Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Лидер профсоюза екатеринбургского муниципального автоперевозчика А.П. Рощин борется с очередными нападками работодателя"


Надзорная жалоба Рощина А.П. в Президиум Свердловского областного суда с требованием Решение мирового судьи от 07 июня 2008 г. (мотивированное – от 12 июня 2008 г.) и апелляционное решение Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 29 августа 2008 г. (мотивированное – от 3 сентября 2008 г.) в части отказа в удовлетворении искового заявления о признании незаконным Приказа директора АП-4 ЕМУП «МОАП» от 17 марта 2008 г. № 109 «О применении дисциплинарного взыскания» отменить; признать незаконным Приказ директора АП-4 ЕМУП «МОАП» от 17 марта 2008 г. № 109 «О применении дисциплинарного взыскания»

 

17.11.2008

 

   В Президиум Свердловского областного суда

   Адрес: 620019, Екатеринбург, ул. Московская, 120

   от истца Рощина Алексея Петровича

   Адрес: _________________________________________

   Ответчик:  ЕМУП  <<Муниципальное  объединение автобусных предприятий>>
   (ЕМУП <<МОАП>>)

   Адрес: 620027, Екатеринбург, ул. Челюскинцев, 35.

                              НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА

     на решение мирового судьи судебного участка No. 1 Железнодорожного
     района г. Екатеринбурга от 07 июня 2008 г. (мотивированное - от 12
   июня 2008 г.) и апелляционное решение Железнодорожного районного суда
   г. Екатеринбурга от 29 августа 2008 г. (мотивированное - от 3 сентября
                                  2008 г.)

   Решением  мирового  судьи  судебного  участка  No.  1 Железнодорожного
   района г. Екатеринбурга от 7 июня 2008 г. (мотивированное - от 12 июня
   2008 г.) был частично удовлетворен мой иск к ЕМУП <<МОАП>>

   Мировым  судьей было постановлено признать незаконным приказ No. 38 от
   18.01.2008 <<О применения дисциплинарного взыскания>>, взыскать с ЕМУП
   <<МОАП>>  в  мою  пользу  3349  рублей,  27  копеек; в остальной части
   исковых требований было судом отказано.

   Апелляционным    решением    Железнодорожного    районного   суда   г.
   Екатеринбурга  от  29  августа 2008 г. (мотивированное - от 3 сентября
   2008 г.) решение от 07 июня 2008 года мирового судьи судебного участка
   No.  1  Железнодорожного  района  г Екатеринбурга Бочкаревой Е.Ю. было
   отменено  в  части  отказа  в  удовлетворении  требования  о признании
   незаконными  приказов  No. 117 от 20 03 2008 и No. 148 от 1104 2008; в
   этой  части  было  вынесено  новое  решение  о  признании  незаконными
   приказов   No.  117  от  20  03  2008  <<О  наложении  дисциплинарного
   взыскания>>  и  No.  148  от 11.04 2008 <<О применении дисциплинарного
   взыскания>>.

   В остальной части решение мирового судьи было оставлено без изменения,
   моя апелляционная жалоба - без удовлетворения.

   В  соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ
   (в  ред. Федерального закона от 04.12.2007 N 330-ФЗ) <<Основаниями для
   отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются
   существенные  нарушения  норм материального или процессуального права,
   повлиявшие   на   исход   дела,   без  устранения  которых  невозможны
   восстановление  и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов,
   а также защита охраняемых законом публичных интересов>>.

   С  решением  мирового  судьи  судебного участка No. 1 Железнодорожного
   района  г.  Екатеринбурга  от  7 июня 2008 г. и апелляционным решением
   Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 29 августа 2008 г.
   в  части  отказа в удовлетворении моего искового заявления о признании
   незаконным  Приказа  директора  АП-4 ЕМУП <<МОАП>> от 17 марта 2008 г.
   No. 109 <<О применении дисциплинарного взыскания>> не согласен.

