Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Правозащитник Владимир Шаклеин П Р О Т И В ликвидации правозащитной общественной организации "Межрегиональный центр прав человека""


Заявление "Межрегионального центра прав человека" о признании незаконным исключения этой организации из Единого государственного реестра юридических лиц

 

24.11.2008

 

   В Кировский районный суд г. Екатеринбурга

   Адрес: 620675, г. Екатеринбург, ул. Бажова, 55

   Заявитель:  Межрегиональная общественная организация <<Межрегиональный
   центр прав человека>>

   Адрес: 620137, Екатеринбург, ул. Сулимова, д.42, кв. 35

   Тел: 365-11-47

   Орган государственной власти, решение и действия которого обжалуется:

   Управление Федеральной налоговой службы (ФНС) по Свердловской области

   Адрес: 620075, г. Екатеринбург, ул. Пушкина, 11

                                 Заявление

      об обжаловании решений и действий органа государственной власти,
                      нарушающего право на объединение

   В  соответствии  с частью 1 статьи 254 ГПК РФ <<Гражданин, организация
   вправе   оспорить   в  суде  решение,  действие  (бездействие)  органа
   государственной  власти,  органа местного самоуправления, должностного
   лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что
   нарушены их права и свободы>>.

   Обстоятельства,  при  которых произошло нарушение прав Межрегиональной
   общественной  организации  <<Межрегиональный  центр  прав  человека>>,
   заключаются в следующем.

   Межрегиональная  общественная организация <<Межрегиональный центр прав
   человека>>   (МОО   МЦПЧ)   на   протяжении  многих  лет,  1996  года,
   безвозмездно  на  добровольной  основе  за  счет  финансовых средств и
   энтузиазма  своих  членов  осуществляет  правозащитную  деятельность в
   Свердловской области и других регионах России.

   В  августе 2008 г. администрацией ФБУ ИК-15 ГУФСИН председателю совета
   координаторов  МОО  МЦПЧ  Шаклеину  В.А.  было  отказано  во встрече с
   заключенными  с  целью  оказания  им юридической помощи по защите прав
   человека,  на  основе  личного  опыта  и  знаний,  за 47-летний период
   правозащитной деятельности в бывшем СССР и России.

   На  письмо  Шаклеина  В.А.  в  Главное  управление  Федеральной службы
   исполнения   наказаний  по  Свердловской  области  от  21.08.2008  No.
   68-13-111-20  он  получил  ответ  за  подписью начальника этого органа
   Ладика А.Ф., в котором сообщалось, что действия ИК-15 по недопуску его
   для оказания правовой помощи осужденным являются законными, <<... т.к.
   19.02.2007г.  Межрегиональная общественная организация Межрегиональный
   центр  прав  человека>>  (МЦПЧ),  руководителем  которой Вы являетесь,
   прекратила  своё существование и исключена из Единого государственного
   реестра  юридических  лиц  (выписка  Управления  Федеральной налоговой
   службы  по  Свердловской  области  из Единого государственного реестра
   юридических  лиц  за  No.  1774  от  06.08.2008г.). На основании этого
   деятельность  МЦПЧ  является  незаконной и посещение учреждений ГУФСИН
   России    по    Свердловской    области   её   представителями   будет
   необоснованным>> (копия письма прилагается).

   Сразу   после  получения  данного  ответа  Шаклеин  В.А.  обратился  в
   Управление ФНС по Свердловской области с просьбой разъяснить, является
   ли  информация,  предоставленная  ему  Главным управлением Федеральной
   службы  исполнения  наказаний по Свердловской области, соответствующей
   действительности.

   На письмо Шаклеина В.А. он получил ответ от 17.09.2008 No. 06-28/29896
   <<О    направлении    информации>>,   в   котором   указывалось,   что
   <<Правоспособность  вашей организации прекращена в связи с исключением
   из  Единого государственного реестра юридических лиц на основании п. 2
   ст.   21.1   Федерального   закона   от   08.08.2001  No.  129-ФЗ  <<О
   государственной   регистрации   юридических   лиц   и   индивидуальных
   предпринимателей>>.

