Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новые документы и материалы

Подборка материалов "Уголовное преследование правозащитника АЛЕКСЕЯ СОКОЛОВА"


Кассационная жалоба адвоката Качанова Р.Е. на Постановление Ленинского районного суда Екатеринбурга от 4 августа 2009 г. (судья Яковлева Н.В.) о вотором аресте Алексея Соколова

 

07.08.2009

 

   В Свердловский областной суд

   Адрес: 620019, Екатеринбург, ул. Московская, 120

   от  адвоката  Качанова  Романа Евгеньевича - в защиту Соколова Алексея
   Вениаминовича,     подозреваемого     в    совершении    преступления,
   предусмотренного  ст.  158 ч. 3 или 4 п. <<б>> УК РФ, арестованного не
   вступившим в законную силу Постановлением Ленинского районного суда г.
   Екатеринбурга от 4 августа 2009 г.

   (ордер  от  31  июля  2009  г.,  выданный  адвокату  Качанову Р.Е. А/К
   <<Мастерская судебных тяжб>> - предоставлен суду на судебном заседании
   и находится в материалах дела; ордер 053949 - прилагается)

   Адрес: 

                            КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

      на Постановление Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 4
      августа 2009 г. об избрании Соколову А.В. меры пресечения в виде
                           заключения под стражу

   Постановлением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 4 августа
   2009  г.,  вынесенным  в составе председательствующего судьи Яковлевой
   Н.В.,  в  отношении  Соколова  Алексея Вениаминовича была избрана мера
   пресечения в виде заключения под стражу.

   Защита   считает,   что   судья   Яковлева   Н.В.,   вынося  указанное
   постановление,  не просто нарушила многочисленные нормы международного
   права,  Конституции  РФ,  законодательства и права Соколова А.В., но и
   совершила   три   должностных  преступления,  а  именно,  <<превышение
   должностных    полномочий>>,   <<вынесение   заведомо   неправосудного
   судебного  постановления>>,  <<пособничество  в неисполнении судебного
   постановления,  иного судебного акта>> (ч. 2 ст. 286; ч. 2 ст. 305; ч.
   5 ст. 33, ст. 315 УК РФ).

   Умысел  судьи  Яковлевой Н.В. на совершение указанных преступлений был
   выражен в следующих ее действиях:

   1.  2 и 4 августа 2009 г. судья Яковлева Н.В. не допустила людей в зал
   судебного  заседания, которые просто хотели присутствовать на судебном
   процессе в качестве обычных слушателей.

   Защитник  Соколова  А.В.  адвокат Качанов Р.Е. на судебном заседании 2
   августа  2009  г.  устно  заявил ходатайство, чтобы судебное заседание
   было открытым. Однако судья просто проигнорировала данное ходатайство.
   4  августа  2009  г.  Соколовым  А.В., его адвокатами Качановым Р.Е. и
   Хайминым  В.С.  было  заявлено письменное ходатайство о том, чтобы суд
   был  открытым  (имеется  в  материалах  дела). Однако судья отказала в
   удовлетворении и этого ходатайства, сославшись почему-то на статью 108
   УПК  РФ,  где  говорится  о  том,  что  <<Постановление  о возбуждении
   ходатайства  об  избрании  в  качестве  меры пресечения заключения под
   стражу  подлежит  рассмотрению  единолично  судьей  районного суда или
   военного  суда  соответствующего  уровня с участием подозреваемого или
   обвиняемого,   прокурора,   защитника,   если  последний  участвует  в
   уголовном  деле,  по месту производства предварительного расследования
   либо  месту  задержания  подозреваемого  в  течение  8 часов с момента
   поступления  материалов  в  суд>>.  Из этой нормы судья сделала вывод,
   что  больше  никто  не  может ПРИСУТСТВОВАТЬ судебном заседании, кроме
   лиц, указанных в вышеприведенной статье.

   Этот  вывод  является  ЮРИДИЧЕСКИ  БЕЗГРАМОТНЫМ,  а,  если  принять во
   внимание  то,  что у судьи должно быть высшее юридическое образование,
   ЗАВЕДОМО НЕПРАВИЛЬНЫМ, УМЫШЛЕННО АНТИЗАКОННЫМ.

   В  данной  норме  речь  идет  об  участниках  судебного  заседании  по
   рассмотрению  ходатайства  следователя  об  избрании меры пресечения в
   виде  заключения  под  стражу.  Лица,  присутствующие в зале судебного
   заседания,  не  являются  участниками  судебного  заседания,  а только
   лицами, присутствующими в зале судебного заседания.

