Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Конституционный Суд РФ занимается екатеринбургскими туалетами"


Жалоба Рощина А.П. о признании не соответствующими Конституции Российской Федерации абзаца 3 части 1 статьи 21 и части 1 статьи 223 Трудового кодекса Российской Федерации

 

22.12.2008

 

   В Конституционный Суд Российской Федерации

   Адрес: 190000 г. Санкт-Петербург, Сенатская площадь, дом 1

   Заявитель: Рощин Алексей Петрович

   Адрес: ___________________________________________________

   Закон, подлежащий проверке:

   Трудовой кодекс Российской Федерации

   Опубликован: <<Российская газета>>, No. 256, 31.12.2001,

   <<Парламентская газета>>, No. 2-5, 05.01.2002,

   <<Собрание законодательства РФ>>, 07.01.2002, No. 1 (ч. 1), ст. 3.

   Орган, принявший нормативный правовой акт, подлежащий проверке:

   Государственная Дума Федерального Собрания

   Российской Федерации

   Адрес: Москва, ул. Охотный ряд, 1

   Государственная пошлина: 100 руб.

                                   ЖАЛОБА

                 на нарушение конституционных прав и свобод

   В  соответствии с частью 4 статьи 125 Конституции РФ <<Конституционный
   Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение прав и свобод граждан
   и  по  запросам судов проверяет конституционность закона, примененного
   или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном
   федеральным законом>>.

   В  соответствии  со статьей 3 Федерального конституционного закона <<О
   Конституционном   Суде   Российской  Федерации>>  Конституционный  Суд
   Российской   Федерации   разрешает  дела  о  соответствии  Конституции
   Российской Федерации федеральных законов, нормативных актов Президента
   Российской   Федерации,   Совета   Федерации,   Государственной  Думы,
   Правительства Российской Федерации>>.

   В  соответствии  с  частью  2  статьи 96 Федерального конституционного
   закона  <<О  Конституционном  суде  Российской Федерации>> <<Правом на
   обращение  в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной
   или  коллективной  жалобой  на нарушение конституционных прав и свобод
   обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным
   или подлежащим применению в конкретном деле...>>.

   В  соответствии со статьей 36 Федерального конституционного закона <<О
   Конституционном  Суде  Российской  Федерации>>  поводом к рассмотрению
   дела  в Конституционном Суде Российской Федерации является обращение в
   Конституционный   Суд   в   форме  запроса,  ходатайства  или  жалобы,
   отвечающее   требованием   настоящего   Федерального  конституционного
   закона.   Основанием   к  рассмотрению  дела  является  обнаружившаяся
   неопределенность   в  вопросе  о  том,  соответствует  ли  Конституции
   Российской федерации закон...>>.

   Основанием  для  обращения  в  Конституционный Суд послужила возникшая
   неопределенность   в  том,  соответствуют  ли  Конституции  Российской
   Федерации  примененные в моем деле абзац 3 части 1 статьи 21 и часть 1
   статьи 223 Трудового кодекса Российской Федерации.

   Полагаю,  что  взаимосвязанные  положения абзаца 3 части 1 статьи 21 и
   части 1 статьи 223 Трудового кодекса Российской Федерации противоречат
   Конституции Российской Федерации и нарушают мои права, гарантированные
   Конституцией Российской Федерации и нормами международного права.

   В  соответствии  с  абзацем  3  части  1  статьи  21 Трудового кодекса
   Российской  Федерации  (в  ред.  Федерального  закона  от 30.06.2006 N
   90-ФЗ)  работник  имеет  право  на  <<рабочее  место,  соответствующее
   государственным  нормативным  требованиям  охраны  труда  и  условиям,
   предусмотренным коллективным договором>>.

   В  соответствии  с  частью  1  статьи 223 Трудового кодекса Российской
   Федерации   (в   ред.  Федерального  закона  от  30.06.2006  N  90-ФЗ)
   <<Обеспечение     санитарно-бытового    и    лечебно-профилактического
   обслуживания  работников  в  соответствии  с требованиями охраны труда
   возлагается   на   работодателя.   В   этих   целях  работодателем  по
   установленным    нормам   оборудуются   санитарно-бытовые   помещения,
   помещения  для приема пищи, помещения для оказания медицинской помощи,
   комнаты  для  отдыха  в  рабочее  время  и  психологической разгрузки;
   создаются  санитарные  посты  с  аптечками,  укомплектованными набором
   лекарственных  средств  и  препаратов  для оказания первой медицинской
   помощи;   устанавливаются   аппараты   (устройства)   для  обеспечения
   работников  горячих  цехов  и  участков  газированной  соленой водой и
   другое>>.

   Обстоятельства, при которых произошло нарушение моих прав, заключаются
   в следующем.

   В  течение  нескольких  лет  я  работаю водителем рейсового автобуса в
   Екатеринбургском  муниципальном  унитарном предприятии <<Муниципальное
   объединение   автобусных   предприятий>>  (далее  --  ЕМУП  <<МОАП>>).
   Характер  моей работы разъездной. В связи с этим я не имею возможности
   посещать   туалет,  кроме  как  на  конечных  остановочных  пунктах  в
   небольшой промежуток времени между рейсами, составляющего от 2-7 минут
   (за  исключением  времени  обеда,  организованного,  как  правило,  на
   предприятии).

   В  течение всех этих лет ЕМУП <<МОАП>> не предоставляет возможности ее
   работникам пользоваться туалетами на конечных остановочных пунктах, не
   возводя  их  физически  (оборудуя) и почти не предпринимая иных мер по
   обеспечению  туалетами,  например,  путем  заключения  соответствующих
   соглашений с близлежащими организациями.

   Это  бездействие работодателя приводит к тому, что работники (водители
   и  кондукторы),  не  имея  возможности  посетить туалет в человеческих
   условиях, подвергаются унижающему их достоинство обращению и вынуждены
   нарушать  санитарное  законодательство и Кодекс РФ об административных
   правонарушениях  (<<Мелкое  хулиганство>>,  статья 20.1. КоАП РФ), тем
   самым,  рискуя  быть подвергнутыми административному наказанию, вплоть
   до 15-и суток ареста.

   Первоначально,   предпринимая   попытки   в   <<рабочем>>,   а   также
   административном  порядке  решить  указанную  проблему  (не прибегая к
   судебным  механизмам  защиты прав), я при содействии других работников
   ЕМУП  <<МОАП>>  составлял  соответствующие  акты  проверки  соблюдения
   условий  труда,  направлял  заявления  и  предписания  работодателю от
   своего имени и от имени профсоюза, обращался в Гострудинспекцию.

   Так,  мной  от имени профсоюза работодателю было выдано Предписание об
   устранении  нарушений  условий  охраны  труда  от  27  июля 2007 г., в
   котором  содержалось,  в  том  числе,  требование  об  обеспечении  на
   конечных  автобусных  остановках <<местами общего пользования согласно
   санитарных норм и правил>> (копия прилагается).

   После  отказа  работодателя  выполнить  данное  Предписание комиссией,
   состоящей  из  работников  АП-4 ЕМУП <<МОАП>>, была проведена проверка
   соответствия  условий  для  отдыха  и питания на конечном остановочном
   пункте <<Хладокомбинат No. 3>>.

