Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новые документы и материалы

Подборка материалов "Обзоры постановлений Европейского суда по правам человека"


Бик против России

 

10.06.2010

 

                               ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

                             БИК ПРОТИВ РОССИИ

                           (Жалоба No. 26321/03)

                               ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                 СТРАСБУРГ

                               22 апреля 2010

   Данное  постановление вступит в силу в соответствии со Статьей 44 S: 2
   Конвенции. Оно может быть подвергнуто редакционной правке.

   В деле Бик против России,

   Европейский  Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в
   составе:

   Christos Rozakis, Председателя,
   Nina Vaji,
   Anatoly Kovler,
   Elisabeth Steiner,
   Khanlar Hajiyev,
   Giorgio Malinverni,
   George Nicolaou, судьи,
   и Sren Nielsen, Секретарь Секции,

   Посовещавшись в закрытом судебном заседании 25 марта 2010,

   Выносит следующее постановление, которое было принято той датой:

   ПРОЦЕДУРА

   1.  Дело  инициировано  по  жалобе  (No.  26321/03)  против Российской
   Федерации,  поданной  в  Суд  в соответствии со Статьей 34 Конвенции о
   защите  прав  человека  и  основных  свобод  (далее  -  <<Конвенция>>)
   российским гражданином, господином Александром Ефимовичем Биком (далее
   - <<заявитель>>), 5 августа 2003 г.

   2.  Российское  правительство (далее - <<Правительство>>) представляла
   госпожа  Милинчук  В.,  бывший Уполномоченный Российской Федерации при
   Европейском  Суде  по  правам  человека,  господин Савенков А., первый
   заместитель  министра юстиции РФ, и впоследствии господин Матюшкин Г.,
   Уполномоченный  Российской  Федерации  при  Европейском Суде по правам
   человека  Уполномоченный  Российской Федерации при Европейском Суде по
   правам человека.

   3.  Заявитель   предполагал,   в  частности,  что  его  принудительное
   помещение в психиатрическую больницу является незаконным.

   4.  19  июня  2008 г. Председатель Первой Секции решил коммуницировать
   жалобу  и  передать Правительству. Он также принял решение рассмотреть
   одновременно  вопрос о приемлемости жалобы и по существу (Статья 29 S:
   3).

   5.  Правительство возражало против одновременного рассмотрения дела на
   приемлемость  и  по  существу.  Суд  рассмотрел  и отклонил возражения
   Правительства.

   ФАКТЫ

   I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

   6.  Заявитель родился в 1972 г. и живет в г. Москва.

   7.  27  мая  2002  г. мать заявителя обратилась в Психоневрологический
   диспансер    No.21   (далее   -   <<диспансер>>)   для   того,   чтобы
   освидетельствовать  ее  сына в связи с изменениями в его поведении. Он
   боялся  покидать  свою  квартиру,  прекратил все социальные контакты и
   пугался шумов или телефонного звонка.

   8.  Заявитель отказался пройти освидетельствование в клинике, и 29 мая
   2002 г. доктор Н., психиатр клиники, обратился в суд за постановлением
   о   проведении   освидетельствования   заявителя   принудительно.  Она
   отметила,   что   на  основании  информации,  представленной  матерью,
   заявитель   мог  страдать  от  серьезного  психического  расстройства,
   которое  нарушило его способность вести обычный образ жизни, и что его
   состояние могло ухудшиться, если оставить его без лечения.

   9.  31   мая   2002   Черемушкинский  районный  суд  г.  Москвы  вынес
   постановление  о  проведении  психиатрического освидетельствования. Со
   слов заявителя, его проинформировали о данном постановлении позже.

   10.  5  июня  2002 г. доктор Н. освидетельствовал заявителя дома. Мать
   заявителя  присутствовала.  Заявитель  был  возбужденным, он кричал на
   врача и мать и угрожал им. Он отказался разговаривать и заставил обеих
   уйти.  Врач  Н.  сделал  вывод,  что заявитель страдает параноидальной
   шизофренией  и  что  его состояние требует помещение в психиатрическую
   клинику  для  дальнейшего освидетельствования и лечения. В 7.20 вечера
   заявителя  доставили  в  Психиатрическую  клиническую  больницу No.15)
   (далее  -  <<больница>>).  Со  слов  заявителя,  его сначала отвезли в
   полицейский участок, а затем в больницу.