   В  отличие, скажем, от предварительного слушания, ни в одной норме УПК
   РФ  не  содержится  прямого  запрета  проведения  открытого  судебного
   заседания по избранию меры пресечения.

   Поэтому  должен  применяться общий режим гласности судебных заседаний,
   установленный  частью  1  статьи 123 Конституции РФ, частью 1 статьи 6
   Конвенции  о  защите прав человека и основных свобод и статьей 241 УПК
   РФ.

   Судебное  заседание,  в  котором  должен был рассматриваться вопрос об
   аресте   руководителя  общественной  организации  <<Правовая  основа>>
   Алексея  Соколова,  намеревались  посетить  около двух десятков людей,
   среди  которых  правозащитники,  журналисты  и рядовые граждане. Среди
   правозащитников   были  замечены  Уполномоченный  по  правам  человека
   Татьяна   Георгиевна   Мерзлякова,  главный  специалист  ее  аппарата,
   исполнительный  директор  Союза правозащитных организаций Свердловской
   области  Владимир  Иванович Попов, у которого судебные приставы выбили
   из рук удостоверение, правозащитники Вячеслав Башков, Сергей Кузнецов,
   члены  Общественной наблюдательной комиссии Владимир Андреевич Шаклеин
   и Дмитрий Игоревич Рожин.

   В  здании  суда  ожидали появления правозащитников и общественности, в
   связи  с  чем предприняли усиленные меры безопасности -- еще до начала
   процесса   около  дверей  зала  заседания  выстроились  пять  судебных
   приставов  в  бронежилетах,  с резиновыми дубинками и оружием. Когда в
   зал заседания под усиленным конвоем провели Алексея Соколова, приставы
   образовали  в  коридоре  живую цепь, не пропуская никого больше в зал.
   Для всех вышеуказанных посетителей Ленинского районного суда было дико
   видеть,  как  судья  Яковлева  Н.В.  буквально  забаррикадировалась от
   общественности и журналистов, оцеплением из приставов, чье поведение и
   черная  форма  у  многих  ассоциировалась  с  бесчинствующими войсками
   Вермахта  в расправах над мирными жителями. Никто из присутствующих не
   понимал  зачем  это  нужно  было  судье  -  Может  быть для того чтобы
   расправа на правозащитником состоялась?

   <<Свободу! Суд у нас открытый! Пустите!>>, -- требовала общественность
   и правозащитники. Однако приставы еще плотнее сомкнули ряд, отталкивая
   их  в  сторону. Попытка пройти в зал не увенчалась успехом; применение
   силы  со  стороны  приставов  окончилось  тем, что специалист аппарата
   уполномоченного  Попов  В.И.  вынужден  был  подбирать  выбитое из рук
   удостоверение  с  пола,  а  правозащитники  -- держаться за ушибленные
   места, в то время как журналисты все это фиксировали.

   Вызванная  пострадавшими  милиция,  кстати  заранее  дежурившая у суда
   (наряд ГНР и сотрудники УУМ), зайдя в суд не только не выполнила своих
   функций   по   охране  общественного  порядка,  но  и  проигнорировала
   заявления  пострадавших,  тем самым, поставив себя вне закона. Что это
   предательство  интересов  службы  или  попустительство милиции покажет
   время, однако случившееся запечатленное средствами массовой информации
   указывает  на  существенное  расслоение  суда  и  силовиков с народом.
   Ограничение   конституционных   прав   граждан,  собравшихся  посетить
   открытое   судебное   заседание   -  это  ли  не  преступление  против
   правосудия?  Тем  не  менее  это  случилось и внятных объяснений ни от
   суда, ни от приставов, ни от милиционеров собравшиеся не услышали.

   Итак,  суд  прошел  в режиме закрытого заседания, несмотря на стычку и
   громкое  скандирование <<Свобода!>>, посетителей так и не допустили на
   процесс, который в течение трех часов решал судьбу Алексея Соколова. И
   это  событие  адекватно мыслящие граждане воспринимают как сокрытие от
   общественности  расправы  над  видным  правозащитником,  поскольку его
   задержание    сопровождалось    с   явными   и   грубыми   нарушениями
   уголовно-процессуального  законодательства,  которые очевидны даже для
   студента-первокурсника юридического института.

   Таким  образом,  судом  было  нарушено  право  моего  подзащитного  на
   справедливое, открытое и публичное судебное разбирательство.

