Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Право на оспаривание отцовства"


Жалоба Воробьева В.В. о признании неконституционными ч. 5 ст. 49 Кодекса о браке и семье РСФСР, ч. 1 ст. 169 Семейного Кодекса РФ.

 

16.11.2006

 

                               В Конституционный суд Российской Федерации

                                       103132, г. Москва, ул. Ильинка, 21

                                    Заявитель: Воробьев Виктор Васильевич

                                  Нормативные акты, подлежащие проверке:

    1.

   Часть 5 ст. 49 Кодекса о браке и семье РСФСР

   (в ред. Указов Президиума ВС РСФСР от 04.12.79,

   от 30.01.84, от 25.04.84, от 20.02.85, от 19.11.86,

   от 24.02.87, Федеральных законов от 22.12.94 N 73-ФЗ,

   от 07.03.95 N 28-ФЗ)

   Опубликован:

    2.

   Часть  1статьи  169 Семейного кодекса Российской Федерации от 08.12.95
   г.,

   (в ред. Федеральных законов от 15.11.1997 N 140-ФЗ,

   от 27.06.1998 N 94-ФЗ, от 02.01.2000 N 32-ФЗ,

   от 22.08.2004 N 122-ФЗ, от 28.12.2004 N 185-ФЗ,

   от 03.06.2006 N 71-ФЗ)

   Опубликован: Собрание законодательства РФ,

   01.01.2006 г., № 1 ст. 16;

   Российская газета № 17 от 27.01.1996 г.

   в смысле, придаваемой им официальным толкованием, 

   закрепленным в абзаце 2 пункта 10 

   Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9 

   О применении судами Семейного Кодекса Российской Федерации

   при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов

   Орган, принявший нормативный акт:

   Государственная Дума Федерального Собрания

   Российской Федерации

   103265 г. Москва, Охотный ряд, 1.

    Жалоба о признании неконституционными ч. 5 ст. 49 Кодекса о браке и
                семье РСФСР, 3. ч. 1 ст. 169 Семейного Кодекса РФ

   В   соответствии   со  ст.  125  Конституции  РФ  Конституционный  Суд
   Российской  Федерации  по  жалобам на нарушение конституционных прав и
   свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона,
   примененного  или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке,
   установленном федеральным законом.

   В   соответствии   со   статьей   3  ФКЗ  О  Конституционном  Суде  РФ
   Конституционный Суд Российской Федерации разрешает дела о соответствии
   Конституции   Российской   Федерации   федеральных   законов,  законов
   субъектов  Российской  Федерации,  изданных по вопросам, относящимся к
   ведению   органов   государственной   власти  Российской  Федерации  и
   совместному   ведению   органов   государственной   власти  Российской
   Федерации   и  органов  государственной  власти  субъектов  Российской
   Федерации.

   В  соответствии  со  ст.  36  ФКЗ  О Конституционном Суде РФ поводом к
   рассмотрению дела в Конституционном Суде Российской Федерации является
   обращение  в Конституционный Суд Российской Федерации в форме запроса,
   ходатайства или жалобы, отвечающее требованиям настоящего Федерального
   конституционного закона.

   Основанием     к    рассмотрению    дела    является    обнаружившаяся
   неопределенность   в  вопросе  о  том,  соответствует  ли  Конституции
   Российской Федерации закон, иной нормативный акт....

   В  соответствии  с  частью  2  статьи 74 Федерального конституционного
   закона  О  Конституционном  суде  РФ,  Конституционный  суд Российской
   Федерации  принимает  решение  по  делу, оценивая как буквальный смысл
   рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным
   толкованием  или  сложившейся  правоприменительной  практикой, а также
   исходя из его места в системе правовых актов.

   Основанием  для обращения в Конституционный Суд РФ послужила возникшая
   неопределенность в том, соответствует ли Конституции РФ часть 5 ст. 49
   Кодекса  о  браке  и семье РСФСР, ч. 1 ст. 169 Семейного Кодекса РФ, в
   смысле,  придаваемой им официальным толкованием, и правоприменительной
   практикой,  закрепленными  в  абзаце 2 пункта 10 Постановления Пленума
   Верховного  Суда  РФ  от  25  октября  1996 г. № 9 О применении судами
   Семейного   Кодекса  Российской  Федерации  при  рассмотрении  дел  об
   установлении отцовства и о взыскании алиментов.

