Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Заключенные России отстаивают свое право голосовать "


Жалоба заключенных в ЕСПЧ о нарушении их права избирать

 

02.03.2012

 

   Numero de dossier

   File-number 

                   COUR EUROPEENNE DES DROITS DE L'HOMME

                      EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS 

                     ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

                  Conseil de l'Europe - Council of Europe

                  Strasbourg, France - Страсбург, Франция

                                  REQUETE

                                APPLICATION

                                   ЖАЛОБА

    presentee en application de l'article 34 de la Convention europeenne
                           des Droits de l'Homme,

          ainsi que des articles 45 et 47 du Reglement de la Cour

        under Article 34 of the European Convention on Human Rights

                 and Rules 45 and 47 of the Rules of Court

   в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции по правам человека

                     и статьями 45 и 47 Регламента Суда

   LES PARTIES

     * THE PARTIES
     * СТОРОНЫ

    A. LE REQUERANT / LA REQUERANTE

     * THE APPLICANT
     * ЗАЯВИТЕЛЬ
     * (Renseignements  `a fournir concernant le / la requerant(e) et son
       / sa representant(e) eventuel(le))
     * (Fill   in   the  following  details  of  the  applicant  and  the
       representative, if any)
     * (Данные о заявителе и его представителе, при наличии такового

    1. Фамилия заявителя 
    2. Имя (имена) и отчество 

    3. Пол: 

    4. Гражданство: 

    5. Род за нятий: За ключенный, от бывающий на казание в  виде лишения
       свободы. 

    6. Дата и место рождения:

    7. Постоянный адрес:

    8. Номер телефона:

    9. Адрес проживания в настоящее время (если отличается от п. 6)

   10. Имя и фамилия представителя* 

   11. Род занятий представителя

   12. Адрес представителя

   13. Номер телефона

   14. Номер телефакса

    B. LA HAUTE PARTIE CONTRACTANTE

   THE HIGH CONTRACTING PARTY

   ВЫСОКАЯ ДОГОВАРИВАЮЩАЯСЯ СТОРОНА

   (Indiquer  ci-apres  le nom de l'Etat / des Etats contre le(s) quel(s)
   la requete est dirigee)

   (Fill  in  the  name  of the State(s) against which the application is
   directed)

   (Укажите название государства, против которого направлена жалоба)

   Российская Федерация

   II. EXPOSE DES FAITS

   STATEMENT OF THE FACTS

   ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

   (Voir chapitre II de la note explicative)

   (See Part II of the Explanatory Note)

   (См. Раздел П Инструкции)

   Изложение  общей  ситуации  предполагаемого нарушения в России. Должно
   быть заполнено с разделом, относящимся к конкретной ситуации жертвы.

   Статья 3 протокола 1 Конвенции, в отношении права на свободные выборы,
   гласит:

   Высоко Договаривающиеся Стороны обязуются проводить свободные выборы с
   приемлемой  периодичностью  путем  тайного  голосования, при условиях,
   которые   обеспечат   свободное   волеизъявление   народа   в   выборе
   законодательной власти.

   Российская  Конституция  была  принята  в  1993  году  на референдуме,
   заменившим  Конституцию,  принятую  при  советской власти в 1978 году.
   Статья 32(3) Конституции России 2993 года предусматривает, что:

   Не  имеют  права избирать и быть избранными граждане, признанные судом
   недееспособными,  а  также  содержащиеся  в  местах лишения свободы по
   приговору суда.

   В постановлении по делу Хирст против Великобритании (2005) Европейский
   суд  по  правам  человека  (далее  - ЕСПЧ) установил, что национальное
   законодательство  Великобритании, содержащее положение о всеобъемлющем
   лишении    избирательного    права   любого   заключенного,   нарушило
   вышеупомянутую статью 3 Протокола 1 Конвенции.

   Также,  ЕСПЧ,  опираясь на решение Верховного Суда Канады по делу Сове
   против  Генерального  прокурора  (Sauve v. the Attorney General) от 31
   октября  2002  г.,  единогласно постановил, что такой автоматический и
   безоговорочный  запрет не служит какой-либо законной цели по Конвенции
   и, в любом случае, несоразмерен какой бы то ни было преследуемой цели.
   Суд   отметил,   что   несмотря   на   широкую   свободу   усмотрения,
   предоставляемую  государствам  в  избирательных  вопросах,  абсолютный
   запрет выпадает из приемлемых рамок усмотрения.^

   Статья,  лишающая  заключенных  права  голосовать, может быть изменена
   только  путем  внесения поправки в саму Конституцию или путем принятия
   новой  Конституции  (это  может быть достигнуто в обоих случаях только
   путем проведения референдума, или Конституционного собрания).

   В  Российской  Федерации  800  000  граждан находятся в местах лишения
   свободы  по  приговору суда (далее заключенные), это значит, что около
   миллиона  людей не могут выразить свои политические взгляды. Учитывая,
   что   кроме   их   права   на   свободу,   заключенные  лишены  только
   избирательного  права  и  никакого  другого  основополагающего  права,
   законная цель данного ограничения должна быть подвергнута сомнению.