   С  учетом  общественного  резонанса  данного дела, указанное нарушение
   является  грубым,  откровенно  и  цинично  попирающим  Закон  и основы
   конституционного  строя Российской Федерации, права и свободы человека
   и  гражданина. Такое нарушение является самостоятельным основанием для
   отмены судебного постановления.

   2.  Судья  Яковлева  Н.В.  ни  2  августа, ни 4 августа не допустила в
   качестве  защитников Соколова А.В. гр-н Шухардина Валерия Сергеевича и
   Шаклеина  Владимира  Андреевича  (2  августа -- по устному ходатайству
   Соколова  А.В.,  4  августа  --  по письменному). 4 августа по устному
   ходатайству  Соколова А.В. в качестве защитника Соколова А.В. также не
   была  допущена  Уполномоченный по правам человека Свердловской области
   Мерзлякова  Т.Г.,  вынужденная  вместе  с другими гражданами стоять за
   дверью.

   Это  произошло  несмотря  на  то, что в своем письменном ходатайстве о
   допуске  вышеуказанных  лиц  Соколов  А.В. прямо указал на то, что <<В
   случае  отказа  в  удовлетворении данного ходатайства, я буду считать,
   что  суд  нарушил мое конституционное право на защиту при рассмотрении
   ходатайства следователя о моем аресте>>.

   В  обоснование  отказа в удовлетворении ходатайства, суд указал на то,
   что Соколов А.В. обеспечен юридической помощью двух адвокатов.

   Однако  в данном случае суд вышел за пределы своих полномочий, т.к. он
   не   вправе   решать   за  гражданина,  обеспечен  ли  он  достаточной
   юридической  помощью или нет. Право на защиту предполагает возможность
   выбора  способов  защиты,  в  том  числе,  конкретных лиц, юридическая
   помощь которых необходима гражданину. Суд не праве ограничивать лицо в
   таком праве.

   Именно поэтому часть 2 статьи 49 УПК РФ прямо предусматривает, что <<В
   качестве   защитников   допускаются   адвокаты.   По  определению  или
   постановлению  суда  в качестве защитника могут быть допущены наряду с
   адвокатом  один  из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о
   допуске   которого   ходатайствует   обвиняемый.  При  производстве  у
   мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката>>.

   Слова  <<могут  быть>>,  используемые законодателем в данной норме, не
   означают,  что  суд  данный вопрос может решать ПРОИЗВОЛЬНО, без учета
   мнения подозреваемого (обвиняемого) и его адвокатов, которые полностью
   поддержали   ходатайство   о   допуске   защитников,   не  являющимися
   адвокатами,  тем  более,  что Соколов А.В., заявляя такое ходатайство,
   прямо   указал,   что  <<В  случае  отказа  в  удовлетворении  данного
   ходатайства, я буду считать, что суд нарушил мое конституционное право
   на защиту при рассмотрении ходатайства следователя о моем аресте>>..

   3.  Право на защиту в отношении Соколова А.В. также было нарушено тем,
   что  2 августа суд отказал защитнику Соколова А.В. Качанову Р.Е. снять
   копии  с  материалов <<арестного дела>> при ознакомлении с материалами
   этого  дела,  при  этом, не сославшись ни на одну норму УПК РФ. В этой
   связи,  Соколов  А.В.  и его защитники не имели физической возможности
   полноценно  подготовиться  к  судебному  заседанию, а также полноценно
   подготовить кассационные жалобы.

   4.  Суд в постановлении указывает на то, что <<Суд не принимает доводы
   защиты  по поводу незаконности задержания Соколова А.В., произошедшего
   13.05.2009г.,  поскольку  указанные  обстоятельства не имеют отношение
   рассматриваемому    в   настоящем   судебном   заседании   ходатайству
   следователя>>. 

   Между тем, при рассмотрении вопроса об избрании меры пресечения в виде
   заключения  под  стражу суд обязан также в соответствии со статьей 108
   УПК РФ проверить законность произведенного задержания.

   При задержании Соколова А.В. на территории СИЗО No. 1 вновь были грубо
   нарушены    положения    уголовно-процессуального    законодательства,
   международного права, а также права человека.

   4.1. В постановлении судья указывает на то, что <<Ссылка защиты на то,
   что   на  момент  задержания  Соколов  А.В.  находился  в  СИЗО-1,  не
   состоятельна, поскольку ранее он был задержан, и ему была избрана мера
   пресечения в рамках производства по другому уголовному делу>>.

