Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Карпенко против России"


Постановление ЕСПЧ по делу Карпенко против России

 

04.04.2012

 

                               ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

                           КАРПЕНКО ПРОТИВ РОССИИ

                            (Жалоба No. 5605/04)

                               ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                 СТРАСБУРГ

                               13 марта 2012

   Данное постановление вступит в силу в соответствии со Статьей 44 S: 2
         Конвенции. Оно может быть подвергнуто редакционной правке.

   В деле Карпенко против России,

   Европейский  Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в
   составе:

   Nina Vajic, Председателя,
   Anatoly Kovler,
   Peer Lorenzen,
   Elisabeth Steiner,
   Khanlar Hajiyev,
   Linos-Alexandre Sicilianos,
   Erik Mo/se, судей,
   и So/ren Nielsen, Секретарь Секции,

   Посовещавшись в закрытом судебном заседании 21 февраля 2012,

   Выносит следующее постановление, которое было принято этой датой:

   ПРОЦЕДУРА

   1.  Дело  инициировано  по  жалобе  (No.  8237/03)  против  Российской
   Федерации,  поданной  в  Суд  в соответствии со Статьей 34 Конвенции о
   защите  прав  человека  и  основных  свобод  (далее  -  <<Конвенция>>)
   гражданином России, господином Кириллом Васильевичем Карпенко (далее -
   "заявитель"), 17 декабря 2003 г.

   2.  Заявителя  представляла  Чуркина  Л.,  юрист,  практикующий  в  г.
   Екатеринбург.  Российское правительство представляла Милинчук (далее -
   <<Правительство>>),  бывший  Уполномоченный  Российской  Федерации при
   Европейском Суде по правам человека.

   3.  Заявитель  жаловался,  в частности, на то, что он не смог опросить
   свидетелей  обвинения  в  публичном  судебном  заседании  и что власти
   отказались   обеспечить   явку   заявителя  в  судебном  заседании  по
   гражданскому делу относительно лишения его родительских прав.

   4.  24  октября  2007  г.  жалоба  была коммуницирована Правительству.
   Также  было решено рассматривать одновременно жалобу на приемлемость и
   по существу (Статья 29 S: 1).

   ФАКТЫ

   I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

   5.  Заявитель  родился  в 1971 г. и жил до ареста в г. Екатеринбург. В
   настоящее  время  отбывает  наказание  в  исправительной  колонии в г.
   Невьянск, Свердловской области.

   A.  Уголовное дело по факту грабежа 

   1.  Дело  1998 г. против заявителя в связи с предполагаемым соучастием
   в преступлении

   6.  8  апреля  1998 г. Ревдинский городской суд признал господина Ш. и
   господина  В.  виновными  в  совершении  ряда  грабежей  с отягчающими
   обстоятельствами.  В  частности,  городской суд признал установленным,
   что  5 октября 1995 г. обвиняемые совместно с заявителем, возбужденное
   в  отношении  которого уголовное дело было присоединено в связи с тем,
   что  он  скрывался  от  правосудия  во время следствия, и господин О.,
   уголовное  дело  в  отношении  которого  было прекращено в связи с его
   смертью,  совершили  ограбление на складе в деревне Вавож в Удмуртской
   Республике.  Также  городской  суд  признал,  что  19  ноября  1995 г.
   обвиняемый  В.,  при  помощи  господина Р., уголовное дело в отношении
   которого  было  приостановлено  после  побега, заявитель и господин О.
   совершили  ограбление  на  складе  в  деревне  Кунгурка в Свердловской
   области.  В  то  же  самое  время  суд оправдал господина Ш. в связи с
   отсутствием   доказательств  вины  в  совершении  еще  одного  эпизода
   относительно  его  участия  и  участия  господина  Р.,  господина  О.,
   господина  В.  и  заявителя  17  сентября  1996  г. в другом грабеже в
   деревне Новое Село в Свердловской области.