   Нужно констатировать, что 18 государств-членов Совета Европы позволяют
   заключенным голосовать без каких-либо ограничений, в то время как лишь
   13  государств-членов  Совета Европы лишают заключенных избирательного
   права.^

   III. EXPOSE  DE  LA  OU  DES VIOLATION(S) DE LA CONVENTION ET / OU DES
       PROTOCOLES ALLEGUEE(S), AINSI QUE DES ARGUMENTS A L'APPUI

   STATEMENT OF ALLEGED VIOLATION(S) OF THE CONVENTION AND / OR PROTOCOLS
   AND OF RELEVANT ARGUMENTS

   ИЗЛОЖЕНИЕ  ИМЕВШЕГО(ИХ)  МЕСТО,  ПО  МНЕНИЮ  ЗАЯВИТЕЛЯ,  НАРУШЕНИЯ(ИЙ)
   КОНВЕНЦИИ И/ИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ АРГУМЕНТОВ

   (Voir chapitre III de la note explicative)

   (See Part III of the Explanatory Note)

   (См. Раздел Ш Инструкции)

   Заявитель   утверждает,   что   статья  32 (3) Российской  Конституции
   нарушает   его  право  избирать,  закрепленное  в  статье 3  Протокола
   No.1, потому     что    (а) абсолютное лишение избирательного    права
   ограничивает избирательное  право до  такой степени, что нарушает саму
   суть этого  основополагающего права, и (б) абсолютное лишение права не
   может  быть  объективно и  разумно оправданным  даже с учетом права на
   усмотрение государства устанавливать необходимые правила поведения.

   Также  заявитель  утверждает,  что  Российская  Федерация нарушила его
   право на защиту от дискриминации, закрепленное в статье 14 Конвенции в
   совокупности со статьей 3 Протокола No. 1.

   РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ НАРУШИЛА СТАТЬЮ 3 ПРОТОКОЛА No. 1 КОНВЕНЦИИ.

   Статья   3   Протокола   No.   1   Конвенции  требует,  чтобы  Высокие
   Договаривающиеся  Стороны  проводили  выборы  для  обеспечения свободы
   самовыражения  народа. В своей практике ЕСПЧ установил, что эта статья
   гарантирует индивидуальные и субъективные права участия, в том числе и
   право избирать своих представителей на свободных выборах.^

   Заявитель   утверждает,  что  статья  32  (3)  Российской  Конституции
   нарушает  статью 3 Протокола No.1 Конвенции, потому что (а) абсолютное
   лишение  права  избирать ограничивает избирательное право заявителя до
   такой степени, что нарушает саму сущность этого фундаментального права
   (б)    это   абсолютное   лишение   не   может   быть   объективно   и
   разумно оправданным   даже   с  учетом  применимого  права  усмотрения
   государства.  В  результате  заявитель  лишен  права  избирать,  лишен
   активного избирательного права.

   Лишение  осужденного права голосовать ограничивает избирательное право
   до  такой  степени,  что нарушает саму сущность этого фундаментального
   права в условиях демократического государства.

   Суд  установил,  что  государства  обладают  значительной  свободой  в
   установлении    правил   поведения   в   рамках   их   конституций   и
   конституционных законов, регулирующих порядок проведения парламентских
   выборов,  и  что широта права усмотрения государства устанавливать эти
   правила   может   варьироваться   в   зависимости  от  исторических  и
   политических  факторов, свойственных каждому государству.^ Но право на
   усмотрение  государства,  хотя  и  широко,  не  позволяет  государству
   нарушать   саму   сущность   избирательного   права   или  лишать  его
   эффективности. Государство-ответчик должно доказать, что сама сущность
   этого фундаментального права не нарушена.

   Избирательное   право   признано   одним   из   самых  фундаментальных
   политических  прав,  которые  лежат в основе подлинно демократического
   общества.  В  целях обеспечения эффективности этого права, государство
   не    должно   налагать   ограничения,   которые   уменьшают   свободу
   самовыражения людей в выборе законодательной власти.^

   Так  как всеобщее избирательное право было признано основным принципом
   функционирования   демократического  общества,  любые  ограничения  на
   избирательное  право <<должны отражать, или не противоречить, важности
   сохранить   целостность   и   эффективность   избирательных  процедур,
   направленных   на   выявление   воли   народа   на   основе  всеобщего
   избирательного права>>.^

   Более  того,  ЕСПЧ  подчеркнул  в  нескольких  случаях,  что избранные
   представители  сыграли решающую роль в защите интересов электората^. И
   следует  признать,  что эффективность процедуры выборов и легитимность
   демократического  государства  основаны  на  необходимости того, чтобы
   каждый  человек  или  каждая  группа  имела  возможность участвовать в
   выборе своих представителей.

   Таким  образом,  общее, автоматическое, и абсолютное лишение некоторых
   лиц  или групп лиц права избирать должно рассматриваться как нарушение
   избирательного права такой степени, что оно может считаться нарушением
   самой сути этого основополагающего права и лишает его эффективности.

   В  данном  случае,  Конституция  Российской  Федерации  налагает такой
   общий,  абсолютный,  и  автоматический  запрет на реализацию активного
   избирательного   права  каждого  гражданина,  содержащегося  в  местах
   лишения свободы по приговору суда.

   Заявитель   был   приговорен   к   лишению  свободы  за  преступление,
   предусмотренное  в статье _________ Уголовного Кодекса РФ. Как и свыше
   800,000  российских  заключенных,^  он  был  лишен  гражданских прав в
   соответствии  с  конституционной статьей, которая автоматически лишает
   лишенных свободы права голосовать на выборах.

   Как  лишенный  свободы,  заявитель был исключен из списков избирателей
   представителей  законодательной  власти без обоснования причины такого
   запрета для лишения фактам его дела.

   Как  следствие,  он без каких-либо оснований был лишен права избирать,
   что является несовместимым с основными целями статьи 3 Протокола No. 1
   Конвенции,   по   той   причине,   что   такое  ограничение  активного
   избирательного   права   представляет  собой  отклонение  от  принципа
   всеобщего   избирательного   права  и  от  принципов  функционирования
   демократического государства.