   Считаю  указанные  судебные  постановления в данной части незаконными,
   необоснованными  и  подлежащими  отмене в виду существенного нарушения
   судами   первой   и   апелляционной  инстанции  норм  материального  и
   процессуального права, что повлекло неправильное разрешение дела.

   Убежден,  что  Приказ директора АП-4 ЕМУП <<МОАП>> от 17 марта 2008 г.
   No.   109   <<О   применении   дисциплинарного   взыскания>>  является
   незаконным,  как  и  остальные  три  приказа о наказании, вынесенные в
   отношении меня работодателем и которые были признаны таковыми судами.

   В частности, суды первой и апелляционной инстанций не применили закон,
   подлежащий    применению,    неправильно    истолковали   закон,   что
   непосредственным образом повлияло на исход дела.

   Приказ  директора  АП-4  ЕМУП <<МОАП>> от 17 марта 2008 г. No. 109 <<О
   применении  дисциплинарного  взыскания>>  является  незаконным  как по
   содержанию, так и по процедуре его вынесения.

   1. Незаконность Приказа No. 109 по содержанию.

   В  своем  иске  я  указывал  на то, что 29.02.08 г. я с предпоследнего
   круга  прибыл  на  конечную  остановку  <<Пехотинцев>> с опозданием от
   графика  на  11  минут.  Сразу  по  прибытию  на  конечную остановку я
   связался по рации с диспетчером ЦДС. Объяснил, что у меня опоздание на
   11  минут  и  в  связи  с этим я вынужден выехать на последний круг по
   укороченному  рейсу  до  остановки  <<Супермаркет  Кировский>>,  чтобы
   обратным рейсом встать в свой график движения и своевременно закончить
   свою  рабочую  смену.  При  этом я сообщил, что при движении на каждой
   остановке  буду оповещать пассажиров по микрофону, что автобус следует
   по укороченному рейсу. Диспетчер ЦДС безосновательно мне ответила, что
   11  минут  - это не опоздание, что дорожных заторов в городе уже нет и
   что  можно  нагнать  в  пути  это  время;  в  приказном,  не  терпящим
   возражений  тоне  потребовала  от  меня  выполнения  последнего  круга
   полностью до конечной остановки <<Сибирский тракт>>, вынуждая меня тем
   самым нарушать трудовую и транспортную дисциплину.

   В   случае  выполнения  этого  приказа  мне  бы  пришлось  увеличивать
   скоростной   режим   (эксплуатационную  скорость  движения  автобуса),
   нарушая  тем самым правила безопасной перевозки пассажиров (подвергать
   пассажиров  опасности),  а также сокращать интервалы движения графика.
   Такой   приказ   диспетчера  ЦДС  обязывал  меня  грубо  нарушать  мою
   должностную  инструкцию (п. 1.1,1.2,2.1, 4.1), за что работодатель мог
   бы подвергнуть меня дисциплинарной ответственности.

   В   исковом   заявлении  мной  были  сделаны  обоснованные  ссылки  на
   нормативные  акты,  регулирующие  правоотношения, являющиеся предметом
   судебного разбирательства.

   В  частности,  пункт  5.1.  Положения  <<Об  обеспечении  безопасности
   дорожного   движения   в   предприятиях,   учреждениях,  организациях,
   осуществляющих перевозки пассажиров и грузов>>, утвержденного Приказом
   Министра   транспорта   РФ  от  9  марта  1995  г.  No.  27,  содержит
   императивную  норму: <<Организациям запрещается, в какой бы то ни было
   форме  понуждать  или  поощрять  водителей  к нарушению ими требований
   безопасности дорожного движения>>.

   Императивное  распоряжение  диспетчера  ЦДС  о том, чтобы я <<нагнал в
   пути  время>>  является  ничем  иным как нарушением данной нормы, т.к.
   обязывало  понуждать  водителя  к нарушению им требований безопасности
   дорожного   движения.   Таким   образом,   за   нарушение   требований
   нормативного  акта дисциплинарной ответственности подлежал вовсе не я,
   а  диспетчер  ЦДС. Я же действовал правомерно, отказавшись подчиниться
   явно незаконному приказу диспетчера ЦДС.