   7.  Что  касается  грабежа  в  деревне  Вавож, приговор был основан на
   показаниях   ответчика   Ш.   и   генерального  директора  компании  и
   собственника  склада,  на  письменных  показаниях,  сделанных во время
   предварительного   следствия   охранником  склада,  господином  М.,  и
   господином О. Были даны следующие показания:

   -   обвиняемый   Ш.  частично  признал  свою  вину.  Он  заявлял,  что
   согласившись   с  предложением  заявителя  и  действуя  по  инструкции
   последнего,  он  приехал на склад. Заявитель заставил его наблюдать за
   охранником,  которого  заявитель  избил  и  связал.  Господин Ш. также
   признал,  что он помогал заявителю и господину Р. перенести украденные
   вещи в машину и получил деньги от заявителя за участие в грабеже;

   в своих письменных показаниях господин О. представил такое же описание
   событий;

   директор  компании заявил, что утром 5 октября 1995 г. ему сообщили об
   ограблении. Прибыв на склад, он увидел, что охранник был сильно избит;

   охранник  склада  дал  показания  о  том,  что  5 октября 1995 г. двое
   незнакомых  лиц,  которых  он  не смог опознать, избили его и связали.
   Затем он услышал, как кто-то грабил склад.

   8.  Что  касается грабежей в деревне Кунгурка, в основу приговора были
   положены показания обвиняемого Б. и представителя собственника склада,
   господина   А.,   в  публичном  судебном  заседании  и  на  письменных
   показаниях  охранника  склада,  господина  Х.,  и  позже господина О.,
   которые они сделали следственным органам.

   9.  Обвиняемый  Б.  частично  признал свою вину и заявил, что в ноябре
   1995  г. заявитель, воспользовавшись его доверием, попросил его помочь
   загрузить  автомобиль.  Они  подошли  к  складу.  Действуя по указанию
   заявителя,  которого  он боялся, господин Б. помог ему перенести товар
   со склада.

   10.  Представитель   владельца   склада   подтвердил,  что  на  складе
   произошло ограбление.

   11.  В  своих  показания  в  ходе  следствия  господин О. признал, что
   помогал заявителю и господину Р. совершать ограбление на складе.

   12.  Охранник  Х.  заявил,  что 19 ноября 1995 г. двое неизвестных лиц
   ворвались на склад, связали его и украл товар.

   13.  Приговором  городского суда обвиняемый Ш. был оправдан по эпизоду
   в  деревне  Новое Село на основании показаний господина Ш., письменных
   показаний охранника склада, господина М., и господина О.

   14.  Господин  Ш.  настаивал  на том, что в сентябре 1996 г. заявитель
   попросил   его   подвезти  до  деревне,  пообещав  ему  заплатить.  Он
   согласился  при  условии,  что  он  не  будет  вовлечен  в  совершение
   преступления.  Господин  Ш.  заявлял,  что он не знал, что заявитель и
   господин Р. совершили ограбление.

   15.  Охранник  склада,  господин  М., заявлял, что 17 сентября 1996 г.
   незнакомый  мужчина набросился на него, избил и связал. Нападающего он
   не помнил.

   16.  В  своих  письменных показаниях господин О. признал, что оказывал
   помощь заявителю и господину Р. при совершении ограбления на складе.

   17.  Приговор  от  8  апреля  1998  г.  был  оставлен  без изменений в
   кассационной инстанции и вступил в законную силу 20 мая 2000 г.

   2.  Процесс 2001-2004 гг. против заявителя

   18.  Как  указано  выше  (см.  параграф  6 выше), заявитель скрывался,
   поэтому  уголовное  дело  в  отношении  него  было  приостановлено. 25
   сентября  2001  г.  он  был  арестован  в г. Нефтекамск. Через два дня
   заявителя отправили в Екатеринбург и поместили в СИЗО No.1.

   19.  Через  месяц прокурор Свердловской области подписал обвинительное
   заключение, в соответствии с которым заявитель обвинялся в организации
   ограблений  складов в деревнях Вавож, Кунгурка и Новое Село. Обвинения
   были  основаны,  среди  прочего, на показаниях, данных господином Ш. и
   господином   Б.  в  ходе  предварительного  следствия  и  перекрестных
   допросов  заявителя и указанных лиц во время судебного разбирательства
   по  уголовному делу в отношении заявителя. Двое сообщников подтвердили
   свои  показания,  данные  в  ходе разбирательства по уголовному делу в
   1998  г.  (см.  параграфы  7,  9  и 14 выше). В июне 2002 г. дело было
   направлено в суд.