   По  этим  причинам, заявитель утверждает, что сама суть права избирать
   была произвольно нарушена до степени полного исключения этого права.

   Лишение  права  заявителя избирать не преследовало какой-либо законной
   цели.

   В  своем  прецедентом  праве,  ЕСПЧ  подчеркнул,  что в соответствии с
   Конвенцией, избирательное право должно быть рассмотрено с точки зрения
   <<толерантности  и  широты  взглядов,  которые признаны отличительными
   признаками демократического государства>>^.

   ЕСПЧ   признал,   что   <<этот   стандарт   толерантности   не  мешает
   демократическому  обществу  принимать  меры,  чтобы  защищать  себя от
   деятельности,  направленной на уничтожение прав и свобод, изложенных в
   Конвенции>>.  ЕСПЧ  также  напомнил,  что  речь  не  идет  о  том, что
   заключенный  лишается  своих  прав  Конвенции только из-за его статуса
   лица, заключенного после осуждения.^

   Напротив,  ЕСПЧ  установил во многих случаях, что, несмотря на то, что
   заключенные  содержатся  под  стражей,  они  все еще могу пользоваться
   любыми  другими  правами,  гарантированными  Конвенцией,  и, что любое
   ограничение  этих  прав  должно  быть подтверждено фактами конкретного
   дела.^

   Таким  образом,  ЕСПЧ  признал,  что  лишение избирательных прав - это
   <<суровая   мера>>,  к  использованию  которой  <<нельзя  прибегать  с
   легкостью>>,^  и,  что  <<принцип  соразмерности  требует  заметной  и
   достаточной  связи  между  санкцией  и  поведением, и обстоятельствами
   заинтересованного лица>>.^

   Принимая   во   внимание   эти  принципы,  заявитель  утверждает,  что
   применение  общей  санкции  ко  всем  заключенным,  независимо  от  их
   преступления   или   их  личной  ситуации,  не  демонстрирует  никакой
   логической  связи между преступлением, наказанным и наказанием, и что,
   как следствие, такая мера не может устанавливаться государством даже с
   учетом  права  государства  на усмотрение. Заявитель также утверждает,
   что  поскольку  запрет  на  реализацию  права избирать непосредственно
   затрагивает его гражданские права, лишение его права избирать не может
   считаться достаточно обоснованным.

   Уголовный  Кодекс  России  предусматривает, что <<наказание - это мера
   государственного  принуждения, назначенная по приговору суда>>.^ Кроме
   того,  Уголовный  Кодекс России предусматривает, что любое <<наказание
   должно    быть    применимо    в   целях   восстановления   социальной
   справедливости,  а  также  исправления  осужденного  и  предупреждения
   совершения новых преступлений>>.^

   В  результате,  непосредственно в Уголовном Кодексе России закреплено,
   чтобы   быть   правомерным  и  законным,  любое  наказание,  как  мера
   государственного    принуждения,    не    должно    быть   произвольно
   установленным, и должно служить обоснованной цели уголовного права.

   Верховный Суд Канады заметил, в Сауве No.2, что <<отсутствие произвола
   требует,   чтобы   наказание   было   адаптировано   к   действиям   и
   обстоятельствам   каждого   преступника>>.^   Верховный   Суд   Канады
   дополнительно  установил,  что  в уголовном контексте, для того, чтобы
   достигнуть  законную  цель  уголовного наказания в осуждении поведения
   определенного   преступника,   наказание   должно  быть  индивидуально
   соответствовать действиям данного преступника.^

   Но   в   данном   случае   лишение   права  заявителя  избирать  своих
   представителей в законодательном органе страны является дополнительным
   к  ограничению  свободы заявителя наказанием, которое не было вынесено
   решением  суда  по  фактам  его  дела.  Это  дополнительное  наказание
   является  автоматическим  следствием  применения основного наказания -
   ограничение свободы заявителя.

   Но нигде в постановлении суда о лишении заявителя свободы, не указано,
   что  он должен быть лишен права избирать. Таким образом, лишение права
   заявителя  голосовать  было  применено  в отношении него независимо от
   совершенного   преступления  и  без  какого-либо  рассмотрения  судьей
   относительно  характера  и  тяжести  преступления,  за  которое он был
   признан виновным и лишен свободы.

   Отсюда следует, что дополнительная мера наказания в виде лишения права
   избирать,  которая  была  наложена  на  заявителя,  не может считаться
   разумно  связанной  с  целью  наложения  законного  наказания, которое
   должно  зависеть  от  действий конкретного преступника. Данная мера не
   служит  какой-либо  законной  цели  уголовного  права, перечисленные в
   Уголовном кодексе России.

   Поэтому,   даже   если   предположить,  что  оспариваемая  мера  может
   рассматриваться  как  преследующая  законные  цели,  в  том  числе  по
   предупреждению   преступности,   реабилитации   заключенных  и  защиты
   общества,  используемая  мера  несоразмерна,  поскольку такая мера как
   лишение    права   избирать   характеризуется   признаками   общности,
   автоматизмом и абсолютности применения, перечисленными Большой Палатой
   ЕСПЧ в деле Херст против Соединенного Королевства.^

   Поэтому заявитель утверждает, что Российская Федерация нарушила статью
   3 Протокола No.1 Конвенции.

   РОССИЙСКАЯ  ФЕДЕРАЦИЯ  НАРУШИЛА  СТАТЬЮ 14 КОНВЕНЦИИ В СОВОКУПНОСТИ СО
   СТАТЬЕЙ 3 ПРОТОКОЛА No.1 КОНВЕНЦИИ.