   Из  Акта  проверки соответствия условий труда и отдыха работников АП-4
   ЕМУП  на  конечном  остановочном  пункте  <<Хладокомбинат No. 3>> от 2
   июля   2007  г.  следует,  что  комиссией  из  множества  водителей  и
   кондукторов, подписи которых содержатся на обратной стороне Акта, было
   установлено,  в  том  числе,  отсутствие  рукомойника и биотуалета для
   водителей и кондукторов (пункт 2, копия Акта прилагается).

   После   моего   обращения   в   Государственную   инспекцию  труда  по
   Свердловской  области  (Гострудинспекцию), этим органом были проведены
   соответствующие  проверки  соблюдения законодательства об охране труда
   на конечных остановочных пунктах автобусов.

   Так,   согласно  Акту  о  результатах  проверки  соблюдения  трудового
   законодательства  и  иных нормативных правовых актов, содержащих нормы
   трудового  права  No.  55,  составленного  Государственным инспектором
   труда  в  Свердловской  области  Зыряновым С.А., было установлено, что
   <<На  конечном  остановочном пункте <<Хладокомбинат No. 3>> водители и
   кондуктора  не  обеспечены санитарно-бытовыми условиями и возможностью
   пообедать.    Нарушение    статьи    223    Трудового    кодекса    РФ
   <<Санитарно-бытовое     и     лечебно-профилактическое    обслуживание
   работников>> (копия Акта прилагается).

   Согласно    Акту   о   результатах   проверки   соблюдения   трудового
   законодательства  и  иных нормативных правовых актов, содержащих нормы
   трудового  права No. 8 от 12.02.2008 г., составленного Государственным
   инспектором   труда   в  Свердловской  области  Зыряновым  С.А.,  было
   установлено,  что <<Не решен вопрос о предоставлении санитарно-бытовых
   помещений  на  конечных  остановках  автобусных маршрутов No. 60, 60А.
   Нарушение статьи 223 Трудового кодекса РФ>> (копия Акта прилагается).

   Ответом  (письмом)  из  Гострудинспекции  от 05.12.07. No. 01-1758 мне
   сообщалось,  в том числе, что <<При проверке выяснилось, что на данном
   остановочном  пункте  не  обеспечены  санитарно-бытовые  условия - нет
   возможности  кондукторам  и водителям ни пообедать, ни воспользоваться
   туалетом>> (пункт 6, копия документа прилагается).

   В  соответствии  с  Предписанием No. 8 от 12 февраля 2008 г., выданным
   Гострудинспекцией  Директору  АП-4  ЕМУП  <<МОАП>>  Осипову В.В., было
   указано   на   необходимость,   в   том   числе,   <<Решить  вопрос  о
   предоставлении  санитарно-бытовых помещений водителям и кондукторам на
   конечных  остановках  автобусов  маршрутов No. 60, 60А. Основание: ст.
   223 Трудового кодекса РФ>> (копия прилагается).

   Данное  Предписание ЕМУП <<МОАП>> было обжаловано в Кировский районный
   суд г. Екатеринбурга.

   Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 27 мая 2008 г.,
   не  обжалованным  Гострудинспекцией  и  вступившим  в  законную  силу,
   заявление   ЕМУП   <<МОАП>>   о   признании   незаконным   предписания
   Государственного инспектора по труду Государственной инспекции труда в
   Свердловской  области  No.  8  от 12.02.2008 было судом удовлетворено;
   указанное   предписание   было   признано  незаконным  (копия  Решения
   прилагается).

   Обосновывая  данное Решение, в его мотивировочной части суд по вопросу
   о нарушении санитарно-бытовых условий указал следующее:

   <<Статья   223   Трудового   кодекса   РФ   устанавливает  обязанность
   работодателя  обеспечить  работников санитарно-бытовыми помещениями по
   установленным нормам.

   Вместе  с  тем, указанная норма, как и Межотраслевые правила по охране
   труда, утвержденные постановлением Минтруда РФ от 12.05.2003 No. 28, и
   Санитарные   правила   по   гигиене   труда   водителей   автомобилей,
   утвержденные приказом Главного государственного санитарного врача СССР
   от   05.05.1988  No.  4616-88,  не  предусматривают  обязанности  ЕМУП
   <<МОАП>>   предоставить   работникам  санитарно-бытовые  помещения  на
   конечных остановках автобусных маршрутов.

   В   п.   8.7,   8.8  Коллективного  договора  между  администрацией  и
   работниками   ЕМУП  <<МОАП>>  на  2007-2010  годы  предусмотрено,  что
   работодатель  обязуется обеспечить местами общего пользования согласно
   санитарных  норм  и  правил,  принять  необходимые меры по обеспечению
   работников   местами   общего   пользования   на  конечных  остановках
   автобусных маршрутов, а также пунктами питания (л.д. 31-33).

   Суд находит, что вопреки требованиям закона и локального акта в пункте
   втором   предписания   возлагается   обязанность   решить   вопрос   о
   предоставлении  санитарно-бытовых помещений водителям и кондукторам на
   конечных   остановках   автобусных   маршрутов  No.  60,  60/А.  Такая
   обязанность  возлагается  на  заявителя  дополнительно  к существующим
   обязанностям  по обеспечению работников санитарно-бытовыми помещениями
   по  установленным  нормам  и  обеспечению  работников  местами  общего
   пользования  на  конечных  остановках  автобусных  маршрутов,  а также
   пунктами питания, и не тождественна им.

   Доводы  представителя  заинтересованного  лица  о  целесообразности  и
   разумности  возложения  на ЕМУП <<МОАП>> такой обязанности не основаны
   на законе и судом во внимание не принимаются.

   Суд  установил,  что  предписание Государственного инспектора по труду
   Государственной  инспекции  труда  в  Свердловской  области  No.  8 от
   12.02.2008   не  соответствует  целям  федерального  законодательства,
   нарушает  права  заявителя и незаконно возлагает на него обязанности>>
   (выделено мной - А.Р.).

   Постоянно   рискуя   быть  уволенным,  я  также  предпринимал  попытки
   обжаловать  бездействие  работодателя  по  не предоставлению достойных
   человека  санитарно-бытовых  условий, связанных с исполнением им своих
   трудовых   обязанностей,   в   судебном  порядке  путем  инициирования
   трудового спора.

   В конце 2007 года я обратился к мировому судье судебного участка No. 1
   Железнодорожного  района  г. Екатеринбурга с исковым заявлением к ЕМУП
   <<МОАП>>,  в  котором  содержалось,  в  том числе, требование признать
   незаконным  бездействие ЕМУП <<МОАП>> по не обеспечению местами общего
   пользования (туалетами) на конечных остановочных пунктах автобусов и о
   возложении   обязанности   на   ЕМУП  <<МОАП>>  обеспечить  работников
   (конкретно  --  меня)  местами  общего  пользования (туалетами) на тех
   конечных остановочных пунктах, на которые я приезжаю во время рабочего
   дня согласно графикам своей работы.