   В   решении   же  суд  делает  бездоказательные  и  не  основанные  на
   действующем  законодательстве  выводы о том, что <<Доводы истца о том,
   что  указание диспетчера о завершении маршрута, предписывало увеличить
   скорость  движения,  что  привело  бы  в  нарушении  Правил  дорожного
   движения,  и  как  следствие, рабочей инструкции истца, необоснованны.
   Истец  не имел права отклоняться от заранее установленного маршрута, и
   игнорировать    распоряжение   работодателя,   руководствуясь   своими
   домыслами  о возможности нарушения ПДД. Более того, суд установил, что
   истец   имел  реальную  возможность,  при  соблюдении  эксплутационной
   скорости   движения,   закончить   маршрут   со   всеми  остановочными
   пунктами>>.

   В  решении,  в  частности,  не  указывается  на  то,  почему  суд счел
   <<необоснованными>>  доводы  истца  о том, что <<указание диспетчера о
   завершении  маршрута,  предписывало  увеличить  скорость движения, что
   привело  бы  в  нарушении  Правил дорожного движения, и как следствие,
   рабочей  инструкции  истца>>; почему <<истец не имел права отклоняться
   от   заранее  установленного  маршрута,  и  игнорировать  распоряжение
   работодателя>>;   почему  федеральные  нормативные  акты  и  положения
   должностной   инструкции  водителя,  предписывающие  строго  соблюдать
   Правила   дорожного  движения  и  эксплуатационную  скорость  движения
   автобуса,   суд  называет  домыслами;  какими  доказательствами  <<суд
   установил,   что  истец  имел  реальную  возможность,  при  соблюдении
   эксплутационной   скорости   движения,   закончить  маршрут  со  всеми
   остановочными пунктами>>.

   Железнодорожный  районный  суд  г.  Екатеринбурга  согласился  с этими
   выводами суда первой инстанции.

   Кроме  того,  суды  первой  и  апелляционной  инстанций  не  учли, что
   Конституция РФ, нормы международного права и трудовое законодательство
   РФ запрещают принудительный труд.

   В  частности,  статья 4 Трудового кодекса РФ под принудительным трудом
   понимает   выполнение   работы   под  угрозой  применения  какого-либо
   наказания   (насильственного   воздействия),  в  том  числе,  в  целях
   поддержания трудовой дисциплины.

   В  данном  случае  работодатель,  поддерживая  трудовую  дисциплину  и
   привлекая   меня   в  этих  целях  к  дисциплинарной  ответственности,
   заставлял  меня  осуществлять  принудительный труд, т.е. принудительно
   заставлял выходить за пределы своего рабочего времени.

   Суд  апелляционной инстанции указывает: <<В любом случае, распоряжение
   об отправлении автобуса в укороченный рейс, что в соответствии с п. 5.
   18  <<Положения  о  центральной  диспетчерской  станции  пассажирского
   автотранспорта>>,   утвержденного  Приказом  No.  200  от  31  12.1981
   Минавтотранса   РСФСР,   является   одним  из  приемов  восстановления
   нарушенной    регулярности    движения    автобусов    на   маршрутах,
   осуществляется   только   распоряжением   диспетчера   ЦДС   -   лица,
   осуществляющего   контроль   за  организацией  движения  по  маршруту.
   Самовольное,  без получения разрешения диспетчера, изменение водителем
   протяженности  круга  (сокращение  круга  на 4 остановки) является, по
   мнению  суда,  грубым  нарушением трудовой дисциплины и основанием для
   привлечения  работника  к дисциплинарной ответственности, при этом вид
   дисциплинарного    наказания    (выговор),   примененное   ответчиком,
   соответствует тяжести проступка>>.