   Статья  14  Конвенции  обязывает  государство,  действующее  в  рамках
   Конвенции,  не допускать дискриминации по перечисленным основаниям или
   <<иным  обстоятельствам>>,  за  исключением  когда дискриминация может
   быть оправдана.^

   Как заключенный, заявитель утверждает, что он (а) может быть субъектом
   иного   обращения,   отличающегося  от  обращения  к  другим,  которые
   находятся  в относительно похожих ситуациях, только в случае, (б) если
   различие  в  обращении  может  быть  объективно  и разумно оправдано с
   учетом права усмотрения государства.

   (a)  Отличие  в  реализации  права  заключенных избирать от реализации
   данного  права другим лицами, которые находятся в относительно похожих
   ситуациях.

   Суд  в  своей  практике  установил,  что  дискриминация  происходит по
   причине  различного  без  объективного  и  разумного  на  то основания
   обращения к лицам, находящихся в относительно похожих обстоятельствах,
   относительно реализации одного из прав, гарантированных Конвенцией.^

   Следовательно,   для  установления  нарушения  статьи  14,  необходимо
   сначала  установить  существование  <<различного  обращения  с лицами,
   находящимися в аналогичных или относительно похожих ситуациях>>.^

   В   этом   случае,  принимая  во  внимание  способность  заявителя  на
   осуществление  политических  прав,  защищенных  Статьей 3 Протокола 1,
   единственное  различие,  на  котором основывается различие в обращении
   между  заявителем  и  остальным  обществом,  остается статус лишенного
   свободы.

   ЕСПЧ  ранее  установил,  что все граждане могут воспользоваться правом
   избирать   своих   представителей   законодательной  власти.  Поэтому,
   несмотря   на   многообразие  ситуаций,  в  которых  могут  находиться
   граждане,  принцип  всеобщего  избирательного права требует, чтобы все
   граждане   находились   в   равном   положении   относительно  выборов
   представителей   законодательной   власти.   В   этом   отношении  при
   голосовании   в   демократическом  государстве,  все  граждане  должны
   рассматриваться  находящимися  в  аналогичной или относительно похожей
   ситуации.

   Поэтому,  несмотря  на то, что он лишен свободы, заявитель находится в
   относительно  похожей ситуации с той, в которой находятся другие члены
   общества,   которые   по-прежнему  пользуются  правом  избирать  своих
   представителей в соответствии с требованиями статьи 3 Протокола 1.

   В  своей  практике  ЕСПЧ  указал, что различия в обращении, основанные
   только  на  личном  качестве  (или  <<статусе>>), по которому лица или
   группы  лиц различимы друг от друга, считаются дискриминацией в рамках
   статьи 14 Конвенции.^

   ЕСПЧ,  таким  образом,  несколько  раз  указал  в  своей практике, что
   список,   изложенный  в  статье  14  является  иллюстративным,  но  не
   исчерпывающим,  что  следует  из  слов <<или по любым иным признакам>>
   ("any  ground  such  as").^ Кроме того, слова <<иные признаки>> (и тем
   более   французское   "toute   autre   situation")   получили  широкое
   толкование,^  и  охватывают, например, такие признаки, как сексуальная
   ориентация,   семейное   нелегитимное   положение,  военный  статус  и
   профессиональный статус^.

   Вследствие  этого,  заявитель утверждает, что статус <<содержащегося в
   местах  лишения  свободы  по  приговору суда>> - это статус, если в он
   положен  в  основу  различных  право  и  дееспособности лица, является
   дискриминацией.

   Так   как  заявитель  содержится  в  местах  лишения  свободы,  статус
   лишенного свободы является общим признаком, которым заявитель обладает
   вместе  с другими лишенными свободы, и лишение права избирать основано
   исключительно на статусе лишенного свободы.

   Заявитель нарушил закон, и наложенное на него наказание в виде лишения
   свободы  основано на факте нарушения уголовного закона. Различие между
   лишенным  свободы и остальным российским обществом, таким образом, уже
   было установлено лишением заявителя права на свободу.

   Но   находясь  в  местах  лишения  свободы  и,  следовательно,  будучи
   ограниченным  в  осуществление его права на свободу, ситуация, которая
   становится  неотъемлемой  характеристикой  лишенных  свободы в течении
   всего  срока  их  заключения,  не может рассматриваться как основание,
   которым могут быть оправданы другие формы дискриминации и другие формы
   ущемления  основных прав этих лиц. В связи с наказанием в виде лишения
   свободы,  которое  он  отбывает,  заявитель уже находится в невыгодном
   положении по сравнению с остальной частью российского общества.

   Кроме  того,  заявитель  утверждает, что любое различие в обращении на
   основе  статуса лишенного свободы является стереотипным использованием
   предполагаемых  характеристик  группы.  Такое  различие создает эффект
   того, что создается мнение, что лицо, лишенное свободы, является менее
   способным или достойным в реализации прав и основных свобод человека.

   Закрепленное  в Конституции России ограничение права избирать основано
   на  предположении,  что  любой лишенный свободы нравственно непригоден
   для  осуществления  своего  права  избирать,  и  разница в обращении в
   результате  этого приравнивается к ущемлению его права без надлежащего
   обоснования   фактами   его  дела.  Различное  отношение  основано  на
   предвзятых идеях, приписываемых к лишенным свободы как группе.

   Следовательно,  заявитель  утверждает,  что лишение его права избирать
   было основано на признаках, запрещенных статьей 14 Конвенции, и, таким
   образом,   является   дискриминационным   обращением,   противоречащим
   Конвенции.

