Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Воробьев против России"


Первоначальное обращение Воробьева в Европейский Суд по правам человека

 

21.09.2006

 

                                                             The Registar

                                           European Court of Human Rights

                                                        Council of Europe

                                                 F-67075 STRASBOURG CEDEX

                                                                   France

                                       Европейский суд по правам человека

                                                             Совет Европы

                                                                  Франция

                                                                Страсбург

   От Воробьева Виктора Васильевича

   620137 Россия, г. Екатеринбург, ул. Денисова-Уральского 6А кв. 107.

   Настоящим письмом, я Воробьев Виктор Васильевич, уведомляю Европейский
   суд  по  правам  человека  о своем намерении подать жалобу о нарушении
   Российской  Федерации ч. 1 ст. 6, ст. 8, 13,14, статьи 5 Протокола № 7
   Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

   Обстоятельства дела.

   В  1974  году  я,  Воробьев  Виктор Васильевич, зарегистрировал брак с
   Воробьевой Людмилой Генриховной. От брака имеем трех детей:

   1. Воробьева Станислава Викторовича 1977 г.р.

   2. Воробьеву Ольгу Викторовну 1980 г.р.

   3. Воробьева Александра Викторовича 1986 г.р.

   В  1997  году брак с Воробьевой Л.Г. по решению суда был расторгнут, в
   этом же году моя бывшая супруга зарегистрировала брак с Козьминых А.Ю.
   и  поменяла фамилию Воробьева на Козьминых. По решению суда я с 1997г.
   до   2003   года   выплачивал  алименты  на  несовершеннолетнего  сына
   Александра.

   В  конце  2004  г.  я  узнал,  что  биологическим  отцом младшего сына
   (Александра)  является бывший коллега Козьминых Л.Г. - Свистунов А.В.,
   что  Александр уже в течение нескольких лет знает об этом, общается со
   своим биологическим отцом.

   В  августе  2005  г.  я  обратился в Орджоникидзевский районный суд г.
   Екатеринбурга  с  иском  к  Козьминых  Л.Г. об оспаривании отцовства и
   аннулировании  записи  меня  в  качестве  отца  Воробьева Александра в
   органах ЗАГСа. Ответчица с иском была не согласна.

   22  февраля 2006 г. в ходе судебного заседания по гражданскому делу об
   оспаривании  отцовства я представил доказательства, подтверждающие то,
   что  я не являюсь биологическим отцом ребенка, а также просил провести
   экспертизу   методом   генетической   дактилоскопии  для  установления
   отсутствия кровного родства с Александром. Сторона ответчика заявила о
   применении  норм  Кодекса о браке и семье РСФСР 1969г. и ходатайство о
   применении срока исковой давности. Экспертиза проведена не была.

   Суд  при  рассмотрении  дела  применил  п.  1  ст.  168,  п. 1 ст. 169
   Семейного  Кодекса  РФ  и  ч.  5  ст. 49 Кодекса о браке и семье РСФСР
   1969г.,  а  также  положения  Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября
   1996  г. № 9 О применении судами Семейного Кодекса РФ при рассмотрении
   дел  об  установлении  отцовства  и о взыскании алиментов. Не исследуя
   доказательств,  только  на  основании  пропуска срока исковой давности
   Орджоникидзевский   районный   суд  г.  Екатеринбурга  отказал  мне  в
   удовлетворении   иска   об  оспаривании  отцовства  относительно  сына
   Александра.

   С  01.03.1996г.  вступил  в  силу  новый  Семейный  кодекс  Российской
   Федерации,  который  не  содержит  сроков  по  оспариванию  отцовства.
   Однако,  суд рассмотрел дело в соответствии с Кодексом РСФСР о браке и
   семье от 30.07.1969г., согласно которому запись об отце (матери) могла
   быть  оспорена  в  течении  года  с того времени, когда лицу стало или
   должно  было  стать известно о произведенной записи, поскольку ребенок
   родился до вступления в силу нового Семейного Кодекса РФ 01.03.1996 г.

   Я подал кассационную жалобу на решение суда первой инстанции. 28 марта
   2006   г.   Свердловский   областной  суд  решение  Орджоникидзевского
   районного  суда  г.  Екатеринбурга  от  22 февраля 2006 г. оставил без
   изменения,  мою кассационную жалобу без удовлетворения, также применив
   положения  п.  1 ст. 168, п. 1 ст. 169 Семейного Кодекса РФ и ч. 5 ст.
   49 Кодекса о браке и семье РСФСР 1969г.

   Таким  образом,  я  исчерпал все эффективные средства правовой защиты,
   предусмотренные национальным законодательством.

   Описание  предполагаемого  нарушения прав, гарантированных Европейской
   Конвенцией о защите прав человека и основных свобод

   Считаю,  что  в отношении меня Российской Федерацией нарушены ч. 1 ст.
   6, ст. 8, 13, 14 Европейской Конвенции, а также статьи 5 Протокола № 7
   к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

   Статья 8 Европейской Конвенции предусматривает:

   1. Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни,
   неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции.

   2.  Не  допускается вмешательство со стороны государственных органов в
   осуществление    этого    права,    за    исключением   вмешательства,
   предусмотренного  законом  и необходимого в демократическом обществе в
   интересах  государственной  безопасности  и общественного спокойствия,
   экономического   благосостояния   страны,   в   целях   предотвращения
   беспорядков  или  преступлений, для охраны здоровья или нравственности
   или защиты прав и свобод других лиц.