   11.  7  июня  2002 г. заявитель согласился на лечение в больнице до 14
   июня 2002 г.

   12.  В пятницу 14 июня 2002 г. заявитель отказался дольше оставаться в
   больнице. В полдень его освидетельствовали трое психиатров и поставили
   предварительный    диагноз:    страдает   депрессивным   синдромом   и
   шизофренией.  Они  отмечали,  что  заявитель  был  безлюдным,  у  него
   антиобщественное   поведение;   он   не  осознавал  свое  состояние  и
   высказывал   галлюцинаторные   идеи   о   своей   матери,   пытающейся
   манипулировать  им.  Они  сделали  вывод, что психическое расстройство
   было достаточно серьезным и требовало стационарного лечения.

   13.  В понедельник 17 июня 2002 г. администрация больницы обратилась в
   суд,  чтобы продлить пребывание заявителя в больнице. В соответствии с
   представленным  медицинским  заключением  заявитель  страдал серьезным
   психическим  расстройством  и может причинить себе серьезный вред себе
   или  окружающим.  В  тот  же  день  Нагатинский районный суд г. Москвы
   постановил   о   дальнейшем   пребывании   заявителя   в  больнице  до
   рассмотрения  дела.  Суд  не  представил  никаких  оснований  в  своем
   постановлении.

   14.  21  июня  2002  г.  Нагатинский  районный  суд г. Москвы разрешил
   продлить  срок  пребывания  заявителя  в  больнице. Проходило в здании
   больницы.  Заявитель  присутствовал  на  судебном  заседании,  но  без
   защитника. В частности, суд отметил:

   "После  того,  как  заслушали  заявителя,  представитель больницы....,
   прокурор,   который   посчитал,   что   ходатайство   больницы   нужно
   удовлетворить,  а  после  изучения  имеющихся  у  суда материалов, суд
   считает, что ходатайство больницы о принудительном помещении заявителя
   в больницу является обоснованным и подлежит удовлетворению."

   15.  27  июня  2002 г. заявитель дал письменное согласие на дальнейшее
   лечение в больнице.

   16.  Как  только  состояние  заявителя  улучшилось,  его  отпустили из
   больницы 4 июля 2002 г.

   17.  23  января 2003 г. заявитель обратился с жалобой на решение от 21
   июня  2002  г. Он, в частности, указал, что суд не проверил законность
   его помещения в больницу.

   18.  20  марта  2003 г. Московский городской суд оставил решение от 21
   июня  2002  г.  в  силе.  Заявитель  и  его защитник присутствовали на
   судебном  заседании.  Суд  отметил,  что  госпитализация  заявителя не
   противоречила  законодательству.  Далее суд указал, что принудительное
   помещение  заявителя  в  больницу  было  необходимым  в  связи  с  его
   серьезным  психическим  расстройством,  что представляла опасность для
   него  самого  и  окружающих.  Наконец,  суд отметил, что заявитель мог
   обратиться  за правовой помощью для представления его интересов в суде
   первой инстанции. Однако, он этого не сделал, и в связи с этим решение
   от 21 июня 2002 г. необходимо оставить в силе.

   II.  ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО И ПРАКТИКА

   A.  Недобровольное помещение пациента в психиатрическую больницу

   1.  Закон  о  психиатрической  помощи  от 2 июля 1992 г. с изменениями
   (далее - <<Закон>>)

   19.  Психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без
   его  согласия  или без согласия его законного представителя в случаях,
   когда  по  имеющимся  данным  обследуемый  совершает  действия, дающие
   основания   предполагать   наличие   у   него   тяжелого  психического
   расстройства, которое обусловливает: а) его непосредственную опасность
   для   себя   или   окружающих,  или  б)  его  беспомощность,  то  есть
   неспособность    самостоятельно   удовлетворять   основные   жизненные
   потребности,   или   в)  существенный  вред  его  здоровью  вследствие
   ухудшения  психического  состояния,  если  лицо  будет  оставлено  без
   психиатрической помощи (Статья 23 Закона).

