Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Правозащитник Владимир Шаклеин П Р О Т И В ликвидации правозащитной общественной организации "Межрегиональный центр прав человека""


Возражения Шаклеина В.А. на частную жалобу Управления ФНС по Свердловской области на Определение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28.11.2008г. об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении производства по делу, кассационную жалобу Управления ФНС по Свердловской области на Решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28.11.2008г. по делу № 203136/40(08) и частную жалобу Управления ФНС по Свердловской области на Частное определение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28.11.2008г.

 

23.12.2008

 

   В Свердловский областной суд

   от заявителя по делу

   Шаклеина Владимира Андреевича

                                 ВОЗРАЖЕНИЯ

        на частную жалобу Управления ФНС по Свердловской области на
         Определение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от
     28.11.2008г. об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении
        производства по делу, кассационную жалобу Управления ФНС по
        Свердловской области на Решение Кировского районного суда г.
     Екатеринбурга от 28.11.2008г. по делу No. 203136/40(08) и частную
    жалобу Управления ФНС по Свердловской области на Частное определение
        Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28.11.2008г. 

   С   частной   жалобой   Управления  ФНС  по  Свердловской  области  на
   Определение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28.11.2008г.
   об  отказе  в удовлетворении ходатайства о прекращении производства по
   делу,  кассационной  жалобой Управления ФНС по Свердловской области на
   Решение  Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28.11.2008г. по
   делу   No.   203136/40(08)   и   частной  жалобой  Управления  ФНС  по
   Свердловской  области на Частное определение Кировского районного суда
   г.  Екатеринбурга  от  28.11.2008г.  не  согласен; считаю, что доводы,
   изложенные в них, не являются обоснованными, а судебные постановления,
   вынесенные   по  делу,  являются  законными,  обоснованными  и  отмене
   кассационной инстанцией не подлежат.

   1.  Относительно частной жалобы Управления ФНС по Свердловской области
   на   Определение   Кировского   районного  суда  г.  Екатеринбурга  от
   28.11.2008г.  об  отказе  в  удовлетворении  ходатайства о прекращении
   производства по делу необходимо отметить следующее.

   При  системном  толковании  норм  права  (  пункт  2 части 1 статьи 33
   Арбитражного  процессуального  кодекса  РФ,  статьи 22-27 Гражданского
   процессуального   кодекса   РФ,  статью  5  Федерального  закона  <<Об
   общественных  объединениях>>,  Кировский районный суд г. Екатеринбурга
   сделал  правильный  и  соответствующий  действующему  законодательству
   вывод  о  том,  что арбитражным судам подведомственны дела по спорам о
   создании,  реорганизации  и  ликвидации  юридических  лиц,  являющихся
   коммерческими  организациями, об отказе в государственной регистрации,
   уклонении  от  государственной регистрации коммерческих организаций, а
   также  иных организаций, деятельность которых связана с осуществлением
   предпринимательской  и иной экономической деятельности. Дела по спорам
   о  создании, реорганизации и ликвидации, а также по спорам об отказе в
   государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации,
   о  признании  прекратившим  свою  деятельность в качестве юридического
   лица  и  об исключении из единого государственного реестра юридических
   лиц  других  организаций:  некоммерческих  организаций,  в  том  числе
   общественных  объединений,  политических  партий, общественных фондов,
   религиозных  объединений,  не  имеющих  в качестве основной цели своей
   деятельности извлечения прибыли, не подлежат рассмотрению арбитражными
   судами.

   Ссылка  в  частной  жалобе  на  судебную практику арбитражных судов не
   является  правомерной и обоснованной, т.к. по данным делам участниками
   споров являлись коммерческие организации.

   Кроме того, я как гражданин (физическое лицо) лишен в силу норм АПК РФ
   права обращения в защиту своих прав в арбитражный суд.

   Исходя  из  этого,  удовлетворение  ходатайства  УФНС  по Свердловской
   области  повлекло бы за собой нарушение моего права на судебную защиту
   (доступ  к правосудию), при том что данное право я могу реализовать по
   данной  категории  дел  только путем обращения в суд общей юрисдикции,
   что  мной  и было сделано. В этом случае произошло бы нарушение статьи
   46  Конституции  РФ  и  статьи  6  Конвенции  о защите прав человека и
   основных  свобод,  в  ее  истолковании  Европейским  Судом  по  правам
   человека,  что  вынудило  бы меня обратиться как в Конституционный Суд
   РФ, так и в Европейский Суд по правам человека.

