Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Шаркунов и Мезенцев против Российской Федерации"


Меморандум заявителей в ответ на меморандум правительства по жалобе Шаркунова и Мезенцева по жалобе в Европейском суде по правам человека на нарушение статей 3, 6 ЕКПЧ (на русском языке)

 

16.11.2005

 

   Жалоба N 75330/01 Sharkunov and Mezentsev v. Russia

       Письменные объяснения стороны заявителей в ответ на меморандум

     Правительства Российской Федерации по жалобе Шаркунова и Мезенцева

                 против Российской Федерации (N 75330/01).

   В   ответ  на  меморандум  Уполномоченного  Российской  Федерации  при
   Европейском   суде   по   правам  человека  сторона  заявителя  готова
   представить  свои  соображения  по  каждому  из вопросов, поставленных
   Европейским судом по правам человека по указанной жалобе.

   Замечания   и   возражения   на   ответы  правительства  касаются  как
   фактической стороны дела, так и вопросов права.

   1.   Относительно  ответа  Уполномоченного  Российской  Федерации  при
   Европейском  суде  по  правам  человека  на  первый вопрос, касающийся
   применения   к   заявителям   пыток   и  бесчеловечного  и  унижающего
   достоинство обращения.

   Заявители  не согласны с изложением фактических обстоятельств властями
   Российской  Федерации  относительно  применения  к  заявителям  пыток,
   бесчеловечного и унижающего достоинство обращения.

   1.1.  В объяснении от 17 июня 2005 года бывшего заместителя начальника
   отдела  Управления по борьбе с организованной преступностью Управления
   внутренних   дел   Якова   А.В.   указано,  что  Шаркунов  и  Мезенцев
   неоднократно  писали жалобы в прокуратуру на то, что к ним применялось
   физическое насилие в ходе следствия.

   В  объяснении Якова А.В., данном им в мае 1999 года (копия прилагается
   к меморандуму заявителей), зафиксировано время доставления Шаркунова в
   зональный  отдел  УБОП Шадринского ГОВД во второй половине дня 5 или 6
   мая  1999 года и его нахождение там до двух часов ночи следующего дня,
   что  соответствует излагаемым Шаркуновым обстоятельствам дела - именно
   в  этот  период  времени к нему применялись пытки электротоком, угрозы
   расстрелом и иные формы бесчеловечного и унижающего обращения.

   1.2.  В  меморандуме  Правительства РФ находит подтверждение тот факт,
   что  заявитель  Шаркунов В.В. предъявлял жалобы на состояние здоровья.
   Однако   власти   Российской   Федерации   объясняют   это  состоянием
   абстиненции,  поскольку  заявитель по их сведениям являлся наркоманом.
   Эти   сведения   не   соответствуют  действительности  и  противоречат
   сведениям,  содержащимся  справке  от  17  сентября 1999 года N 176, в
   которой  установлено, что Шаркунов В.В. наркоманией не страдает (копия
   справки  прилагается). Таким образом, факт жалоб на состояние здоровья
   властями  РФ  признан,  но  дано не соответствующее действительности и
   неадекватное объяснение таким жалобам на состояние здоровья.

   Между  тем,  как неоднократно было установлено в решениях Европейского
   суда  по  правам  человека,  если  лицо было взято под стражу в полном
   здравии,  но  к моменту освобождения из-под стражи получило физические
   повреждения,  это обязанность государства привести убедительные доводы
   о  том,  как  эти  повреждения  были  получены, (см. Tomasi v. France,
   Ribitch v. Austria). Российской Федерацией представлены неубедительные
   и  не соответствующие действительности доводы о происхождении телесных
   повреждений, на которые жаловался заявитель.

   Относительно второго заявителя, Мезенцева: власти Российской Федерации
   не представили доказательств, что лицо поступило и вышло из-под стражи
   без  физических  повреждений. 09.12.1999 г. и 15.12.1999 Мезенцев А.А.
   медицинскими  работниками  после  возвращения  с  допросов  в  УБОП на
   предмет  наличия  телесных  повреждений  не  осматривался, несмотря на
   многочисленные  жалобы  на  боли  и  требования  провести  медицинский
   осмотр.  Перевязка  после  нанесения  телесных повреждений проведена в
   травматологическим  пункте  городской  поликлиники. Для сокрытия факта
   нанесения  телесных  повреждений  судебно-медицинская  экспертиза была
   проведена  только  через  47  дней  после их нанесения (дата указана в
   акте, который прилагается к настоящему меморандуму).

   1.3.   Относительно   процессуального  аспекта  статьи  3  Европейской
   Конвенции  о  защите  прав  человека  и  основных свобод - обязанности
   государства   проводить   эффективное   расследование   по  жалобам  о
   применении пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения.