   20.  В  случаях,  предусмотренных  пунктами  "б" и "в" части четвертой
   статьи    23    настоящего    Закона,    решение   о   психиатрическом
   освидетельствовании  лица  без  его  согласия  или  без  согласия  его
   законного  представителя принимается врачом-психиатром с санкции судьи
   (Статья 24 Закона).

   21.  В  случае  <<а>>,  <<б>>  или  <<в>> лицо, страдающее психическим
   расстройством,   может   быть   госпитализировано   в  психиатрический
   стационар   без   его   согласия   или   без  согласия  его  законного
   представителя  до  постановления  судьи,  если  его  обследование  или
   лечение   возможны  только  в  стационарных  условиях,  а  психическое
   расстройство является тяжелым (Статья 29 Закона).

   22.  Лицо,  помещенное  в  психиатрический  стационар  по  основаниям,
   предусмотренным  статьей  29 настоящего Закона, подлежит обязательному
   освидетельствованию  в  течение  48  часов комиссией врачей-психиатров
   психиатрического    учреждения,    которая    принимает   решение   об
   обоснованности    госпитализации.   Если   госпитализация   признается
   обоснованной,  то  заключение  комиссии врачей-психиатров в течение 24
   часов   направляется   в  суд  по  месту  нахождения  психиатрического
   учреждения  для  решения  вопроса  о  дальнейшем пребывании лица в нем
   (Статья 32 Закона).

   23.  Заявление  о  госпитализации  лица  в психиатрический стационар в
   недобровольном  порядке  судья  рассматривает  в  течение  пяти дней с
   момента   его   принятия  в  помещении  суда  либо  в  психиатрическом
   учреждении   (Статья  34  S:  1  Закона).  Принимая  заявление,  судья
   одновременно   дает  санкцию  на  пребывание  лица  в  психиатрическом
   стационаре  на  срок,  необходимый  для  рассмотрения заявления в суде
   (Статья 33 S: 3 Закона).

   2.  Гражданско-процессуальный  кодекс  Российской Федерации от 11 июня
   1964 г. с изменениями (<<старый ГПК>>)

   24.  Старый  ГПК не предусматривал специальных положений о помещении в
   психиатрическую больницу.

   B.  Исчисление процессуальных сроков

   25.  Процессуальный    срок,    исчисляемый    годами,    истекает   в
   соответствующие месяц и число последнего года срока. Срок, исчисляемый
   месяцами,  истекает в соответствующее число последнего месяца срока. В
   случае,  если  окончание  срока,  исчисляемого месяцами, приходится на
   такой  месяц, который соответствующего числа не имеет, срок истекает в
   последний  день этого месяца (Статья 101 старого ГПК и Статья 108 S:S:
   1 и 2 нового ГПК от 1 февраля 2003 г. с изменениями).

   ПРАВО

   I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 S: 1 (e) КОНВЕНЦИИ

   26.  Заявитель   жаловался,   что   принудительное   помещение  его  в
   психиатрическую  больницу с 14 по 27 июня 2002 г. было незаконным. Суд
   считает, что жалобу необходимо рассматривать в соответствии со Статьей
   5 S: 1 (e) Конвенции, которая гласит следующее:

   "1.  Каждый  имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто
   не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке,
   установленном законом:

   ...

   (e)  законное заключение под стражу ... душевнобольных.... ."