   Конституционный  Суд  РФ  неоднократно  формулировал  правовую позицию
   следующего  содержания:  <<право  на  судебную  защиту  выступает  как
   гарантия   в   отношении   всех   конституционных  прав  и  свобод,  а
   закрепляющая  его статья 46 Конституции Российской Федерации находится
   в  неразрывном  системном  единстве  с ее статьей 21, согласно которой
   государство  обязано охранять достоинство личности во всех сферах, чем
   утверждается  приоритет  личности  и  ее  прав  (статья 17, часть 2, и
   статья  18  Конституции  Российской  Федерации). Из этого следует, что
   личность  в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект
   государственной  деятельности,  а  как  равноправный  субъект, который
   может  защищать  свои  права  всеми  не запрещенными законом способами
   (статья  45,  часть  2,  Конституции Российской Федерации) и спорить с
   государством   в   лице   любых   его   органов...>>  (см.,  например,
   Определение от 12 мая 2005 года No. 244-О <<По жалобе граждан Вихровой
   Любови  Александровны, Каревой Екатерины Ивановны и Масловой Валентины
   Николаевны  на  нарушение  их  конституционных  прав пунктом 1 части 1
   статьи  134,  статьями  220 и 253 Гражданского процессуального кодекса
   РФ>>; Определение от 2 марта 2006 года No. 58-О <<По жалобе гражданина
   Смердова  Сергея  Дмитриевича  на  нарушение  его конституционных прав
   частью   1  статьи  251  Гражданского  процессуального  кодекса  РФ>>;
   Определение  от 8 июля 2004 г. N 238-О <<По жалобе гражданина Тимонина
   Дмитрия  Викторовича  на  нарушение его конституционных прав пунктом 1
   части  первой статьи 134, статьей 248, частями первой и восьмой статьи
   251  ГПК  РФ>>;  Определение от 20 октября 2005 г. N 513-О <<По жалобе
   гражданина    Шалота    Владимира    Федоровича   на   нарушение   его
   конституционных  прав положениями пункта 1 части первой статьи 134 ГПК
   РФ>>;  Определение  от  24 января 2006 г. N 3-О <<По жалобе гражданина
   Коженова  Александра  Петровича  на нарушение его конституционных прав
   пунктом 1 части первой статьи 134 Гражданского процессуального кодекса
   РФ>>).

   Как  неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека, в объем
   права  на  справедливое  судебное  разбирательство  входят  не  только
   процессуальные  гарантии  участия  в  процессе, но, главным образом, и
   непосредственно право доступа к суду.

   Этот  вывод  вытекает,  в  частности,  из  следующих  правовых позиций
   данного Суда:

   <<Принцип, согласно которому спор гражданско-правового характера может
   быть   передан   в  суд,  относится  к  числу  повсеместно  признанных
   основополагающих  принципов  права;  это  справедливо  и  в  отношении
   принципа международного права, который запрещает отказ в правосудии. В
   свете указанных принципов следует читать и статью 6 п. 1.

   Если  бы  ее  текст  понимался  как говорящий исключительно о движении
   дела,  которое  уже  передано  в  суд, то Договаривающееся Государство
   могло  бы,  не нарушая эту статью, упразднить свои суды или вывести из
   их юрисдикции рассмотрение некоторых видов гражданских дел, поручив их
   органам,   находящимся   в   зависимости  от  правительства.  Подобные
   допущения,   неотделимые  от  опасности  произвола,  имели  бы  весьма
   серьезные   последствия,   которые   несовместимы  с  указанными  выше
   принципами;  это  не  могло  пройти мимо внимания Суда (см. решение по
   делу  Лоулесса  от  1  июля 1961 г. Серия А, т. 3, с. 52; и решение по
   делу Делькура от 17 января 1970 г. Серия А, т. 11, с. 14-15).

   По  мнению  Суда,  было  бы  немыслимо,  чтобы статья 6 п. 1 содержала
   подробное  описание предоставляемых сторонам процессуальных гарантий в
   гражданских  делах  и  не  защищала бы в первую очередь того, что дает
   возможность  практически  пользоваться  такими  гарантиями - доступа к
   суду.  Такие характеристики процесса, как справедливость, публичность,
   динамизм, лишаются смысла, если нет самого судебного разбирательства.

   36.   Все  вышеназванное  приводит  к  выводу,  что  право  доступа  к
   правосудию   является   одним   из  неотъемлемых  составляющих  права,
   гарантированного  статьей  6  п.  1. Это не расширительное толкование,
   налагающее  новые  обязательства на Договаривающиеся Государства: этот
   вывод  основан  на  терминологии  первого  предложения  п. 1 статьи 6,
   прочитанного  в  контексте  данной  статьи,  с  учетом предмета и цели
   нормативного  договора,  каким  является Конвенция (см. названное выше
   решение по делу Вемхофа, с. 23 п. 8), а также общих принципов права.