   (b)  Различие  в  правовом  статусе не может быть объективно и разумно
   оправдано, даже с учетом права государства на усмотрение.

   Суд  установил,  что  <<принцип  равного  обращения  нарушается,  если
   различие   не   имеет   разумного  и  объективного  обоснования>>^,  и
   <<существование такого нарушения должно быть оценено, исходя из цели и
   последствий применения такой меры>>^.

   Поэтому,   чтобы  быть  разумно  и  объективно  оправданным  с  учетом
   применимого  права  государства на усмотрение, установление различия в
   реализации права голосовать должно преследовать законную цель и должно
   быть <<разумно соразмерным>> преследуемой цели.

   Тот  факт,  что  оспариваемая  ограничительная  мера  не  попадает под
   применимое    право    на   усмотрение   Российской   Федерации,   был
   продемонстрирован выше.

   По  этим  причинам,  заявитель  утверждает,  что  Российская Федерация
   нарушила   статью   14   Конвенции,   поскольку   он   был  подвергнут
   дискриминационному обращению в осуществлении его права избирать.

   IV. EXPOSE  RELATIF  AUX  PRESCRIPTIONS  DE  L'ARTICLE  35  S: 1 DE LA
       CONVENTION

   STATEMENT RELATIVE TO ARTICLE 35 S: 1 OF THE CONVENTION

   ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35S: 1 КОНВЕНЦИИ

   (Voir chapitre IV de la note explicative. Donner pour chaque grief, et
   au  besoin  sur  une feuille separee, les renseignements demandes sous
   les points 16 `a 18 ci-apres)

   (See  Part  IV of the Explanatory Note. If necessary, give the details
   mentioned  below  under  points  16 to 18 on a separate sheet for each
   separate complaint)

   (См.   Раздел   IV  Инструкции.  Если  необходимо,  укажите  сведения,
   упомянутые в пунктах 16-18 на отдельном листе бумаги)

   16. Decision finale

   Final decision

   Не существует.

   17. Autres   decisions   (enumerees   dans  l'ordre  chronologique  en
       indiquant,  pour chaque decision, sa date, sa nature et l'organe -
       judiciaire ou autre - l'ayant rendue)

   Other  decisions  (list  in chronological order, giving date, court or
   authority and nature of decision for each of them)

   Другие  решения  (список в хронологическом порядке, даты этих решений,
   орган - судебный или иной - его принявший)

   Не существует.

   18. Disposez-vous  d'un  recours  que  vous n'avez pas exerce? Si oui,
       lequel et pour quel motif n'a-t-il pas ete exerce?

   Is  there  or  was there any other appeal or other remedy available to
   you which you have not used? If so, explain why you have not used it.

   Располагаете  ли  Вы  каким-либо  средством  защиты,  к которому Вы не
   прибегли? Если да, то объясните, почему оно не было Вами использовано?

   Отсутствуют внутренние средства защиты прав.

   Исчерпание внутренних средств защиты прав.

   ЕСПЧ  признал,  что заявители должны исчерпать только такие внутренние
   средства  защиты  прав,  которые  <<доступны  в теории и на практике в
   соответствующий период времени, то есть те, которые доступны, способны
   обеспечить  возмещение  в отношении их жалоб и предложить справедливые
   шансы на успех>>.^

   В  данном  случае,  предполагаемое  нарушение  вытекает  из применения
   конституционной нормы, против которой нет защиты, доступной в судебной
   системе России (I), как подтверждено недавней судебной практикой (II).

    a. Нет эффективных внутренних средств защиты прав.

   Лишении  заявителя  права  избирать  является  результатом  применения
   положения   статьи   32   (3)   Конституции   Российской   Федерации,^
   подтвержденных  в  похожих  положениях статьи 4(3) Федерального закона
   <<Об  основных  гарантиях  избирательных  прав  и  прав  на  участие в
   референдуме   граждан   Российской   Федерации>>^   и  в  статье  3(4)
   Федерального закона <<О выборах Президента Российской Федерации>>.^

   Поскольку  вопросы,  постановленные  на  рассмотрение  ЕСПЧ,  являются
   конституционными  по  характеру и связаны с конституционными правами и
   свободами   человека,  как  описано  в  Главе  2  Конституции  России,
   компетентным  органом  для рассмотрения такого типа жалоб в Российской
   Федерации   является   Конституционный  Суд  России.^  Тем  не  менее,
   юрисдикция  Конституционного  Суда  по  данному вопросу ограничивается
   оценкой  конституционности закона применительно к конкретному случаю.^
   Таким  образом, Конституционный Суд России вправе рассматривать только
   жалобы,   связанные   с  применением  двух  вышеназванных  федеральных
   законов.^  В  данном  случае, предполагаемые нарушения непосредственно
   закреплены  в  самой  Конституции.  Таким  образом,  ограничения права
   голосовать   в   этих   федеральных   законах   могут   считаться   не
   конституционными   только   в   том   случае,  если  они  противоречат
   предписаниям статьи 32(3) Российской Конституции.

   Так   как   предполагаемое   нарушение  содержится  в  статье  32  (3)
   Конституции  России,  любое  эффективное  средство  защиты прав должно
   обеспечить  судебный  пересмотр  положения  Конституции  России. Такое
   средство  не  существует  в  российской судебной системе. Единственное
   полномочие, которое Конституционный Суд может осуществлять в отношении
   Конституции  России  -  это  толковать Конституцию.^ С ходатайством об
   осуществлении  данного полномочия могут обратиться только определенные
   представители   законодательной   и   исполнительной   власти,  но  не
   физические лица^.