   27.  Правительство  оспаривает  жалобу.  Власти считают, что помещение
   заявителя   в  психиатрическую  больницу  соответствовало  применимому
   национальному  законодательству.  Когда заявитель отказался оставаться
   добровольно  в  больнице  14  июня  2002 г., днем того же дня комиссия
   психиатров  освидетельствовала  его  и  признала,  что  его  состояние
   требует дальнейшей госпитализации. Со слов Правительства администрация
   больницы не смогла передать заявление о продлении госпитализации в суд
   в  связи  с тем, что подготовка такого заявления требует значительного
   времени.  Поскольку  14  июня  2002  г. была пятницей, было невозможно
   передать   дело  в  суд  во  время  выходных,  т.к.  он  не  работает.
   Соответственно,  заявление  было  подано  17  июня  2002  г., в первый
   рабочий  день  после  выходных  (15-16  июня  2002  г.). Правительство
   высказало   мнение,   что   больница   действовала  в  соответствии  с
   применимыми  нормами  ГПК, в частности, со Статьей 108 ГПК РФ, которая
   предусматривает  такую  задержку  в  подаче жалобе в случае, если срок
   подачи приходится на нерабочий день.

   28.  Заявитель настаивал на своей жалобе.

   A.  Приемлемость 

   29.  Суд  считает,  что  жалоба  не является необоснованной в значении
   Статьи  35  S: 3 Конвенции. Далее Суд отмечает, что жалоба не является
   неприемлемой  по каким-либо основаниям. Следовательно, она должна быть
   признана приемлемой.

   B.  По существу

   1.  Общие принципы

   30.  Суд  напоминает,  что  выражения Статьи 5 S: 1 <<законный>> и <<в
   соответствии   с   предусмотренной  законом  процедурой>>  в  основном
   относятся   к   национальному   законодательству;   они  указывают  на
   необходимость соблюдать соответствующую процедуру на основании закона.
   Однако,  само  национальное  законодательство  должно  соответствовать
   Конвенции,  в  том  числе предусмотренным в ней общим принципам. Любая
   мера,   направленная   на   лишение   лица  свободы,  не  должна  быть
   произвольной и должна быть принята и исполнена соответствующим органом
   власти  (см. Winterwerp v. the Netherlands, от 24 октября 1979, S: 45,
   Series A no. 33).

   31.  Прежде  всего,  на национальные власти, а именно на суды, ложится
   обязанность толкования и применения внутреннего права. Так как с точки
   зрения  п.1  ст.  5  несоблюдение  внутреннего  права влечет нарушение
   Конвенции,  Суд  может  и должен проверить, было ли надлежащим образом
   соблюдено  внутреннее  право  (см. Benham v. the United Kingdom, от 10
   июня 1996, S: 41, Reports of Judgments and Decisions 1996-III).

   32.  Суд  напоминает, что в соответствии с его судебной практикой лицо
   может  считаться  <<душевнобольным>>  и быть лишено свободы только при
   наличии,  по  крайней  мере,  трех  следующих  условий: во-первых, его
   душевная   болезнь  должна  быть  достоверно  установлена;  во-вторых,
   болезнь  должна  иметь  характер,  оправдывающий  помещение в лечебное
   учреждение;  в-третьих,  и  только  этот критерий применяется в данном
   деле,  помещение  в  лечебное учреждение не может законно длиться лицо
   без  продолжительности  этой болезни (см. Winterwerp, указано выше, S:
   39;  Luberti  v.  Italy,  от  23 февраля 1984, S: 27, Series A no. 75;
   Johnson  v.  the United Kingdom, от 24 октября 1997, S: 60, Reports of
   Judgments  and  Decisions  1997-VII;  и  Hutchison  Reid v. the United
   Kingdom, no. 50272/99, S: 48, ECHR 2003-IV).

   2.  Применение принципов в настоящем деле 

   33.  Суд  отмечает,  что в соответствии с российским законодательством
   лицо,  принудительно  помещенное в психиатрический стационар, подлежит
   обязательному   освидетельствованию   в  течение  48  часов  комиссией
   врачей-психиатров  психиатрического  учреждения.  Если  госпитализация
   признается  обоснованной,  то  заключение комиссии врачей-психиатров в
   течение   24   часов   направляется   в   суд   по   месту  нахождения
   психиатрического   учреждения   для   решения   вопроса  о  дальнейшем
   пребывании лица в нем (см. параграф 22).