   Данный  вывод  суда  не  выдерживает  критики.  Получается,  что можно
   задержать   человека,  находящегося  в  тюрьме,  колонии?  Между  тем,
   задержать  можно  только  фактически  (физически) свободного человека.
   Поэтому  речь  идет  не  только  о  незаконности  <<задержания>>,  а о
   совершении    задерживаюшими   Соколова   А.В.   должностными   лицами
   преступления,  предусмотренного  статьей  315 Уголовного кодекса РФ --
   <<неисполнение  приговора  суда,  решения  суда  или  иного  судебного
   акта>>. Этот вывод также касается и судьи Яковлевой Н.В., которая свои
   постановлением,  как  полагает  защита,  осуществила  пособничество  в
   совершении данного преступления.

   В  момент  <<задержания>>,  находясь на территории СИЗО No. 1, Соколов
   А.В.  не  был  фактически  (физически)  свободен,  несмотря на то, что
   юридически    он    был   <<освобожден>>   Кассационным   определением
   Свердловского областного суда от 31 июля 2009 г.

   4.2.  Протокол  задержания подозреваемого также составлен с грубейшими
   нарушениями УПК РФ, влекущими его недействительность.

   А  именно,  в  нарушение статьи 92 УПК РФ в протоколе не указано место
   задержания.  И  понятно почему - местом так называемого <<задержания>>
   является учреждение принудительного содержания граждан (?!).

   4.3.  В  протоколе  указано, что <<Основания задержания и иные данные,
   дающие основание подозревать лицо в совершении преступления по ст. 158
   ч.  3  п.  <<б>>  УК  РФ  - очевидцы прямо указали на Соколова Алексея
   Вениаминовича, как на лицо совершившее преступление>>.

   Какие  именно  очевидцы  -  в  протоколе  не указывается. Однако ни до
   задержания  Соколова  А.В.,  ни в момент его задержания, ни сотрудники
   СИЗО  No.  1,  ни  заключенные,  в  нем  содержащиеся, не указывали на
   Соколова А.В. как на лицо, совершившее преступление.

   В постановлении судья пишет: <<В протоколе задержания от 31.07,2009г.,
   как  основание  задержание  указано,  что  очевидцы  прямо  указали на
   Соколова  А.В.,  как  на  лицо  совершившее  преступление  Законом  не
   предусмотрено   указание  данных  о  личности  очевидцев  в  протоколе
   задержания.  Не  указание  места  задержания в протоколе задержания от
   31.07.2009г.  не является нарушением, свидетельствующим о незаконности
   произведенного задержания>>.

   Если следовать логике судьи, в протоколах задержания можно только лишь
   указывать,  что некие <<очевидцы>> указали на того или иного человека,
   как  на  лицо,  совершившее  преступление,  и  на  этом  основании его
   хватать,  задерживать,  арестовывать?! И при этом гражданину говорить:
   <<На  тебя  указали  очевидцы.  Какие  --  не важно. Указали -- и всё.
   Поверь нам на слово>>. А в округе, может быть, ни души!

   На  этом  основании  можно  задерживать кого угодно, когда угодно и по
   какому угодно поводу! Если завтра, какой-нибудь преступник, или вообще
   кто  угодно  (ведь  не  важно  кто...),  покажет на судью как на лицо,
   совершившее  преступление,  и  что?, на этом основании его можно будет
   хватать,  надевать  наручники,  <<лицом  к  стенке>>  и  т.п.?!  Я  --
   против!!!, ибо это -- УЗАКОНЕННЫЙ ПРОИЗВОЛ!

   4.4.  В  протоколе  лишь  указаны  реквизиты состава преступления (No.
   статьи,  часть  статьи,  пункт),  в котором подозревается Соколов А.В.
   Даже профессиональному юристу трудно вспомнить, о чем именно идет речь
   в  этой норме. Однако Соколов А.В. юридического образования не имеет и
   тем более не может знать, в чем его подозревают.

   Не  указаны  в  протоколе  и  конкретные  обстоятельства  совершенного
   преступления  (время, место, способ, предмет преступления и т.д.), что
   наводит   на  мысль  о  том,  а  было  ли  вообще  преступление,  либо
   следователи  еще  не успели <<подыскать>> для Соколова А.В. <<нужное>>
   преступление, отвечающее признакам данного состава.

   Поэтому  нарушается  право  Соколова  А.В.  на  защиту,  т.к.  человек
   объективно не может защищаться от непонятных цифр и аббревиатур.

