных правоотношений, публичной потребности
   в  разрешении  спора о законности оспариваемого нормативного правового
   акта  по  существу,  -  утрата оспариваемым нормативным правовым актом
   силы  имеет  иные,  отличные от признания его недействующим в судебном
   порядке,   юридические   последствия,   вытекающие,  в  частности,  из
   положений частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации,
   и   не   является   основанием   для  восстановления  нарушенных  прав
   заинтересованного лица (статья 13 ГК Российской Федерации).

   Исходя из этого Конституционный Суд сделал вывод, что Положения пункта
   1  части  первой статьи 134 и статьи 220 во взаимосвязи со статьей 253
   ГПК  Российской  Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в
   системе   действующего   гражданского   процессуального  регулирования
   предполагают,  что  суд  не  может  прекратить производство по делу об
   оспаривании нормативного правового акта, признанного по решению органа
   государственной    власти,    органа   местного   самоуправления   или
   должностного   лица,   принявшего  данный  нормативный  правовой  акт,
   утратившим  силу после подачи в суд соответствующего заявления, если в
   процессе   судебного   разбирательства   будет  установлено  нарушение
   оспариваемым  нормативным  правовым  актом  прав  и  свобод заявителя,
   гарантированных  Конституцией  Российской  Федерации, законами и иными
   нормативными правовыми актами.

   Т.е.,  как  в случае с конституционным судопроизводством, суд не может
   отказаться  рассматривать  утративший  силу нормативный акт на предмет
   его законности при наличии двух условий:

     * заявление  о  признании  нормативного  акта незаконным должно быть
       подано в суд до признания нормативного акта утратившим силу;
     * в  процессе  судебного разбирательства будет установлено нарушение
       оспариваемым  нормативным  правовым актом прав и свобод заявителя,
       гарантированных  Конституцией  Российской  Федерации,  законами  и
       иными нормативными правовыми актами.

   Кроме  того,  согласно  части  2  статьи  44 Закона об Уставном Суде В
   случае,   если   нормативный   правовой   акт,  легитимность  которого
   оспаривается,  был  отменен  или  утратил  силу  к началу или в период
   рассмотрения  дела  в  заседании  Уставного Суда, производство по делу
   может  быть  прекращено.  Т.е.  данная  норма Закона об Уставном Суде,
   являющаяся  специальной по отношению к норме, содержащейся в статье 67
   этого  Закона,  устанавливает  диспозитивное  правило  о  том, что при
   условии  утраты  силу  нормативным  актом, производство по делу об его
   оспаривании  может быть прекращено. Таким образом, прекращать в данном
   случае производство по делу или нет, решает сам Уставный Суд.

   При  этом,  в силу принципа вхождения Уставного Суда в единую судебную
   систему  (статья  2  Закона  об  Уставном  Суде),  Уставны  Суд обязан
   толковать  действующее  законодательство  с  учетом  правовых  позиций
   Конституционного  Суда  и  не  вправе  прекращать производство по делу
   только  на  основании  одного  лишь  факта  утраты  нормативным  актом
   юридической силы.

   Таким образом, оспариваемые нормативные акты (часть 4 статьи 11 Закона
   Свердловской  области  О социальной поддержке ветеранов в Свердловской
   области  и Указ Губернатора Свердловской области от 1 апреля 2005 года
   №  198-УГ  Об  утверждении  Положения  о  порядке выдачи удостоверения
   Ветеран   труда  лицами,  награжденными  орденами  или  медалями  либо
   удостоенным  почетных  званий  СССР  или  Российской  Федерации,  либо
   награжденным ведомственными знаками отличия в труде и имеющим трудовой
   стаж,  необходимый  для  назначения  пенсии по старости или за выслугу
   лет,    а    также    лицам,    начавшим   трудовую   деятельность   в
   несовершеннолетнем  возрасте  в  период  Великой Отечественной Войны и
   имеющим  трудовой стаж не менее 40 лет для мужчин и 35 лет для женщин,
   проживающим  на  территории  Свердловской  области)  нарушают  принцип
   равенства  прав  и  свобод  человека  и гражданина по месту жительства
   (статья  19 Конституции РФ), т.к. в Свердловской области, в отличие от
   других  субъектов РФ, где соответствующая сфера общественных отношений
   будет  урегулирована  законами,  данные  отношения будут урегулированы
   нормативным  актом  Губернатора,  чем  нарушается принцип верховенства
   закона.  Также нарушается право граждан на участие в управлении делами
   государства (статья 32 Конституции), т.к. лица, являющиеся участниками
   отношений, регулирование которых Конституцией РФ, Уставом Свердловской
   области   и   Федеральным  законодателем  отнесено,  прежде  всего,  к
   региональному законодателю, лишены возможности влиять через депутатов,
   которых   они  избрали,  на  процесс  правового  регулирования  данных
   отношений.

   5.07.2006 г. ____________________Слобожанинова Р.А.

   9


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):