   Решением  мирового  судьи  судебного  участка  No.  1 Железнодорожного
   районного  суда  г.  Екатеринбурга Бочкаревой Е.Ю. от 11 марта 2008 г.
   (мотивированное  - от 16 марта 2008 г.) было удовлетворено мое исковое
   заявление  к  ЕМУП  <<МОАП>>  в  части  (копия  решения мирового судьи
   прилагается). Мировым судьей было постановлено:

   <<Иск  Рощина  Алексея  Петровича  к  ЕМУП <<Муниципальное объединение
   автобусных    предприятий>>   о   признании   незаконным   бездействия
   работодателя  по обеспечению надлежащих условий труда, соответствующих
   государственным  нормативным  требованиям охраны труда, не обеспечению
   надлежащих  санитарно-бытовых нужд работников, связанных с исполнением
   ими   своих   трудовых   обязанностей,   возложении   обязанностей  по
   обеспечению  местами  общего  пользования, оборудовать пункты питания,
   подготовить охраняемые доступные для муниципального транспорта стоянки
   для  автобусов,  увеличить  время  междурейсовых стоянок удовлетворить
   частично.

   Признать   незаконным  бездействие  ЕМУП  <<Муниципальное  объединение
   автобусных  предприятий>>  по  обеспечению  надлежащих условий труда в
   части  не обеспечения истца местами общего пользования на остановочных
   пунктах:  <<Пехотинцев>>, <<ДМБ 9>>, <<Дирижабль>>, <<Торговый центр>>
   Сибирский тракт>>.

   Возложить на ЕМУП <<Муниципальное объединение автобусных предприятий>>
   обязанность   обеспечить   местами   общего  пользования  на  конечных
   остановках    автобусных   маршрутов:   <<Пехотинцев>>,   <<ДМБ   9>>,
   <<Дирижабль>>, <<Торговый центр>> Сибирский тракт>>, функционирующих в
   течение  рабочего  дня  в  соответствии  с  санитарными  требованиям и
   правилами>>.

   Как  следует из мотивировочной части этого Решения, мировым судьей был
   установлен  факт  того,  что работники ЕМУП <<МОАП>> и я, в частности,
   нуждаются  в  том, чтобы иметь возможность посещать туалет на конечных
   остановочных  пунктах  автобусов.  Однако при частичном удовлетворении
   искового  заявления  мировым  судьей это во внимание не принималась, а
   свое  решение  он  принимал исключительно исходя из толкования <<в мою
   пользу>>  различных  ведомственных  нормативных  актов,  из содержания
   которых   мировой   судья   сделал  вывод  о  наличии  у  работодателя
   обязанности  обеспечить  туалетами  на  конечных  остановочных пунктах
   автобусов.

   Апелляционным    решением    Железнодорожного    районного   суда   г.
   Екатеринбурга  от  19 мая 2008 г. (мотивированное - от 26 мая 2008 г.)
   указанное  решение  мирового  судьи  было изменено, а именно, мне было
   полностью  отказано  в  удовлетворении  исковых требований о признании
   незаконным  бездействия  ЕМУП  <<Муниципальное  объединение автобусных
   предприятий>>  по  обеспечению  надлежащих  условий  труда  в части не
   обеспечения   местами  общего  пользования  на  остановочных  пунктах:
   <<Пехотинцев>>, <<ДМБ 9>>, <<Дирижабль>>, <<Торговый центр <<Сибирский
   тракт>>  и  возложении  на ЕМУП <<Муниципальное объединение автобусных
   предприятий>>  обязанности  обеспечить  местами  общего пользования на
   конечных   остановках  автобусных  маршрутов:  <<Пехотинцев>>,  <<ДМБ,
   <<Дирижабль>>, <<Торговый центр <<Сибирский тракт>>, функционирующих в
   течение  рабочего  дня  в  соответствии  с  санитарными требованиями и
   правилами (копия апелляционного решения прилагается).

   При  этом  суд  апелляционной  инстанции  в обоснование своего решения
   сослался  на  то,  что  ведомственные  нормативные  правовые  акты, на
   которые сослался мировой судья, не закрепляют обязанности работодателя
   обеспечить  работников  туалетами  на  конечных  остановочных  пунктах
   автобусов.

   Данный вывод вытекает из следующих цитат:

   <<Суд полагает обоснованными возражения представителя ответчика о том,
   что  ст. 223 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающая
   обязанность   работодателя   по   обеспечению   санитарно-бытового   и
   лечебно-профилактического  обслуживания  работников  в  соответствии с
   требованиями  охраны  труда,  во  исполнение  которой работодателем по
   установленным   нормам   оборудуются   санитарно-бытовые  помещения  и
   помещения  для  приема  пищи,  является  бланкетной,  т.е.  отсылочной
   непосредственно   к   тем  нормативным  актам,  которые  устанавливают
   конкретные    нормы    обеспечения    работников    санитарно-бытовыми
   помещениями>>.

   Далее  суд  указывает  на  то,  что  <<Ни действующие на автомобильном
   транспорте  Межотраслевые  правила  по  охране  труда,  ни  Санитарные
   правила  по гигиене труда водителей автомобилей, утвержденные Приказом
   Главного  государственного  санитарного  врача  СССР от 05.05.1988 No.
   4616-88,  на  которые в обоснование решения сослался мировой судья, не
   предусматривают  обязанность  работодателя по оборудованию на конечных
   остановках  городских  автобусных  маршрутов туалетов, а касаются лишь
   административных  и производственных зданий на территории предприятия.
   Диспетчерских  пунктов,  которые  в  соответствии  с п. 7.2 Санитарных
   правил  также  должны  обеспечиваться санитарно-бытовыми помещениями и
   устройствами  в  соответствии  со  СНиП  II-93-74  и  СНиП 2-09-04-87,
   ответчик  на  пути  следования  автобусов  по  указанным маршрутам, не
   имеет>>.

   То  есть  опять  суд  ссылается  не  на право человека не подвергаться
   бесчеловечному  и  унижающему  достоинству  обращению,  не на право на
   труд  в условиях отвечающих требованиям безопасности и гигиены и не на
   конкретные  обстоятельства  дела,  в  результате рассмотрения которого
   была  установлена  объективная  необходимость  обеспечения водителей и
   кондукторов  (которыми  в  основном  являются  женщины)  туалетами  на
   конечных  остановочных  пунктах, а на то, что нет ведомственных актов,
   которые   бы   закрепляли   такое   требование...   <<Логика>>  просто
   <<убийственная>>: если в нормативных актах есть какие-либо требования,
   нарушающие  права граждан, то их хотя бы можно обжаловать в суде общей
   юрисдикции (арбитражном суде). А в данном же случае сделать это просто
   невозможно,  т.к.  таких  требований  нет;  фактически  суды применяют
   пробел  в  праве, что означает ничто иное, как то, что реализация прав
   граждан  поставлена  в  зависимость  от того, урегулированы или нет на
   ведомственном уровне соответствующие общественные отношения.

   Следует   отметить,   что   судом  апелляционной  инстанции  в  основу
   апелляционного   решения   были   в  полном  объеме  положены  доводы,
   содержащиеся  в апелляционной жалобе ЕМУП <<МОАП>> на решение мирового
   судьи (копия прилагается).