   Учитывая,  что  ни  одна  из  национальных судебных инстанций, включая
   Конституционный  Суд,  не  обладают юрисдикцией по оценке соответствия
   законности  нормы,  закрепленной  в  Конституции России, можно сделать
   вывод,  что  в данном случае в российской правовой системе отсутствует
   какое-либо эффективное средство правовой защиты, доступное заявителю.

   b.  Отсутствие  средства правовой защиты было признано Конституционным
   Судом России.

   Отсутствие  национального  средства  защиты  права  лишенного  свободы
   избирать    было    установлено    в   ранее   принятых   определениях
   Конституционного  Суда  России,  состоявшихся  по идентичным жалобам о
   лишении  заключенных  права  избирать.  В  обоих  случаях,  Гладков^ и
   Кушмары^,  Конституционный  Суд  РФ  отказался рассматривать жалобы по
   существу,   признав   их   неприемлемыми   на  том  основании,  что  у
   Конституционного    Суда   не   было   юрисдикции   ratione   materiae
   рассматривать законность положений Конституции. 

   В своем определении по жалобе Гладковa, Конституционный Суд должен был
   оценить   нормы   статьи  32(3)  Конституции  на  соответствие  другим
   гарантированным    правам,   закрепленными   в   Конституции   России.
   Конституционный    суд   России   установил,   что   жалоба   является
   неприемлемой:  <<Суд  не  находит  оснований  для  принятия  жалоба  к
   рассмотрению,  так  как Конституция Российской Федерации и Федеральный
   Закон  <<О  Конституционном  Суде  Российской  Федерации>> не наделяет
   Конституционный   Суд  правомочием  проверить  соответствие  некоторых
   положений Конституции Российской Федерации с другими ее нормами>>.^

   В  более  позднем  определении  по делу Кушмары, жалоба была связана с
   нарушением  конституционного  права заявителя статьей 32(3) Российской
   Конституции,  но  также  статьей  3(4) Федерального Закона <<О выборах
   Президента  России>>  и статьей 4(3) Федерального Закона <<Об основных
   гарантиях   избирательных   прав>>.   Суд,   еще  раз  признал  жалобу
   неприемлемой, заявив что:

   <<Положения  статьи  32  (часть 3) Конституции Российской Федерации, а
   также  воспроизведение  их в положениях пункта 3 статьи 4 Федерального
   Закона <<Об основных гарантиях избирательных прав и права на участия в
   референдуме   граждан  Российской  Федерации>>  и  пункт  4  статьи  3
   Федерального  закона <<О выборах Президента Российской Федерации>>, не
   могут быть рассмотрены Конституционным Судом Российской Федерации, так
   как  ревизия  положений,  содержащихся  непосредственно  в Конституции
   Российской  Федерации,  не  входит  в полномочия Конституционного Суда
   Российской  Федерации,  как  определено  в  статье  125  Конституции и
   статьей  3  Федерального  Конституционного  закона <<О Конституционном
   Суде Российской Федерации>>.^

   В   данном  случае,  Конституционный  Суд  не  только  признал  жалобу
   неприемлемой  на  основании  статьи  32  Конституции, но также признал
   отсутствие   юрисдикции   рассматривать  дела  о  возможном  нарушении
   конституционного  права,  которое содержится в федеральном законе (как
   правило,  это  входит  к  юрисдикцию  Конституционного  Суда), так как
   аналогичные   положения  закреплены  и  в  Конституции,  рассматривать
   конституционность которой Конституционный Суд не имеет полномочий.

   Согласно   положениям   Федерального   Конституционного   Закона   <<О
   Конституционном  Суде  Российской  Федерации>>,  эти  два  определения
   являются окончательными и обжалованию не подлежат.^

   Национальная  судебная  практика подтверждает, что внутренние средства
   правовой защиты не допускают рассмотрения по существу жалобы о лишении
   права голосовать, запрета, закрепленного в Конституции России.

   В  соответствии  с принципом, признанным ЕСПЧ, в случае, если средство
   правовой  защиты  не  предоставляет  справедливых шансов на успех, что
   следует  из  российского  права  и  судебной  практики, не обращение к
   данному   средству   правовой   защиты   не  влечет  признание  жалобы
   неприемлемой  для  рассмотрения  в  ЕСПЧ.^  В данном случае предыдущие
   определения   Конституционного   Суда   России   по  похожим  вопросам
   доказывают,  что  никакие  запросы  граждан о нарушении права лишенных
   свободы   голосовать,   не   могут  быть  рассмотрены  по  существу  в
   Конституционном Суде России, что подтверждает отсутствие отечественных
   средств защиты прав.

   Соблюдение шестимесячного срока обращения в ЕСПЧ

   Предполагаемое  нарушение  является  результатом  применения положения
   Конституции  и  законов,  которые  все еще находятся в силе. Заявитель
   является  жертвой нарушения его права избирать применением этих норм с
   момента его осуждения приговором суда до сегодняшнего дня.

   ЕСПЧ  установил, что <<где предполагаемое нарушение является длящимся,
   в   отношении   которого   отсутствует   средство   правовой   защиты,
   шестимесячный   срок  отсчитывается  с  момента  прекращения  длящейся
   ситуации>>^,  и  также,  что  <<до тех пор пока ситуация продолжается,
   правило шести месяцев не применимо>>^.

   В  этом  случае,  поскольку  заявитель  сталкивается  с продолжающимся
   нарушением,  против которого не существует национальных средств защиты
   прав, шестимесячный срок обращения в ЕСПЧ не применяется.

