Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Борисов против России"


Постановление ЕСПЧ по делу Борисов против России от 13 марта 2012 года (на русском языке).

 

21.03.2012

 

                               ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

                           БОРИСОВ ПРОТИВ РОССИИ

                           (Жалоба No. 12543/09)

                               ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                 СТРАСБУРГ

                               13 марта 2012

   Данное постановление вступит в силу в соответствии со Статьей 44 S: 2
         Конвенции. Оно может быть подвергнуто редакционной правке.

   В деле Борисов против России,

   Европейский  Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в
   составе:

   Nina Vajic, Председателя,
   Anatoly Kovler,
   Elisabeth Steiner,
   Mirjana Lazarova Trajkovska,
   Julia Laffranque,
   Linos-Alexandre Sicilianos,
   Erik Mo/se, судей,
   и So/ren Nielsen, Секретарь Секции,

   Посовещавшись  в  закрытом судебном заседании 21 февраля 2012, выносит
   следующее постановление, которое было принято этой датой:

   ПРОЦЕДУРА

   1.  Дело  инициировано  по  жалобе  (No.  8237/03)  против  Российской
   Федерации,  поданной  в  Суд  в соответствии со Статьей 34 Конвенции о
   защите  прав  человека  и  основных  свобод  (далее  -  <<Конвенция>>)
   гражданином   России,  господином  Вячеславом  Викторовичем  Борисовым
   (далее - <<заявитель>>), 13 января 2009 г.

   2.Заявителя   представлял   Бурков   А.,   юрист,  практикующий  в  г.
   Екатеринбург.   Российское   правительство  представлял  Матюшкин  Г.,
   Уполномоченный  Российской  Федерации  при  Европейском Суде по правам
   человека.

   3.  Заявитель  жаловался,  в  частности,  на бесчеловечные и унижающие
   достоинство условия содержания под стражей до суда. Он также жаловался
   на нарушение его права защищать себя лично.

   4.  30  ноября  2009  г.  Суд решил применить Правило 41 Правил Суда и
   коммуницировать  жалобу  Правительству.  Суд также решил рассматривать
   вопрос  о приемлемости и по существу жалобы одновременно (Статья 29 S:
   1).

   ФАКТЫ

   I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

   Заявитель родился в 1964 г. и живет в г. Екатеринбург.

   А. Производство по уголовному делу

   1  сентября  2008  г. Чкаловский районный суд г. Екатеринбурга обвинил
   заявителя  в мошенничестве с отягчающими обстоятельствами и приговорил
   его к семи годам лишения свободы.

   В оперативной части приговора указано:

   "Приговор  может  быть  обжалован  в  Свердловский  областной суд... В
   случае  подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о
   присутствии в кассационной инстанции".

   5.  Со   слов   заявителя,   7   сентября   2008  г.  он  обратился  с
   предварительной   кассационной  жалобой,  в  которой,  среди  прочего,
   ходатайствовал  о  присутствии  на  судебном  заседании в кассационной
   инстанции.  Представляется, что жалоба была утеряна, заявитель об этом
   узнал не позднее 13 октября 2008 г.

   6.  20  октября  2008  г.  заявитель  подал  кассационную жалобу и два
   дополнения  27  октября  и  14  ноября  2008  г.  Ни  в  одном из этих
   документов он не ходатайствовал о личном присутствии.

   7.  21   ноября   2008   г.   Свердловский  областной  суд  рассмотрел
   кассационную жалобу и оставил приговор в силе. Адвокат заявителя, хотя
   и не сам заявитель, присутствовал и представлял позицию защиты.

   B.  Условия содержания под стражей 

   8.  1  сентября  2008  г.  заявитель  был  направлен  в  СИЗО  No.1 г.
   Екатеринбург.  Представляется, что его содержали в СИЗО до 7 июня 2010
   г., дата последнего письма в Суд.

   9.  Правительство  представило,  среди  прочего,  три  документа от 14
   января  2010  г.,  подписанные  начальником  СИЗО,  в  соответствии  с
   которыми заявитель содержался в камерах 327, 413, 424 и 425.

   10.  Согласно  документам,  заявитель  находился  в  327  в период с 1
   сентября по 9 декабря 2008 г. и с 22 декабря 2008 г. по 29 апреля 2009
   г.  Камера,  площадью  31  кв.м,  была  оборудована  12  двухъярусными
   кроватями.  В  указанные  периоды  в  камере  находилось  от  13 до 29
   человека и от 8 до 20 человек, соответственно.

   11.  Камера  413, в которой заявитель находился с 9 по 22 декабря 2008
   г.,  была  площадью  9  кв.  м  и  была  оборудована  2  двухъярусными
   кроватями. В указанный период в ней находилось 2 человека.