   В  деле  Assenov  v. Bulgaria от 28 октября 1998 г. Европейский суд по
   правам человека указал, что без надлежащего расследования запрет пыток
   и  бесчеловечного  и унижающего достоинство обращения, несмотря на его
   фундаментальную  важность,  будет  на практике неэффективным. В данном
   деле  также  установлено,  что  когда заявитель жалуется на то, что он
   незаконно  и  в  нарушение  статьи  3 Конвенции подвергался обращению,
   запрещенному  статьей  3  Конвенции, это положение вместе с положением
   статьи  1  Конвенции налагает на государство обязательство предпринять
   серьезное  официальное  расследование. Даже при обстоятельствах, когда
   невозможно  установить  <<при отсутствии обоснованного сомнения>>, что
   имело  место обращение, запрещенное статьей 3 Конвенции, отказ властей
   провести  расследование  или  проведение  неэффективного расследования
   может  повлечь  за  собой  нарушение  процессуального аспекта статьи 3
   Конвенции.

   В данном деле расследование заявленных в жалобах Шаркунова и Мезенцева
   видов  обращения,  запрещенных  статьей  3  Конвенции,  властями РФ не
   проводилось.

   1.3.1. Российской Федерацией не представлены доказательства проведения
   своевременных  освидетельствований  состояния  здоровья  заявителей  в
   период нахождения их под стражей.

   Объяснения  со  стороны  властей  причин  жалоб  на состояние здоровья
   Шаркунова   опровергаются  документами  о  том,  что  он  не  страдает
   наркоманией  и  соответственно  у  него  не  может  быть абстинентного
   синдрома.

   Судебно-медицинская экспертиза по факту наличия телесных повреждений у
   Мезенцева  была  проведена  только  через  47 дней, что является явным
   свидетельством   умышленного   сокрытия   фактов  причинения  телесных
   повреждений  заявителю  и  невыполнением  процессуальных  обязательств
   государства по статье 3.

   1.3.2.  Заявителями  направлялись  жалобы  на  применение к ним пыток,
   бесчеловечного  и  унижающего  достоинство  обращения  - в Генеральную
   прокуратуру,  заявления  о  возбуждении уголовного дела в прокуратуру,
   заявления в судебном заседании о применении физического и психического
   насилия,    однако   проведение   расследования   не   соответствовало
   требованием,  установленных  практикой  Европейского  суда  по  правам
   человека в отношении стандартов эффективного расследования.

   Таким  образом,  Российской  Федерации  было  нарушено  процессуальное
   обязательство  государства  по статье 3 Европейской Конвенции о защите
   прав  человека и основных свобод. Следовательно, имело место нарушение
   статьи 3 Конвенции.

   1.4.   Относительно   заявления   властей   Российской   Федерации   о
   неисчерпанности средств внутренней правовой защиты.

   Заявители   обращались   в   Шадринскую   межрайонную   прокуратуру  с
   заявлениями   о  возбуждении  уголовного  дела  по  фактам  применения
   незаконных    методов   ведения   следствия.   По   жалобе   Мезенцева
   Постановлением  старшего  помощника Шадринского межрайонного прокурора
   от  28  января  2000  в  возбуждении  уголовного  дела  было отказано.
   Шаркунову   также   было   отказано   в  возбуждении  уголовного  дела
   Постановлением   от  5  мая  2000  года.  Власти  РФ  утверждают,  что
   заявителями  не  использовано право на обращение в суды, в связи с чем
   не исчерпаны средства внутренней правовой защиты.

   Заявитель  не  согласен  с  данным  утверждением российских властей по
   следующим   основаниям:   обращение   в  суд  в  порядке  закона  <<Об
   обжаловании  в  суд  действий  и  решений,  нарушающих права и свободы
   граждан>>   являлось   процессуально  недоступным  средством  правовой
   защиты,  поскольку  в  соответствии  со статьей 3 данного Закона, суды
   рассматривают  жалобы  на  любые  действия, нарушающие права и свободы
   граждан,   кроме   действий,  в  отношении  которых  законодательством
   предусмотрен   иной   порядок   судебного  обжалования.  В  Российской
   Федерации  существовала  распространенная  практика  отказа в принятии
   жалоб  о  применении недозволенных методов следствия в порядке данного
   Закона,  поскольку  суды  указывали,  что  действия связаны с ведением
   расследования, соответственно, жалобы должны рассматриваться в порядке
   уголовного  производства - этот порядок и был использован заявителями.
   В  соответствии  со  статьей  218  Уголовного  процессуального кодекса
   РСФСР,  который действовал во время рассматриваемых событий, жалобы на
   действия   органа   дознания   или   следователя   подаются  прокурору
   непосредственно   либо   через   лицо,   производившее  дознание,  или
   следователя,  на действия которых жалоба приносится. Жалобы могут быть
   как  письменные,  так  и  устные.  Устные жалобы заносятся в протокол,
   который подписывается заявителем и лицом, принявшим жалобу.