   20.  19 февраля 2003 г. Ревдинский районный суд провел первое судебное
   заседание, на которое были вызваны, со слов заявителя, уже осужденные,
   соучастники  ограблений,  господин  Ш.  и  господин Б., а также другие
   лица,  чьи  письменные  заявления  или  показания,  данные  в открытом
   судебном  заседании,  положенные  в основу приговора 8 апреля 1998 г.,
   были вызваны в качестве свидетелей (см. параграфы 6-16 выше). Никто из
   них  не  присутствовал.  Городской  суд  указал  в протоколе судебного
   заседания,  что охранник склада в Новом Селе умер, господин Б. уехал в
   Челябинск  в  командировку,  господин  Ш. жил в другом городе. Причины
   отсутствия  других свидетелей неизвестны. Правительство предоставило в
   Суд  отпечатанную  копию  письма от 27 января 2003 г. от господина Ш.,
   информирующего  городской  суд  о  том,  что  в  связи  с  финансовыми
   трудностями   и   невозможностью   оставить   дела,   он   не   сможет
   присутствовать  на судебном заседании. Правительство также представило
   копию телеграммы, направленную господином Ш. в городской суд 3 февраля
   2003  г.  Господин  Ш.  подтвердил,  что  не  сможет присутствовать на
   судебном  заседании  и полностью поддерживает показания, данные в ходе
   следствия  и  судебного  разбирательства, в результате которого он был
   осужден в 1998 г.

   21.  Городской суд удовлетворил ходатайство защитника заявителя о даче
   показаний  господина  В., соучастника ограбления, совершенного в Новом
   Селе 17 сентября 1996 г., и господина М.

   22.  В  ходе  судебного  заседания господин В. свидетельствовал о том,
   что  в  1995  г.  по  просьбе  господина  Р.,  он приехал к складу. По
   прибытию  он  увидел  господина Р., господина О., двух незнакомых лиц,
   выносящих  товар  со склада. Товар был загружен в его машину. Господин
   В.  не  видел  заявителя  и  не  знал  о  его предполагаемом участии в
   ограблении.

   23. Господин  М.  заявил,  что  в  1997  г.  господин Р. принес к нему
   металлические  предметы и попросил их сохранить. Впоследствии он узнал
   от милиции, что товар украли со склада.

   24.  На  том же судебном заседании городской суд выслушал показания от
   представителя  собственника склада в деревне Новое Село, господина Л.,
   который подтвердил кражу товара со склада 17 сентября 1996 г.

   25.  По  ходатайству  сторон  городской  суд  снова  отправил повестки
   свидетелям.  11  апреля  и 19 мая 2003 г. суд выдал судебным приставам
   постановления  об обеспечении явки господина Б. на судебное заседание.
   В  постановлениях было указано, что господин Б. Был надлежащим образом
   вызван в судебное заседание, но не явился.

   26.  На  судебном  заседании городского суда от 28 мая 2003 г. не было
   свидетелей.  В  связи  с  их отсутствием прокурор просил городской суд
   зачитать  показания, данные ими в ходе следствия в 1998 г. Заявитель и
   его  защитник  возражали  против  зачитывания показаний предполагаемых
   соучастников  ограблений,  господина  Ш., господина Б., господина Р. и
   господина  О.,  ссылаясь  на  то,  что  заявителя <<лишили эффективной
   возможности  опросить  указанных  свидетелей>>.  В  то  же самое время
   заявитель указывал, что во время очных ставок следователь предупреждал
   господина  Ш. и господина Б. не менять ранее данные показания, угрожая
   отменой условно-досрочного освобождения и уголовным преследованием.

   27.  Городской суд отклонил возражения. Ссылаясь на то, что невозможно
   заслушать  показания  определенных  свидетелей в связи с их смертью, и
   учитывая  то,  что  у  заявителя  были  очные ставки с господином Б. и
   господином   Ш.  в  ходе  предварительного  следствия,  суд  продолжил
   зачитывать заявления свидетелей.

