Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новые документы и материалы


ПОСТАНОВЛЕНИЕ мирового судьи от 26 июня 2007 года о привлечении к административной ответсвенности Михайловой В. Н. в связи с проведением пикета в качестве протеста против действий милиции по разгону Марша несогласных

 

27.06.2007

 

                               ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                   26 июня 2007 года г. Санкт- Петербург

   Мировой  судья  судебного  участка  No. 4 г Санкт-Петербурга Корсакова
   Ю.М.,  рассмотрев  материалы дела об административном правонарушении в
   отношении:

   Михайловой  Валентины Николаевны, родившейся 04 октября 1949 года в с.
   Архангельское,  Челябинской обл. проживающей в г.Санкт Петербурге,
   не  имеющей иждивенцев, пенсионерка, ранее к административной
   ответственности не привлекалась,

                                 УСТАНОВИЛ:

   25  апреля  2007  года  около  9  час. 40 мин., Михайлова, находясь на
   тротуаре у дома No. б по Исаакиевской площади в г. Санкт-Петербурге, в
   котором   размещается   Законодательное   Собрание   Санкт-Петербурга,
   добровольно участвовала в проведении пикетирования группой лиц.

   При  этом,  разместившись  у пикетируемого объекта, находилась в одной
   группе  с организатором пикетирования Курносовой О.В., держала плакаты
   <<действия ОМОН -- позор>> , <<действия ОМОН произвол и бесчинство>>.

   Михайлова   В.Н.,  находясь  в  одной  группе  с  пикетирующими,  была
   облачена,   как   и   другие   участники   указанного  мероприятия,  в
   строительную  каску оранжевого цвета с надписью <<Гражданский фронт>>.
   Этим  самым  публично выражала свое мнение по поводу интересующего его
   вопроса     общественно-    политического    характера,    заявленного
   организатором.

   Поскольку  указанное  публичное  мероприятие  проводилось с нарушением
   указанных   требований  ФЗ  <<О  собраниях,  митингах,  демонстрациях,
   шествиях,  пикетированиях>>,  сотрудники  милиции  уведомили  об  этом
   участников  пикетирования  и  потребовали  прекратить  пикетирование и
   удалиться  от пикетируемого объекта. Однако, Михайлова продолжила свое
   участие   в   указанном   публичном  мероприятии,  нарушив  тем  самым
   установленный  названной  выше  нормой права порядок его проведения, в
   связи с чем была задержана сотрудниками милиции.

   В  судебном  заседании Михайлова вину не признала и объяснила, что она
   действительно  намеревалась  создать  индивидуальный  пикет  в связи с
   осуждением  действий  милиции  15  апреля 2007 г. при проведении Марша
   несогласных.

   По  телевизору  она  узнала,  что  25  .04.2007  г.  в ЗАКС СП6. будет
   присутствовать начальник ГУВД СП6. Пиотровский с докладом о проведении
   мероприятий по разгону марша несогласных, решила выразить свое мнение,
   напечатала  дома  два  плаката  и  приехала  на  Исаакиевскую пл., там
   увидела  группу  людей,  которые стояли вместе с сотрудниками милиции,
   подошла  послушать  о  чем  они  разговаривают, т.к. первый раз хотела
   участвовать  в  индивидуальном  пикете,  из  разговора  Курносовой,  с
   которой  она  познакомилась  потом  в  отделении милиции, и сотрудника
   милиции,   она   узнала,   что  на  площади  планировалось  проведение
   пикета,однако,  не  было получено санкции на его проведение, потом она
   увидела как люди из этой группы пошли к машине, которая стояла немного
   в  стороне,  она  пошла  за  ними  , там мужчина раздавал строительные
   каски,  она тоже решила ее взять, одела каску, боялась, что сотрудники
   милиции  могут  повредить  ее  здоровье,  чтобы  не получить серьезных
   повреждений  от  милиции, потом группа людей, одев строительные каски,
   пошла  на  Исаакиевскую  пл.  и  там расположилась, она встала рядом с
   ними, т.к. первый раз участвовала в индивидуальном пикете и не знала,

   что  ей  делать,  достала  свои  плакаты,  с  людьми из этой группы не
   разговаривала,   потом   сотрудник   сказал,   что  просит  прекратить
   пикетирование  ,  она  сильно  растерялась,  не  знала, что ей делать,
   поэтому сразу не отреагировала на требование милиции

   Считает,  что  участвовала  в  индивидуальном  пикете,  т.к законом не
   определено,  какое  расстояние  должно быть между пикетом , проводимым
   группой   лиц   и  индивидуальным  пикетом  ,  считает  свои  действия
   законными,  т.к.  для  проведения  индивидуального пикета не требуется
   направления уведомления в органы исполнительной власти.