   Даже  если  принять  во  внимание  приведенную ссылку на УК РФ, то все
   равно не понятно, о какой <<краже>> идет речь и кражи чего, а также из
   какого <<нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода>>.

   Ссылка  судьи  в постановлении, что это <<опечатка>>, не состоятельна,
   т.к.  речь  идет  о юридическом документе, официально фиксирующим факт
   задержания  Соколова  А.В., в котором не допустимы такого рода ошибки,
   т.к.   человеку   надо   знать,  от  чего  он  должен  защищаться.  До
   рассмотрения  вопроса  о  его  аресте  в  суде,  он  и  его  защитники
   подготавливали защиту от ч. 3 п. <<б>> ст. 158 УК РФ, а не от части 4.
   Поэтому нарушено право на защиту.

   4.5.  Любой  протокол или акт выполняет функцию юридического фиксатора
   происходящих  действий или событий. Исключением не является и протокол
   задержания подозреваемого.

   Следователь  Банников  М.С.  в  протоколе указывает, что <<Сообщение о
   задержании  Соколова  А.В. направлено прокурору Свердловской области в
   09  ч  00 мин. <<01>> августа 2009 г.>> (слово <<направлено>> отражает
   прошедшее время).

   Однако следователь Банников М.С. объективно не мог направить сообщение
   о  задержании Соколова А.В. прокурору 1 августа 2009 г., т.к. протокол
   датирован и реально составлялся 31 июля 2009 г.

   В   этой   части  протокол  имеет  все  признаки  сфальсифицированного
   документа,  а  действия должностного лица, его составившего, подпадают
   под   признаки  ряда  преступлений  (<<фальсификация  доказательств>>,
   <<служебный подлог>>, <<превышение должностных полномочий>>).

   Все  указанные  нарушения  говорят  о  том,  что  протокол  задержания
   подозреваемого  составлялся в крайней спешке, что подтверждает позицию
   защиты  о  том,  что  его составление было направлено не на совершение
   законного  процессуального  действия - задержания подозреваемого, а на
   преступное  лишение  свободы  только что юридически <<освобожденного>>
   Свердловским  областным  судом  правозащитника  Алексея  Вениаминовича
   Соколова.

   5. Постановление следователя об избрании меры пресечения в виде ареста
   является немотивированным; в нем отсутствуют доказательства того, что,
   в  случае  не избрания такой меры пресечения, Соколов А.В. скроется от
   следствия и суда, будет давить на свидетелей или заниматься преступной
   деятельностью.

   Одни  лишь  абсолютно  БЕЗДОКАЗАТЕЛЬНЫЕ,  а  по  сути, КЛЕВЕТНИЧЕСКИЕ,
   суждения следователя в ходатайстве, о том, что <<Соколов А.В., являясь
   членом  общественной  наблюдательной  комиссии Свердловской области по
   осуществлению  общественного  контроля за обеспечением прав человека в
   местах  принудительного  содержания,  под предлогом своей деятельности
   пытался  организовать  встречи  и  встречался с лицами, осужденными за
   совершение   данного   преступления,  находящимися  в  местах  лишения
   свободы>>  не  могут  служить основаниями для заключения Соколова А.В.
   под   стражу.  Если  очень  нужно,  любого  человека  можно  оговорить
   (оклеветать)  в  чем  угодно, во всех <<смертных грехах>>, и заключать
   его  под  стражу  только на основании одной абсолютно бездоказательной
   клеветы не просто антизаконно, а ПРЕСТУПНО!

   В  небольшой  период  исполнения  Соколовым  А.В.  возложенных на него
   государством  и обществом полномочий члена Общественной наблюдательной
   комиссии  Свердловской области (с 17 февраля 2009 г. по 13 мая 2009 г.
   -  меньше  трех  месяцев)  к нему ни со стороны ГУФСИН по Свердловской
   области,  ни  со  стороны ГУВД по Свердловской области никогда не было
   никаких претензий относительно законности действий Соколова А.В; он ни
   разу  не вызывался для дачи объяснений. Кроме того, члены Общественной
   наблюдательной  комиссии Свердловской области всегда осуществляли свои
   полномочия  только  комиссионно  (не  менее  двух  человек) и только в
   присутствии  представителей  администрации  учреждения принудительного
   содержания заключенных.