   Часть 5 ст. 49 Кодекса о браке и семье РСФСР предусматривает:

   Лицо,  записанное  в качестве отца или матери ребенка, вправе оспорить
   произведенную  запись  в  течение года с того времени, когда ему стало
   или должно было стать известным о произведенной записи.

   Часть 1 ст. 169 Семейного Кодекса РФ предусматривает:

   Нормы  настоящего Кодекса применяются к семейным отношениям, возникшим
   после введения его в действие.

   По  семейным  отношениям,  возникшим до введения в действие настоящего
   Кодекса,  его  нормы  применяются к тем правам и обязанностям, которые
   возникнут после введения его в действие.

   Абзац  2  пункта  10  Постановления  Пленума  Верховного Суда РФ от 25
   октября  1996  г. № 9 О применении судами Семейного Кодекса Российской
   Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании
   алиментов устанавливает:

   Вместе   с   тем,  в  случае  оспаривания  записи  об  отце  (матери),
   произведенной  в  отношении  ребенка,  родившегося до 1 марта 1996 г.,
   суду  необходимо иметь в виду, что в силу ч. 5 ст. 49 КоБС РСФСР такая
   запись  могла быть оспорена в течение года с того времени, когда лицу,
   записанному  в качестве отца или матери ребенка, стало или должно было
   стать известным о произведенной записи.

   Статья 96 ФКЗ О Конституционном Суде РФ предусматривает, что правом на
   обращение  в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной
   жалобой  на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане,
   чьи  права  и  свободы  нарушаются законом, примененным или подлежащим
   применению в конкретном деле.

   Статья  97  О  Конституционном  суде РФ предусматривает, что жалоба на
   нарушение  законом  конституционных  прав и свобод допустима, если: 1)
   закон  затрагивает  конституционные  права и свободы граждан; 2) закон
   применен  или  подлежит  применению  в  конкретном  деле, рассмотрение
   которого  завершено  или  начато  в  суде или ином органе, применяющем
   закон.

   Настоящая  жалоба отвечает указанным критериям, поскольку оспариваемые
   нормы  были применены в моем гражданском деле по оспариванию отцовства
   и нарушают мои конституционные права.

   Обстоятельства,  при которых ко мне были применены оспариваемые нормы,
   заключаются в следующем.

   Я  обратился в Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга с иском
   об  оспаривании  отцовства и аннулировании записи меня в качестве отца
   Воробьева Александра в органах ЗАГСа.

   22  февраля  2006  г.  Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга
   вынес  решение  об  отказе  мне  в  удовлетворении иска. В обосновании
   решения суд указал:

   Согласно  п.  1  ст. 169 СК РФ, нормы настоящего Кодекса применяются к
   семейным отношениям, возникшим после введения его в действие.

   В  соответствии  с ч. 5 ст. 49 КоБС РСФСР, лицо, записанное в качестве
   отца  или  матери  ребенка,  вправе  оспорить  произведенную  запись в
   течение  года  с  того  времени, когда ему стало или должно было стать
   известным о произведенной записи.

   Кроме  того,  в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября
   1996 г. № 9 О применении судами Семейного Кодекса Российской Федерации
   при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов
   содержатся  следующие  разъяснения: вместе с тем, в случае оспаривания
   записи   об   отце   (матери),   произведенной  в  отношении  ребенка,
   родившегося  до  1  марта 1996 г., суду необходимо иметь в виду, что в
   силу ч. 5 ст. 49 КоБС РСФСР такая запись могла быть оспорена в течение
   года  с  того  времени,  когда  лицу,  записанному в качестве отца или
   матери  ребенка, стало или должно было стать известным о произведенной
   записи  (абз. 2 п.10)... Таким образом, поскольку ребенок, в отношении
   которого  оспаривается отцовство родился до 01.03.1996 г., то к данным
   отношениям применяются соответствующие нормы КоБС РСФСР. Учитывая, что
   истцу  стало  известно  об  оспариваемой  записи с 1986 года, когда он
   лично  писал  заявление  о  регистрации  рождения  сына  Александра, и
   годичный   срок   исковой   давности  истек,  суд  считает  подлежащим
   применению  срок  исковой  давности,  о котором заявлено ответчиком, и
   отказывает в удовлетворении исковых требований.