   Исследовав  и  оценив  представленные  доказательства в соответствии с
   требованиями  ст. 26.11 Кодекса РФ об административных правонарушениях
   (далее  Кодекса),  мировой  судья  приходит  к выводу о том, что имело
   место   пикетирование,  а  вина  в  нарушении  установленного  порядка
   проведения указанного пикетирования доказана полностью.

   Из протокола об административном правонарушении от 25 апреля 2007 года

   усматривается,  что Михайлова в этот день в 9 час. 40 мин., находилась
   на тротуаре у

   здания Законодательного Собрания Санкт-Петербурга и принимал участие в

   пикетировании.

   Изложенные  в протоколе сведения принимаются в качестве доказательства
   вины,   поскольку  он  составлен  компетентным  лицом,  с  соблюдением
   требований ст. 28.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

   Кроме  этого,  они  не  опровергаются  другими  доказательствами  и не
   вступают с ними в противоречие.

   Так,  сотрудники  милиции  Егоров  А.В. и Бук Н.И. в своих рапортах, в
   судебном  заседании  указали,  что  Михайлова, находясь, на тротуаре у
   Законодательного  Собрания,  она, как и другие граждане, пришедшие для
   проведения  пикета,  была облачена в каску оранжевого цвета с надписью
   <<Гражданский  фронт>>,  держала  в  руках  два  плаката, находилась в
   группе  лиц,  была  уведомлена о незаконности проводимого мероприятия,
   однако, пикетирование не прекратила.

   Данные  объяснения  в  судебном  заседании подтвердил свидетель Барган
   А.Г.,   который   объяснил,   что   Михайлова   находилась   в  группе
   пикетирующих,  имела такую же атрибутику как и остальные члены пикета,
   выражала  такую же позицию как и они, не сообщала сотрудникам милиции,
   что  находится  в  индивидуальном  пикете, действовала с пикетирующими
   согласовано, на требование прекратить пикетирование не отреагировала и
   не ...(незакончена фраза)?

   Объяснения  свидетелей  Рошаль  М.Е.,  Куортти  К.Ф., Курносовой О.В.,
   которые пояснили, что раннее не были знакомы с Михайловой, не общались
   с  ней  и  познакомились только в отделении милиции, не знали, что она
   участвует   в   их  пикете,  объяснения  свидетеля  Ивановой,  которая
   объяснила,  что является подругой Михайловой и та ей накануне сказала,
   что  собирается  участвовать  в самостоятельном пикете, а также доводы
   Михайловой,  что  она  ранее не была знакома с пикетирующими, не имеют
   юридического  значения  для рассмотрения данного дела, т.к. даже, если
   умысел перед проведением пикета Михайловой был направлен на проведение
   индивидуального  пикета,  то  ее действия объективно свидетельствуют о
   том,    что   Михайлова   являлась   участником   несанкционированного
   пикетирования  группой  лиц,  а  именно  взяла  и облачилась в каску с
   надписью  <<Гражданский фронт>>, как и другие участники пикетирования,
   действовала  с  пикетирующими  согласовано,  находилась  в  их плотной
   группе,  пользовалась  их  атрибутикой  (каски  с  единой  надписью) ,
   развернула  плакаты  с  лозунгами, поддерживала позицию этой группы по
   интересующему ее вопросу.

   Данные    обстоятельства    подтверждаются   видеозаписью   проведения
   пикетирования.

   Все  это  свидетельствует  о  том,  что все лица, находившиеся в месте
   проведения  пикетирования,  уведомление  о  проведении  которого  было
   направлено,  являлись участниками единого публичного мероприятия, были
   объединены  единой  целью  проведения  пикета, действовали между собой
   согласованно, подчинялись единому руководству в лице Курносовой О.В.

   Кроме  того,  как  следует  из  объяснений  Михайловой,  данных суду в
   судебном  заседании  ,  ей  было  известно  из  разговора Курносовой и
   сотрудника  милиции  Баграна,  что  данный  пикет несанкционирован, не
   получено разрешение на его проведение.

   Довод  Михайловой  о  том,  что  она  на требование милиции прекратить
   участие  в  несанкционированном  пикете  она  растерялась,  поэтому не
   реагировала,  расценивается  как  способ  защиты,  преследующий  целью
   избежать наступления неблагоприятных последствий.