   Управлением  27.10.2006  года  принято  решение  No. 214 о предстоящем
   исключении  Межрегиональной  общественной организации "Межрегиональный
   центр   прав   человека"   (МЦПЧ)  из  ЕГРЮЛ  на  основании  следующих
   документов,  представленных инспекцией ФНС России по Кировскому району
   г. Екатеринбурга:

   Справка  No.  1884-О от 24.10.2006 - о непредставлении Межрегиональной
   общественной организацией "Межрегиональный центр прав человека" (МЦПЧ)
   документов  отчетности,  предусмотренных  законодательством Российской
   Федерации о налогах и сборах с 2004 года;

   Справка  No.  1884-С  от  24.10.2006 - об отсутствии движения денежных
   средств по расчетным счетам>>.

   Межрегиональная  общественная организация <<Межрегиональный центр прав
   человека>>  утверждает,  что она не прекращала свою деятельность, т.к.
   ее  деятельность  не  связана  с  финансовыми  операциями,  а является
   общественной  некоммерческой  добровольной  правозащитной. МЦПЧ за всю
   свою  деятельность  с 1996 по 2008 гг. никогда не получала прибыль, не
   имела  никаких  зарубежных  и отечественных грантов и не имела никаких
   иных финансовых средств, о чем информировалась инспекция ФНС России по
   Кировскому  району  г. Екатеринбурга, а с 2006 г. - Главное управление
   ФРС по Свердловской области.

   В  соответствии  с  Федеральным  законом  от 10.01.2006г. No.18-ФЗ <<О
   внесении  изменений в ФЗ от 19.05.1995 года No.82-ФЗ <<Об общественных
   объединениях>>,  согласно  пункту  5  статьи  38  <<в случае выявления
   нарушения  общественными объединениями Конституции РФ и законов РФ или
   совершения  ими  действий,  противоречащих их уставным целям, органом,
   принимающим   решения   о   государственной  регистрации  общественных
   объединений   может  быть  вынесено  руководящим  органам  объединений
   письменное  предупреждение, с указанием конкретных оснований вынесения
   предупреждений   и   с   устранением   указанного  нарушения,  который
   составляет не менее одного месяца.. Предупреждение, вынесенное органом
   принимающем   решения   о   государственной  регистрации  общественных
   объединений,  может  быть  обжаловано  общественными  объединениями  в
   вышестоящий   орган   или   в  суд>>.  МЦПЧ  утверждает,  что  никаких
   предупреждений  о нарушениях Конституции и законов РФ до сентября 2008
   г.  в  адрес  МОО  МЦПЧ,  со  стороны  контролирующих и регистрирующих
   органов не поступало.

   Согласно  статье 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод
   от   4   ноября   1950   года  (ратифицирована  Российской  Федерацией
   Федеральным законом от 30.03.2998 г. No. 54-ФЗ)

   <<1.  Каждый  имеет  право  на  свободу  мирных  собраний и на свободу
   объединения с другими включая право создавать профессиональные союзы и
   вступать в таковые для защиты своих интересов.

   2.  Осуществление  этих  прав  не подлежит никаким ограничениям, кроме
   тех,  которые  предусмотрены  законом  и необходимым в демократическом
   обществе   в   интересах  национальной  безопасности  и  общественного
   порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны
   здоровья  и  нравственности  или  защиты  прав  и  свобод  других лиц.
   Настоящая  статья  не  препятствует  введению  законных ограничений на
   осуществление  этих  прав  лицами, входящими в состав вооруженных сил,
   полиции или административных органов государства>>.