   12.  Камера  424,  в  которой  заявитель  находился  с  29 апреля по 2
   сентября  2009 г. и с 3 сентября по 7 июня 2010 г., площадью 27 кв. м,
   была  оборудована 10 двухъярусными кроватями. В ней находилось от 3 до
   12 и от 5 до 11 человек в указанные периоды.

   13.  В  камере  425  заявитель  находился  со  2 по 3 сентября 2009 г.
   Камера  была  площадью  15  кв.м  и  была  оборудована 4 двухъярусными
   кроватями. В камере находилось 2 человека.

   14.  Заявитель   оспаривал   возражения   Правительства   относительно
   количества заключенных в камере и количество двухъярусных кроватей. Он
   заявлял, что в камере 327 находилось до 45 человек, в камере 424 -- до
   16  человек.  Он  также  заявлял, что в камере 327 было 18 кроватей, в
   камере  424  --  8  спальных  мест.  Заявитель указывал, что ему часто
   приходилось спать по очереди с другими сокамерниками.

   15.  Со  слов  заявителя,  камеры  плохо  освещались, вентиляция плохо
   работала.  Туалет  не  был  отделен  от  жилого  пространства.  Ему не
   предоставили   туалетные   принадлежности   или  индивидуальный  пакет
   постельного  белья,  душ  разрешалось  принимать  только один раз в 10
   дней. Питание было недостаточным.

   II.  ПРИЕМЛЕМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

   16.  Национальные  и международные стандарты условий содержания в сизо
   указаны в деле Benediktov v. Russia (no. 106/02, S:S: 20 and 21, от 10
   мая 2007).

   17.  Уголовно-процессуальный   кодекс  РФ  предусматривает,  что  суд,
   рассматривающий   уголовное  дело  в  апелляционном  или  кассационном
   порядке,    проверяет   законность,   обоснованность,   справедливость
   приговора  и  иного  судебного  решения (Статья 360 S: 1). Осужденный,
   содержащийся  под  стражей,  или лицо, в отношении которого велось или
   ведется  производство  о  применении  принудительной меры медицинского
   характера,  заявившие  о своем желании присутствовать при рассмотрении
   жалобы  или  представления  на соответственно приговор, постановление,
   вправе  участвовать в судебном заседании непосредственно либо изложить
   свою позицию путем использования систем видеоконференц-связи. Вопрос о
   форме   участия  осужденного  в  судебном  заседании  решается  судом.
   Явившийся  в судебное заседание осужденный или оправданный допускается
   к участию в нем во всех случаях (Статья 376 S: 3).

   ПРАВО

   I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

   18.  Заявитель  жаловался,  что условия содержания под стражей до суда
   нарушали Статью 3 Конвенции, которая гласит следующее:

   "Никто  не  должен  подвергаться  ни  пыткам,  ни  бесчеловечному  или
   унижающему достоинству обращению или наказанию."

   A.  Приемлемость

   19.  Суд  отмечает,  что  жалоба  не  является  явно  необоснованной в
   соответствии со Статьей 35 S: 3 (a) Конвенции. Суд далее отмечает, что
   жалоба  не  является  необоснованной  по каким-либо другим основаниям.
   Следовательно, жалоба должна быть признана приемлемой.

   B.  По существу.

   20.  Правительство  заявляло,  что  заявитель  не  подвергался пыткам,
   бесчеловечному  или  унижающему  достоинство обращению или наказанию в
   период содержания под стражей, и что условия содержания под стражей не
   противоречили  российскому  законодательству  и  требованиям  Статьи 3
   Конвенции.

   21.  Заявитель  утверждал, что камеры были значительно переполнены. Во
   время  содержания  в  камерах  413  и  425,  за  исключением  коротких
   периодов, у него не было более 3 кв. м личного пространства, и он спал
   по очереди с другими заключенными.

   22.  Суд  отмечает, что в пояснениях сторон есть некоторые расхождения
   относительно  количества  спальных  мест  и действительного количества
   заключенных,  как  указано в документах, представленных Правительством
   (см. параграфы 9-13 выше) и заявителем (см. параграф 14 выше). Однако,
   обе   стороны  согласны  в  том,  что  заполняемость  камер  регулярно
   превышала  предполагаемого  количества  людей  в камерах и что большое
   количество  времени  у  заявителя  было  не  более  3  кв.  м  личного
   пространства.