   Данный  вывод суда противоречит статье 4 Трудового кодекса РФ, а также
   праву  работника  на  защиту  своих  трудовых прав всеми способами, не
   запрещенными  законом,  гарантированного  статьей  45 Конституции РФ и
   статьей 352 Трудового кодекса РФ.

   Часть  2  статьи  45  Конституции  РФ предусматривает: <<Каждый вправе
   защищать  свои  права  и  свободы  всеми  способами,  не  запрещенными
   законом>>.

   Статья  352  Трудового  кодекса  РФ  (в  ред.  Федерального  закона от
   30.06.2006 N 90-ФЗ) устанавливает:

   <<Каждый  имеет  право  защищать  свои  трудовые права и свободы всеми
   способами, не запрещенными законом.

   Основными способами защиты трудовых прав и свобод являются:

   самозащита работниками трудовых прав;

   защита трудовых прав и законных интересов работников профессиональными
   союзами;

   государственный   надзор   и   контроль   за   соблюдением   трудового
   законодательства  и  иных нормативных правовых актов, содержащих нормы
   трудового права;

   судебная защита>>.

   Таким  образом,  в  отличие  от прежней редакции этой статьи, ее новая
   редакция   в   соответствии   со   статьей  45  Конституции  РФ  прямо
   предусматривает,  что перечисленные в ней способы защиты трудовых прав
   являются  основными,  а,  следовательно,  могут  быть  и иные способы,
   полный   перечень   которых   дать  невозможно,  в  виду  разнообразия
   конкретных  ситуаций  нарушения  трудовых  прав  работников. В связи с
   этим, статья 352 Трудового кодекса РФ определяет: <<Каждый имеет право
   защищать   свои   трудовые   права   и  свободы  всеми  способами,  не
   запрещенными законом>>.

   В  конкретной  ситуации  нарушения  своих  трудовых  прав  со  стороны
   представителя  работодателя  (диспетчера  ЦДС)  я  не имел возможности
   воспользоваться  основными  способами  защиты  трудовых  прав,  а имел
   возможность  воспользоваться  только  таким  способом как неподчинение
   явно  незаконному  и нарушающим мои права указанию диспетчера ЦДС, что
   мной и было сделано.

   Таким  образом,  вывод суда о том, что я <<в любом случае>> должен был
   подчиниться  указанию  диспетчера  ЦДС, не оценивая его с точки зрения
   законности  и  соблюдения  своих  трудовых  прав, является незаконным,
   существенно   нарушающим   нормы  материального  права.

   Как   правильно   указывает   суд   апелляционной   инстанции,   <<...
   распоряжение  об  отправлении  автобуса  в  укороченный  рейс,  что  в
   соответствии  с  п.  5.  18  <<Положения  о  центральной диспетчерской
   станции пассажирского автотранспорта>>, утвержденного Приказом No. 200
   от   31   12.1981  Минавтотранса  РСФСР,  является  одним  из  приемов
   восстановления   нарушенной   регулярности   движения   автобусов   на
   маршрутах>>

   Данный   пункт   <<Положения   о   центральной  диспетчерской  станции
   пассажирского  автотранспорта>> предусматривает также и другие способы
   восстановления   нарушенной   регулярности   движения   автобусов   на
   маршрутах:

   <<-  выдержка автобуса на конечном пункте маршрута. Применяется, когда
   водитель прибыл ранее времени, установленного в маршрутном расписании.
   Если  этот прием регулирования повторяется часто, маршрутный диспетчер
   вносит  в  суточный доклад ЦДС рекомендации о сокращении времени рейса
   по данному маршруту;

   - нагон опоздания в очередном рейсе. Применяется, если водитель прибыл
   на  конечный пункт с незначительным опозданием, позволяющим без ущерба
   для  пассажиров и безопасности движения увеличить скорость в очередном
   рейсе.  Нагон  в  пути  допускается в случаях, если опоздание автобуса
   составляет  не  более  5%  от  установленного  времени рейса, с учетом
   трудности маршрута и квалификации водителя;