   На  указанное Апелляционное решение Железнодорожного районного суда г.
   Екатеринбурга  от  19  мая 2008 г. мной была подана надзорная жалоба в
   Президиум  Свердловского  областного суда. В данной надзорной жалобе я
   сослался   на   то,  что  были  нарушены  мои  права,  гарантированные
   Конституцией  Российской  Федерацией и нормами международного права, с
   учетом  прецедентных  решений  Европейского Суда по правам человека, а
   именно,  право не подвергаться бесчеловечному и унижающему достоинство
   обращению  (статья 21 Конституции РФ, статья 3 Конвенции о защите прав
   человека  и  основных  свобод),  а  также  право  на  труд, в условиях
   отвечающих   требованиям   безопасности   и   гигиены  (статьи  7,  37
   Конституции РФ).

   Определением судьи Свердловского областного суда Шестаковой С.А. от 14
   октября  2008  г.  мне  было  отказано в передаче надзорной жалобы для
   рассмотрения  в  судебном  заседании  суда  надзорной инстанции (копия
   Определения прилагается).

   Как и суд апелляционной инстанции, судья Свердловского областного суда
   сослался  на  то,  что  <<...законодатель (под которым подразумеваются
   ведомственные  нормативные  акты  - А.Р.) не возлагает на работодателя
   обязанность  обеспечить  местами общего пользования конечные остановки
   маршрутов     городского    транспорта    вне    административных    и
   производственных  зданий  на  территории  предприятия,  а  также  не в
   диспетчерских пунктах>>.

   В  отношении  доводов  моей  надзорной  жалобы  о нарушении судом норм
   международного  права  судья  отметил:  <<Доводы  надзорной  жалобы со
   ссылкой  на  нормы  международного  права  не  могут  быть  приняты во
   внимание,  так  как  суд  установил,  что  какие-либо положения закона
   ответчиком не нарушены>>.

   На   Апелляционное   решение   Железнодорожного   районного   суда  г.
   Екатеринбурга  от  19  мая  2008  г. и Определение судьи Свердловского
   областного суда Шестаковой С.А. от 14 октября 2008 г. мной была подана
   надзорная  жалоба  в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного
   Суда РФ вместе с ходатайством следующего содержания:

   <<В  случае установления необходимости вынесения определения об отказе
   в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда
   надзорной  инстанции,  до  вынесения  такого определения, на основании
   статьи  35 ГПК РФ, части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации
   и    статей   101-103   Федерального   конституционного   закона   <<О
   Конституционном Суде Российской Федерации>>, ходатайствую производство
   по  моей  надзорной  жалобе  приостановить и одновременно обратиться в
   Конституционный  Суд  Российской  Федерации  с запросом о соответствии
   Конституции Российской Федерации, ее статьям 1 (части 1), 2, 7, 10, 19
   (частям  1  и 2), 21, 37 (части 3), 41 (части 3), 45, 46 (части 1), 55
   (частям  2  и 3) и 120 (части 1), абзаца 3 части 1 статьи 21 и части 1
   статьи  223  Трудового кодекса Российской Федерации, в той их части, в
   которой  данные  нормы  препятствуют  принимать  работодателем меры по
   обеспечению    санитарно-бытовых    нужд   работников,   необходимость
   обеспечения  которыми  вытекает из непосредственных условий их труда и
   связанных с ними санитарно-гигиеническими и бытовыми потребностями, но
   которые  никакими  нормативными  правовыми актами не предусмотрены, и,
   соответственно,  препятствуют  уполномоченным  органам  исполнительной
   власти  возлагать  на  работодателей обязанность по обеспечению такими
   условиями   труда  работников,  а  также  судам,  вопреки  их  роли  и
   предназначению  в  обществе  как  носителей  судебной власти, органов,
   призванных   на   основе  принципов  справедливости,  независимости  и
   законности   разрешать   споры,   возникающие,   в  том  числе,  между
   работниками  и  работодателями по поводу обеспечения санитарно-бытовых
   нужд   последних,   удовлетворять   исковые  требования  работников  о
   возложении  на  работодателей  обязанностей  по  обеспечению указанных
   санитарно-бытовых нужд работников, то есть тех санитарно-бытовых нужд,
   необходимость   обеспечения   которыми  вытекает  из  непосредственных
   условий труда работников и связанных с ними санитарно-гигиеническими и
   бытовыми  потребностями,  но  которые  никакими нормативными правовыми
   актами, в том числе, государственными нормативными требованиями охраны
   труда, не предусмотрены>>.

   Определением судьи Верховного Суда РФ Колычевой Г.А. от 27 ноября 2008
   г.  моя  надзорная  жалоба  на  Апелляционное решение Железнодорожного
   районного  суда г. Екатеринбурга от 19 мая 2008 г. и Определение судьи
   Свердловского  областного  суда  Шестаковой С.А. от 14 октября 2008 г.
   была   возвращена   без   рассмотрения   по   существу,   в   связи  с
   неподсудностью;   при   этом   судья   полностью   проигнорировал  мое
   ходатайство  об  обращении в Конституционный Суд РФ (копия Определения
   прилагается).

   Используя  последнюю  надежду  восстановить  свои права, я обратился в
   Управление   Федеральной   службы  по  надзору  в  сфере  защиты  прав
   потребителей и благополучия человека по Свердловской области, указывая
   на  то, что <<работники ЕМУП <<МОАП>> (водители и кондукторы) не могут
   в  человеческих  условиях ходить в туалет; они вынуждены делать это на
   улице,   т.е.   вынуждены   нарушать   санитарно-эпидемиологическое  и
   административное     законодательство     (Федеральный    закон    <<О
   санитарно-эпидемиологическом  благополучии населения>>, ст. 20.1. КоАП
   РФ   -   <<мелкое   хулиганство>>   и   6.3.  КоАП  РФ  -  <<Нарушение
   законодательства  в  области обеспечения санитарно-эпидемиологического
   благополучия  населения>>)>>.  В  этом  заявлении я попросил указанный
   орган   <<Сообщить,   действительно   ли   отсутствуют   ведомственные
   нормативные  акты (СниПы, ГОСТы, СанПины и пр.), которые бы закрепляли
   требование  о  наличии  общественных туалетов на конечных остановочных
   пунктах  автобусов,  в  том  числе,  которыми бы могли воспользоваться
   работники  автотранспортных  предприятий;  если  такой нормативный акт
   существует, сообщить, какой именно, и выслать его; провести проверку в
   ЕМУП   <<МОАП>>   и   обязать   его  установить  туалеты  на  конечных
   остановочных  пунктах  автобусов в г. Екатеринбурге, которыми могли бы
   воспользоваться  по  крайней мере работники этой организации; в случае
   отсутствия  вышеуказанных нормативных актов, обратиться в Министерство
   здравоохранения   и   социального   развития   Российской   Федерации,
   Министерство  природных  ресурсов  и  экологии  Российской Федерации и
   Министерство  транспорта  РФ  с целью урегулирования ими обозначенного
   мной проблемного вопроса>>.