    V. EXPOSE  DE  L'OBJET  DE LA REQUETE ET PRETENTIONS PROVISOIRES POUR
       UNE SATISFACTION EQUITABLE

   STATEMENT  OF THE OBJECT OF THE APPLICATION AND PROVISIONAL CLAIMS FOR
   JUST SATISFACTION

   ИЗЛОЖЕНИЕ    ПРЕДМЕТА   ЖАЛОБЫ   И   ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ   ТРЕБОВАНИЯ   ПО
   СПРАВЕДЛИВОМУ ВОЗМЕЩЕНИЮ

   (Voir chapitre V de la note explicative)

   (See Part V of the Explanatory Note)

   (См. Раздел V Инструкции)

   Заявитель считает, что

   1)  Статья 32 (3) Конституции России нарушает статью 3 Протокола No. 1
   Конвенции, потому  что (а) абсолютное лишение заявителя права избирать
   ограничивает избирательное  право, до такой степени, что нарушает саму
   суть этого  основополагающего  права и лишает его эффективности, и (б)
   это  абсолютное лишение не может быть объективно и разумно оправданным
   с учетом применимого права на усмотрение государства.

   2) Российская Федерация нарушила статью 14 Конвенции в совокупности со
   статьей   3   Протокола  No.  1  поскольку  заявитель  был  подвергнут
   дискриминационному обращению в осуществлении его права избирать.

   VI. AUTRES   INSTANCES   INTERNATIONALES   TRAITANT  OU  AYANT  TRAITE
       L'AFFAIRE

   STATEMENT CONCERNING OTHER INTERNATIONAL PROCEEDINGS

   ДРУГИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНСТАНЦИИ, ГДЕ РАССМАТРИВАЛОСЬ ИЛИ

   РАССМАТРИВАЕТСЯ ДЕЛО

   (Voir chapitre VI de la note explicative)

   (See Part VI of the Explanatory Note)

   (См. Раздел VI Инструкции)

    1. Avez-vous soumis `a une autre instance internationale d'enquete ou
       de  reglement les griefs enonces dans la presente requete? Si oui,
       fournir des indications detaillees `a ce sujet.

   Have  you  submitted  the  above  complaints to any other procedure of
   international investigation or settlement? If so, give full details.

   Подавали   ли  Вы  жалобу,  содержащую  вышеизложенные  претензии,  на
   рассмотрение   в   другие   международные   инстанции?   Если  да,  то
   предоставьте полную информацию по этому поводу.

   Нет.   Дело   не   было   рассмотрено  и  не  рассматривается  другими
   международными органами.

   PIECES  ANNEXEES  (PAS  D'ORIGINAUX,  LIST OF DOCUMENTS UNIQUEMENT DES
   COPIES)

   СПИСОК   ПРИЛОЖЕННЫХ   ДОКУМЕНТОВ   (NO   ORIGINAL   DOCUMENTS,   ONLY
   PHOTOCOPIES)  (НЕ  ПРИЛАГАЙТЕ  ОРИГИНАЛЫ  ДОКУМЕНТОВ,  А ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО
   ФОТОКОПИИ)

   (Voir chapitre VII de la note explicative. Joindre copie de toutes les
   decisions  mentionnees  sous  ch.  IV et VI ci-dessus. Se procurer, au
   besoin,  les copies necessaires, et, en cas d'impossibilite, expliquer
   pourquoi celles-ci ne peuvent pas etre obtenues. Ces documents ne vous
   seront pas retournes.)

   (See Part VII of the Explanatory Note. Include copies of all decisions
   referred  to  in Parts IV and VI above. If you do not have copies, you
   should  obtain  them.  If  you cannot obtain them, explain why not. No
   documents will be returned to you.)

   (См. Раздел VII Инструкции. Приложите копии всех решений, упомянутых в
   Разделах  IV и VI. Если у Вас нет копий, Вам следует их получить. Если
   Вы  не  можете их получить, то объясните причину. Полученные документы
   не будут Вам возвращены.)

   Копия приговора суда.

   DECLARATION ET SIGNATURE

   DECLARATION AND SIGNATURE

   ЗАЯВЛЕНИЕ И ПОДПИСЬ

   (Voir chapitre VIII de la note explicative)

   (See Part VIII of the Explanatory Note)

   (См. Раздел VIII Инструкции)

   Je  declare  en toute conscience et loyaute que les renseignements qui
   figurent sur la presente formule de requete sont exacts.

   I  hereby  declare  that,  to the best of my knowledge and belief, the
   information I have given in the present application form is correct.

   Настоящим,  исходя  из  моих  знаний  и  убеждений,  заявляю,  что все
   сведения, которые я указал(а) в формуляре, являются верными.

   Место 

   Дата 

                                (Подпись заявителя или его представителя)

   ^European  Human  Right Advocacy Centre, "EHRAC Bulletin", summer 2005
   (Issue 3), p.13, [1]http://ehracmos.memo.ru/files/bulletin-ru-3.pdf

   ^Hirst  v. The United Kingdom (No. 2) [GC], Application no. 7025/01, 6
   October 2005, para 33.

   ^Mathieu-Mohin  and  Clerfayt  v.  Belgium,  Application no. 126/05, 2
   march  1987,  para  51;  See  also  Aziz  v.  Cyprus,  Application no.
   69949/01, 22 June 2004, para 25.

   ^Aziz v. Cyprus, cited, para 28.

   ^Scoppola  v.  Italia (no 3), Application no. 126/05, 18 January 2011,
   para 40.

   ^Hirst v. The United Kingdom (No. 2) [GC], Application no. 74025/01, 6
   October 2005, para 62.

