Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Прошкин против России"


Возражения на Меморандум российских властей по делу Прошкин против России (рус.)

 

20.02.2012

 

   EUROPEAN COURT 

   OF HUMAN RIGHTS

   Council of Europe 

   Strasbourg

   Application No. 28869/03

   Proshkin v. Russia

        ВОЗРАЖЕНИЯ НА МЕМОРАНДУМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

   17  октября  2007  г.  Европейским  Судом по правам человека направлен
   Меморандум Правительства Российской Федерации по жалобе Прошкин против
   России.

   С  доводами,  представленными  российскими  властями,  не  согласны по
   следующим основаниям.

   Вопрос 1. 

   В  Меморандуме  власти  Российской  Федерации  от  2  октября  2007 г.
   указывают,  что  27  января  2003  г. Индустриальным районным судом г.
   Перми было вынесено только одно постановление о содержании заявителя в
   психиатрическом стационаре.

   В  действительности 27 января 2003 г. Индустриальным районным судом г.
   Перми  было вынесено два постановления об изменении меры пресечения на
   заключение под стражу:

   -  по  первому  постановлению  суд  постановил  содержать  Прошкина  в
   психиатрическом стационаре;

   - по второму - содержать Прошкина в СИЗО No.1 в г. Перми.

   В соответствии с пунктом 7 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса
   РФ   постановление   судьи  о  заключении  лица  под  стражу  подлежит
   немедленному исполнению.

   На основании второго постановления районного суда Прошкина направили в
   СИЗО  г.  Перми,  где  он  содержался  до  18  августа  2003  г.,  что
   подтверждается  ответом властей Российской Федерации от 14 января 2005
   г. на запрос Европейского Суда по правам человека (страница 3).

   Предполагаем, что власти Российской Федерации указывают противоречивую
   информацию, поскольку незаконно было вынесено два постановления.

   В  соответствии  со статьями 442, 443 УПК РФ суд выносит постановление
   об  освобождении  лица  от  уголовной ответственности и о применении к
   нему   принудительных   мер   медицинского   характера,   указав   вид
   принудительной   меры   медицинского  характера.  Во  время  судебного
   разбирательства 27 января 2003 г. Индустриальный районный суд г. Перми
   принудительную   меру   медицинского  характера  не  избрал,  в  своих
   постановлениях от 27 января 2007 г. вид принудительной меры не указал.

   Статья  108  УПК  РФ  содержит  закрытый  перечень  обстоятельств, при
   которых  такая  мера пресечения, как заключение под стражу, может быть
   избрана.  Однако  данный  перечень  не  предусматривает заключение под
   стражу   до   решения  вопроса  по  уголовному  делу,  как  указано  в
   постановлениях  Индустриального  районного  суда г. Перми от 27 января
   2003 г.

   Таким  образом,  содержание заявителя под стражей в период с 27 января
   по  18  августа  2003  г.  в  СИЗО г. Перми осуществлялось в нарушение
   порядка,      предусмотренного     национальным     законодательством.
   Следовательно,   оно  противоречило  пункту  1  Статьи  5  Европейской
   Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

   Вопрос 2. 

   Заявитель  обратился  с кассационными жалобами 28 января, 31 января, 1
   февраля  2003 г. на решение Индустриального районного суда г. Перми от
   27 января 2003 г.

   Однако   данные   жалобы   не  были  рассмотрены,  что  подтверждается
   содержанием  постановления  Пермского  областного суда от 6 марта 2003
   г.,  где  указано,  что <<в кассационном порядке постановление суда не
   рассматривалось>>.

   Следовательно,  в распоряжении заявителя не было эффективного средства
   правовой  защиты,  при помощи которого он мог обжаловать постановление
   от 27 января 2003 г.

   В  своей  прецедентной  практике Европейский Суд неоднократно заявлял,
   что   <<цель  п.  4  Статьи  5  состоит  в  том,  чтобы  гарантировать
   задержанным  и заключенным под стражу лицам право на судебный контроль
   за  законностью  меры,  которой  они  таким образом подверглись>>. Суд
   также  констатировал,  что  <<судебный контроль должен быть достаточно
   широким,  чтобы  выносить  решение  о  соблюдении тех условий, которые
   являются  необходимыми,  согласно Конвенции, для <<правомерности>> или
   <<законности>>  заключения  лица  под  стражу как душевнобольного, тем
   более  что  основания,  оправдывавшие  это заключение, могут исчезнуть
   (см. De Wilde, Ooms et Versyp; Engel et al.; Thynne, Wilson et Gunnel;
   Iribarne  Perez;  X.  v.  Royaume-Uni;  Van Droogenbroek; Weeks; E. c.
   Norvege; Hussain; Singh; Chahal).

   В  деле  Винтерверп  Европейский Суд по правам человека также отмечал,
   что  <<психическое  заболевание  может  быть  причиной ограничения или
   изменения  способа осуществления такого права, но оно не может служить
   оправданием нарушения самой сути этого права>>.