   В  достаточно большом количестве решений Европейский Суд констатировал
   нарушение государством-ответчиком права на свободу объединения (статья
   11   Европейской  Конвенции)  в  связи  с  отказом  в  государственной
   регистрации  общественного  или  религиозного  объединения  в качестве
   юридического   лица  либо  прекращением  их  деятельности  в  качестве
   юридического  лица.  Например, в пункте 31 решения по существу по делу
   Sidiropoulos  and others v. Greece от 10.07.1998 г. Европейский Суд по
   правам  человека  указал  следующее:  <<Суд  считает,  так  же,  как и
   заявители,  что  отказ  греческих  судов  зарегистрировать  ассоциацию
   заявителей   является   вмешательством   властей  в  право  заявителей
   реализовать  свои права на свободу объединения. Отказ лишил заявителей
   какой-либо  возможности  совместно  или индивидуально достигать целей,
   которые  указаны в Уставе организации и тем самым ограничил само право
   на объединение>>.

   В  этом  решении  Европейский  Суд  по  правам  человека  указал также
   следующее:   <<...то,   что   граждане   должны  иметь  право  создать
   юридическое  лицо  для  достижения  общих  целей и интересов - один из
   наиболее  важных  аспектов  права  на  свободу ассоциации. Государства
   имеет   право   проверять,   соответствует   ли  цель  и  деятельность
   объединения   нормам   законодательства,  но  они  должны  это  делать
   способами,  совместимыми с одним из важнейших документов. Суд считает,
   что   отказ   в  регистрации  нарушает  права  заявителей  на  свободу
   объединения и возможность совместно осуществлять цели...>>.

   Во  всех  делах,  связанных  с  отказом  в регистрации, принудительной
   ликвидацией  (прекращением  деятельности)  общественных  и религиозных
   объединений,  т.е.  связанных  с  реализацией  права  на  объединение,
   гарантированной статьей 11 Конвенции о защите прав человека и основных
   свобод,   Европейский  Суд  по  правам  человека  проверяет,  было  ли
   вмешательство    государства    в    право   на   свободу   ассоциаций
   <<предусмотрено   законом>>,   преследует   ли   оно  одну  или  более
   правомерных  целей  согласно пункту 2 статьи 11 Конвенции и необходимо
   ли  такое  вмешательство <<в демократическом обществе>> для достижения
   этих  целей.  При  этом  нарушение  государством  хотя  бы  одного  из
   указанных трех критериев является нарушением статьи 11 Конвенции.

   Так,  в  пункте  31  Решения <<Социалистическая партия и другие против
   Турции>>  Европейский  Суд  по правам человека указал: <<Вмешательство
   является  нарушением статьи 11, если оно <<не предусмотрено законом>>,
   не  преследует  одну  или  более  правомерных  целей  согласно  п. 2 и
   <<необходимо в демократическом обществе>> для достижения этих целей>>.

   В  указанном  решении Европейский Суд по правам человека, в частности,
   констатировал,   что   вмешательство   в  право  на  объединение  было
   <<предусмотрено  законом>>,  имело  одну  из  <<правомерных  целей>> -
   <<защита национальной безопасности>>; однако это вмешательство не было
   <<необходимо  в демократическом обществе>>, что позволило ему признать
   нарушение Турцией статьи 11 Конвенции.

   В  пункте  32  Решения  от  5  октября 2004 г. по делу <<Президентская
   партия  Мордовии  против  России>>  Европейский Суд по правам человека
   пришел  к  выводу  о  нарушении  первого  критерия  -  <<предусмотрено
   законом>>,   что  позволило  ему  отказаться  от  исследования  фактов
   нарушения  остальных  двух  критериев  и  признать нарушение статьи 11
   Конвенции.  Европейский  Суд  по правам человека, в частности, указал:
   <<Бесспорно,  что  рассматриваемое вмешательство не было предусмотрено
   законом.  Придя к такому выводу, Суд не считает необходимым проверять,
   были  ли  другие  требования  параграфа  2  статьи  11  соблюдены  - в
   частности,  преследовало  ли  вмешательство  законную  цель  и было ли
   необходимым в демократическом обществе>>.

   Относительно соблюдения Российской Федерацией в лице Управления ФНС по
   Свердловской  области  пункта  2  статьи  11  Конвенции  о защите прав
   человека  и  основных свобод в отношении <<Межрегионального цента прав
   человека>> необходимо отметить следующее.