   28.  29  мая  2003  г.  Ревдинский  городской  суд  признал  заявителя
   виновным  в  совершении  ограблений  при  отягчающих обстоятельствах в
   деревне  Вавож 5 октября 1995 г., в деревне Кунгурка 19 ноября 1995 г.
   и  в  деревне  Новое  Село от 17 сентября 1996 г. и приговорил его к 8
   годам  лишения свободы. Кроме письменных показаний, приговор был также
   основан  на  протоколах  осмотра  места преступления и инвентаризации,
   подтверждающих кражу товара со складов.

   29.  В  приговоре  от 29 мая 2003 г. относительно возражения заявителя
   против  использования заявления свидетелей, которых он не мог опросить
   в открытом судебном заседании, городской суд отметил следующее:

   "Суд не может согласиться с доводом (заявителя) и его защитника о том,
   что  обвинения  построены  на  показаниях  свидетелей,  имеющих личную
   заинтересованность (в осуждении заявителя), и которые нельзя доверять.

   Тот  факт,  что  господин  Ш.,  господин Б., господин Р. и господин О.
   принимали  участие в преступлениях, по которым обвиняется [заявитель],
   не  позволяет  усомниться  в  достоверности  их  показаний.  Изобличая
   [заявителя]  они,  в  то  же  самое время, [признали собственную вину]
   [относительно]  этих преступлений. В частности, господин Б. и господин
   Ш. уже получили за это срок наказания.

   Как  показывают  материалы  дела  ... господин Р. добровольно пришел в
   управление   внутренних   дел   и   написал   заявление  о  совершении
   преступления,  в котором он описал ограбления, совершенные им вместе с
   [заявителем], господином Ш., господином О., господином Б. и господином
   В.  ...  В  то  же  самое  время он не преуменьшал значение его роли в
   совершенных преступлениях.

   Довод  [заявителя]  о  том, что господин Б., господин Ш. и господин О.
   оговаривали  его,  поскольку  господин  Р.  заставил  их  это сделать,
   является бессмысленным и необоснованным. Тот факт, что господин Ш. был
   осужден за то, что оговаривал других людей в рамках другого уголовного
   дела,   не  может  служить  неоспоримым  основанием  для  того,  чтобы
   усомниться в достоверности его показаний, данных в рамках этого дела.

   Суд  не может согласиться с доводом [заявителя] и его защитника о том,
   что  суд  нарушил принцип непосредственного исследования доказательств
   на  судебном  заседании  и право обвиняемого защищать себя. Показания,
   зачитанные  в  судебном  заседании,  являются  допустимыми,  поскольку
   допросы  и  очные  ставки  с этими лицами проводились в соответствии с
   требованиями  Уголовно-процессуального кодекса. У суда нет возможности
   опросить  других  лиц  в  судебном  заседании,  поскольку, несмотря на
   принятие  всех  возможных  мер,  суд  не  может  установить  место  их
   проживания.

   Тем не менее, закон позволяет зачитывать в суде показания виновных."

   30.  Заявитель  и  его  защитник  обжаловали  приговор  в кассационной
   инстанции.  В  частности,  они  утверждали,  что  приговор был основан
   исключительно  на  показаниях  свидетелей,  допрошенных  следственными
   органами,  которых  заявитель  не  мог  опросить  в  открытом судебном
   заседании.

   31.  19  сентября  2003 г. Свердловский областной суд оставил приговор
   без  изменений, поддержав выводы городского суда. В ответ на аргументы
   заявителя относительно допустимости доказательств областной суд заявил
   следующее:

   "Досудебное  расследование  было  проведено  тщательно и объективно, в
   соответствии  с требованиями уголовно-процессуального законодательства
   и  с соблюдением прав и законных интересов [заявителя] и других сторон
   уголовного процесса. Право [заявителя] защищать себя не было нарушено.
   Очные  ставки между [заявителем] и господином Б и между [заявителем] и
   господином  Ш. были проведены в соответствии с требованиями Статей 162
   и  163  УПК РСФСР, [и] защитник... защищал интересы [заявителя] в ходе
   следствия.