   Считаем,  что Российская Федерация допустила нарушение пункта 4 статьи
   5 Европейской Конвенции.

   Вопрос 3. 

   17  и  18  февраля  2003  г.  в  Индустриальном районном суде г. Перми
   состоялись  судебные  заседания  по  рассмотрению  уголовного  дела  в
   отношении  Прошкина.  15 апреля 2003 г. судебная коллегия по уголовным
   делам   Пермского   областного   суда  провела  судебное  заседание  и
   рассмотрела    кассационную    жалобу    Щекотовой    на   определение
   Индустриального районного суда г. Перми от 18 февраля 2003г. Заявитель
   в  судебных  заседаниях  не участвовал и не мог представить позицию по
   своему делу.

   Довод Правительства Российской Федерации о том, что Глава 51 УПК РФ, в
   порядке  которой  рассматривалось  уголовное  дело, не предусматривает
   участия  психически  больного лица в судебном заседании, необоснован и
   неправомерен.   Данная  глава  регулирует  производство  о  применении
   принудительных  мер медицинского характера. В соответствии с пунктом 1
   статьи 441 УПК РФ разбирательство дела о применении принудительных мер
   медицинского  характера  производится  по  общим  правилам  уголовного
   судопроизводства.  Таким образом, данная глава не содержит специальных
   положений, касающихся участия лица, признанного невменяемым.

   Довод  властей  Российской  Федерации  о  том,  что 20 февраля 2003 г.
   заявитель     был    признан    недееспособным,    не    соответствует
   действительности.

   6  мая  2003  г.  Индустриальный  районный  суд  г.  Перми  рассмотрел
   заявление  прокурора  Индустриального  района  г.  Перми  о  признании
   Прошкина   недееспособным.   Со   ссылкой  на  судебно-психиатрическую
   экспертизу  от  20  февраля  2003  г.  районный  суд признал заявителя
   недееспособным.  Следовательно,  на  20 февраля 2003 г. Прошкин не был
   признан недееспособным.

   В дополнениях к кассационной жалобе от 26 марта 2003 г. на определение
   Индустриального районного суда г. Перми от 18 февраля 2003 г. Щекотова
   Г.В.  заявляла,  что  нарушено  право  Прошкина  на  судебную  защиту,
   поскольку в судебных заседаниях, состоявшихся 17 и 18 февраля 2003 г.,
   в  качестве  защитника выступал адвокат, назначенный в соответствии со
   статьей  51  УПК  РФ,  хотя  у  Прошкина  было  заключено соглашение с
   адвокатом  Николаевым.  Адвокат  Николаев  в судебные заседания 17, 18
   февраля, 15 апреля 2003 г. не вызывался.

   В  деле  Pakelli Европейский Суд по правам человека констатировал, что
   <<Статья  3  п.  3  (с)  гарантирует  лицу,  обвиненному  в совершении
   уголовного   преступления,  три  права:  защищать  себя  лично;  иметь
   выбранного  им  самим  защитника  и,  при определенных условиях, иметь
   назначенного  ему  защитника  бесплатно>>. Более того, Европейский Суд
   указывает, что <<в отличие от других подпунктов статьи 6 п. 3 подп. с)
   не  закрепляет  право  абсолютного  характера:  он  требует бесплатной
   юридической  помощи,  только  если  обвиняемый  <<не имеет достаточных
   средств,  чтобы  оплатить  защитника>>  (см.  Croissant).  Прошкин сам
   выбрал  защитника  по  своему  уголовному  делу, который участвовал на
   стадии следствия, в судебных заседаниях в 2000-2002 гг.

   Следовательно,   нарушено  право  Прошкина  на  справедливое  судебное
   разбирательство  в  части  права  на  защиту, гарантированного п. 3(с)
   Статьи  6  Европейской  Конвенции  о  защите  прав человека и основных
   свобод.

   На  основании вышеизложенного, считаем, что Российской Федерацией были
   допущены  нарушения  пунктов  1 и 4 Статьи 5, подпункта <<с>> пункта 3
   Статьи  6  Европейской  Конвенции  о  защите  прав человека и основных
   свобод.

   Приложения:

    1. Постановление Индустриального районного суда г. Перми от 27 января
       2003 г. о содержании в психиатрическом стационаре.
    2. Постановление Индустриального районного суда г. Перми от 27 января
       2003 г. о содержании в СИЗО г. Перми
    3. Постановление  Пермского  областного  суда  от  6 марта 2003 г. об
       отказе в удовлетворении надзорной жалобы
    4. Ответ Индустриального районного суда г. Перми от 25 ноября 2003 г.
       о проведении судебно-психиатрической экспертизы 20 февраля 2003 г.
    5. Дополнение Щекотовой Г.В. к жалобе от 26.03.2003 г. на определение
       от  Индустриального  районного суда г. Екатеринбурга от 18 февраля
       2003 г.

   15 декабря 2007 г.

   Представитель

   Чуркина Л.М.

   


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):