   Ответом   (письмом)  Территориального  отдела  Федеральной  службы  по
   надзору  в  сфере  защиты  прав потребителей и благополучия человека в
   Орджоникидзевском   и   Железнодорожном  районе  г.  Екатеринбурга  от
   25.11.2008    No.   01-20-11/6329   мне   было   сообщено   следующее:
   <<Территориальный  отдел Роспотребнадзора в Орджоникидзевском районе и
   Железнодорожном  районе  г. Екатеринбурга в ответ на Ваше заявление вх
   No. 5628 от 12.11.08г сообщает Вам: в соответствии с требованиями п.7.
   СП  No.  4616-88  <<Санитарные  правила  по  гигиене  труда  водителей
   автомобилей>>     автотранспортные     предприятия    ЕМУП    <<МОАП>>
   Железнодорожного    района    (АП   No.   2,   АП   No.4)   обеспечены
   санитарно-бытовыми  помещениями, в состав которых входят: гардеробные,
   умывальные,  душевые, санузлы; на территории предприятий предусмотрены
   пункты  питания.  Требования по организации туалетов, пунктов питания,
   охраняемых стоянок на конечных остановочных пунктах автобусов в СП No.
   4616-88  <<Санитарные правила по гигиене труда водителей автомобилей>>
   и других нормативных актах отсутствуют>> (выделено мной - А.Р.) (копия
   ответа прилагается).

   Считаю,  что  взаимосвязанные  положения  абзаца 3 части 1 статьи 21 и
   части  1  статьи  223  Трудового кодекса Российской Федерации нарушают
   мои  права и противоречат Конституции Российской Федерации, ее статьям
   1 (части 1), 2, 7, 10, 15 (части 4), 17, 18, 19 (частям 1 и 2), 21, 23
   (часть  1),  37  (частям 3, 4, 5), 41 (части 1), 45, 46 (части 1), 55,
   пункту  <<к>>  части  1  статьи  72  и  120  (части  1),  на основании
   следующего.

   Как видно из оспариваемых норм Трудового кодекса РФ, <<приложенных>> к
   обстоятельствам   моего   дела,  они  противоречат  указанным  статьям
   Конституции  РФ  в  той  их части, в которой данные нормы препятствуют
   принимать  работодателем  меры  по  обеспечению санитарно-бытовых нужд
   работников,    необходимость    обеспечения   которыми   вытекает   из
   непосредственных    условий    их    труда    и   связанных   с   ними
   санитарно-гигиеническими    (санитарно-бытовыми)   потребностями,   но
   которые   никакими   нормативными   правовыми  актами,  в  том  числе,
   государственными  нормативными  требованиями охраны труда коллективным
   договором,   не   предусмотрены,   и,   соответственно,   препятствуют
   уполномоченным    органам    исполнительной   власти,   возлагать   на
   работодателей   обязанность  по  обеспечению  такими  условиями  труда
   работников,   а   также   препятствуют   судам,   вопреки  их  роли  и
   предназначению  в  обществе  как  носителей  судебной власти, органов,
   призванных   на   основе  принципов  справедливости,  независимости  и
   законности   разрешать   споры,   возникающие,   в  том  числе,  между
   работодателями и работниками  по поводу обеспечения санитарно-бытовых
   нужд   последних,   удовлетворять   исковые  требования  работников  о
   возложении    на    работодателей    обязанностей    по    обеспечению
   санитарно-бытовых  нужд работников, необходимость обеспечения которыми
   вытекает  из  непосредственных  условий труда работников и связанных с
   ними  санитарно-гигиеническими  (санитарно-бытовыми) потребностями, но
   которые   никакими   нормативными   правовыми  актами,  в  том  числе,
   государственными  нормативными требованиями охраны труда, коллективным
   договором, не предусмотрены.

   В  статье 1 Конституция РФ провозглашает Российскую Федерацию правовым
   государством.

   Такое   провозглашение   налагает  на  государство  ряд  требований  и
   обязанностей.   В   частности,  обязанность  признавать,  соблюдать  и
   защищать  права  и  свободы  человека и гражданина как высшую ценность
   (статья  2  Конституции  РФ), обязанность воспринимать права и свободы
   как  непосредственно  действующие  (статья  180 Конституции РФ). Такое
   провозглашение  также  накладывает  на  государство ряд ограничений, в
   частности, запрет на издание законов, отменяющих или умаляющих права и
   свободы   человека  и  гражданина,  в  том  числе,  ограничивающих  их
   несоразмерно  конституционно значимым ценностям (статья 55 Конституции
   РФ).

   Из  пункта  <<к>>  части  1  статьи  72  Конституции  РФ  следует, что
   государство  в лице своих федеральных органов государственной власти и
   органов  государственной  власти  субъектов  РФ  обязано  осуществлять
   правое   регулирование   трудовых   отношений,   тем  самым  принимать
   законотворческие  меры  по реализации норм Конституции РФ, посвященных
   трудовым правам человека (статьи 7, 37 Конституции РФ). Из этой статьи
   Конституции  РФ  также  следует,  что  государство  обязано  создавать
   необходимые  нормативные  условия  с  тем,  чтобы  права  и свободы не
   нарушались  не  только  самим  государством,  но  и  иными субъектами,
   обладающих  в  силу  реальных  социальных связей определенным властным
   статусом,  т.е.  таким социальным статусом, который позволяет субъекту
   воздействовать своей волей на поведение других людей.

   В   частности,   таким   реальным   властным   статусом   в   трудовых
   правоотношениях  обладает  работодатель, и законодатель учитывает это,
   устанавливая  особый  метод  правого  регулирования  данных отношений,
   сочетающий в себе как диспозитивные, так и императивные начала.

   Из  указанной  статьи  Конституции  РФ  также следует, что федеральный
   законодатель  не  вправе устанавливать такое нормативное регулирование
   трудовых  прав  человека,  передавая  соответствующие  правотворческие
   полномочия  на  ведомственный  и  (или) локальный уровень, при котором
   может   возникнуть  ситуация,  когда  ведомственные  органы,  а  также
   стороны  социального  партнерства,  в  силу  тех  или  иных  причин не
   урегулировали  условия труда, вытекающие из самой жизни и деятельности
   человека,  в  том  числе,  из  физиологического  функционирования  его
   организма.

   Между  тем,  отсутствие  соответствующего  правового  регулирования на
   ведомственном  и  локальном  уровнях  может  приводить  к нарушению не
   только   собственно   трудовых   прав   работников,   возведенных   на
   конституционный  уровень  (в  частности,  права  на  труд  в условиях,
   отвечающих  требованиям безопасности и гигиены; права на отдых - части
   3  и 5 статьи 37 Конституции РФ), но и так называемых гражданских прав
   и свобод, прав первого поколения.

   Так,  нарушение  права  на  труд  в  условиях,  отвечающих требованиям
   безопасности,  может  приводить  к  одновременному  нарушению права на
   жизнь.  Нарушение  права  на  труд  в условиях, отвечающих требованиям
   гигиены (как в моем деле) приводит к одновременному нарушению права не
   подвергаться  унижающему  достоинство обращению (статья 21 Конституции
   РФ,  статья  3  Конвенции  о  защите прав человека и основных свобод),
   права   на   неприкосновенность  частной  жизни  (часть  1  статьи  23
   Конституции  РФ,  статья 8 Конвенции о защите прав человека и основных
   свобод),  а  также  права  на  охрану  здоровья  (часть  1  статьи  41
   Конституции РФ). Следует отметить, что данным статьям Конституции РФ и
   Конвенции  о  защите  прав  человека и основных свобод корреспондирует
   также  статья  7  Конституции РФ, провозглашающая Российскую Федерацию
   социальными  государством,  <<политика которого направлена на создание
   условий,   обеспечивающих   достойную   жизнь   и  свободное  развитие
   человека>>  и  закрепляющая,  что  <<В Российской Федерации охраняется
   труд и здоровье людей>>.