   23.  Суд  напоминает,  что  во  многих  делах,  в  которых  заявители,
   содержащиеся  под  стражей, имели меньше 3 кв. м личного пространства,
   он  уже  признавал,  что при таких обстоятельствах чрезмерная нехватка
   пространства  имеет  большое  значение  как аспект, который необходимо
   учитывать,   чтобы   установить,   являются  ли  оспариваемые  условия
   заключения  <<бесчеловечными>>  с  точки  зрения  Статьи 3 (см., среди
   прочих,   Pitalev   v.   Russia,   no.   34393/03,   S:   47,  30 July
   2009; Denisenko  and  Bogdanchikov  v.  Russia,  no.  3811/02,  S: 98,
   12 February 2009; Vlasov v. Russia, no. 78146/01, S: 81, 12 June 2008;
   Kantyrev  v.  Russia,  no.  37213/02, S:S: 50-51, 21 June 2007; Andrey
   Frolov  v. Russia,  no.  205/02,  S:S: 47-49, 29 March 2007; Labzov v.
   Russia,  no. 62208/00,  S:  44,  16  June  2005; Mayzit v. Russia, no.
   63378/00,  S: 40, 20 January 2005; Tsarenko v. Russia, no. 5235/09, S:
   51,  3  March  2011;  и  Nisiotis  v.  Greece,  no.  34704/08,  S: 39,
   10 February 2011). Суд также помнит о том факте, что камеры, в которых
   содержался  заявитель,  имели некоторую мебель и приспособления, такие
   как  двухъярусные  кровати и туалет, которые также уменьшили доступную
   для  заявителя  площадь. Суд признает, что заявителя содержали в таких
   стесненных условиях в течение более одного года и десяти месяцев.

   24.  Хотя   в  данном  деле  нет  свидетельств  позитивного  намерения
   оскорбить  или  унизить  заявителя, Европейский Суд полагает, что факт
   того,   что  ему  пришлось  жить,  спать  и  пользоваться  туалетом  в
   переполненной  камере, сам по себе являлся достаточным для того, чтобы
   причинить  страдания или переживания в степени, превышающей неизбежный
   уровень страданий, присущий ограничению свободы, и вызвать у заявителя
   чувство  страха,  страдания  и  унижения,  которые  могли  оскорбить и
   унизить  его  (см.  Tsarenko,  cited above, S: 52, and Nisiotis, cited
   above, S: 37).

   25.  С  учетом  прецедентной практики по данному вопросу и материалов,
   представленных  сторонами,  Суд  делает  вывод, что условия содержания
   заявителя в СИЗО No.1 г. Екатеринбург были бесчеловечными и унижающими
   достоинство и поэтому нарушали Статью 3 Конвенции.

   II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

   26.  Заявитель   жаловался   на   то,  что  его  право  на  участие  в
   кассационной инстанции было нарушено. Он ссылался на Статью 6 S:S: 1 и
   3 (c) Конвенции, соответствующая часть которого гласит:

   "1. ...Каждый ... имеет право на справедливое..... разбирательство ...
   независимым и беспристрастным судом ....

   ...

   3.  Каждый  обвиняемый  в совершении уголовного преступления имеет как
   минимум следующие права:

   ...

   (c)  защищать  себя  лично  или  через  посредство выбранного им самим
   защитником..."

   27.  Правительство  оспаривало  данное заявление, указывая, что власти
   не   были  проинформированы  о  его  желании  участвовать  в  судебном
   заседании   кассационной   инстанции.   В   любом   случае,  заявителя
   представлял  защитник,  который  присутствовал на судебном заседании и
   представлял его позицию суду.

   28.  Заявитель  поддержал  жалобу. Он заявлял, что он ходатайствовал о
   личном  участии  в  кассационной  инстанции  в  первоначальной жалобе,
   которая  была  утеряна.  Далее  заявитель  указал на то, что поскольку
   российские   суды  кассационной  инстанции  вправе  рассматривать  как
   вопросы процессуального, так и материального права, его присутствие на
   заседании  было  важным,  даже  если  бы он не ходатайствовал об этом.
   Иначе  разбирательство  не  могло  рассматриваться  как  проведенное с
   соблюдением принципа состязательности.

   A.  Приемлемость

   29.  Суд  отмечает,  что  жалоба  не  является  явно  необоснованной в
   соответствии со Статьей 35 S: 3 (a) Конвенции. Суд далее отмечает, что
   жалоба  не  является  необоснованной  по каким-либо другим основаниям.
   Следовательно, жалоба должна быть признана приемлемой.

