Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Правозащитник Владимир Шаклеин П Р О Т И В ликвидации правозащитной общественной организации "Межрегиональный центр прав человека""


Дополнительные пояснения по заявлению Шаклеина В.А. об обжаловании решения органа государственной власти, нарушающего права человека

 

17.11.2008

 

   В Кировский районный суд г. Екатеринбурга

   от заявителя Шаклеина Владимира Андреевича

                          ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПОЯСНЕНИЯ

     по своему заявлению об обжаловании решения органа государственной
                     власти, нарушающего права человека

   Помимо  доводов,  изложенных  в  моем заявлении об обжаловании решения
   органа  государственной  власти,  нарушающего  права  человека,  также
   поясняю следующее.

   В  своем  отзыве  на  мое  заявление  от  07.11.2008  No.  09-15/35531
   представитель  Управления  ФНС  по  Свердловской  области ссылается на
   правомерность   применения  к  спорным  правоотношениям  статьи  21.1.
   Федерального  закона <<О государственной регистрации юридических лиц и
   индивидуальных  предпринимателей>>,  устанавливающей  административный
   порядок лишения правоспособности юридического лица.

   Данное   утверждение   является   несостоятельным,  т.к.  противоречит
   Конвенции  о  защите  прав  человека  и  основных  свобод, Конституции
   Российской Федерации и действующему законодательству.

   Согласно  статье 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод
   от   4   ноября   1950   года  (ратифицирована  Российской  Федерацией
   Федеральным законом от 30.03.2998 г. No. 54-ФЗ)

   <<1.  Каждый  имеет  право  на  свободу  мирных  собраний и на свободу
   объединения с другими включая право создавать профессиональные союзы и
   вступать в таковые для защиты своих интересов.

   2.  Осуществление  этих  прав  не подлежит никаким ограничениям, кроме
   тех,  которые  предусмотрены  законом  и необходимым в демократическом
   обществе   в   интересах  национальной  безопасности  и  общественного
   порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны
   здоровья  и  нравственности  или  защиты  прав  и  свобод  других лиц.
   Настоящая  статья  не  препятствует  введению  законных ограничений на
   осуществление  этих  прав  лицами, входящими в состав вооруженных сил,
   полиции или административных органов государства>>.

   В  достаточно большом количестве решений Европейский Суд констатировал
   нарушение государством-ответчиком права на свободу объединения (статья
   11   Европейской  Конвенции)  в  связи  с  отказом  в  государственной
   регистрации  общественного  или  религиозного  объединения  в качестве
   юридического   лица  либо  прекращением  их  деятельности  в  качестве
   юридического  лица.  Например, в пункте 31 решения по существу по делу
   Sidiropoulos  and others v. Greece от 10.07.1998 г. Европейский Суд по
   правам  человека  указал  следующее:  <<Суд  считает,  так  же,  как и
   заявители,  что  отказ  греческих  судов  зарегистрировать  ассоциацию
   заявителей   является   вмешательством   властей  в  право  заявителей
   реализовать  свои права на свободу объединения. Отказ лишил заявителей
   какой-либо  возможности  совместно  или индивидуально достигать целей,
   которые  указаны в Уставе организации и тем самым ограничил само право
   на объединение>>.

   В  этом  решении  Европейский  Суд  по  правам  человека  указал также
   следующее:   <<...то,   что   граждане   должны  иметь  право  создать
   юридическое  лицо  для  достижения  общих  целей и интересов - один из
   наиболее  важных  аспектов  права  на  свободу ассоциации. Государства
   имеет   право   проверять,   соответствует   ли  цель  и  деятельность
   объединения   нормам   законодательства,  но  они  должны  это  делать
   способами,  совместимыми с одним из важнейших документов. Суд считает,
   что   отказ   в  регистрации  нарушает  права  заявителей  на  свободу
   объединения и возможность совместно осуществлять цели...>>.

   Во  всех  делах,  связанных  с  отказом  в регистрации, принудительной
   ликвидацией  (прекращением  деятельности)  общественных  и религиозных
   объединений,  т.е.  связанных  с  реализацией  права  на  объединение,
   гарантированной статьей 11 Конвенции о защите прав человека и основных
   свобод,   Европейский  Суд  по  правам  человека  проверяет,  было  ли
   вмешательство    государства    в    право   на   свободу   ассоциаций
   <<предусмотрено   законом>>,   преследует   ли   оно  одну  или  более
   правомерных  целей  согласно пункту 2 статьи 11 Конвенции и необходимо
   ли  такое  вмешательство <<в демократическом обществе>> для достижения
   этих  целей.  При  этом  нарушение  государством  хотя  бы  одного  из
   указанных трех критериев является нарушением статьи 11 Конвенции.