   Европейский Суд по правам человека признал в своих решениях (Расмуссен
   против  Дании,  Штофман  против  Российской  Федерации), что отношения
   оспаривания  отцовства,  определения  правового  статуса  относительно
   ребенка,  относятся  к  сфере  семейных  отношений  и касаются частной
   жизни,  и у государства есть позитивные обязательства, предусмотренные
   ст. 8, уважать частную жизнь.

   Положения  ст.  49  Кодекса  о браке и семье РСФСР, примененные в моем
   деле,  не  предусматривает  ситуации,  когда  при  регистрации  записи
   рождения у стороны отсутствовали сведения об отсутствии биологического
   отцовства,  и  когда  эти  факты стали известны спустя продолжительное
   время, по истечении срока исковой давности.

   Между тем такое ограничение не преследует законных целей и не является
   необходимым в демократическом обществе.

   Семейные   отношения  являются  интимной  сферой  человеческой  жизни,
   публичная  власть  не должна не только не должна вмешиваться в решение
   вопросов, которые касаются семьи, но должна содействовать защите права
   на частную жизнь. Считаю, что я имею право на то, чтобы самостоятельно
   решать  вопросы:  разрывать мне правовую связь с человеком, который не
   является моим биологическим сыном, или нет.

   Публичная  власть,  отказав  мне  в  определении  правового  статуса в
   отношении   ребенка,   лишив  меня  правовой  уверенности  в  семейных
   отношениях,  в  праве  оспорить  свое  предполагаемое отцовство, грубо
   вторглась в мою частную жизнь.

   При  рассмотрении дела также не были исследованы и приняты во внимание
   представленные  мной  доказательства  отсутствия биологической связи с
   Александром,  экспертиза  проведена  не  была, поскольку суд отказал в
   удовлетворении   иска  только  на  основании  пропуска  срока  исковой
   давности,  чем  было  нарушено  мое  право  на  справедливое  судебное
   разбирательство.

   Таким  образом,  Российской  Федерацией нарушено мое право на уважение
   семейной  жизни,  закрепленное  в ст. 8 Европейской Конвенции, а также
   право  на  справедливое судебное разбирательство, гарантированное ч. 1
   ст. 6 Европейской конвенции.

   Считаю,  что  в  отношении меня был нарушен принцип равенства супругов
   (Ст.5  Протокола  7  к  Конвенции  о  защите  прав человека и основных
   свобод),  а  также право не подвергаться дискриминации при пользовании
   правами  и  свободами,  закрепленными  в Конвенции (ст. 14 Европейской
   Конвенции),  право  на  эффективные  средства  правовой защиты (ст. 13
   Европейской Конвенции) в совокупности со ст. 8 Европейской Конвенции.

   В  соответствии с национальным законодательством родственные отношения
   влекут  за  собой ряд правовых отношений: алиментных, наследственных и
   т.д.

   Во  время  брака  с  Козьминых  Л.Г. я содержал Александра, выплачивал
   Козминых  Л.Г.  алименты  на  ребенка  после  развода,  оплачивал иные
   расходы  по  содержанию ребенка, принимал участие в его воспитании как
   своего ребенка.

   По  общему  правилу,  установленному  ст. 200 Гражданского Кодекса РФ,
   срок  исковой  давности  исчисляется с того момента, когда лицо узнало
   или   должно   было   узнать  об  обстоятельствах,  опровергающих  его
   отцовство.

   Но,  узнав  об  отсутствии  родственной связи с Александром, я не смог
   защитить  свое  право  на  уважение частной, семейной жизни, поскольку
   государство  не  предоставило  мне эффективных правовых механизмов его
   защиты,  установив  сроки  исковой  давности, зависящие не от момента,
   когда  я  узнал  о нарушении права, а от момента внесения записи в акт
   гражданского состояния.

   Национальное  законодательство предусматривает, что в отношении детей,
   которые  родились  после  01.03.1996  г., можно оспорить отцовство без
   ограничения  срока  на подачу соответствующего заявления, а в родители
   детей,  родившихся  до 01.03.1996 г., ограничены несправедливым сроком
   на  подачу заявления. А именно, в соответствии со ст. 49 ч.5 Кодекса о
   браке  и  семье  РСФСР,  которая  подлежала  применению в моем случае,
   предусматривает  срок  на  подачу заявления об оспаривании отцовства в
   суд,  который равен 1 году и отсчитывается с момента, когда лицу стало
   известно  о  произведенной  записи в органах Записи актов гражданского
   состояния.

   Таким образом, существует дискриминация в отношении родителей, имеющих
   детей,  родившихся  до  01.03.1996  г.,  поскольку  к  ним применяются
   правила,  исключающие  возможность  оспорить  отцовство в случае, если
   отсутствие биологической связи с детьми им стало известно по истечении
   нескольких лет после рождения.

   Я   прошу  Европейский  Суд  по  правам  человека  признать  нарушение
   Российской  Федерацией  ч.  1  ст.  6,  статей  8,  13, 14 Европейской
   Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 5 Протокола
   № 7 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

   Прошу присудить мне справедливое возмещение в размере 10 000 евро.

   Приложение:

    1. Копия судебного приказа от 17.11.1997 г.
    2. Копия    решения    мирового   судьи   судебного   участка   №   5
       Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга от 28.08.2003 г.
    3. Копия искового заявления.
    4. Копия  решения  Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга
       от 22.02.2006г.
    5. Копия   определения   судебной   коллегии   по  гражданским  делам
       Свердловского областного суда от 28.03.2006г.

   20 сентября 2006г. В.В.Воробьев


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Anonymous - 02.12.2011 10:33:36

не является ли эта ситуация юридическим казусом Как это трактует российское законодательство - однозначно или на усмотрение судьи?

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):