   1.  Вмешательство  в  право  на  объединение  не  было <<предусмотрено
   законом>>.

   Так,  Федеральный  закон  <<Об  общественных  объединениях>>  является
   специальным  по  отношению  к  Федеральному закону <<О государственной
   регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей>>.

   В  соответствии  с  общеправовыми  принципами, в случае коллизии между
   общим и специальным законом, должен применяться специальный закон.

   Так,  Конституционный  Суд  РФ  указал  на  то, что <<в соответствии с
   общими принципами права в случае коллизии норм, регулирующих одни и те
   же общественные отношения, применению подлежат нормы закона, принятого
   по  времени  позднее,  при условии, что в нем не установлено иное, при
   этом  приоритетом  над  общими нормами обладают специальные нормы...>>
   (Определение  Конституционного  Суда  РФ  от  5  октября 2000 года No.
   199-О; абзац третий пункта 2 мотивировочной части).

   В соответствии с последними частями статьи 29 Федерального закона <<Об
   общественных объединениях>>

   <<Неоднократное    непредставление    общественным    объединением   в
   установленный  срок  обновленных  сведений,  необходимых  для внесения
   изменений  в  единый  государственный реестр юридических лиц, является
   основанием  для обращения органа, принявшего решение о государственной
   регистрации  общественного объединения, в суд с заявлением о признании
   данного   объединения   прекратившим   свою  деятельность  в  качестве
   юридического  лица  и  об  исключении  его из единого государственного
   реестра юридических лиц.

   Неоднократное     непредставление    общественным    объединением    в
   установленный   срок   сведений,  предусмотренных  настоящей  статьей,
   является   основанием  для  обращения  органа,  принявшего  решение  о
   государственной   регистрации   общественного  объединения,  в  суд  с
   заявлением   о   признании   данного   объединения  прекратившим  свою
   деятельность  в  качестве  юридического  лица  и  об исключении его из
   единого государственного реестра юридических лиц.

   Непредставление   общественным   объединением   в  установленный  срок
   сведений,  предусмотренных  абзацем  восьмым  части  первой  настоящей
   статьи, является основанием для обращения органа, принявшего решение о
   государственной   регистрации   общественного  объединения,  в  суд  с
   заявлением   о   признании   данного   объединения  прекратившим  свою
   деятельность  в  качестве  юридического  лица  и  об исключении его из
   единого государственного реестра юридических лиц>>.

   Из  указанных  норм  Закона следует, что в них установлен специальный,
   отличный  от  других  юридических лиц, порядок признания общественного
   объединения  прекратившим  свою  деятельность  в качестве юридического
   лица  и исключения его из единого государственного реестра юридических
   лиц.  Это  можно  сделать  только  путем  обращения органа, принявшего
   решение  о  государственной  регистрации  общественного объединения, в
   суд  с  соответствующим  заявлением  в  случае  нарушения общественным
   объединением  тех  или иных норм Федерального закона <<Об общественных
   объединениях>>.

   Таким  образом,  вмешательство  государства  в право на объединение не
   было <<предусмотрено законом>>.

   2.  Вмешательство в право на объединение не преследовало хотя бы одной
   из <<правомерных целей>>. 

   Ни  уставные  документы  МЦПЧ,  ни  его  деятельность не направлены на
   подрыв   национальной   безопасности   и   общественного  порядка,  на
   совершение   беспорядков   и   преступлений,   нарушение   здоровья  и
   нравственности,  прав  и  свобод  других  лиц.  Напротив,  в  уставных
   документах МЦПЧ в качестве цели деятельности указывается защита прав и
   свобод человека (правозащитная деятельность); данную деятельность МЦПЧ
   фактически и осуществляет.

   Доказательств   иного   Управление  ФНС  по  Свердловской  области  не
   предоставило.

   3.  Вмешательство  в  право  на  объединение  не  было  <<необходимо в
   демократическом  обществе>> для достижения вышеуказанных <<правомерных
   целей>>. 