   Таким  образом,  Суд  приходит  к  выводу,  что,  даже и не прибегая к
   <<дополнительным  средствам  толкования>>, предусмотренным в статье 32
   Венской  Конвенции,  статья 6 п. 1 обеспечивает каждому человеку право
   на  рассмотрение  в  суде любого спора, относящегося к его гражданским
   правам  и  обязанностям.  Она  признает  <<право  на  суд>>, где право
   доступа,    понимаемое    как    возможность   инициировать   судебное
   производство  по  гражданским делам, составляет лишь один из аспектов.
   К  этому  следует  добавить  гарантии  статьи  6  п.  1, относящиеся к
   организации  и  составу суда и к движению процесса. Короче говоря, все
   это в целом представляет собой право на справедливое разбирательство>>
   (пункты  35, 36 решения по делу Голдер против Соединенного Королевства
   от 21 февраля 1975 г. (Golder v. United Kingdom)).

   В  других  решениях  Европейский  Суд  по правам человека указал, что,
   несмотря на то, что право на обращение в суд не является абсолютным, и
   оно  может  быть  определенным  образом  ограничено  (например, сроком
   исковой  давности),  процессуальные  ограничения не могут носить такой
   характер,  которые  бы  сводили  на нет саму суть права на обращение в
   суд  (см.  параграф  47  решения  по  делу  Осман  против Соединенного
   Королевства, от 28 октября 1998 (Osman v. the United Kingdom)).

   Исходя  из  этого,  считаю,  что  частная  жалоба  Управления  ФНС  по
   Свердловской  области  на  Определение  Кировского  районного  суда г.
   Екатеринбурга от 28.11.2008г. об отказе в удовлетворении ходатайства о
   прекращении   производства   по   делу   удовлетворению   кассационной
   инстанцией не подлежит.

   2.  Относительно  кассационной  жалобы  Управления ФНС по Свердловской
   области  на  Решение  Кировского  районного  суда  г. Екатеринбурга от
   28.11.2008г. необходимо отметить следующее.

   Доводы  кассационной  жалобы  сводятся  к  применению судом закона, не
   подлежащего применению.

   УФНС  по Свердловской области считает, что применению в настоящем деле
   должен  подлежать  общий  порядок исключения недействующих юридических
   лиц  из  ЕГРЮЛ,  урегулированный  ФЗ  <<О  государственной регистрации
   юридических лиц и индивидуальных предпринимателей>>.

   Однако  суд правильно и обоснованно указал на то, что в силу статьи 10
   этого  Закона,  если  установлен  специальный  порядок государственной
   регистрации,   то   должен  применяться  именно  он,  тем  более,  что
   представители УФНС по Свердловской области не отрицали, что исключение
   недействующих   юридических   лиц   из   ЕГРЮЛ   является   одним   из
   регистрационных действий.

   Этот  вывод  подтверждается  также общими принципами права, известными
   всем  лицам,  имеющим  юридическое  образование,  которые  нашли  свое
   отражение в правовых позициях Конституционного Суда РФ.

   Так, Конституционный Суд РФ указал и неоднократно подтверждал правовую
   позицию о том, что <<в соответствии с общими принципами права в случае
   коллизии  норм,  регулирующих  одни  и  те  же общественные отношения,
   применению  подлежат  нормы  закона, принятого по времени позднее, при
   условии,  что  в  нем  не  установлено  иное, при этом приоритетом над
   общими    нормами   обладают   специальные   нормы...>>   (Определение
   Конституционного  Суда  РФ  от  5  октября  2000 года No. 199-О; абзац
   третий пункта 2 мотивировочной части).

   В  данном  случае специальными по отношению к нормам общего Закона <<О
   государственной   регистрации   юридических   лиц   и   индивидуальных
   предпринимателей>>  являются  нормы,  содержащиеся  в последних частях
   статьи   29  Федерального  закона  <<Об  общественных  объединениях>>,
   устанавливающих   особый,   а   именно,   судебный  порядок  признания
   объединения  прекратившим  свою  деятельность  в качестве юридического
   лица  и исключения его из единого государственного реестра юридических
   лиц.

   Это нашло свое отражение в судебном решении.

   Суд  правильно  указал  на то, что в силу норм Федерального закона <<О
   некоммерческих  организациях>>,  Федерального закона <<Об общественных
   объединениях>>  общественная  организация  не  обязана, а вправе иметь
   счета  в  банке. Исходя из этого, основания исключения юридических лиц
   из  ЕГРЮЛ,  указанные в статье 21.1 ФЗ <<О государственной регистрации
   юридических лиц и индивидуальных предпринимателей>> тем более не могут
   быть  применимы,  т.к.  деятельность,  связанная  с движением денег на
   банковских  счетах, является дополнительным (необязательным) средством
   для  достижения  общественных  объединением  уставных  целей,  которые
   связаны с удовлетворением социальных, духовных и иных потребностей его
   членов и участников (ГК РФ).