   В   действиях   Михайловой   В.Н.  содержится  состав  правонарушения,
   предусмотренного   ч.2   ст.20.2   Кодекса   РФ   об  административных
   правонарушениях   --   нарушение   установленного  порядка  проведения
   пикетирования.

   При назначении наказания учитываются:

   характер  совершенного правонарушения, личность виновного: ранее она к
   административной    ответственности    не    привлекалась,    является
   пенсионеркой,     что     является     обстоятельством,     смягчающим
   ответственность.

   Обстоятельств, отягчающих ответственность, не выявлено.

   С  учетом  изложенного  возможно  назначение наказания в виде штрафа в
   минимальном  размере, предусмотренном санкцией ч.2 ст. 20.2 Кодекса РФ
   об административных правонарушениях.

   На  основании  изложенного,  руководствуясь  ст.ст.4.1-4.З, 29.10, ч.2
   20.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

                            П О С Т А Н О В И Л:

   Михайлову   Валентину   Николаевну   признать  виновной  в  совершении
   правонарушения,   предусмотренного   ч.  2  ст.  20.2  Кодекса  РФ  об
   административных  правонарушениях, и назначить наказание в виде штрафа
   в  размере  5  минимальных  размеров  оплаты труда, что составляет 500
   рублей.

   Постановление  может быть обжаловано в Октябрьский суд Адмиралтейского
   района  г.  Санкт-Петербурга  в срок 10 дней с момента получения копии
   данного постановления.

   Мировой судья

   судебного Участка No.4 г. Санкт-Петербурга Корсакова Ю.М.

   Копию постановления получил: << >>__________2007 г. __________________

   Копия  постановления  направлена  правонарушителю <<___>>_____________
   2007 г.

   исх. No. ________


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Айдар Султанов - 07.07.2007 11:29:49

"Кроме того, как следует из объяснений Михайловой, данных суду в

судебном заседании , ей было известно из разговора Курносовой и

сотрудника милиции Баграна, что данный пикет несанкционирован, не

получено разрешение на его проведение".

Что за бред? У нас в РФ с 1991 года уведомительный порядок проведения публичных мероприятий, а не разрешительный... Полагаю, что имеет место нарушение ст. 10 и 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

 

2. А - 07.07.2007 13:09:25

для сведения подобное дело, рассмотренное Комитетом по правам человека:

СООБЩЕНИЕ № 412/1990, АУЛИ КИВЕНМАА ПРОТИВ ФИНЛЯНДИИ

Доклад Комитета по правам человека, том II, GAOR , сорок девятая сессия, Дополнение № 40 (А/49/40), сс. 85-95. Примечания и сноски опущены.

Дата сообщения: 7 марта 1990 года.

Соображения приняты: 31 марта 1994 года (пятидесятая сессия).

Соображения в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола

1. Автором сообщения является г-жа Аули Кивенмаа, гражданка Финляндии, генеральный секретарь Социал-демократической молодежной организации.

Она утверждает, что является жертвой нарушения Финляндией статей 15 и 19 или 21 Международного пакта о гражданских и политических правах. Ее представляет адвокат.

Факты

2.1 3 сентября 1987 года по случаю визита в Финляндию главы иностранного государства и его встречи с президентом Финляндии автор и около 25 членов ее организации в числе более крупной группы лиц собрались перед президентским дворцом, в котором проходила встреча двух лидеров, распространяли листовки и подняли плакат, осуждающий деятельность прибывшего с визитом главы государства в области прав человека. Полицейские незамедлительно отобрали плакат и стали искать виновных. Автор назвала себя и впоследствии была осуждена за нарушение Закона об общественных собраниях, поскольку она организовала такое собрание без предварительного уведомления.

2.2 [...] В соответствии с положениями пункта 1 статьи 12 этого Закона организация общественного собрания без уведомления об этом полиции не менее чем за шесть часов до его начала является наказуемым правонарушением. [...]

2.3 Хотя автор и утверждала, что она не организовывала общественного собрания, а только выражала свое осуждение предполагаемых нарушений прав человека прибывшим с визитом главой государства, 27 января 1988 года городской суд признал ее виновной в предъявленных обвинениях и приговорил к уплате штрафа в размере 438 финских марок. [...]

2.4 19 сентября 1989 года апелляционный суд оставил в силе решение городского суда, заявив, в частности, что положения Закона об общественных собраниях "в отсутствие других правовых положений" применяются также в случае манифестаций [...], что Пакт допускает предусмотренное Законом ограничение свободы выражения мнений и свободы собраний и что требование о предварительном уведомлении в данном случае было обоснованным, поскольку "манифестация" была направлена против прибывшего с визитом главы государства.