   Ни  уставные цели, ни деятельность МЦПЧ не посягает на демократические
   устои  общества,  напротив,  цели  и деятельность МЦПЧ способствует их
   развитию и защите.

   В  соответствии  с  частью 4 статьи 15 Конституции РФ <<Общепризнанные
   принципы   и  норма  международного  права  и  международные  договоры
   Российской  Федерации  являются  составной частью ее правовой системы.
   Если  международным  договором  Российской  Федерации установлены иные
   правила,   чем   предусмотренные   законом,   то  применяются  правила
   международного  договора>>.  В  соответствии  с  частью  1  статьи  17
   Конституции  РФ  <<В  Российской  Федерации признаются и гарантируются
   права   и   свободы  человека  и  гражданина  согласно  общепризнанным
   принципам  и  нормам международного права и в соответствии с настоящей
   Конституцией>>.

   В  соответствии  с  Постановлением  Пленума  Верховного  Суда РФ от 10
   октября   2003  г.  No.  5  <<О  применении  судами  общей  юрисдикции
   общепризнанных  принципов  и норм международного права и международных
   договоров  Российской  Федерации>> <<При осуществлении правосудия суды
   должны  иметь  в  виду,  что  по  смыслу части 4 статьи 15 Конституции
   Российской  Федерации,  статей  369,  379,  части 5 статьи 415 УПК РФ,
   статей   330,   362   -  364  ГПК  РФ  неправильное  применение  судом
   общепризнанных  принципов  и норм международного права и международных
   договоров  Российской Федерации может являться основанием к отмене или
   изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного
   права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма
   международного   права,  подлежащая  применению,  или,  напротив,  суд
   применил  норму международного права, которая не подлежала применению,
   либо   когда   судом   было   дано   неправильное   толкование   нормы
   международного права.

   Разъяснить   судам,  что  толкование  международного  договора  должно
   осуществляться   в   соответствии   с   Венской   конвенцией  о  праве
   международных  договоров  от  23  мая 1969 года (раздел 3; статьи 31 -
   33).

   Согласно пункту "b" части 3 статьи 31 Венской конвенции при толковании
   международного  договора  наряду  с  его контекстом должна учитываться
   последующая   практика   применения  договора,  которая  устанавливает
   соглашение участников относительно его толкования.

   Российская  Федерация, как участник Конвенции о защите прав человека и
   основных  свобод  признает  юрисдикцию  Европейского  Суда  по  правам
   человека  обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и
   Протоколов   к  ней  в  случае  предполагаемого  нарушения  Российской
   Федерацией  положений  этих  договорных  актов,  когда  предполагаемое
   нарушение   имело  место  после  вступления  их  в  силу  в  отношении
   Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г.
   N  54-ФЗ  "О  ратификации  Конвенции о защите прав человека и основных
   свобод  и  Протоколов к ней"). Поэтому применение судами вышеназванной
   Конвенции  должно  осуществляться  с учетом практики Европейского Суда
   по  правам  человека  во избежание любого нарушения Конвенции о защите
   прав человека и основных свобод>> (пункты 9 и 10).