   Невозможность  сходить  в  туалет  вообще  либо  сходить  в  туалет  в
   нормальных  условиях,  т.е. в изолированном помещении, недоступном для
   окружающих    лиц,    оборудованными   необходимыми   устройствами   и
   принадлежностями,   в   цивилизованном  обществе  считается  унижающим
   достоинство человека обращением.

   В  соответствии  с устойчивой прецедентной практикой Европейского Суда
   по  правам  человека  не предоставление человеку возможности сходить в
   туалет  в  нормальных  условиях  является  бесчеловечным  и  унижающим
   достоинство обращением.

   Так,   в   Постановлении  Европейского  Суда  по  правам  человека  от
   25.10.2005  по  делу <<Федотов (Fedotov) против российской Федерации>>
   (опубликовано  в  Бюллетене  Европейского  суда  по  правам  человека.
   Российское  издание.  2006.  No.  3.  С. 4, 58-75.) Европейский Суд по
   правам  человека  указал на то, что содержание лица в камере без еды и
   питья  с ограниченным доступом в туалет являются неудовлетворительными
   условиями  и в этом случае лицо подвергается бесчеловечному обращению,
   которое  не  соответствует статье 3 Конвенции о защите прав человека и
   основных свобод (пункт 68 мотивировочной части).

   В  соответствии  с  частью 4 статьи 15 Конституции РФ <<Общепризнанные
   принципы   и  норма  международного  права  и  международные  договоры
   Российской  Федерации  являются  составной частью ее правовой системы.
   Если  международным  договором  Российской  Федерации установлены иные
   правила,   чем   предусмотренные   законом,   то  применяются  правила
   международного  договора>>.  В  соответствии  с  частью  1  статьи  17
   Конституции  РФ  <<В  Российской  Федерации признаются и гарантируются
   права   и   свободы  человека  и  гражданина  согласно  общепризнанным
   принципам  и  нормам международного права и в соответствии с настоящей
   Конституцией>>.

   Таким  образом,  оспариваемые нормы Трудового кодекса РФ не учитывают,
   что  отсутствие  в  ведомственных актах, коллективном договоре тех или
   иных  социально-бытовых  условий  может  непосредственно  повлиять  на
   реализацию  как  трудовых  прав,  так  и  связанных  с  ними  основных
   естественных   прав  человека,  что  недопустимо  в  условиях  правого
   государства.

   Оспоренные  нормы Трудового кодекса РФ сформулированы таким образом (и
   правоприменительная   практика  это  подтверждает),  что  работодатель
   обязан   обеспечить   только  те  санитарно-бытовые  условия,  которые
   указаны  в различных нормативных актах и коллективном договоре, даже в
   том  случае,  если  не  предоставление  тех  ли иных санитарно-бытовых
   условий  непосредственно  приводит к нарушению прав лиц, работающих по
   трудовому договору.

   Такая   формулировка  оспоренных  норм  также  приводит  к  тому,  что
   работники  не  могут,  ни  через  административные  органы, наделенные
   полномочием  по защите трудовых прав работников, ни через суд защитить
   свои  конституционные права, обязав работодателя совершить необходимые
   и  оправданные,  исходя из фактических обстоятельств дела, действия по
   обеспечению   тех   санитарно-бытовых   условий,   которые   прямо   и
   непосредственно  ни в каких нормативных актах не закреплены. Тем самым
   нарушается  право  работников на защиту своих прав всеми способами, не
   запрещенными    законом,   а   также   право   на   судебную   защиту,
   гарантированные  статьей  45  и частью 1 статьи 46 Конституции РФ. Тем
   самым   работники   остаются   в   ситуации   бесправия,   в  ситуации
   невозможности  защиты  своих  прав  исключительно  из-за субъективизма
   ведомств,  которые  по  той  или  иной  причине  не  закрепили в своих
   нормативных  актах  требования  о тех или иные совершенно очевидно для
   всех  необходимых условиях труда работников. И, как показало мое дело,
   суды,  вопреки  их роли и предназначению в обществе, хотя и установили
   необходимость  обеспечения  работодателем  конкретных условий труда (в
   моем  случае  -  местами  общего  пользования на конечных остановочных
   пунктах),  но  отказали в удовлетворении иска только на том основании,
   что  отсутствуют  ведомственные  нормативные  акты, закрепляющие такое
   санитарно-бытовое  условие  труда.  Это  ли  не произвол и беззаконие?
   Хотя,  строго  говоря,  беззаконием  эту ситуацию назвать сложно, т.к.
   суды  действовали  формально  на основе тех норм Трудового кодекса РФ,
   которые я обжалую в настоящем обращении.

   Из  этого  следует, что нарушению подвергается также часть 4 статьи 37
   Конституции  РФ,  признающая  <<право на индивидуальные и коллективные
   трудовые споры...>>.

   Однако  из  оспариваемых  норм,  в  том  виде, как они сформулированы,
   фактически   вытекает,   что  государство  признает  только  право  на
   коллективные  трудовые  споры,  направленные  на  установление условий
   труда,  соответствующих правам человека, в коллективных договорах, тем
   самым,  по  сути,  ограничивая  в  праве  на  индивидуальные  трудовые
   судебные  споры, предметом которых является возложение на работодателя
   обязанности создать такие условия труда.

   Я  как  член  и  руководитель  малочисленного профсоюза лишен реальной
   возможности  начать коллективный трудовой спор, связанный с изменением
   колдоговора;  вместе  с  тем,  в  праве  инициировать  от своего имени
   индивидуальный трудовой спор в защиту своих прав оспариваемыми нормами
   я также ограничен.

   Вместе  с  тем,  как  неоднократно  указывали  Конституционный Суд РФ,
   Европейский Суд по правам человека, в правовом государстве посредством
   судебной  процедуры  должно  происходить  эффективное восстановление в
   правах.  Следовательно,  для  восстановления  прав  суд не должен быть
   связан  ведомственным  либо  локальным  нормативным регулированием, а,
   тем более, его отсутствием.

   Более  того,  такая  формулировка оспоренных норм приводит к нарушению
   конституционного  принципа  независимости судей и подчинения их только
   Конституции  РФ  и  федеральному  закону,  закрепленного  в статье 120
   Конституции  РФ,  т.к.  связывает  положительное  решение суда в части
   удовлетворения    исковых   требований   работников,   непосредственно
   влияющими  на  их нормальную жизнедеятельность, с наличием нормативных
   актов   (как  правило,  ведомственных)  либо  коллективного  договора,
   которые  бы эти условия прямо закрепляли, тем самым, по сути, по таким
   делам  обязывая  суды  <<применять>> пробел в праве, что не может быть
   признано  допустимым  в  условиях  правого государства, основанного на
   принципе верховенства права и закона.