   34.  С  учетом обстоятельств настоящего дела Суд отмечает, что 14 июня
   2002  г.  заявитель  отказался  оставаться  в больнице. Следовательно,
   больница  должна была освидетельствовать его, и поскольку было принято
   решение,  что он должен остаться в больнице, администрация должна была
   обратиться в суд в течение 24 часов.

   35.  Суд   согласен   с   российскими  властями,  что  предусмотренная
   национальным       законодательством       процедура      относительно
   освидетельствования  заявителя  была  соблюдена.  14  июня  2002  г. в
   полдень  комиссия  врачей-психиатров  осмотрела  заявителей  и сделала
   заключение,  что  необходима  дальнейшая госпитализация. Администрация
   больницы  была  обязана  в  течение 24 часов после освидетельствования
   комиссией,  т. е.  не  позже полдня 15 июня 2002 г. обратиться в суд с
   заявлением  для  решения  вопроса  о дальнейшем пребывании заявителя в
   ней. Однако, заявление было подано на два дня позже, 17 июня 2002 г. В
   результате  заявителя  удерживали  в  больнице в течение трех дней без
   судебного постановления.

   36.  Суд  не  может принять мнение Правительства, что в соответствии с
   национальным   законодательством   возможно  отложить  срок  обращения
   больницы в суд для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в ней,
   если   предусмотренный   законом  срок  попадает  на  нерабочий  день.
   Положения  ГПК,  на которые ссылается Правительство, регулируют только
   исчисление процессуальных сроков, выраженных в днях, месяцах и годах и
   очевидно,  что  неприменимы  к  процедуре  обращения в суд для решение
   вопроса о дальнейшей госпитализации лица в психиатрическую больницу, в
   которой сроки устанавливаются в часах.

   37.  Суд   не   считает   приемлемым  тот  факт,  что,  как  указывает
   Правительство,  15  и  16  июня  2002 г. не были рабочими днями и дело
   заявителя не могло быть рассмотрено до начала рабочей недели. В случае
   если под угрозой находится свобода лица, государства должны обеспечить
   доступ   к   судам  даже  во  время  праздников  или  выходных,  чтобы
   гарантировать  быстрое  рассмотрение срочных вопросов в соответствии с
   предусмотренной   национальным  законодательством  процедурой.  Однако
   представляется,  что  данные  положения не применимы в обстоятельствах
   настоящего дела.

   38.  Вышеуказанных оснований достаточно для Суда, чтобы сделать вывод,
   что   действия  национальных  властей  не  соответствовали  процедуре,
   предусмотренной  российским законодательством, при обращении в суд для
   решения вопроса о госпитализации заявителя в психиатрическую больницу.
   Следовательно, имело место нарушение Статьи 5 S: 1 Конвенции.

   39.  В  связи  с  признанным  нарушением  Суд  не  считает необходимым
   рассматривать  отдельно  вопрос  о  том,  действительно  ли  заявитель
   страдал  психическим  заболеванием  в  такой  степени, что потребовало
   принудительное  удержание  его в больнице с 14 по 27 июня 2002 г. (см.
   Storck v. Germany, no. 61603/00, S: 113, ECHR 2005-V).

   II.  ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

   40.  Заявитель   предполагал,  что  ему  не  предоставили  возможность
   обжаловать  решение  от  31  мая  2002  г. в нарушение Статей 3, 5 и 6
   Конвенции.  Кроме того, он жаловался на нарушение Статьи 8 Конвенции в
   той  части,  что визит доктора Н. нему домой является вмешательством в
   его  право на уважение частной жизни, и что на основании ее заключения
   от  5  июня  2002  г.  о помещении его в психиатрическую больницу, его
   арестовали  и  забрали  в  милицию. Он жаловался на нарушение Статьи 1
   Протокола   1   в  той  части,  что  принудительная  госпитализация  в
   психиатрическую    клинику    могла   привести   к   ограничению   его
   правоспособности,  в  этом  случае  он  не  мог  бы совершать сделки с
   недвижимостью.   Наконец,   не   представив   дополнительных  деталей,
   заявитель жаловался на нарушение его прав, гарантированных Статьями 2,
   4, 7 - 10, 13, 17, и 18 Конвенции.