   Конституционный   Суд  РФ  в  своей  деятельности  также  неоднократно
   руководствовался  Европейской  Конвенцией  и прецедентами Европейского
   Суда  по  правам человека, равно как ориентировал законодателя, другие
   российские  суды  соблюдать и применять данные источники права. Так, в
   Постановлении  от  5  февраля  2007  года  No. 2-П <<По делу о поверке
   конституционности  статей  16,  20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382,
   383,  387,  388  и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской
   Федерации  в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан,
   жалобами   открытых   акционерных   обществ  <<Нижнекамскнефтехим>>  и
   <<Хакасэнерго>>,   а   также  жалобами  ряда  граждан>>  (<<Российская
   газета>>, No. 31, 14.02.2007.) он указал на то, что <<В силу статьи 15
   (часть  4)  Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и
   нормы   международного   права  и  международные  договоры  Российской
   Федерации  являются  составной  частью  ее  правовой  системы,  причем
   международный  договор  Российской  Федерации  имеет  приоритет  перед
   законом  при  наличии  коллизии  между  ними>>  и,  исходя  из  этого,
   сформулировал  следующий  вывод: <<Ратифицируя Конвенцию о защите прав
   человека  и  основных свобод, Российская Федерация признала юрисдикцию
   Европейского   Суда   по  правам  человека  обязательной  по  вопросам
   толкования  и  применения  Конвенции  и  Протоколов  к  ней  в случаях
   предполагаемого   нарушения   Российской   Федерацией  положений  этих
   договорных  актов  (Федеральный  закон от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ).
   Таким  образом,  как  и  Конвенция  о  защите прав человека и основных
   свобод,  решения Европейского Суда по правам человека - в той части, в
   какой  ими,  исходя  из общепризнанных принципов и норм международного
   права,  дается  толкование  содержания закрепленных в Конвенции прав и
   свобод,  включая  право  на доступ к суду и справедливое правосудие, -
   являются  составной  частью  российской  правовой  системы,  а  потому
   должны   учитываться   федеральным   законодателем  при  регулировании
   общественных  отношений и правоприменительными органами при применении
   соответствующих норм права>> (пункт 2.1. мотивировочной части).

   Следует также отметить, что положения, аналогичные статье 11 Конвенции
   о  защите  прав  человека  и  основных  свобод, содержит и Конституция
   Российской Федерации.

   В  соответствии  с частью 1 статьи 30 Конституции Российской Федерации
   <<Каждый   имеет   право   на  объединение,  включая  право  создавать
   профессиональные   союзы   для   защиты   своих   интересов.   Свобода
   деятельности общественных объединений гарантируется>>.

   Согласно   части   5   статьи   13  Конституции  Российской  Федерации
   <<Запрещается  создание  и деятельность общественных объединений, цели
   или  действия  которых  направлены  на  насильственное изменение основ
   конституционного  строя  и нарушение целостности Российской Федерации,
   подрыв  безопасности  государства,  создание вооруженных формирований,
   разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни>>.

   Цели  и  действия  МЦПЧ не были направлены на насильственное изменение
   основ   конституционного  строя  и  нарушение  целостности  Российской
   Федерации,   подрыв  безопасности  государства,  создание  вооруженных
   формирований,   разжигание   социальной,   расовой,   национальной   и
   религиозной   розни.   Доказательств   обратного   Управление  ФНС  по
   Свердловской области суду не предоставило.

   Таким   образом,   вмешательство   Российской  Федерации  в  право  на
   объединение,  гарантированное  статьей  11  Конвенции  о  защите  прав
   человека  и  основных  свобод  и  статьей  30  Конституции  Российской
   Федерации, не было <<предусмотрено законом>>, не преследовало ни одной
   из  <<правомерных  целей>>,  не  было  <<необходимо  в демократическом
   обществе>> для достижения хотя бы одной из <<правомерных целей>>.

   Следовательно,   Российская   Федерация   в  лице  Управления  ФНС  по
   Свердловской   области,   приняв  оспариваемое  решение  и  осуществив
   оспариваемые  действия, нарушило право <<Межрегионального центра права
   человека>>  и  всех  его  членов  на объединение, свободу деятельности
   общественных  объединений, создало препятствия для нормальной законной
   и уставной деятельности МЦПЧ и его членов.

   Также   необходимо   отметить,   что   Управление   ФНС   не  высылало
   <<Межрегиональному центру прав человека>> ни уведомление о предстоящем
   исключении   организации   из   ЕГРЮЛ,  ни  даже  уведомление  об  уже
   состоявшемся исключении организации из ЕГРЮЛ. То, что МЦПЧ исключен из
   ЕГРЮЛ   организация  узнала  совершенно  случайно  из  ответа  ГУФСИН.
   Отсутствие  таких  уведомлений  МЦПЧ  считает  совершенно  незаконным,
   нарушающим  статью 24 и 28 Конституции, гарантирующей право каждого на
   ознакомление    с    документами    и   материалами,   непосредственно
   затрагивающими права и свободы.