   Указанное   решение   было   оставлено   без   изменения  определением
   Свердловского  областного  суда  от  28  марта  2006  г. В определении
   кассационной  коллегии указаны те же основания, что и в решении суда 1
   инстанции.  Суд  счет  правильным  применение сроков исковой давности,
   руководствуясь ч. 1 ст. 169 Семейного кодекса РФ, разъяснениями абз. 2
   п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. №
   9 и ч. 5 ст. 49 КоБС РСФСР.

   Считаю, что ч. 5 ст. 49 Кодекса о браке и семье РСФСР, часть 1 ст. 169
   Семейного   Кодекса   РФ,   в   смысле,   придаваемой  им  официальным
   толкованием,  закрепленным  в абзаце 2 пункта 10 Постановления Пленума
   Верховного  Суда  РФ  от  25  октября  1996 г. № 9 О применении судами
   Семейного   Кодекса  Российской  Федерации  при  рассмотрении  дел  об
   установлении  отцовства  и  о  взыскании  алиментов  не  соответствуют
   Конституции  РФ  и  нарушают  мои  конституционные  права по следующим
   основаниям.

    1. В  соответствии с ч. 1 ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на
       неприкосновенность   частной   жизни.  Статья  19  Конституции  РФ
       устанавливает  принцип равенства и недискриминации. Часть 3 статьи
       55  Конституции  РФ  устанавливает, что права и свободы человека и
       гражданина  могут  быть  ограничены  только  федеральным законом и
       только  в  той мере, в которой это необходимо в целях защиты основ
       конституционного  строя, нравственности, здоровья, прав и законных
       интересов  других  лиц,  обеспечения обороны страны и безопасности
       государства.

   Часть  5  ст.  49  Кодекса  о браке и семье РСФСР и часть 1 статьи 169
   Семейного  Кодекса РФ в смысле, придаваемой ей официальным толкованием
   в  постановлении  Пленума  Верховного  суда  РФ  №  9 от 25.10.1996 г.
   предусматривают различные правовые режимы:

   1) для лиц, которые:

   1.1.)   устанавливают  отцовство,  признавая  право  подачи  иска  вне
   зависимости  от даты рождения ребенка, даты внесения записи о рождении
   ребенка  и  иных  обстоятельств  (абз.  2  п.  3 постановления Пленума
   Верховного  суда  РФ  №  9  от  25.10.1996  г.:  Поскольку  законом не
   установлен  срок исковой давности по делам данной категории, отцовство
   может быть установлено судом в любое время после рождения ребенка)

   1.2.)   и  оспаривают  отцовство  в  отношении  детей,  родившихся  до
   01.03.1996 г. (даты вступления в силу Семейного кодекса РФ),

   2) для лиц, которые:

   2.1.)  оспаривают отцовство в отношении детей родившихся до 01.03.1996
   г.,  указывая,  что  срок исковой давности начинает течь с даты, когда
   была произведена запись в органах ЗАГСа

   2.2.)  и  оспаривают  отцовство  в  отношении  детей, родившихся после
   01.03.1996  г.,  указывая,  что  Семейный  кодекс  РФ (п. 1 ст. 52) не
   ограничивает их каким-либо сроком давности на подачу иска.

   При   этом   законодатель  не  оговаривает,  какие  законные  цели  он
   преследует, предусматривая подобный принцип дифференциации.

   Между тем, Конституционный суд РФ в постановлении от 15 июня 2006 г. N
   6-П
   "По  делу  о проверке конституционности положений подпункта 1 пункта 2
   статьи  2 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса
   Российской  Федерации"  и  части  первой  статьи  4  Закона Российской
   Федерации  "О  приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (в
   редакции   статьи  12  Федерального  закона  "О  введении  в  действие
   Жилищного кодекса Российской Федерации") в связи с запросом Верховного
   Суда Российской Федерации и жалобой граждан М.Ш. Орлова, Х.Ф. Орлова и
   З.Х. Орловой" указывая на недопустимость дискриминации, постановил:

   Любая дифференциация правового регулирования, приводящая к различиям в
   правах  и  обязанностях  субъектов  права,  как  неоднократно указывал
   Конституционный   Суд   Российской  Федерации,  должна  осуществляться
   законодателем   с   соблюдением   требований   Конституции  Российской
   Федерации,  в  том  числе вытекающих из принципа равенства (статья 19,
   части  1  и 2), в силу которых различия допустимы, если они объективно
   оправданны,  обоснованны  и преследуют конституционно значимые цели, а
   используемые  для  достижения  этих целей правовые средства соразмерны
   им.  Соблюдение  конституционного  принципа  равенства, гарантирующего
   защиту  от  всех  форм  дискриминации при осуществлении прав и свобод,
   означает,  помимо прочего, запрет вводить такие различия в правах лиц,
   принадлежащих   к   одной   и  той  же  категории,  которые  не  имеют
   объективного  и  разумного  оправдания  (запрет различного обращения с
   лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях).