   41.  Однако,  с  учетом  всех  имеющихся  материалов Суд признает, что
   нарушение  прав  и свободы, предусмотренных Конвенцией и Протоколами к
   ней,  отсутствует.  Из  этого  следует, что данная часть жалобы должна
   быть  отклонена  как  необоснованная на основании Статьи 35 S:S: 3 и 4
   Конвенции.

   III.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

   42.  Статья 41 Конвенции предусматривает:

   "Если   Суд   объявляет,  что  имело  место  нарушение  Конвенции  или
   Протоколов  к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны
   допускает  возможность  лишь  частичного  возмещения,  Суд,  в  случае
   необходимости, присуждает выплату справедливой компенсации потерпевшей
   стороне".

   A. Ущерб 

   43.  Заявитель   требовал   350,000   евро   (EUR)  и  1/13  процентов
   материального ущерба и морального вреда.

   44.  Правительство  заявило,  что  жалобы заявителя не дает повода для
   присуждения   суммы  справедливой  компенсации.  В  любом  случае  они
   отметили, что заявитель не обосновал заявленную сумму.

   45.  Суд   не   видит  причинно-следственной  связи  между  признанным
   нарушением  и  предполагаемым материальным ущербом; следовательно, Суд
   отклоняет  данное  требование.  С  другой  стороны,  Суд  считает, что
   заявитель  испытывал  страдания  и  разочарование в связи с незаконным
   содержанием   его  в  психиатрической  больнице.  Соответственно,  Суд
   считает,  что  заявителю  необходимо  компенсировать  моральный  вред.
   Однако,  Суд считает заявленную заявителем сумму чрезмерной. Оценив на
   справедливой  основе,  Суд  присуждает заявителю 1 000 евро в качестве
   компенсации морального вреда плюс необходимые налоги.

   B. Судебные расходы и издержки

   46.  Заявитель  не заявлял требований о возмещении судебных расходов и
   издержек.  Соответственно,  Суд  не  присуждает никакой суммы в рамках
   данного раздела.

   С. Процентная ставка

   47.  Суд  считает,  что  процентная  ставка  равна  процентной  ставке
   Европейского  центрального  банка  плюс  три  процента, если требуемая
   сумма не будет выплачена в трехмесячный срок.

   FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY

   1.  Объявляет  жалобу относительно принудительного помещения заявителя
   в  психиатрическую  больницу  с  14 по 27 июня 2002 г. приемлемой, а в
   остальной части -- неприемлемой;

   2.  Постановляет, что имело место нарушение Статьи 5 S: 1 Конвенции;

   3.  Постановляет

   (a)  что государство-ответчик должен выплатить организации-заявителю в
   течение  трех  месяцев  с даты, когда постановление вступит в законную
   силу  в  соответствии  со  Статьей  44 S: 2 Конвенции, EUR 1 000 (одна
   тысяча  евро)  в качестве компенсации морального вреда, в пересчете на
   национальную  валюту  государства-ответчика  по курсу, действующему на
   день вынесения постановления, а также уплатить необходимые налоги;

   (b)  что  простые  проценты  по ставке Европейского центрального банка
   начисляются  на  эту  сумму по истечении вышеупомянутого трехмесячного
   срока до момента фактической уплаты плюс три процента;

   4.  Отклоняет остальную часть требований о справедливой компенсации.

   Совершено на английском языке, и вынесено в письменной форме 22 апреля
   2010 г., на основании Правила 77 S:S: 2 и 3 Правил Суда.

   Sоren Nielsen Christos Rozakis
   Секретарь Председатель

   12 BIK v. RUSSIA JUDGMENT

   BIK v. RUSSIA JUDGMENT 12


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):