   Суд правильно установил фактические обстоятельства, выводы, изложенные
   в  приговоре,  полностью  соответствуют  [фактам]. Приговор основан на
   доказательствах,   исследованных   в   судебном   заседании,  суд  дал
   правильное   толкование   данным   доказательствам.  Суд  полностью  и
   объективно исследовал материалы уголовного дела ...

   На   судебном   заседании  суд  рассмотрел  ходатайство  прокурора  об
   оглашении  показаний  [десяти  свидетелей,  включая  показания четырех
   предполагаемых  соучастников]; суд выслушал мнение сторон относительно
   данного вопроса и ....вынес определение.

   Решение,  принятое  судом,  об  оглашении  показаний вышеуказанных лиц
   соответствующим  образом  мотивировано,  обоснованно и правильное. Суд
   посчитал,  что  показания,  которые  необходимо  огласить  на судебном
   заседании,    были    получены    в    соответствии   с   требованиями
   уголовно-процессуального  закона, что в силу статьи 128 (статьи 123 --
   прим.  перевод.)  Конституции  РФ  судопроизводство  осуществляется на
   основе  равноправия  сторон,  что в силу статьи 15 S: 1 Конституции РФ
   [Конституция]  имеет  высшую  юридическую силу в Российской Федерации,
   другие   законы   не   могут   противоречить  принципам  и  положениям
   Конституции. Господин О. ... умер до начала судебного разбирательства,
   господин   Р.   находился  в  бегах  [и]  его  место  проживания  суду
   неизвестно, другие свидетели не явились в суд несмотря на то, что были
   вызваны,  [с  заявителем]  проводились  очные ставки с господином Ш. и
   господином   Б.,   в  ходе  которых  они  полностью  подтвердили  свои
   показания.

   При   таких  обстоятельствах  оглашение  показаний  вышеуказанных  лиц
   соответствовало принципу состязательности, закрепленному в УПК РФ; суд
   сравнил  показания  с  другими  доказательствами  по  делу и оценил их
   согласно требованиям закона. .

   Вина   [заявителя]  подтверждается  показаниями  [свидетелей,  включая
   показания предполагаемых соучастников] и доказательствами, включенными
   в  письменные  материалы  дела. Суд рассмотрел аргументы обвиняемого и
   его  заявителя  относительно  того,  что  [предполагаемые  соучастник]
   оговаривают  [заявителя],  и  принял  правильное решение о том, что не
   было  оснований  сомневаться  в их показаниях, поскольку они полностью
   соответствуют    обстоятельствам   дела   и   подтверждаются   другими
   доказательствами.   [Предполагаемые  соучастники],  указывая  на  вину
   [заявителя],  не  отрицали  собственного участия в деле; господин Ш. и
   господин  Б.  были  осуждены  за  совершенные  преступления. При таких
   обстоятельствах  суд  не  видит  причин сомневаться в показаниях [этих
   свидетелей]."

   B.  Уголовный процесс относительно совершения убийства 

   32.  20  мая  2003  г.,  изучив материалы, документальные и экспертные
   доказательства  многотомного  дела,  выслушав  значительное количество
   свидетельских показаний, Свердловский областной суд признал заявителя,
   которого  представлял  защитник  в  течение всего процесса, виновным в
   незаконном  хранении  оружия  и  подделки  документов. Заявителя также
   признали  в  содействии  и подстрекательстве к совершению убийства при
   отягчающих обстоятельствах и приговорили к 15 годам лишения свободы.

   33.  Приговор  вступил  в  законную силу 9 октября 2003 г. после того,
   как  Верховный  Суд  РФ  оставил  приговор  без  изменений,  прекратив
   уголовное дело в части обвинения в подделке документов и уменьшив срок
   наказания  на два месяца. Верховный Суд отметил, что выводы Областного
   суда основаны на тщательном и обоснованном анализе большого количества
   доказательств,  представленных  как  стороной  защиты,  так и стороной
   обвинения.

   34.  Со  слов  заявителя, пока проходило разбирательство по уголовному
   делу,  местные  газеты опубликовали несколько статей, указывая, что он
   виновен в смерти.