   Так,  в  пункте  31  Решения <<Социалистическая партия и другие против
   Турции>>  Европейский  Суд  по правам человека указал: <<Вмешательство
   является  нарушением статьи 11, если оно <<не предусмотрено законом>>,
   не  преследует  одну  или  более  правомерных  целей  согласно  п. 2 и
   <<необходимо в демократическом обществе>> для достижения этих целей>>.

   В  указанном  решении Европейский Суд по правам человека, в частности,
   констатировал,   что   вмешательство   в  право  на  объединение  было
   <<предусмотрено  законом>>,  имело  одну  из  <<правомерных  целей>> -
   <<защита национальной безопасности>>; однако это вмешательство не было
   <<необходимо  в демократическом обществе>>, что позволило ему признать
   нарушение Турцией статьи 11 Конвенции.

   В  пункте  32  Решения  от  5  октября 2004 г. по делу <<Президентская
   партия  Мордовии  против  России>>  Европейский Суд по правам человека
   пришел  к  выводу  о  нарушении  первого  критерия  -  <<предусмотрено
   законом>>,   что  позволило  ему  отказаться  от  исследования  фактов
   нарушения  остальных  двух  критериев  и  признать нарушение статьи 11
   Конвенции.  Европейский  Суд  по правам человека, в частности, указал:
   <<Бесспорно,  что  рассматриваемое вмешательство не было предусмотрено
   законом.  Придя к такому выводу, Суд не считает необходимым проверять,
   были  ли  другие  требования  параграфа  2  статьи  11  соблюдены  - в
   частности,  преследовало  ли  вмешательство  законную  цель  и было ли
   необходимым в демократическом обществе>>.

   Относительно соблюдения Российской Федерацией в лице Управления ФНС по
   Свердловской  области  пункта  2  статьи  11  Конвенции  о защите прав
   человека  и  основных свобод в отношении <<Межрегионального цента прав
   человека>> необходимо отметить следующее.

   1.  Вмешательство  в  право  на  объединение  не  было <<предусмотрено
   законом>>.

   Так,  Федеральный  закон  <<Об  общественных  объединениях>>  является
   специальным  по  отношению  к  Федеральному закону <<О государственной
   регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей>>.

   В  соответствии  с  общеправовыми  принципами, в случае коллизии между
   общим и специальным законом, должен применяться специальный закон.

   Так,  Конституционный  Суд  РФ  указал  на  то, что <<в соответствии с
   общими принципами права в случае коллизии норм, регулирующих одни и те
   же общественные отношения, применению подлежат нормы закона, принятого
   по  времени  позднее,  при условии, что в нем не установлено иное, при
   этом  приоритетом  над  общими нормами обладают специальные нормы...>>
   (Определение  Конституционного  Суда  РФ  от  5  октября 2000 года No.
   199-О; абзац третий пункта 2 мотивировочной части).

   В соответствии с последними частями статьи 29 Федерального закона <<Об
   общественных объединениях>>

   <<Неоднократное    непредставление    общественным    объединением   в
   установленный  срок  обновленных  сведений,  необходимых  для внесения
   изменений  в  единый  государственный реестр юридических лиц, является
   основанием  для обращения органа, принявшего решение о государственной
   регистрации  общественного объединения, в суд с заявлением о признании
   данного   объединения   прекратившим   свою  деятельность  в  качестве
   юридического  лица  и  об  исключении  его из единого государственного
   реестра юридических лиц.

   Неоднократное     непредставление    общественным    объединением    в
   установленный   срок   сведений,  предусмотренных  настоящей  статьей,
   является   основанием  для  обращения  органа,  принявшего  решение  о
   государственной   регистрации   общественного  объединения,  в  суд  с
   заявлением   о   признании   данного   объединения  прекратившим  свою
   деятельность  в  качестве  юридического  лица  и  об исключении его из
   единого государственного реестра юридических лиц.

   Непредставление   общественным   объединением   в  установленный  срок
   сведений,  предусмотренных  абзацем  восьмым  части  первой  настоящей
   статьи, является основанием для обращения органа, принявшего решение о
   государственной   регистрации   общественного  объединения,  в  суд  с
   заявлением   о   признании   данного   объединения  прекратившим  свою
   деятельность  в  качестве  юридического  лица  и  об исключении его из
   единого государственного реестра юридических лиц>>.