   Таким  образом,  часть 5 ст. 49 Кодекса о браке и семье РСФСР, часть 1
   статьи  169  Семейного Кодекса РФ нарушают мои конституционные права и
   противоречат  ст.  19,  ч.  1  ст.  23,  ч.  3  ст. 55 Конституции РФ,
   поскольку  создают  дискриминационное  отношение в отношении различных
   категорий  граждан,  защищающих  свое  право  на  уважение  частной  и
   семейной   жизни,   не   преследует   законных  целей,  необходимых  в
   демократическом обществе.

    2. Часть  1  статьи  45  Конституции  РФ  гарантирует государственную
       защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации,
       часть  1  статья  46  Конституции  РФ гарантирует каждому судебную
       защиту.

   Властные   органы   Российской  Федерации  должны  обеспечить  каждому
   возможность реализации указанных положений Конституции РФ.

   Установив  ограничение  по  сроку исковой давности не в зависимости от
   даты,  когда я узнал об отсутствии биологической связи с ребенком, а в
   зависимости  от  даты внесения записи о рождении ребенка, законодатель
   лишил  меня  права  на судебную защиту, не обеспечил меня эффективными
   средствами защиты моих прав.

   Семейные   отношения  являются  интимной  сферой  человеческой  жизни,
   публичная  власть  не  должна  вмешиваться в решение вопросов, которые
   касаются  отдельной  семьи.  Я  вправе  самостоятельно  решать вопрос:
   разрывать  мне  правовую  связь  с человеком, который не является моим
   биологическим   сыном   или   нет,  и  государство  должно  обеспечить
   возможность эффективной защиты такого аспекта частной жизни.

   Фактически  у  меня  отсутствует  возможность  защитить свои права как
   родителя, желающего оспорить свое отцовство, и в результате применения
   оспариваемой  нормы  на  меня  возлагаются дополнительные обязанности,
   связанные   с   установленным  родством  (алиментные,  наследственные,
   пенсионные и иные).

   Оспариваемые  нормы  не  предусматривают ситуаций подобной моей, когда
   сведения  об  отсутствии  биологического  отцовства мне стали известны
   спустя  более  чем  год  после  регистрации  рождения, законодатель не
   предусмотрел  исключения  для  случаев,  когда  срок  исковой давности
   пропущен  по  уважительным причинам и возможности восстановления срока
   исковой давности при оспаривании отцовства.

   Таким образом, оспариваемые нормы в смысле, придаваемом ей официальным
   толкованием,  нарушают  мои  конституционные права и противоречат ч. 1
   ст.  45,  ч.  1  ст.  46  Конституции  РФ,  поскольку  не обеспечивает
   эффективных средств судебной защиты.

   3.  В  соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ общепризнанные
   принципы   и  нормы  международного  права  и  международные  договоры
   Российской  Федерации  являются  составной частью её правовой системы.
   Если   международным   договором   установлены   иные   правила,   чем
   предусмотренные   законом,   то   применяются  правила  международного
   договора. Ратифицировав Европейскую Конвенцию о защите прав человека и
   основных   свобод,  Российская  Федерация  признала,  что  официальное
   толкование  решений  Европейского  Суда по правам человека обязательно
   для применения на территории России.

   Статья  8  Европейской  Конвенции  о  защите  прав человека и основных
   свобод устанавливает:

   Право на уважение частной и семейной жизни

   1. Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни,
   неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции.

   2.  Не  допускается вмешательство со стороны государственных органов в
   осуществление    этого    права,    за    исключением   вмешательства,
   предусмотренного  законом  и необходимого в демократическом обществе в
   интересах  государственной  безопасности  и общественного спокойствия,
   экономического   благосостояния   страны,   в   целях   предотвращения
   беспорядков  или  преступлений, для охраны здоровья или нравственности
   или защиты прав и свобод других лиц.