2.5 21 февраля 1990 года Верховный суд отказал в разрешении на подачу апелляционной жалобы, не представив дополнительных обоснований.

Жалоба

3. Автор отрицает, что происшедшее является общественным собранием по смыслу Закона об общественных собраниях. Она характеризует этот инцидент скорее как осуществление ее права на свободное выражение мнения, которое регулируется в Финляндии Законом о свободе печати и не требует предварительного уведомления. Поэтому она настаивает на том, что ее осуждение представляет собой нарушение статьи 19 Пакта. Она утверждает, что процедура, в соответствии с которой суды признали ее действия подпадающими под сферу применения этого Закона, представляет собой обоснование ех aпalogia и, таким образом, не дает достаточных оснований для "установленного законом" ограничения ее права на свободное выражение своего мнения по смыслу пункта 3 статьи 19. [...] Автор далее утверждает, что, даже если данное мероприятие могло бы толковаться как осуществление права на свободное проведение собраний, она не была обязана уведомлять полицию, поскольку манифестация не имела формы общественного собрания или общественного марша, как это определено в указанном выше Законе.

[...]

6.1 В ходе своей сорок четвертой сессии Комитет рассмотрел вопрос о приемлемости данного сообщения. Он отметил, что внутренние средства правовой защиты были исчерпаны и что этот же вопрос не рассматривался в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования.

6.2 20 марта 1992 года Комитет объявил сообщение приемлемым, поскольку в связи с ним могут возникать вопросы по статьям 15 2, 19 и 21 Пакта. [...]

2 Примечание редактора: Автор утверждала, что применение Закона об общественных собраниях к обстоятельствам ее дела яалялось нарушением статьи 15 Пакта (пиllит сriтеп sine lege , пиllа роепа sine lege), так как не существует закона, согласно которому проведение политической демонстрации является преступлением. Однако Комитет отмечает, что "хотя автор сообщения основывает свою жалобу на статье 15, в данном конкретном случае в связи с этим положением не возникает никаких вопросов" (пункт 9.4 соображений Комитета).

[...]

7.3 Государство-участник указывает, что право на свободу выражения своего мнения может ограничиваться властями в той мере, в какой эти ограничения не затрагивают самой сути этого права. Применительно к настоящему случаю государство-участник заявляет, что свобода автора выражать свое мнение не была ограничена. Ей было разрешено свободно выражать свое мнение, в частности путем распространения листовок, и полиция, получив информацию об организаторе этого публичного собрания, не препятствовала автору и ее группе продолжать свою деятельность. В этой связи государство-участник отрицает, что Закон об общественных собраниях применялся ех aпalogia для ограничения права на свободу выражения своего мнения.

7.4 В этой связи государство-участник заявляет, что манифестация обязательно предполагает выражение своего мнения, однако ввиду ее особого характера может рассматриваться в качестве осуществления права на мирные собрания. В этой связи государство-участник заявляет, что статья 21 Пакта должна рассматриваться в качестве lex specialis в связи со статьей 19 и что поэтому выражение какого-либо мнения в контексте манифестации должно рассматриваться в рамках статьи 21, а не в рамках статьи 19 Пакта.

[...]

7.6 В отношении утверждений автора о том, что она является жертвой нарушений статьи 21 Пакта, государство-участник напоминает, что статья 21 допускает ограничения права на мирные собрания. В Финляндии Закон об общественных собраниях гарантирует право на мирные общественные собрания при условии обеспечения общественного порядка и безопасности и предупреждения злоупотреблений правом на собрания. [...] Государство-участник отмечает, что в утвердившемся толковании этого Закона его положения применяются также к манифестациям, организуемым как общественные собрания или уличные шествия. [...]

[...]

7.9 В отношении конкретных обстоятельств данного случая государство-участник полагает, что поведение автора и ее друзей фактически было аналогичным проведению общественного собрания по смыслу статьи 1 Закона об общественных собраниях. [...] Наконец, государство-участник заявляет, что требование о предварительном уведомлении соответствует второму предложению статьи 21. В этой связи государство-участник заявляет, что указанное требование предписано законом и является необходимым в демократическом обществе в интересах закона, в особенности в интересах охраны общественного порядка.

[...]