   B.  По существу

   30.  Ранее  Суд  установил, что гарантии, предусмотренные Статьей 6, в
   частности,  право  присутствовать  и эффективно участвовать в судебном
   заседании, применяются не только к рассмотрению дела в первой судебной
   инстанции,  но  также  и  к  рассмотрению  дела  в  суде  кассационной
   инстанции  (см., Kulikowski v. Poland (revision), no. 18353/03, S: 59,
   от 21 декабря 2010).

   31.  Это  особенно  важно  для  российской правовой системы, в которой
   кассационная  инстанция  вправе  рассматривать  вопросы права, а также
   факты  относительно  уголовной  ответственности и приговора. Указанные
   суды уполномочены проверить доказательства и дополнительные материалы,
   представленные  непосредственно  сторонами,  они могут оставить в силе
   решение  первой  инстанции,  отменить  или изменить его, или направить
   дело на новое рассмотрение (см. параграф 17 выше).

   32.  Однако, гарантии Статьи 6 не являются абсолютными. В соответствии
   с  прецедентной  практикой  Суда, Суд отметил, что ни формулировка, ни
   смысл  статьи  6  Конвенции  не мешают лицу отказаться по своей доброй
   воле,  явно или косвенно, от права, гарантируемого ее положениями (см.
   <<Герми  против  Италии>>  (Hermi v. Italy) [GC], No. 18114/02, S: 73,
   ECHR 2006-XII). Однако, необходимо, чтобы такой отказ, для того, чтобы
   быть  эффективным  в  целях  Конвенции,  был установлен явным образом,
   сопровождался  минимальными гарантиями, соразмерными его значимости. В
   то же время он не должен идти против любых общественных интересов (см.
   то же дело). Например, Суд полагает, что прежде чем обвиняемый неявным
   образом,  через  свое поведение, отказывается от своего важного права,
   гарантированного   статьей   6,   должно   быть  установлено,  что  он
   обоснованно  предполагал  последствия  такого  своего  поведения (см.,
   Jones  v.  the  United Kingdom (dec.), no. 30900/02, 9 September 2003,
   and  Sejdovic v. Italy [GC], no. 56581/00, S: 87, 1 March 2006; Hermi,
   cited  above,  S:  74;  and Panovits v. Cyprus, no. 4268/04, S: 68, 11
   December 2008).

   33.  Остается  определить,  при  данных обстоятельствах дела, можно ли
   сказать,  что  заявитель  косвенно,  или  в связи со своим поведением,
   отказался от своего права участвовать в кассационной инстанции.

   34.  В соответствии с российским законодательством, право заявителя на
   участие   в   суде  кассационной  инстанции,  лично  либо  посредством
   видео-конференции,  зависят  от  ходатайства  об этом (см. параграф 17
   выше).  Данное требование само по себе не противоречит Конвенции, если
   процедура   четко   прописана   в   национальном   законодательстве  и
   соблюдается  всеми  участниками  процесса  (см. Kononov v. Russia, no.
   41938/04, S: 40, от 27 января 2011).

   35.  Стороны   не  оспаривают,  что  заявитель  знал,  что  ему  нужно
   ходатайствовать    о    присутствии   на   судебном   заседании.   Его
   проинформировали  об  этом  требовании  в оперативной части приговора,
   вынесенного   первой   инстанцией.  Более  того,  представляется,  что
   ходатайство было заявлено в его первоначальной кассационной жалобе.

   36.  После   того,   как   заявитель  узнал,  что  его  первоначальная
   кассационная жалоба была утеряна, он подал новую кассационную жалобу и
   две  дополнительные, которые были получены и рассмотрены национальными
   судами.  Однако, заявитель, которому помогал профессиональный юрист по
   его  выбору,  не  повторил  его  ходатайство  в каком-либо последующем
   документе  и  не  представил  каких-либо пояснений, почему он этого не
   сделал.

   37.  При  таких  обстоятельствах  Суд  делает  вывод, что заявитель не
   проинформировал российские власти о своем желании лично присутствовать
   в  судебном заседании кассационной инстанции, поэтому своим поведением
   он косвенно отказался от своего права.

   38.  Что   касается   принципа  состязательности,  Суд  отмечает,  что
   заявителя   представлял   защитник   во   всех   инстанциях,   включая
   кассационную.  Более  того,  заявитель не пояснил в своих возражениях,
   почему  для  него  было  важно  лично  присутствовать  в зале судебных
   заседаний  и  какие определенные заявления или доказательства он желал
   представить   в   кассационной  инстанции.  Соответственно,  ничто  не
   указывает,  что  принцип  состязательности  в  уголовном  процессе был
   нарушен.

   39.  В  свете  вышеуказанного,  Суд  делает  вывод, что не имело место
   нарушение  Статьи  6 S: 3 (c) в части отсутствия заявителя на судебном
   заседании в кассационной инстанции.