   В  постановлении  по  делу  Шофман  против  России, Европейский суд по
   правам  человека,  признавая  нарушение  Российской  Федерацией  ст. 8
   Конвенции указал:

   43.  В  случае  заявителя  полномочия внутренних судов были ограничены
   Статьей  49  Кодекса  РСФСР о браке и семье от 30 июля 1969. Положения
   этой  Статьи  способно  адекватно защитить интересы отца, у которого в
   день  регистрации  или  рождения  ребенка  имеются сведения о том, что
   ребенок  не  его,  в  такой  ситуации  он вправе сознательно выбрать -
   признать  ли свое формальное отцовство или оспорить его в суде. Но эта
   Статья  не предусмотрела таких ситуаций, в которую попал заявитель, то
   есть, что делать, если сведения об отсутствии биологического отцовства
   стали известны спустя более чем год после регистрации рождения. Власти
   не   привели   никаких  доводов  в  пользу  того,  что  "необходимо  в
   демократическом  обществе"  установить  жесткий срок исковой давности,
   независимый   от   понимания   предполагаемым   отцом   обстоятельств,
   подвергающих  сомнению  его  отцовство,  и  не  сделать исключения для
   случаев,   когда   срок  исковой  давности  пропущен  по  уважительным
   причинам.

   44. Согласно прецедентному праву Суда, ситуация, в которой формальному
   праву  дается  приоритет над биологическими и социальными фактами, без
   учета  бесспорных  доказательств  и вопреки воле заинтересованных лиц,
   даже  при  условии,  что такой приоритет оправдан стремлением защитить
   чьи-либо  интересы,  не  совместим,  даже с учетом известного права на
   свободу    усмотрения   Государства,   с   обязательством   обеспечить
   эффективное  "уважение" частной и семейной жизни (Kroon, процитировано
   выше, 40).

   45.  Суд  полагает,  что  тот  факт,  что  заявителю  отказали в праве
   отказаться  от  отцовства, потому что он обнаружил, что он не мог быть
   отцом,  спустя больше чем год после того, как он был зарегистрирован в
   качестве  отца,  не  основан  на  законно преследуемых целях. Из этого
   следует,  что  справедливый  баланс  между  общим  интересом  правовой
   уверенности  в  семейных отношениях, и правом заявителя оспорить своей
   предполагаемое   отцовство,   на   основании   выявленного  отсутствия
   биологической связи между ним и ребенком, не был установлен.

   46.  Суд  заключает,  что, даже принимая во внимание известную свободу
   усмотрения,   принадлежащую   Государству-ответчику,   оно  не  сумело
   обеспечить  заявителю  уважение его частной жизни, на которое он имеет
   право согласно Конвенции.

   Таким образом, оспариваемые нормы в смысле, придаваемом ей официальным
   толкованием,   нарушает   ч.   3  ст.  15  Конституции  РФ,  поскольку
   противоречит  международным принципам защиты права на уважение частной
   жизни и нарушают мои конституционные права.

   На  основании  изложенного  и  руководствуясь ч. 4 ст. 125 Конституции
   Российской   Федерации,  ст.  ст.  3,  36,  74,  96,  97  Федерального
   Конституционного закона О Конституционном суде Российской Федерации,

   Прошу:

   Признать  ч.  5  ст.  49  Кодекса  о браке и семье РСФСР, ч. 1 ст. 169
   Семейного  кодекса  Российской  Федерации,  в  смысле,  придаваемой им
   официальным   толкованием,   закрепленным   в   абзаце   2  пункта  10
   Постановления  Пленума  Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9 О
   применении   судами   Семейного   Кодекса   Российской  Федерации  при
   рассмотрении  дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов не
   соответствующей  ч. 3 ст. 15, ч. 1, 2 ст. 19, ч. 1 ст. 23, ч.1 ст. 45,
   ч.1 ст. 46 Конституции Российской Федерации.

   Приложения:

    1. квитанция об уплате государственной пошлины.
    2. копия жалобы (3 экз.).
    3. текст ст. 49 Кодекса о браке и семье РСФСР (3 экз.).
    4. текст ст. 169 Семейного кодекса Российской Федерации (3 экз.).
    5. копия  решения  Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга
       от 22 февраля 2006 г. (3 экз.).
    6. копия   определения   судебной   коллегии   по  гражданским  делам
       Свердловского областного суда от 28 марта 2006 г. (3 экз.).
    7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9
       О  применении  судами  Семейного  Кодекса Российской Федерации при
       рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов
       (3 экз.).
    8. Постановление  Европейского  суда по делу Шофман против Российской
       Федерации (3 экз.).

   


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):