   За  весь  период  деятельности  Соколова  А.В.  как члена Общественной
   наблюдательной  комиссии Свердловской области ни один из других членов
   данной  Комиссии,  ни  один из представителей администрации учреждения
   принудительного  содержания заключенных ни разу не высказывал сомнения
   в  законности  формально-процедурной  стороны деятельности Комиссии, в
   том   числе,   письменно,  а  только  в  законности  выводов  Комиссии
   относительно   фактов   нарушения   прав   заключенных   (что   вполне
   естественно).

   Именно  поэтому  защита  уверенно  утверждает, что доводы следствия, о
   том,  что  им  добыты  некие потаенные и почему-то до сих пор уверенно
   скрывавшиеся  <<данные>>  незаконных  действий Соколова А.В. как члена
   ОНК  по  давлению  на осужденных являются бездоказательными и не могут
   быть  положены  в  основу постановления суда об избрании Соколову А.В.
   меры пресечения в виде заключения под стражу.

   Однако  суд  данные  клеветнические  и ничем не подтвержденные домыслы
   учитывает в постановлении, нарушая при этом принцип состязательности и
   равноправия  сторон  и  со  всей  очевидностью  проявляя обвинительный
   уклон.

   Суд вообще (по понятным причинам) не дал никакую оценку представленной
   информации от членов Общественной наблюдательной комиссии Свердловской
   области  Шаклеина  В.А.  и Рожина Д.И., именно с которыми Соколов А.В.
   комиссионно   осуществлял  проверки  мест  принудительного  содержания
   граждан, следующего содержания:

   <<...  при  осуществлении полномочий члена Общественной наблюдательной
   комиссии Свердловской области во время проверок совместно со мной мест
   принудительного    содержания    граждан    в   рамках   осуществления
   общественного  контроля всегда действовал в пределах своих полномочий,
   предоставленных  ему  законодательством, а именно, Федеральным законом
   от   10   июня  2008  г.  No.  76-ФЗ  <<Об  общественном  контроле  за
   обеспечением  прав  человека  в  местах принудительного содержания и о
   содействии  лицам,  находящимся в местах принудительного содержания>>;
   процедурных нарушений не совершал.

   Все   проверки   мест   принудительного   содержания   граждан  всегда
   проводились  объективно  и  беспристрастно  при постоянном присутствии
   представителей  администрации  учреждений  принудительного  содержания
   граждан.

   Ни  представители  администрации учреждений принудительного содержания
   граждан под стражей, ни представители ГУФСИН по Свердловской области и
   ГУВД  по  Свердловской области, а также другие официальные должностные
   лица,  никогда никаких претензий относительно нарушений Соколовым А.В.
   и  другими  членами  Общественной наблюдательной комиссии Свердловской
   области   законов  при  осуществлении  проверок  мест  принудительного
   содержания  граждан в адрес Соколова А.В. и других членов Общественной
   наблюдательной  комиссии  Свердловской  области  не  высказывали, ни в
   устной,  ни  письменной  форме, ни через средства массовой информации.
   Для  дачи  объяснений  в  правоохранительные  и другие государственные
   органы   относительно   возможных   нарушений   законодательства   при
   осуществлении  вышеуказанных проверок ни Соколов А.В., ни другие члены
   Общественной  наблюдательной  комиссии Свердловской области никогда не
   вызывались>>.

   Кроме  того, в настоящее время приостановлено членство Соколова А.В. в
   Общественной   наблюдательной  комиссии  Свердловской  области  и  его
   членство   в   Свердловской   региональной   общественной  организации
   <<Правовая  основа>>,  поэтому  доводы  следствия  о  том,  что  <<...
   оставаясь   на   свободе,  Соколов  А.В.  может  значительно  помешать
   установлению  всех  обстоятельств  по  делу, воздействуя на участников
   преступления,   изобличающих   в  совершении  преступления,  остальных
   участников,  в  том  числе  и  самого  Соколова  А.В., тем самым также
   препятствуя    установления    местонахождений    других    участников
   преступления,  неустановленных в ходе следствия к настоящему времени>>
   является    не    просто    несостоятельным   и   не   соответствующий
   законодательству, а абсурдным.

   Однако суд не принимает это во внимание, а указывает, что <<Факт того,
   что  членство  и полномочия члена Общественной наблюдательной комиссии
   Свердловской  области  Соколова  А.В.  приостановлены,  не опровергает
   доводы  следствия о том, что Соколов А В., являясь членом общественной
   наблюдательной   комиссии   Свердловской   области   по  осуществлению
   общественного   контроля   за  обеспечением  прав  человека  в  местах
   принудительного  содержания, под предлогом своей деятельности, пытался
   организовать  встречи и встречался с лицами, осужденными за совершение
   данного преступления, находящимися в местах лишения свободы>>.