   III.  ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

   40.  Заявитель  жаловался  на  нарушение  Статьи  6  Конвенции в части
   результата  рассмотрения  уголовного  дела  и предполагаемых нарушений
   презумпции  невиновности  и  его  права  иметь  необходимое количество
   времени  и  возможностей  для  подготовки защиты. Также он жаловался в
   соответствии со Статьей 13 Конвенции на отсутствие эффективных средств
   правовой защиты, со ссылкой на Статью 14 дискриминацию по политическим
   взглядам.

   41.  Рассмотрев  пояснения  заявителя  в свете материалов, имеющихся в
   наличии,  Суд  не  обнаружило  более  никаких нарушений прав и свобод,
   предусмотренных Конвенцией.

   42.  Из  этого  следует,  что данная часть жалобы должна быть признана
   неприемлемой  как  явно  необоснованная  согласно Статье 35 S:S: 3 и 4
   Конвенции.

   IV.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

   43.  Статья 41 Конвенции предусматривает:

   "Если   Суд   объявляет,  что  имело  место  нарушение  Конвенции  или
   Протоколов  к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны
   допускает  возможность  лишь  частичного  возмещения,  Суд,  в  случае
   необходимости, присуждает выплату справедливой компенсации потерпевшей
   стороне".

   A.  Ущерб

   44.  Заявитель  требовал  EUR 15,000 в качестве компенсации морального
   вреда за нарушение его прав, предусмотренных Конвенцией.

   45.  Правительство  оспаривало  требование  о  компенсации  морального
   вреда, указывая на чрезмерную сумму.

   46.  Производя  оценку на справедливой основе, руководствуясь при этом
   Статьей  41, Суд присуждает заявителю 7500 евро в качестве компенсации
   морального вреда.

   B.  Судебные расходы и издержки 

   47.  Заявитель  также  просил EUR 2,275 в качестве возмещения судебных
   расходов и издержек.

   48.  Правительство не представило комментария.

   49.  Согласно   прецедентной  практике  Суда,  заявитель  имеет  право
   получить возмещение судебных расходов и издержек только в случае, если
   будет доказано, что они действительно были понесены, были необходимы и
   обоснованы.   Суд   отмечает,  что  заявитель  не  представил  никаких
   документов,  подтверждающих, что заявленные расходы действительно были
   понесены, поэтому отклоняет требование заявителя о возмещении судебных
   расходов и издержек.

   C.  Процентная ставка 

   50.  Суд  считает,  что  процентная  ставка  равна  процентной  ставке
   Европейского  центрального  банка  плюс  три  процента, если требуемая
   сумма не будет выплачена в трехмесячный срок.

   ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ, СУД ЕДИНОГЛАСНО

   1.  Объявляет  жалобы  на  условия содержания заявителя под стражей до
   суда  и  его  отсутствия  в  судебном заседании кассационной инстанции
   приемлемыми, в остальной части признает жалобу неприемлемой;

   2.  Постановляет, что имело место нарушение Статьи 3 Конвенции в части
   бесчеловечных  и  унижающих достоинство условий содержания заявителя в
   СИЗО No.1 в г. Екатеринбург;

   3.  Постановляет,  что  не было допущено нарушение Статьи 6 S:S: 1 и 3
   (c)  Конвенции  в  части  отсутствия  заявителя  в  судебном заседании
   кассационной инстанции;

   4.  Постановляет

   (a)  что государство-ответчик должен выплатить организации-заявителю в
   течение  трех  месяцев  с даты, когда постановление вступит в законную
   силу в соответствии со Статьей 44 S: 2 Конвенции, EUR 7500 (семь тысяч
   пятьсот  евро) в качестве компенсации морального вреда, в пересчете на
   национальную  валюту  государства-ответчика  по курсу, действующему на
   день вынесения постановления, а также уплатить необходимые налоги;

   (b)  что  простые  проценты  по ставке Европейского центрального банка
   начисляются  на  эту  сумму по истечении вышеупомянутого трехмесячного
   срока до момента фактической уплаты плюс три процента;

   5.  Отклоняет остальные требования заявителя относительно справедливой
   компенсации.

   Выполнено  на  английском  языке,  и  уведомлено в письменной форме 13
   марта 2012 г., в соответствии с Правилом 77 S:S: 2 и 3 Правил Суда.

   Soren Nielsen Nina Vajic
   Секретарь President

   Перевод Людмилы Михайловны Чуркиной

   12 BORISOV v. RUSSIA JUDGMENT

   BORISOV v. RUSSIA JUDGMENT 13


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):