   C.   Процесс лишения родительских прав 

   35.  Когда  заявитель отбывал срок, его бывшая жена обратилась в суд с
   заявлением   в  Кировский  районный  суд  г.  Екатеринбург  о  лишении
   заявителя родительских прав.

   36.  В  январе  2005  г.  районный  суд  направил  копию  заявления  с
   приложениями  в  исправительную  колонию,  в которой заявитель отбывал
   наказание, предложив предоставить свой отзыв до 1 марта 2005 г.

   37.  Отзыв заявителя был получен судом 14 апреля 2005 г. В то же время
   заявитель  обратился в районный суд с ходатайством о вызове госпожи С.
   в  качестве его представителя и предоставил список свидетелей, которых
   необходимо  было  вызвать,  включая  его родителей и сестру. Через две
   недели  госпожа С. обратилась в районный суд с ходатайством об участии
   заявителя в судебном заседании.

   38.  25 октября 2005 г. заявитель получил копию определения Кировского
   районного  суда  о  назначении  предварительного  судебного заседания.
   Заявитель сразу же направил в районный суд письмо с пояснениями о том,
   что он отбывает срок и ходатайствует об участии в судебном заседании.

   39.  В  ноябре 2005 г. заявитель повторно направил ходатайство. Ответа
   не последовало.

   40.  Прокурор,  участвующий  в  судебном  заседании  в  районном суде,
   просил  суд отказать в удовлетворении исковых требований, аргументируя
   тем,  что  заявитель  не  может активно участвовать в жизни ребенка по
   практическим    соображениями,    но   заинтересован   в   поддержании
   взаимоотношений   с   ребенком.  Прокурор  отметил,  что  родственники
   заявителя регулярно передают ему информацию о ребенке.

   41.  Исходя  из  пояснений сторон районный суд вызвал одного свидетеля
   из списка заявителя, его сестру, и отказал в вызове родителей.

   42.  16   декабря  2005  г.  Кировский  районный  суд,  в  присутствии
   представителя   заявителя,  удовлетворил  исковое  заявление  и  лишил
   заявителя  родительских  прав,  посчитав,  что тот факт, что заявитель
   скрывался  от правоохранительных органов и находился в бегах в течение
   длительного  времени  не может рассматриваться в качестве уважительной
   причины   невыполнения  им  родительских  обязанностей.  Районный  суд
   подчеркнул,   что   заявитель  и  его  представитель  не  предоставили
   доказательств, демонстрирующих, что заявитель эффективно выполнял роль
   родителя.

   43.  Заявитель   получил  копию  решения  через  месяц.  Он  обжаловал
   решение, указав, что он не мог представить свои доводы в районном суде
   в  связи с отсутствием на судебных заседаниях. Он также ходатайствовал
   об обеспечении его явки в кассационной инстанции.

   44.  28  февраля  2006  г.  Свердловский  областной  суд в присутствии
   представителя  заявителя  оставил  решение  от  16 декабря 2005 г. без
   изменений.  Относительно  явки  заявителя  областной  суд  заявил, что
   законодательство  не обязывает суды, рассматривающие гражданские дела,
   обеспечивать  явку сторон и что обязанность суда ограничена надлежащим
   оповещением сторон о судебных заседаниях.

   II.  ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО

   A.  Свидетели

   1.  Уголовно-процессуальный  кодекс  от  2001  г., вступивший в силу 1
   июля 2002 г. 

   45.  Оглашение  показаний  потерпевшего  и свидетеля, ранее данных при
   производстве     предварительного    расследования    или    судебного
   разбирательства,  допускается  с  согласия  сторон  и  (1) при наличии
   существенных   противоречий   между   ранее   данными   показаниями  и
   показаниями,  данными в суде или (2)  в случае неявки потерпевшего или
   свидетеля (Статья 281 S: 1).