   Опять -- доводы?! Никаких доказательств этих доводов -- нет! И быть не
   может!  Суд  в силу конституционных принципов презумпции невиновности,
   состязательности   и   равноправия   сторон,  не  может  ссылаться  на
   предположения органов следствия, являющихся стороной обвинения.

   6.  В  соответствии  со  статьей  5 Конвенции о защите прав человека и
   основных  свобод,  ратифицированной  Российской  Федерацией в 1998 г.,
   подозрение,  на основании которого человека можно заключить под стражу
   до  разбирательства  дела  по  существу, должно быть <<обоснованным>>,
   другими словами, объективно доказательным.

   Это означает к тому же, что подозрение в принципе должно быть и должно
   быть  отражено  в судебном постановлении об избрании меры пресечения и
   оно должно быть обоснованным.

   Суду  вообще  не  предоставлены  доказательства,  дающие основание для
   объективного  подозрения  Соколова  А.В. в совершении инкриминируемого
   ему   преступления.   Защите   совершенно   не   понятно,   на   каких
   доказательствах   строится   подозрение   Соколова   А.В.,  т.к  таких
   доказательств  в материалах ходатайства следователя об аресте Соколова
   А.В. просто нет.

   Во  время  судебного заседания суд фактически <<затыкал рты>> Соколову
   А.В. и его защитникам, когда они начинали хоть чуть-чуть <<заикаться>>
   о подозрении и его обоснованности.

   Данные   антизаконные   действия   суда   нашли  свое  отражение  и  в
   постановлении. Суд указывает: <<Разрешая вопрос о мере пресечения, суд
   не  вдается  в  обсуждение  вопроса об исследовании и доказывании вины
   подозреваемого  в  преступлении,  в  связи  с  чем  доводы  защиты  по
   указанным вопросам суд не принимает>> (?!).

   Однако  никто и не просит суд исследовать вину! Защита требует от суда
   одного -- исследовать обоснованность подозрения! Поистине, это не есть
   невозможная  к  исполнению  задача!  И  - это не просто задача, это --
   обязанность суда! Которую суд не исполнил!

   7.  В  соответствии  со  статьей  108 УПК РФ <<Заключение под стражу в
   качестве  меры пресечения применяется по судебному решению в отношении
   подозреваемого  или  обвиняемого в совершении преступлений, за которые
   уголовным  законом  предусмотрено  наказание в виде лишения свободы на
   срок  свыше  двух лет при невозможности применения иной, более мягкой,
   меры пресечения>>.

   Следствием и судом не была опровергнута позиция защиты, что к Соколову
   А.В. может быть применена более мягкая мера пресечения, чем заключение
   под стражу.

   Помимо  этого, Соколов А.В. обвиняется в ненасильственном преступлении
   (кража),  что  не  может  не  быть учтено в постановлении суда. Однако
   судом был проигнорирован этот довод защиты.

   8.  О  задержании  Соколова  А.В.  в  нарушение  пп.  2 п. 1 статьи 13
   Федерального  закона  от  10  июня 2008 г. No. 76-ФЗ <<Об общественном
   контроле  за  обеспечением  прав  человека  в  местах  принудительного
   содержания  и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного
   содержания>>  не  были уведомлены Общественная наблюдательная комиссия
   Свердловской   области  и  секретарь  Общественной  Палаты  Российской
   Федерации.

   На  основании изложенного ПРОШУ у судебной коллегии по уголовным делам
   Свердловского  областного  суда Соколову Алексею Вениаминовичу избрать
   меру  пресечения,  не связанную с заключением под стражу, и освободить
   из-под стражи.

   Уважаемый Суд!

   Мой  подзащитный Соколов Алексей Вениаминович, формально освобожденный
   из-под  стражи  Свердловским областным судом (кассационное определение
   от  31  июля  2009  г.)  при  попытке  выйти  в  соответствии с данным
   Кассационным   определением   из   здания  СИЗО  No.  1  был  задержан
   сотрудниками   ГСУ   при   ГУВД  Свердловской  области  (следователями
   Банниковым   М.С.,   Адушкиным   К.В.,  оперативными  сотрудниками)  и
   препровожден в здание ГУВД по Свердловской области.

   В  этот  день следователь Банников М.С. специально пришел на заседание
   Свердловского   областного   суда   для   того,   чтобы,  с  его  слов
   <<послушать>>.