   -  раздвижка  интервалов  при отправлении автобуса с конечной станции.
   Применяется  при  выбытии  одного автобуса, когда фактический интервал
   движения  между  соседними  автобусами  увеличивается  вдвое. При этом
   маршрутный  диспетчер,  получив  сообщения с контрольного пункта, дает
   указание  водителю  автобуса или линейному диспетчеру конечной станции
   произвести    раздвижку   интервалов,   т.е.   задержать   отправление
   предыдущего  автобуса  на  время,  равное 1/3 интервала, а последующий
   автобус   отправить   в   рейс   на   1/3   интервала  ранее  времени,
   установленного расписанием (см. таблицу);...

   -  отправление  автобусов  по  оперативному  интервалу.  Применяется в
   особых  случаях, когда на маршруте выбывают из движения два автобуса и
   более.  Диспетчер  отправляет  автобусы в рейс с равными, увеличенными
   против  расписания,  оперативными  интервалами,  которые  определяются
   следующим  расчетом:  по  расписанию  на  маршруте  должно работать 12
   автобусов  с  интервалами  движения  в  6  мин.  На маршруте выбыли из
   движения  три  автобуса.  Продолжительность  оборотного рейса (включая
   стоянки  на  конечных  пунктах  для  данного периода дня составляет 72
   мин.)>>.

   Как  видно  из  указанной нормы, <<Нагон в пути допускается в случаях,
   если  опоздание  автобуса  составляет  не  более  5% от установленного
   времени  рейса, с учетом трудности маршрута и квалификации водителя>>.
   Именно  осуществить  <<нагон>>  мне  и предлагала диспетчер ЦДС, что я
   отказался  делать,  в  виду  того,  что  мое вынужденное опоздание (11
   минут)  превышало  5%  от  установленного  времени  рейса,  о  чем я и
   оповестил диспетчера.

   На  данное обстоятельство я указывал во время судебных заседаний судов
   первой  и  апелляционной  инстанции.  Однако  оно  было  не  просто не
   исследовано, а было полностью проигнорировано в судебных решениях.

   Между  тем,  суды обязаны были разобраться, превышало мое опоздание 5%
   от  установленного  времени  рейса  или  нет,  т.к.,  в зависимости от
   этого,  должен был делаться вывод о законности (либо нет) распоряжения
   диспетчера и, следовательно, о законности (либо нет) предпринятых мной
   действий  по  защите своих трудовых прав. Однако это судами сделано не
   было.

   Если  следовать  логике  суда,  я  обязан исполнять любое распоряжение
   диспетчера  ЦДС,  в  не зависимости от того, является оно законным или
   нет.  Однако  этот  вывод является юридически безграмотным, нарушающим
   принцип  законности, т.к. исполнение заведомо незаконного распоряжения
   (указания)   само   по   себе   образует   состав   по   крайней  мере
   дисциплинарного   правонарушения.   Таким  образом,  по  логике  суда,
   получается, что за неисполнение незаконного распоряжения представителя
   работодателя я мог быть привлечен к дисциплинарной ответственности; за
   исполнение  же  незаконного распоряжения я также могу быть привлечен к
   ответственности,  что  юридически  безграмотно  и  абсурдно,  нарушает
   принцип  правовой  определенности,  в  силу  которого гражданин должен
   точно знать последствия своего юридически значимого поведения.

   2. Незаконность Приказа No. 109 по порядку принятия.