8.5 В заключение автор заявляет, что она не оспаривает допустимость ограничений права на мирные собрания и что предварительное уведомление о проведении общественных собраний является законной формой таких ограничений. Однако автор оспаривает конкретное применение Закона об общественных собраниях в ее случае. Она заявляет, что этот устаревший, расплывчатый и двусмысленный закон использовался полицией в качестве законного основания для того, чтобы воспрепятствовать ей выразить свою озабоченность положением в области прав человека в стране, которой руководит прибывший глава государства. Она утверждает, что это вмешательство полиции не соответствует закону и не является необходимым в демократическом обществе по смыслу статьи 21 Пакта. В этой связи она вновь подчеркивает, что, отобрав транспарант, полиция лишила ее наиболее эффективного средства выражения своего мнения.

[...]

9.2 Комитет считает, что требование уведомлять полицию о намерении провести манифестацию в общественном месте за шесть часов до ее начала может соответствовать допустимым ограничениям, изложенным в статье 21 Пакта. В обстоятельствах данного конкретного дела из информации, представленной

сторонами, следует, что присутствие ряда лиц в месте торжественной встречи главы иностранного государства, прибывшего с официальным визитом, о которой было публично объявлено властями государства-участника, не может рассматриваться в качестве манифестации. Однако в связи с тем, что государство-участник утверждает, что факт демонстрации плаката дает основание считать собрание манифестацией, Комитет отмечает, что любые ограничения права на собрание должны соответствовать ограничительным положениям статьи 21. Уведомление о манифестации должно, как правило, направляться в интересах национальной или общественной безопасности, общественного порядка, защиты здоровья или нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц. В этой связи применение финского законодательства о манифестациях к такого рода собранию не может рассматриваться в качестве применения ограничения, допускаемого статьей 21 Пакта.

9.3 Право отдельного лица на выражение своих политических убеждений, включая, естественно, его убеждения в вопросах прав человека, является частью свободы выражения своего мнения, гарантируемой статьей 19 Пакта. В данном конкретном случае автор сообщения осуществил свое право путем демонстрации плаката. Действительно, статья 19 допускает законное ограничение свободы выражения своего мнения в определенных обстоятельствах, однако в данном конкретном случае государство-участник не сослалось на какой-либо закон, допускающий ограничение этой свободы, и не доказало, каким образом ограничение, примененное к г-же Кивенмаа, бьто необходимым для обеспечения прав и национальных нужд, изложенных в пунктах 2а и b статьи 19 Пакта.

[...]

10. Комитет по правам человека, действуя на основании пункта 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, полагает, что представленные на его рассмотрение факты свидетельствуют о нарушении статей 19 и 21 Пакта.

11. В соответствии со статьей 2 Пакта государство-участник обязано обеспечить г-же Аули Кивенмаа соответствующее средство правовой защиты и принять такие меры, которые могут оказаться необходимыми, для обеспечения того, чтобы такие нарушения не повторялись в будущем.

[...]

Примечание редактора: В своем особом (расходящемся) мнении г-н Херндль заявляет, что рассматриваемое собрание следует считать демонстрацией и общественным собранием по смыслу статьи 21. Требование об уведомлении властей о проведении общественного собрания за несколько часов до его начала соответствует положениям статьи 21. Следовательно, финские власти не нарушили статью 21, когда они наложили на автора штраф за то, что такого уведомления не было. Более того, г-н Херндль разделяет точку зрения государства-участника относительно того, что статью 21 следует рассматривать в качестве lех specialis по отношению к статье 19. Он делает вывод о том, что правовые нормы, касающиеся права на собрания и соответствующие статье 21 Пакта, включая ограничения этого права, которые могут допускаться согласно этой статье, будут скорее применяться к публичному митингу или мирному собранию, чем нормы, касающиеся осуществления свободы выражения своего мнения

 

3. Айдар Султанов - 07.07.2007 13:13:44

предыдущий комментарий мой

 

4. Айдар - 27.07.2007 13:52:01

Европейский суд по правам человека удовлетворил жалобу жителя Москвы Рустама Махмудова, который заявил о нарушении своего права на свободу собраний и незаконное задержание

Летом 2003 года Махмудов в числе инициативной группы подал в префектуру Западного административного округа Москвы заявку на проведение пикета, где планировалось потребовать участия граждан в планировании города. Префект сначала пикет разрешил, а затем аннулировал свое же решение. В результате акцию протеста разогнали.

Чуть позднее Махмудова задержали, когда тот ехал на своей машине. Он обвинялся в неповиновении сотрудникам милиции и в организации несанкционированного пикета.

В результате Страсбургский суд признал, что Россия нарушила права Махмудова. Ему присуждена компенсация в 12 тысяч евро. Плюс ко всему Россия должна будет оплатить судебные издержки - 2 тысячи 250 евро.

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):