   Также   следует   отметить,   что   указанная   нормативно-правовая  и
   правоприменительная  ситуация  сложилась,  в  том  числе,  в  связи  с
   наличием противоречий в самих нормах Трудового кодекса РФ.

   Так,  статья  2  Трудового  кодекса  РФ  устанавливает  такой  принцип
   трудового  права  как  принцип  обеспечения права каждого работника на
   справедливые  условия  труда, в том числе на условия труда, отвечающие
   требованиям безопасности и гигиены (абзац 5 статьи 2 ТК РФ).

   Как известно, принципы права также служат для того, чтобы их учитывать
   при   формировании   и   применении   норм,   регулирующих  конкретные
   общественные отношения.

   В  данном  случае понятие <<требования безопасности и гигиены>> должно
   пониматься в самом широком смысле, как требования, вытекающие из самой
   жизни  и  деятельности  людей,  из  конкретных  условий их социального
   взаимодействия,   а   не   только   как  требования,  установленные  в
   конкретных нормативных актах.

   Данной  норме  Трудового  кодекса  РФ  корреспондирует норма статьи 22
   Трудового  кодекса РФ, в соответствии с которой работодатель обязан, в
   том  числе,  <<обеспечивать  бытовые  нужды  работников,  связанные  с
   выполнением  ими  своих  трудовых  обязанностей>>  (абзац  13  части 2
   статьи  22). Как видно из указанной нормы, обязанность работодателя по
   обеспечению бытовых нужд работников, связанных с исполнением ими своих
   трудовых  обязанностей,  закреплена  не  в  бланкетной  норме; другими
   словами,  законодатель  не  связывает  выполнение работодателем данной
   обязанности   с   иным   нормативным  регулированием  (государственные
   нормативные  требования  охраны  труда,  санитарные  нормы и правила и
   т.п.).

   Следовательно,  исходя  из  норм  статей  2 и 22 Трудового кодекса РФ,
   конкретные  условия  быта  конкретных  категорий  работников  являются
   критерием для эффективной их реализации.

   В  моем  случае  мировым  судьей  были  установлены  социально-бытовые
   потребности   водителей  и  кондуктором  иметь  туалеты  (уборные)  на
   конечных   остановочных   пунктах;   не  отрицал  этой  потребности  и
   Железнодорожный  районный суд г. Екатеринбурга, рассматривавший дело в
   апелляционном  порядке.  Однако этот суд отказал в иске в данной части
   только  на  том  основании,  что  ни в каких ведомственных нормативных
   актах   и   коллективном   договоре   не   предусмотрена   обязанность
   работодателя   обеспечивать   работников   (водителей  и  кондукторов)
   туалетами на конечных остановочных пунктах маршрута.

   Между  тем, оспариваемые мной нормы абзаца 3 части 1 статьи 21 и части
   1 статьи 223 Трудового кодекса РФ сформулированы иначе.

   В соответствии со статьей 21 Трудового кодекса РФ работник имеет право
   на   <<рабочее   место,  соответствующее  государственным  нормативным
   требованиям  охраны  труда  и  условиям,  предусмотренным коллективным
   договором>> (абзац 4 статьи 21 ТК РФ).

   Аналогичным  образом  сформулирована  и  часть  2 статьи 223 Трудового
   кодекса       РФ:       <<Обеспечение       санитарно-бытового       и
   лечебно-профилактического  обслуживания  работников  в  соответствии с
   требованиями  охраны  труда  возлагается на работодателя. В этих целях
   работодателем  по  установленным  нормам оборудуются санитарно-бытовые
   помещения...>>.

   Как видно из содержания этих норм, они имеют бланкетный характер, т.к.
   отсылают  даже  не  к  конкретным, а к абстрактным нормам, нормативным
   актам   (государственным   нормативным   требованиям   охраны   труда,
   требованиям охраны труда), которых даже может и не быть вовсе либо они
   могут  не  в  полной  мере  закреплять санитарно-бытовые условия труда
   работников,  что  непосредственным  образом  может  сказываться  на их
   естественных и трудовых правах.

   Не <<расшифровывает>> Закон и понятие <<санитарно-бытовые помещения>>.

   При  этом  условия  коллективных  договоров  в  организациях  в  части
   дополнительного,  не  указанного  в  ведомственных  нормативных актах,
   санитарно-бытового   обеспечения  могут  быть  сформулированы  неясно,
   неопределенно,  что,  как следует из Решения Кировского районного суда
   г.   Екатеринбурга   от  27  мая  2008  г.  и  Апелляционного  решения
   Железнодорожного  районного  суда  г. Екатеринбурга от 19 мая 2008 г.,
   оказало  непосредственное  воздействие на ситуацию, при которой данные
   суды  не  установили  обязанности  работодателя по обеспечению местами
   общего пользования на конечных остановочных пунктах.

   Так,  в  Коллективном  договоре  между  Администрацией  и  работниками
   Муниципального  объединения автобусных предприятий г. Екатеринбурга на
   2007-2010    годы,   утвержденный   решением   конференции   Первичной
   профсоюзной  организации  (ЕМУП  <<МОАП>>)  Общероссийского  профсоюза
   работников  автомобильного транспорта и дорожного хозяйства Протоколом
   No. 1 от 15 мая 2007 г., который был применен данными судами, указано,
   что  работодатель  обязуется <<Принять необходимые меры по обеспечению
   работников   местами   общего   пользования   на  конечных  остановках
   автобусных маршрутов, а также пунктами питания>> (п. 8.8.) (колдоговор
   имеется в материалах дела).

   Указанное  противоречие между нормами Трудового кодекса РФ, касающихся
   санитарно-бытового  обеспечения  работников, создает ситуацию правовой
   неопределенности,    что    непосредственным   отрицательным   образом
   сказывается на реализации прав работников.

   Конституционный  Суд РФ сформулировал и неоднократно повторил правовую
   позицию   о  том,  что  <<Из  конституционных  принципов  равенства  и
   справедливости    вытекает    требование    определенности,   ясности,
   недвусмысленности  правовой  нормы, поскольку иное не может обеспечить
   ее  единообразное применение, не исключает неограниченное усмотрение в
   правоприменительной  практике,  и,  следовательно,  неизбежно  ведет к
   произволу>>  (см.,  например  Постановления  от 25 апреля 1995 года по
   делу  о  проверке  конституционности  частей первой и второй статьи 54
   Жилищного  кодекса  РСФСР,  от  5  июля  2001  года по делу о проверке
   конституционности  постановления  Государственной Думы от 28 июня 2000
   года   N   492-III   ГД   <<О   внесении   изменения  в  постановление
   Государственной  Думы  Федерального Собрания Российской Федерации <<Об
   объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной
   войне  1941  -  1945 годов>>; от 13 декабря 2001 г. N 16-П <<По делу о
   проверке конституционности части второй статьи 16 Закона города Москвы
   <<Об  основах  платного  землепользования  в городе Москве>> в связи с
   жалобой гражданки Т.В.Близинской>>).

   Европейский   Суд   по   правам   человека  выводит  принцип  правовой
   определенности   из  принципа  верховенства  права  (см.  преамбулу  к
   Конвенции   о   защите  прав  человека  и  основных  свобод)  и  также
   неоднократно  формулировал его в своей практике, основывая на нем свои
   решения.