   Исключение  МЦПЧ  из  ЕГРЮЛ  более  не позволяет ей осуществлять такую
   уставную  деятельность  в  полном объеме, указанную в ее учредительных
   документах,  что, в частности, следует из ответа ГУФСИН. Кроме того, в
   настоящее  время принят Федеральный закон от 10 июня 2008 г. No. 76-ФЗ
   <<Об  общественном  контроле  за  обеспечением  прав человека в местах
   принудительного  содержания и о содействии лицам, находящимся в местах
   принудительного   содержания>>,   согласно   которому,  участвовать  в
   образовании    общественных    наблюдательных    комиссий   в   местах
   принудительного  содержания  заключенных могут только те правозащитные
   общественные объединения, которые имеют статус юридического лица.

   Исходя из этого, решение Управления ФНС России по Свердловской области
   от 27.10.2006 No. 214 и действия Управления ФНС России по Свердловской
   области  от  19.02.2007  г. об исключении Межрегиональной общественной
   организации   <<Межрегиональный   центр  прав  человека>>  из  Единого
   государственного   реестра   юридических   лиц  должны  быть  признаны
   незаконными, в том числе, нарушающим статью 11 Конвенции о защите прав
   человека  и  основных  свобод  1950  г.,  ратифицированной  Российской
   Федерацией  Федеральным  законом  от  30  марта  1998  г.  N 54-ФЗ. На
   Управление  ФНС  России  по Свердловской области должна быть возложена
   обязанность   восстановить   права   МЦПЧ   путем   восстановления   у
   Межрегиональной общественной организацией <<Межрегиональный центр прав
   человека>> правоспособности юридического лица.

   На основании изложенного и руководствуясь Главой 25 ГПК РФ,

                                   ПРОШУ:

    1. Признать незаконным, в том числе, нарушающим статью 11 Конвенции о
       защите  прав  человека и основных свобод 1950 г., ратифицированной
       Российской  Федерацией  Федеральным  законом от 30 марта 1998 г. N
       54-ФЗ,  решение  Управления  ФНС России по Свердловской области от
       27.10.2006 No. 214;
    2. Признать незаконными, в том числе, нарушающими статью 11 Конвенции
       о защите прав человека и основных свобод 1950 г., ратифицированной
       Российской  Федерацией  Федеральным  законом от 30 марта 1998 г. N
       54-ФЗ,  действия  Управления ФНС России по Свердловской области от
       19.02.2007   г.   по   исключению   Межрегиональной   общественной
       организации  <<Межрегиональный  центр  прав  человека>> из Единого
       государственного реестра юридических лиц;
    3. Признать  незаконным  бездействие  Управление  ФНС по Свердловской
       области  по неуведомлению Межрегиональной общественной организации
       <<Межрегиональный   центр   прав   человека>>   о  предстоящем  её
       исключении из Единого государственного реестра юридических лиц и о
       состоявшихся  действиях по исключению Межрегиональной общественной
       организации  <<Межрегиональный  центр  прав  человека>> из Единого
       государственного реестра юридических лиц;
    4. Обязать Управление ФНС России по Свердловской области восстановить
       права  Межрегиональной общественной организацией <<Межрегиональный
       центр  прав  человека>>  путем  восстановления  у  Межрегиональной
       общественной  организации  <<Межрегиональный центр прав человека>>
       правоспособности юридического лица.

   Приложение:

   1. копия настоящего заявления (2 экз.);

   2. квитанция об уплате госпошлины;

   3.  копия  ответа  Главного  управления  Федеральной службы исполнения
   наказаний по Свердловской области от от 21.08.2008 No. 68-13-111-20 (2
   экз.);

   4.  копия  ответа Управления ФНС по Свердловской области от 17.09.2008
   No. 06-28/29896 <<О направлении информации>> (2 экз.).

   Председатель Совета координаторов

   Межрегиональной общественной организации

   <<Межрегиональный центр прав человека>> _____________В.А. Шаклеин

   24 ноября 2008 г.


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):