   Лицо,  производящее дознание, и следователь обязаны в течение двадцати
   четырех   часов   направить   поступившую   жалобу  вместе  со  своими
   объяснениями прокурору.

   Принесение   жалобы   впредь  до  ее  разрешения  не  приостанавливает
   приведение  в  исполнение  обжалуемого  действия, если этого не найдут
   нужным сделать соответственно лицо, производящее дознание, следователь
   или прокурор.

   Заявители  также  не имели возможности обжаловать в суды Постановления
   об  отказе  в  возбуждении  уголовного  дела, поскольку из прокуратуры
   заявителям  было  только  сообщено  об отказе в возбуждении уголовного
   дела,   но  сами  тексты  Постановлений  заявителям  не  направлялись.
   Шаркунова  Т.А.,  действуя как представитель заявителя, впервые смогла
   ознакомиться   с   данным   постановлением   только   30.05.2001   при
   ознакомлении  с  материалами дела в Свердловском областном суде (копия
   заявления об ознакомлении с материалами дела с резолюцией о разрешении
   ознакомиться  с материалами от 30.05.2001 прилагается). Таким образом,
   у заявителей отсутствовала возможность доступа к судебному обжалованию
   данного    документа,   поскольку   отсутствовал   доступ   к   тексту
   Постановления,  и  средство  судебной  защиты  было  в  настоящем деле
   неэффективным в силу его недоступности для заявителей.

   Таким  образом,  заявители  исчерпали доступные и эффективные средства
   правовой защиты в отношении жалоб по статье 3 Конвенции.

   2.  Относительно  второго вопроса Европейского суда по правам человека
   российским  властям,  касающегося  обеспечения  возможностей  судебной
   защиты  права  от  пыток  и  бесчеловечного  и  унижающего достоинство
   обращения.

   Как  указывалось  выше,  заявителям  не  направлялись Постановления об
   отказе  в  возбуждении  уголовного дела, соответственно, не имя текста
   постановлений  они  не  могли  адекватно реализовать право на судебную
   защиту.  В ответах прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела
   право  на  возможность  обжалования  в  суде  и  аргументы  отказа  не
   разъяснялись.

   В  ответе  властей  РФ  на  вопрос  Европейского суда N 2 указано, что
   Верховный  суд  РФ  располагает только ответами органов прокуратуры на
   жалобы  на  жестокое  обращение,  поданные свидетелями Тофанило В.И. и
   Ворониным А.В. Между тем, в протоколе судебного заседания указано, что
   потерпевший   Генке   А.А.  дал  показания  под  давлением  свидетелей
   (протокол судебного заседания, лист 12), свидетель Сычев А.В. показал,
   что  во  время  допроса на него надевали противогаз, заставляли нюхать
   антигидрит,  заставили подписывать чистый лист бумаги вместо протокола
   (протокол  судебного  заседания,  лист 17). Таким образом, несмотря на
   попытки  использовать  судебное  средство защиты и заявить в суде, что
   доказательства  получены  незаконным  путем,  (в  том  числе получения
   признаний  от  самих  заявителей и от свидетелей путем оказания на них
   физического  и  психического  давления),  и  фиксацию  данного факта в
   протоколе  судебного заседания, судебная защита не была эффективной, и
   судебные  органы  вынесли  приговор на основании показаний свидетелей,
   полученных с применением физического и психического принуждения.

   3.   Относительно   третьего   вопроса   о  предоставлении  заявителям
   необходимых возможностей защиты в соответствии с п. b части 3 статьи 6
   Европейской  Конвенции  о  защите  прав  человека  и основных свобод и
   ответа властей Российской Федерации на этот вопрос.