   Из  указанных  норм  закона следует, что в них установлен специальный,
   отличный  от  других  юридических лиц, порядок признания общественного
   объединения  прекратившим  свою  деятельность  в качестве юридического
   лица  и исключения его из единого государственного реестра юридических
   лиц.  Это  можно  сделать  только  путем  обращения органа, принявшего
   решение  о  государственной  регистрации  общественного объединения, в
   суд  с  соответствующим  заявлением  в  случае  нарушения общественным
   объединением  тех  или иных норм Федерального закона <<Об общественных
   объединениях>>.

   Таким  образом,  вмешательство  государства  в право на объединение не
   было <<предусмотрено законом>>.

   2.  Вмешательство в право на объединение не преследовало хотя бы одной
   из <<правомерных целей>>. 

   Ни  уставные  документы  МЦПЧ,  ни  его  деятельность не направлены на
   подрыв   национальной   безопасности   и   общественного  порядка,  на
   совершение   беспорядков   и   преступлений,   нарушение   здоровья  и
   нравственности,  прав  и  свобод  других  лиц.  Напротив,  в  уставных
   документах МЦПЧ в качестве цели деятельности указывается защита прав и
   свобод человека (правозащитная деятельность); данную деятельность МЦПЧ
   фактически и осуществляет.

   Доказательств   иного   Управление  ФНС  по  Свердловской  области  не
   предоставило.

   3.  Вмешательство  в  право  на  объединение  не  было  <<необходимо в
   демократическом обществе>>. 

   Ни  уставные цели, ни деятельность МЦПЧ не посягает на демократические
   устои  общества,  напротив,  цели  и деятельность МЦПЧ способствует их
   развитию и защите.

   Положения,  аналогичные  статье  11 Конвенции о защите прав человека и
   основных свобод, содержит и Конституция Российской Федерации.

   В  соответствии  с частью 1 статьи 30 Конституции Российской Федерации
   <<Каждый   имеет   право   на  объединение,  включая  право  создавать
   профессиональные   союзы   для   защиты   своих   интересов.   Свобода
   деятельности общественных объединений гарантируется>>.

   Согласно   части   5   статьи   13  Конституции  Российской  Федерации
   <<Запрещается  создание  и деятельность общественных объединений, цели
   или  действия  которых  направлены  на  насильственное изменение основ
   конституционного  строя  и нарушение целостности Российской Федерации,
   подрыв  безопасности  государства,  создание вооруженных формирований,
   разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни>>.

   Цели  и  действия  МЦПЧ не были направлены на насильственное изменение
   основ   конституционного  строя  и  нарушение  целостности  Российской
   Федерации,   подрыв  безопасности  государства,  создание  вооруженных
   формирований,   разжигание   социальной,   расовой,   национальной   и
   религиозной   розни.   Доказательств   обратного   Управление  ФНС  по
   Свердловской области суду не предоставило.

   Таким  образом,  вмешательство  Российской  Федерации  в  мое право на
   объединение,  гарантированное  статьей  11  Конвенции  о  защите  прав
   человека  и  основных  свобод  и  статьей  30  Конституции  Российской
   Федерации, не было <<предусмотрено законом>>, не преследовало ни одной
   из  <<правомерных  целей>>,  не  было  <<необходимо  в демократическом
   обществе>>.

   Следовательно,   Российская   Федерация   в  лице  Управления  ФНС  по
   Свердловской   области,   приняв  оспариваемое  решение  и  осуществив
   оспариваемые действия, нарушило это право.

   Исходя из этого, решение Управления ФНС России по Свердловской области
   от 27.10.2006 No. 214 и действия Управления ФНС России по Свердловской
   области  от  19.02.2007  г. об исключении Межрегиональной общественной
   организации   <<Межрегиональный   центр  прав  человека>>  из  Единого
   государственного   реестра   юридических   лиц  должны  быть  признаны
   незаконными, в том числе, нарушающим статью 11 Конвенции о защите прав
   человека  и  основных  свобод  1950  г.,  ратифицированной  Российской
   Федерацией  Федеральным  законом  от  30  марта  1998  г.  N 54-ФЗ. На
   Управление  ФНС  России  по Свердловской области должна быть возложена
   обязанность    восстановить   мои   права   путем   восстановления   у
   Межрегиональной общественной организацией <<Межрегиональный центр прав
   человека>> правоспособности юридического лица.

   18 ноября 2008 г. _______________________В.А. Шаклеин

   4


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):