   Суд также обоснованно указал на то, что <<В силу системного толкования
   Федерального  закона <<О государственной регистрации юридических лиц и
   индивидуальных  предпринимателей>>  суд  пришел  к следующему, ни одна
   норма  права,  ни  один  закон  не действует изолированно (автономно).
   Любая   норма,   любой   закон  выступают  в  системе  (взаимосвязи  и
   взаимозависимости) правовых норм, законов.

   Система  правовых  норм  о государственной регистрации юридических лиц
   отмечена  иерархической  структурой.  Во  главе  -  Гражданский кодекс
   Российской  Федерации.  Затем  Федеральный  закона <<О государственной
   регистрации   юридических  лиц  и  индивидуальных  предпринимателей>>,
   Федеральный   закон   <<Об   общественных   объединениях>>   и  другие
   федеральные  законы.  Правильное  применение  Федерального  закона <<О
   государственной   регистрации   юридических   лиц   и   индивидуальных
   предпринимателей>>  невозможно  в  случае  игнорирования  норм  ГК РФ,
   других  федеральных  законов>>; <<...в силу конкуренции указанных норм
   права, решение о признании общественного объединения прекратившим свою
   деятельность  в  качестве  юридического  лица  и  об исключении его из
   единого  государственного реестра юридических лиц принимается судом на
   основании  обращения  органа,  принявшего  решение  о  государственной
   регистрации    общественного    объединения,    то   есть   Управления
   Министерства юстиции РФ по Свердловской области>>.

   Доводы  УФНС по Свердловской области о том, что в практике арбитражных
   судов решения налоговых органов об исключении юридических лиц из ЕГРЮЛ
   признаются  недействительными,  поэтому  и  Кировский  районный суд г.
   Екатеринбурга должен был поступить также, являются несостоятельными.

   В силу принципа диспозитивности, действующего как в гражданском, так и
   в арбитражном процессах, суд принимает решение исключительно на основе
   заявленных  истцом (заявителем) требований, так как они сформулированы
   в  исковом  заявлении  (заявлении).  В  моем  заявлении, уточненном на
   судебном  заседании,  в строгом соответствии с нормами Главы 25 ГПК РФ
   были  сформулированы  требования  о  признании оспариваемых действий и
   решений незаконными. Именно на основании таких требований, суд и вынес
   решение. Никаких ограничений по заявлению именно таких требований и по
   вынесению  судом  решения  о  признании  оспоренных решений и действий
   именно  незаконными  ни  Глава  25  ГПК  РФ, ни другие положения этого
   кодекса  не  накладывают.  Признавая решения, действия или бездействие
   недействительными  на  основании  такого  требования заявления в любом
   случае суд обязан установить их законность (незаконность).

   На  основании изложенного считаю, что Решение суда является законным и
   обоснованным;  суд  осуществил  системное,  обоснованное  и юридически
   правильное   применение  всего  огромного  массива  норм  действующего
   законодательства. Оснований к отмене Решения суда не имеется.

   3.  Относительно частной жалобы Управления ФНС по Свердловской области
   на  Частное  определение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от
   28.11.2008г. необходимо отметить следующее.

   В  соответствии  со  ст.  226  ГПК  РФ при выявлении случаев нарушения
   законности  суд  вправе  вынести  частное  определение и направить его
   соответствующим  должностным  лицам,  которые обязаны в течение месяца
   сообщить о принятых ими мерах.

   Судом  было  установлено, что Межрегиональная общественная организация
   <<Межрегиональный   центр   прав  человека>>  в  нарушение  требований
   Федерального  закона  <<Об  общественных  объединениях>>  исключена из
   Единого  государственного  реестра  юридических  лиц  не  на основании
   судебного  решения,  а  решением Управления ФНС России по Свердловской
   области.

   Таким  образом,  суд выявил случаи нарушения законности в деятельности
   УФНС  по  Свердловской  области  и,  в  силу этого, вправе был вынести
   Частное   определение  в  адрес  руководителя  этого  государственного
   органа,  тем  более  с  учетом того, что данные нарушения носят грубый
   принципиальный характер.

   Доводы  же  частной  жалобы фактически сводятся к доводам кассационной
   жалобы УФНС по Свердловской области и опровергаются в Решении суда.

   Заявитель ________________________В.А. Шаклеин

   24 декабря 2008 г.


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):