   Заявители  не  отрицают  факта ознакомления с результатами экспертизы,
   однако  в  п.  b  части  3  статьи 6 Конвенции речь идет праве <<иметь
   достаточное   время  и  возможности  для  подготовки  своей  защиты>>.
   Формально  право  ознакомления  с документами было реализовано, однако
   учитывая  срок  между  моментом  ознакомления  с  документом и началом
   судебного  заседания  можно  утверждать,  что предоставленное время не
   было  достаточным для реализации возможности поставить вопрос о вызове
   эксперта  в судебное заседание и его допросе. Шаркунов В.В. ознакомлен
   с  заключением  эксперта  6  мая  2000  г.,  Мезенцев - 10 мая 2000 г.
   судебное  заседание  началось 19 июля 2000 г. Данный период необходимо
   также  рассматривать  в контексте его сравнения с датой, когда сторона
   обвинения    получила    возможность   ознакомиться   с   результатами
   баллистической  экспертизы - на 9 месяцев раньше, чем заявители. Таким
   образом,   помимо   права  на  достаточное  время  и  возможности  для
   осуществления    своей    защиты    нарушен    принцип   равенства   и
   состязательности  в  уголовном  процессе.  В  деле  Fitt v. The United
   Kingdom  (16/02/2000)  п. 44 Европейский суд по правам человека указал
   следующее:  <<Любой  уголовный  процесс,  включая  его  процессуальные
   аспекты,   должен   иметь   состязательный  характер  и  гарантировать
   равенство   сторон,  обвинения  и  защиты:  в  этом  состоит  один  из
   основополагающих    аспектов    права    на    справедливое   судебное
   разбирательство.    Право    на   состязательный   уголовный   процесс
   предполагает,  как  для  обвинения,  так  и  для  защиты,  возможность
   ознакомиться  с замечаниями и доказательствами, представленными другой
   стороной.   Кроме   того,   п.  1  статьи  6  требует,  чтобы  власти,
   осуществляющие  преследование,  сообщали защите обо всех относящихся к
   делу доказательствах, которыми они располагают, как обвинительных, так
   и оправдательных>>.

   4. Относительно четвертого вопроса, поставленного Европейским судом по
   правам человека перед российскими властями и касающегося возможности
   получения помощи адвоката на начальной стадии расследования уголовного
   дела.

   Заявители настаивают на том, что отказ от помощи адвоката на начальной
   стадии   следствия,   зафиксированный   в  материалах  дела,  является
   результатом  физического и психического насилия в отношении них. 5 мая
   1999  года  сразу после задержания Шаркунов В.В. просил пригласить для
   защиты  адвоката  Топоркова  А.Б.  или  Овчинникову Т.Н., о чем матери
   заявителя  Шаркунова  -Шаркуновой Т.А. сообщил следователь прокуратуры
   Полуяхтов  И.А.  во  время  беседы  с  ней 6 мая 1999 г. - данный факт
   отражен  в  жалобе  Шаркуновой  Т.А.  от  14  мая  1999  года по факту
   применения насилия к ее сыну в ходе следствия.

   5. Относительно ответа российских властей на вопрос, касающийся вызова
   свидетелей защиты на тех же условиях, что и свидетелей обвинения.

   Заявители  настаивают  на  том,  что в нарушение п. d части 3 статьи 6
   Конвенции  были  лишены  возможности  допросить  свидетелей  на равных
   условиях со стороной обвинения.

   5 июля 2000 года заявителем Мезенцевым в Курганский областной суд было
   направлено   ходатайство   о   вызове   в  судебное  заседание  восьми
   свидетелей,  однако  три  из  них  вообще  не  были  включены в список
   свидетелей,  вызываемых  судом, а в отношении свидетеля Орлова не были
   приняты меры к обеспечению его явки в судебное заседание.

   Отсутствие  возможности  допросить  свидетеля Васильеву подтверждается
   тем  фактом,  что  во  время  данного  допроса  как  подсудимые, так и
   присутствующие  были  удалены  из зала, а при возвращении подсудимых в
   зал  показания  свидетеля  были  оглашены  не полностью - показания от
   17.02.2000  г.  в  суде  не  оглашались.  В  данном случае имело место
   нарушение  принципа, установленного п. d части 3 статьи 6 Конвенции. В
   деле  Van Mechelen v. Netherlands от 23.04.1997 г. (п. 51) Европейский
   суд  по  правам  человека указал, что обычно все доказательства должны
   быть   представлены   в   ходе   публичного   слушания  в  присутствии
   обвиняемого,   с  тем  чтобы  обеспечить  состязательность.  Из  этого
   принципа  имеются  исключения, но они не должны ущемлять права защиты.
   По  общему правилу, часть 1 и п. d части 3 статьи 6 Конвенции требуют,
   чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная возможность оспаривать
   утверждения и допрашивать свидетельствующих против него лиц.

   Кроме  того,  заявители  не  согласны  с изложением фактов российскими
   властями,  что  заявители  не  возражали  против  завершения судебного
   заседания в отсутствие неявившихся свидетелей. Судом выяснялось мнение
   прокурора,  а  мнение подсудимых выяснено не было, что подтверждает л.
   25 Протокола судебного заседания - (копия прилагается).

   На  основании  изложенного,  заявители  считают  доводы  своей  жалобы
   обоснованными и доказанными.

   Приложение:

   1.Копия доверенности Деменевой А.В. от заявителя Мезенцева.

   2. Копия доверенности Деменевой А.В. от заявителя Шаркунова.

   3.Копия справки от 17 сентября 1999 г.

   4. Копия страницы 25 протокола судебного заседания.

   Представитель Шаркунова и Мезенцева А.В. Деменева


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):