   В  связи  с нарушением диспетчером ЦДС федеральных нормативных актов и
   должностной  инструкции,  с  целью  привлечения  ее  к  дисциплинарной
   ответственности,  я  по собственной инициативе 3 марта 2008 г. написал
   докладную записку на диспетчера ЦДС на имя Генерального директора ЕМУП
   МОАП   Н.М.   Герасимова,   в  которой  я  просил  провести  служебное
   расследование  по  инциденту,  за  дачу приказа, вынуждающего нарушить
   трудовую   и   транспортную   дисциплину   привлечь  к  дисциплинарной
   ответственности  диспетчера  ЦДС,  дежурившего 29 февраля 2008 года, и
   дать  мне письменный ответ о результатах расследования в установленный
   законом срок (копя докладной записки имеется в материалах дела).

   6  марта  2008 года диспетчером ЦДС Плотниковой Н.В., которая дежурила
   29  февраля  2008  года,  на имя директора ЦУ и ПРП Абдрахмановой Н.Р.
   была составлена докладная записка на меня.

   17  марта  2008  года на основании данной докладной записки директором
   АП-4 был издан оспариваемый Приказ No. 109.

   Учитывая  то, что событие, за которое я был привлечен к дисциплинарной
   ответственности,  произошло 29 февраля 2008 г., а объяснение по поводу
   него  работодателем не истребовалось, и, соответственно, акт об отказе
   в  даче  объяснения  работодателем  не составлялся, имеет место грубое
   нарушение    со   стороны   работодателя   процедуры   привлечения   к
   дисциплинарной  ответственности, предусмотренной статьей 193 Трудового
   кодекса Российской Федерации.

   Во  время  судебного  заседания представитель ответчика Д.В. Южаков не
   отрицал  факт  составления  мной докладной записки по собственной воле
   (инициативе), т.е. не отрицал факт неистребования работодателем у меня
   объяснения;  не отрицал факт несоставления (отсутствия) акта об отказе
   в   даче  мной  объяснения;  не  смог  пояснить  порядок  истребования
   объяснений  у  работников,  действующий в ЕМУП МОАП; не смог пояснить,
   кто  именно  из  сотрудников  администрации  может  истребовать  такие
   объяснения.

   Напротив,  я  указал  на то, что никто из представителей администрации
   АП-4  либо  ЕМУП  МОАП  в  целом  не  истребовали у него объяснения по
   событию  29 февраля 2008 г.; свою докладную записку от 3 марта 2008 г.
   я не рассматривал в качестве объяснения, т.к. необходимого предложения
   от  администрации  о  составлении объяснения я не получал, а докладная
   записка  имела  исключительно  своей  целью  привлечь к дисциплинарной
   ответственности  диспетчера  ЦДС за нарушение ею положений действующих
   федеральных нормативных актов, должностной инструкции, понуждении меня
   нарушить  должностную инструкцию водителя и привлечь к принудительному
   труду.

   Кроме  того,  из  содержания  самого  Приказа  No.  109  следует,  что
   основанием  для  его  применения  является,  в  том  числе,  докладная
   диспетчера  ЦДС  Плотниковой  Н.В.,  которая  была  составлена  на мою
   докладную  записку.  О  каком  моем  объяснении идет речь далее в этом
   приказе  (в строке <<основание>>) не понятно, т.к. никакого объяснения
   работодателем  у  меня  не  истребовалось,  мной  не  составлялось, не
   предоставлялось даже в устной форме.

   Таким  образом,  суждения  суда о том, что <<Докладную записку истца о
   применении  к  диспетчеру  дисциплинарного  взыскания суд расценивает,
   учитывая   состоявшуюся   практику   истца  о  форме  дачи  объяснений
   работодателю,  в качестве объяснений по факту проступка. Работодатель,
   в течение двух рабочих дней получил объяснение работника по проступку.
   Тот  факт,  что  работник  выдал  объяснения  самостоятельно, не может
   служить  основанием  для  признания порядка применения дисциплинарного
   взыскания незаконным>> являются необоснованными. В частности, в них не
   уточняется о какой <<практике>> идет речь; не дается пояснений, почему
   докладную   записку   с  целью  привлечения  того  или  иного  лица  к
   дисциплинарной  ответственности суд расценивает в качестве объяснения,
   о  котором  идет  речь  в  статье  193  Трудового  кодекса  Российской
   Федерации;   почему  суд  считает  факт  неистребования  работодателем
   объяснения несущественным нарушением процедуры, строго урегулированной
   трудовым   законодательством,  и  почему  данный  факт,  напротив,  не
   является  доказательством моих доводов о несоставлении мной объяснения
   по событию 29 февраля 2008 г.