   ^Jerusalem  v.  Austria,  Application  no. 26958/95, 27 February 2001,
   para 36.

   ^International  center  for  prison  studies  (King's college London),
   "Prison Brief for Russian Federation",
   http://www.kcl.ac.uk/depsta/law/research/icps/worldbrief (last visited
   April. 2011).

   ^Hirst V. The United Kingdom (No. 2) [GC], cited, para 70.

   ^Ibid., para 70.

   ^Scoppola  v.  Italia  (no 3), cited, para 46 : <>;  see  also Dickson c. Royaume-Uni [GC], Application
   no. 44362/04, para. 68.

   ^Hirst V. The United Kingdom (No. 2) [GC], cited, para 71.

   ^Ibid., para 71.

   ^Russian criminal Code, chapter 9, article 43 (1).

   ^Russian criminal Code, chapter 9, article 43 (1).

   ^Sauve  v. Canada (Chief Electoral Officer), [2002] 3 S.C.R. 519, 2002
   SCC 68, para 48.

   ^Ibid., para 50.

   ^Hirst v. The United Kingdom (No. 2) [GC], cited, para 82.

   ^Rory  O'Connell,  "Cinderella  comes  to the Ball: Article 14 and the
   right  to  non-discrimination in the ECHR", Legal Studies: The Journal
   of the Society of Legal Scholars, 2009, p.2.

   ^Sejdic  And  Finci  v.  Bosnia  And  Herzegovina,  Applications  nos.
   27996/06  and 34836/06, 22 December 2009, para 42; see also Zarb Adami
   v Malta, Application no. 17209/02, 20 June 2006, para 71.

   ^Carson  and  others  v.  United Kingdom, Application no. 42184/05, 16
   March 2010, para 61.

   ^Kjeldsen,  Busk  Madsen  And  Pedersen  v  Denmark,  Applications no.
   5095/71; 5920/72; 5926/72, 7 December 1976, para 56.

   ^Carson and others v. United Kingdom, cited, para 70.

   ^Ibid.

   ^D.J.  Harris,  M. O'Boyle & Warbrick, "Law of the European Convention
   on Human Rights", Oxford University Press, Oxford, 2009, p. 584.

   ^Case "relating to certain aspects of the laws on the use of languages
   in  education in Belgium" v. Belgium (merits), Application no 1474/62;
   1677/62;  1691/62;  1769/63;  1994/63;  2126/64, 23 July 1968, para 10
   (p.20).

   ^Ibid.

   ^Sejdovic v. Italy [GC], no. 56581/00, ECHR 2006-II, par. 46.

   ^Constitution of the Russian Federation (December 12^th, 1993).

   ^Federal  Law  On  Basic  Guarantees  of Electoral Rights and Right to
   Participate in a Referendum of Citizens of the Russian Federation (no.
   67-FZ  of  June  12^th,  2002)  [Federal  Law  on  Basic Guarantees of
   Electoral Rights].

   ^Federal  Law  On  the  Election  of  the  President  of  the  Russian
   Federation (no. 76-FC of May, 17^th, 1995).

   ^See  art.  125  of the Russian Constitution and art. 3 of the Federal
   Constitutional Law On the Constitutional Court of Russia (no. 1-FKZ of
   July 1^st, 1994).

   ^See   art.   3   (3)   of  the  Federal  Constitutional  Law  On  the
   Constitutional  Court  of  the  Russian  Federation,  stating that the
   powers  of  the  Court  including  hearing "complaints of violation of
   constitutional    rights    and    freedoms    of    citizens   checks
   constitutionality of the law applied in a specific case''.

   ^Federal  Law  on Basic Guarantees of Electoral Rights and Federal Law
   On the Election of the President of the Russian Federation.

   ^Art.  125  of  the  Russian  Constitution  (listing the powers of the
   Constitutional Court), especially 125 (5).

   ^Idem.

   ^Decision of the Constitutional Court of the Russian Federation on May
   27, 2004, regarding a complaint filed by Gladkov Vladimir Mikhailovich
   (Гладкова Владимира Михайловича). [Gladkov].

   ^Decision  of  the  Constitutional  Court of the Russian Federation on
   July  16,  2009,  regarding  a  complaint  filed  by  Kuchmary  Sergei
   Ivanovich (Кучмары Сергея Ивановича). [Kushmary]

   ^Constitutional Court of Russia, Gladkov decision, par. 2.

   ^Constitutional Court of Russia, Kushmary decision, par. 2.

   ^Constitutional  Court of Russia, final disposition of the Gladkov and
   Kushmary   decisions,   and   Federal   Constitutional   Law   on  the
   Constitutional Court of the Russian Federation, art. 79.

   ^^See,  for  instance : ECHR, Pressos Compania Naviera S.A. and Others
   v.  Belgium,  20  November  1995,  Series A no. 332, par. 27 and ECHR,
   Keegan v. Ireland, 26 May 1994, Series A no. 290, para. 39.

   ^Uelke v. Turkey (dec.), no. 39437/98, 1 June 2004.

   ^Iordache v. Romania, no. 6817/02, 14 October 2008, par. 50.

                                     18

   IMPORTANT:  La  presente  requete  est  un  document juridique et peut
   affecter vos droits et obligations

   This application is a formal legal document and may affect your rights
   and obligations.

   ВАЖНО:  Данная  жалоба  является  официальным юридическим документом и
   может повлиять на Ваши права и

   обязанности.

                                     18

Ссылки

   1. http://ehracmos.memo.ru/files/bulletin-ru-3.pdf


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):