   Исходя  из  этого, считаю, что оспариваемые нормы Трудового кодекса РФ
   противоречат частям 1 и 2 статьи 19 Конституции РФ.

   Считаю также, что оспариваемые нормы Трудового кодекса РФ противоречат
   указанной  статье Конституции РФ, а также нарушают статью 14 Конвенции
   о  защите  прав  человека  и основных свобод, в связи с нарушением ими
   конституционного   принципа   равноправия   по  признаку  должностного
   положения.

   Так,   если  теми  или  иными  ведомственными  нормативными  актами  в
   отношении   тех   или   иных   категорий  работников  на  работодателя
   возлагается  обязанность  обеспечить  необходимыми  санитарно-бытовыми
   условиями,   то   такие  работники  могут  требовать  от  работодателя
   обеспечения  данных условий, в том числе, через соответствующие органы
   исполнительной   власти   (Гострудинспекция),   прокуратуры   и  суды.
   Напротив,  если отсутствуют ведомственные нормативные акты в отношении
   работников  иных  профессий,  которые  бы  закрепляли  данные условия,
   несмотря  на  то,  что  их  обеспечение  совершенно  необходимо в виду
   непосредственных  условий их трудовой деятельности, то такие работники
   уже   не   могут   отстаивать  свои  права  в  уполномоченных  органах
   исполнительной власти, прокуратуре и судах.

   Таким  образом,  мало того, что создается ситуация дискриминации людей
   по признаку их должностного положения, происходит нарушение статьей 45
   и 46 Конституции РФ, гарантирующих право на защиту своих прав всеми не
   запрещенными законом способами, а также право на судебную защиту.

   Обращаю внимание Конституционного Суда РФ на то обстоятельство, что я,
   подавая данную жалобу, не оспариваю судебные постановления, вынесенные
   по  моему  делу,  а  пытаюсь  разрешить  нормативно-правовую  проблему
   нарушения  своих прав, и знаю, что с аналогичной ситуацией каждый день
   сталкиваюсь  не только я и профсоюз, который я возглавляю, но и другие
   работники  (не  только водители и кондукторы) по всей стране. Проблема
   чрезвычайно важна и она должна быть разрешена.

   На   основании   изложенного,   руководствуясь  частью  4  статьи  125
   Конституции  Российской  Федерации,  статьями  3,  36, 96 Федерального
   конституционного    закона   <<О   Конституционном   Суде   Российской
   Федерации>>,

                                   ПРОШУ:

   Признать  противоречащими Конституции Российской Федерации, ее статьям
   1 (части 1), 2, 7, 10, 15 (части 4), 17, 18, 19 (частям 1 и 2), 21, 23
   (часть  1), 37 (части 3, 4, 5), 41 (части 1), 45, 46 (части 1), 55, 72
   (пункту  <<к>>  части  1) и 120 (части 1), абзац 3 части 1 статьи 21 и
   часть  1  статьи  223 Трудового кодекса Российской Федерации, в той их
   части,  в  которой  данные  нормы препятствуют принимать работодателем
   меры  по  обеспечению санитарно-бытовых нужд работников, необходимость
   обеспечения  которыми  вытекает из непосредственных условий их труда и
   связанных   с   ними   санитарно-гигиеническими   (санитарно-бытовыми)
   потребностями,  но  которые  никакими нормативными правовыми актами, в
   том  числе,  государственными  нормативными требованиями охраны труда,
   коллективным   договором,   не   предусмотрены,   и,   соответственно,
   препятствуют  уполномоченным  органам исполнительной власти, возлагать
   на  работодателей  обязанность  по  обеспечению такими условиями труда
   работников,   а   также   препятствуют   судам,   вопреки  их  роли  и
   предназначению  в  обществе  как  носителей  судебной власти, органов,
   призванных   на   основе  принципов  справедливости,  независимости  и
   законности   разрешать   споры,   возникающие,   в  том  числе,  между
   работодателями и работниками   по поводу обеспечения санитарно-бытовых
   нужд   последних,   удовлетворять   исковые  требования  работников  о
   возложении    на    работодателей    обязанностей    по    обеспечению
   санитарно-бытовых  нужд работников, необходимость обеспечения которыми
   вытекает  из  непосредственных  условий труда работников и связанных с
   ними  санитарно-гигиеническими  (санитарно-бытовыми) потребностями, но
   которые   никакими   нормативными   правовыми  актами,  в  том  числе,
   государственными  нормативными требованиями охраны труда, коллективным
   договором не предусмотрены.

   Приложение:

    1. Квитанция об уплате государственной пошлины;
    2. копия настоящей жалобы (3 экз.);
    3. текст статьи 223 Трудового кодекса Российской Федерации (3 экз.);
    4. текст статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации (3 экз.);
    5. копия  Предписания об устранении нарушений условий охраны труда от
       27 июля 2007 г. (3 экз.);
    6. копия Акта проверки соответствия условий труда и отдыха работников
       АП-4  ЕМУП на конечном остановочном пункте <<Хладокомбинат No. 3>>
       от 2 июля 2007 г. (3 экз.);
    7. копия   Акта   о   результатах   проверки   соблюдения   трудового
       законодательства  и  иных  нормативных  правовых актов, содержащих
       нормы трудового права No. 55 (3 экз.);
    8. копия   Акта   о   результатах   проверки   соблюдения   трудового
       законодательства  и  иных  нормативных  правовых актов, содержащих
       нормы трудового права No. 8 от 12.02.2008 г. (3 экз.);
    9. копия Ответа (письма) из Гострудинспекции от 05.12.07. No. 01-1758
       (3 экз.);
    10. копия Предписания No. 8 от 12 февраля 2008 г. (3 экз.);
   11. копия Решения Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 27 мая
       2008 г. (3 экз.);
   12. копия   Решения   мирового   судьи   судебного   участка   No.   1
       Железнодорожного  района  г.  Екатеринбурга  Бочкаревой Е.Ю. от 11
       марта 2008 г. (3 экз.);
   13. копия  Апелляционного  решения  Железнодорожного районного суда г.
       Екатеринбурга  от  19 мая 2008 г. (мотивированное - от 26 мая 2008
       г.) (3 экз.);
   14. копия  Определения  судьи  Свердловского  областного  суда  от  14
       октября  2008  г.  об  отказе  в  передачи  надзорной  жалобы  для
       рассмотрения  в  судебном  заседании  суда  надзорной инстанции (3
       экз.);
   15. копия  Определения  судьи  Верховного Суда РФ Колычевой Г.А. от 27
       ноября 2008 г. (3 экз.);
   16. копия  Ответа  (письма) Территориального отдела Федеральной службы
       по  надзору  в  сфере  защиты  прав  потребителей  и  благополучия
       человека   в   Орджоникидзевском   и   Железнодорожном  районе  г.
       Екатеринбурга от 25.11.2008 No. 01-20-11/6329 (3 экз.);
   17. копия Апелляционной жалобы ЕМУП <<МОАП>> на Решение мирового судьи
       судебного  участка  No. 1 Железнодорожного района г. Екатеринбурга
       Бочкаревой Е.Ю. от 11 марта 2008 г. (3 экз.)

   22 декабря 2008 г.                            ______________А.П. Рощин


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):