   Позицию  первой  инстанции поддержал и Железнодорожный районный суд г.
   Екатеринбурга.

   Доказательством   того,   что   работодатель  также  первоначально  не
   расценивал  мою  докладную  записку в качестве письменного объяснения,
   является  его  письменный  ответ  на  нее  от  17.03.2008  No.  31/07,
   подписанный генеральным директором ЕМУП МОАП Н.М. Герасимовым (имеется
   в материалах дела). Однако же на письменное объяснение, истребуемое от
   работника в порядке статьи 193 Трудового кодекса РФ, не предполагается
   предоставление работодателем никаких письменных ответов.

   Не  соответствует  действительности и сделанный судом вывод о том, что
   <<...  факт  выполнения  истцом укороченного маршрута известно было по
   данным  ЦДС  работодателю  29.02.2008>>,  т.к.  в строке <<основание>>
   Приказа   No.   109   не  содержится  такое  основание  привлечения  к
   дисциплинарной ответственности как <<данные ЦДС>>.

   Кроме  того,  с  моими  доводами  о  нарушении работодателем процедуры
   привлечения  к дисциплинарной ответственности, урегулированной статьей
   193  Трудового  кодекса  РФ,  согласилась  и Государственная инспекция
   труда, в которую я обратился с целью защиты нарушенных трудовых прав.

   В  частности,  в  Акте  No.  01/3-48  от  12 мая 2008 г., составленном
   Государственным  инспектором труда по правовым вопросам Булыгиной К.В.
   по    результатам    проведенной    проверки    соблюдения   трудового
   законодательства  и иных нормативных актов, содержащих нормы трудового
   права,  в  период  с  5  мая  по  12 мая 2008 г. содержаться следующие
   выводы:

   <<В  соответствии  с  требованиями  ст.  193  Трудового  кодекса РФ до
   применения  дисциплинарного  взыскания работодатель должен затребовать
   от  работника  письменное  объяснение.  Если по истечении двух рабочих
   дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется
   соответствующий  акт.  В  нарушение  данного  требования  объяснение с
   работника затребовано не было. Работодателем в качестве <<объяснений>>
   представлена   докладная  записка  Рощина  А.П.  на  имя  генерального
   директора ЕМУП МОАП Герасимова Н.М. от 04.03.2008., в которой работник
   просит   провести  служебное  расследование  по  поводу  произошедшего
   29.02.2008  г.  <<инцидента  между  Рощиным  А.П.  и  диспетчером ЦДС,
   дежурившего   29.02.2008  ш.>>,  а  также  привлечь  к  дисциплинарной
   ответственности  диспетчера  <<за  дачу приказа, вынуждающего нарушить
   трудовую  и  транспортную  дисциплину>>.  Данная  докладная  не  может
   рассматриваться  как  объяснение  в  силу  того,  что  подана  на  имя
   работодателя 04.03.2008г., т.е. раньше чем работодателя стало известно
   о нарушении Рощиным А.П. трудовой дисциплины (докладная диспетчера ЦДС
   Плотниковой Н.В. составлена 06.03.2008г.).>>;

   <<Таким  образом, выявлены нарушения порядка применения дисциплинарных
   взысканий, предусмотренного ст. 193 Трудового кодекса РФ>>.