   Однако  последующие  события  подтвердили опасения защиты, в частности
   мои,  которые  мной  после  заседания  суда  были  высказаны  в  адрес
   многочисленных  средств  массовой  информации,  о том, что следователь
   Банников  М.С.  пришел  на  судебное заседание не только ради простого
   любопытства, а для того, чтобы <<из первых уст>> узнать об определении
   суда  и,  в случае, если оно будет в пользу Соколова А.В., сделать все
   для того, чтобы не дать Соколову А.В. фактически выйти на свободу.

   Именно  так в итоге и произошло.... Следователь Банников М.С. и другие
   следователи   и  оперативные  работники,  ПРОИГНОРИРОВАВ  Кассационное
   определение   Судебной   коллегии  по  уголовным  делам  Свердловского
   областного   суда,  фактически  совершив  должностное  преступление  -
   <<неисполнение  судебное решение>>, умалив авторитет судебной власти и
   судей  Свердловского  областного  суда,  в  частности, осуществили так
   называемое   <<задержание>>   Соколова   А.В.   прямо   на  территории
   следственного изолятора.

   Указанные  события подтверждают позицию Соколова А.В. и его защитников
   о том, что действия следственных органов направлены не на установление
   истины  по  уголовным делам, в которых обвиняют и подозревают Соколова
   А.В.,  а на преступное политически мотивированное преследование именно
   гр.   Российской  Федерации  Алексея  Вениаминовича  Соколова  за  его
   правозащитную  деятельность,  причем,  не  важно  какими способами и в
   рамках какого уголовного дела.

   Этот   малоприятный  для  нашей  <<правоохранительной>>  системы  факт
   является  настолько  очевидным,  насколько  очевидно и то, что СУД как
   носитель  судебной  власти  и орган, призванный вершить правосудие, не
   может  пойти на поводу у государственных служащих, забывших о понятиях
   служебного  долга  и  чести, становясь соучастником их омерзительных и
   отвратительных делишек, от <<зловония>> которых вот уже в течение двух
   с  половиной  месяцев вынуждены <<прикрывать свои носы>> все приличные
   люди!

   Таким    образом,   Постановление   Ленинского   районного   суда   г.
   Екатеринбурга  от  4  августа  2009  г. (судья Яковлева Н.В.) подлежит
   отмене, а Соколов А.В. - освобождению из под стражи.

   На основании изложенного и руководствуясь статьей 108 УПК РФ,

                                   ПРОШУ:

    1. Постановление Ле нинского ра йонного су да г.  Ек атеринбурга от 4
       августа  2009  г. об избрании Соколову А.В. меры пресечения в виде
       заключения  под  стражу  ОТМЕНИТЬ, а Соколова А.В. - освободить из
       под стражи;
    2. Избрать  Соколову  А.В.  иную  меру  пресечения,  не  связанную  с
       <<высшей мерой>> пресечения -- заключением под стражей;
    3. Гарантировать  конституционные  права  Соколова  А.В.  посредством
       обеспечения  его  личного  участия  в  судебном заседании Судебной
       коллегии  по  уголовным  делам  Свердловского  областного суда при
       рассмотрении  кассационных жалоб на продление срока содержания под
       стражей.

   На  основании изложенного, руководствуясь частью 1 статьи 12.1 ФКЗ <<О
   судебной  системе  Российской Федерации>>; частью 1 статьи 12.1 ФЗ <<О
   статусе  судей в Российской Федерации>>, частью 4 статьи 5 Положения о
   квалификационных коллегиях судей,

                                   ПРОШУ:

   Выйти  с представлением в Квалификационную коллегию судей Свердловской
   области   о   привлечении   судьи   Яковлевой  Н.В.  к  дисциплинарной
   ответственности  за  совершение  ее  проступков,  умаляющих  авторитет
   судебной власти.

   Приложение:

   1. копия настоящей кассационной жалобы;

   2. ордер 053949 от 31 июля 2009 г.

   Адвокат, защитник Соколова А.В. ________________Р.Е. Качанов

   07 августа 2009 г.

   Документ  на  9-и страницах в двух экземплярах предоставлен Ленинскому
   районному  суду  г.  Екатеринбурга 4 августа 2009 г. Также представлен
   ордер.


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Anonymous - 13.06.2011 15:53:38

Позорище. Не адвокаты, а бабы базарные. Противно.

 

2. Anonymous - 14.01.2013 14:29:55

Отлично написано молодцы всех за решотку

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):