   На  основании  этого  Акта Государственным инспектором труда Булыгиной
   К.В.  директору  АП-4 Осипову В.В. было выдано Предписание No. 01/3-21
   от 12 мая 2008 г., в котором содержались требования:

   <<В связи с нарушением ст. 193 Трудового кодекса РФ, предусматривающей
   порядок   применения  дисциплинарных  взысканий,  отменить  приказ  от
   17.03.2008г.  No. 109 о привлечении к дисциплинарной ответственности в
   виде выговора водителя автобуса Рощина А.П.>>;

   <<Соблюдать     порядок     применения    дисциплинарных    взысканий,
   предусмотренный ст. 193 Трудового кодекса РФ>>;

   <<дать  письменный  ответ  об  исполнении каждого пункта предписания с
   приложением копий документов>>.

   Указанные требования предписывалось выполнить в срок до 30 мая 2008 г.
   Однако,   согласно   пояснениям  представителя  ответчика  в  судебной
   заседании от 7 июня 2008 г., администрация АП-4 не выполнила и даже не
   собиралась  выполнять  данное  предписание,  чем  нарушило действующее
   трудовое   законодательство  и  законодательство  об  административных
   правонарушениях,   несмотря   на   то,   что   срок   для   устранения
   правонарушений устанавливался до 30 мая 2008 г.

   Приведенные акт и предписание были запрошены судом из Рострудинспекции
   по  моему  ходатайству,  имеются  в  материалах  гражданского  дела  в
   качестве  письменных  доказательств, однако судами, в нарушение статей
   195  и  196  ГПК  РФ, исследованы в решении не были, им вообще не была
   дана никакая правовая оценка.

   Таким   образом,   при   принятии   судебных   решений   об  отказе  в
   удовлетворении  иска  в  части  признания незаконным Приказа директора
   АП-4  ЕМУП  <<МОАП>>  от  17  марта  2008  г.  No.  109 <<О применении
   дисциплинарного  взыскания>>  суды  первой  и  апелляционной инстанций
   существенно  нарушили нормы материального и процессуального права, что
   является  основанием  для  отмены  судебных решений в указанной части,
   т.к.  правомерное  поведение  работника  не  может  служить основанием
   привлечения  его  к  дисциплинарной  ответственности,  даже если такое
   правомерное   поведение   не   исключает  невыполнение  тех  или  иных
   незаконных  распоряжений представителей работодателя; грубое нарушение
   порядка  привлечения  к  дисциплинарной ответственности также является
   основанием  для  признания  незаконным  Приказа  No.  109, изданного с
   нарушением такого порядка.

   На  основании  изложенного  и руководствуясь ст. 376, 377 Гражданского
   процессуального кодекса РФ,

                                   ПРОШУ:

   1.  Решение  мирового судьи от 07 июня 2008 г. (мотивированное - от 12
   июня  2008 г.) и апелляционное решение Железнодорожного районного суда
   г. Екатеринбурга от 29 августа 2008 г. (мотивированное - от 3 сентября
   2008  г.)  в  части  отказа  в  удовлетворении  искового  заявления  о
   признании  незаконным Приказа директора АП-4 ЕМУП <<МОАП>> от 17 марта
   2008 г. No. 109 <<О применении дисциплинарного взыскания>> отменить.

   2. Признать незаконным Приказ директора АП-4 ЕМУП <<МОАП>> от 17 марта
   2008 г. No. 109 <<О применении дисциплинарного взыскания>>.

   Приложение:

   1. Копия настоящей надзорной жалобы (2 экз.);

   2.  заверенная  копия  решения  мирового  судьи  от  07  июня  2008 г.
   (мотивированное - от 12 июня 2008 г.);

   3.  заверенная копия апелляционного решения Железнодорожного районного
   суда  г.  Екатеринбурга  от  29 августа 2008 г. (мотивированное - от 3
   сентября 2008 г.).

   18 ноября 2008 г. _________________А.П. Рощин

   7


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. vkayzer - 20.04.2013 10:19:37
E-mail: vkayzer@inbox.ru

Было бы неплохо, если бы Вы, вкратце, упомянули бы, какое решение вынес суд надзорной инстанции.

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):