   46.  Суд  вправе,  без  согласия  сторон,  по  собственной  инициативе
   принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях: (1)
   смерти потерпевшего или свидетеля; (2) тяжелой болезни, препятствующей
   явке  в  суд;  (3)  отказа  потерпевшего  или  свидетеля,  являющегося
   иностранным  гражданином,  явиться  по  вызову  суда;  (4)  стихийного
   бедствия  или  иных  чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в
   суд (Статья 281 S: 2).

   47. В  случае  неявки по вызову без уважительных причин подозреваемый,
   обвиняемый,  а  также  потерпевший  и свидетель могут быть подвергнуты
   приводу (Статья 113).

   48.      Свидетели    и   потерпевшие   вправе   получить   возмещение
   процессуальных  издержек  в  связи  с  участием  в  уголовном процессе
   (Статья 131).

   B. Пересмотр уголовного дела

   49.  Статья 413 Уголовно-процессуального кодекса РФ, предусматривающая
   процедуру  пересмотра  уголовных  дел,  в соответствующей части гласит
   следующее:

   "1.  Вступившие  в законную силу приговор, определение и постановление
   суда   могут   быть   отменены   и  производство  по  уголовному  делу
   возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

   ...

   4.  Новыми обстоятельствами являются:

   ...

   2)  установленное  Европейским  Судом  по  правам  человека  нарушение
   положений  Конвенции  о  защите  прав  человека  и основных свобод при
   рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанное с:

   а)  применением  федерального  закона,  не соответствующего положениям
   Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

   б)  иными  нарушениями  положений  Конвенции  о защите прав человека и
   основных свобод;

   3) иные новые обстоятельства.

   C.  Provisions on attendance at hearings

   50.  Гражданский   процессуальный   кодекс   РФ   (далее   -  <<ГПК>>)
   предусматривает,  что граждане вправе вести свои дела в суде лично или
   через представителей (Статья 48 S: 1).

   51.  Уголовно-исполнительный    кодекс    предусматривает,   что   при
   необходимости  участия  в следственных действиях в качестве свидетеля,
   потерпевшего,   обвиняемого   осужденные   могут   быть  переведены  в
   следственный  изолятор  из  исправительной  колонии  (статья  77  S: 1
   (статья  77.1  -  прим. перевод.)). В кодексе не указано о возможности
   участия  осужденного  лица в гражданском процессе в качестве истца или
   ответчика.

52. Несколько раз Конституционный Суд признал неприемлемыми и отклонил жалобы
осужденных, чьи ходатайства о присутствии на судебных заседаниях были отклонены
гражданскими судами. Он указывал, что соответствующие положения УПК и УИК, как
таковые, не ограничивают доступ обвиняемого к суду. Тем не менее,
Конституционный Суд отмечал, что лицо, находящееся в местах лишения свободы,
могло давать показания в гражданском суде, либо через представителя, либо любым
другим способом, предусмотренным законом. При необходимости судебное заседание
проводится в учреждении, в котором осужденный находится, или суд,
рассматривающий гражданское дело, может проинструктировать суд по месту
нахождения учреждения, в котором находится осужденный, получить его/ее показания
или предпринять другие процессуальные действия (решения 478-O от 16 октября
2003, 335-O от 14 октября 2004 и 94-O от 21 февраля 2008).

D.  Другие соответствующие положения ГПК 

53.  В соответствии со статьями 58 и 184 ГПК РФ суд может проводить заседания и
в других местах, кроме зала заседаний, если, например, необходимо провести
осмотр доказательств в случае невозможности или затруднительности доставки их в суд.

54.  Статья 392 ГПК устанавливает перечень оснований, позволяющих пересмотр по
вновь открывшимся обстоятельствам решений или определений суда. Вынесение
постановления Европейского суда по правам человека о признании нарушения
Конвенции о защите прав человека и основных свобод в деле, в связи с которым
заявитель обращался с жалобой, рассматривается как новое обстоятельство  для
пересмотра (Статья 392 § 4 (4)).

ПРАВО

I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С НЕВОЗМОЖНОСТЬЮ
ОПРОСИТЬ СВИДЕТЕЛЕЙ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ ПО ГРАБЕЖУ

55.  Заявитель жаловался, что в нарушение Статьи 6 §§ 1 и 3 (d) Конвенции он был
лишен права на справедливое судебное разбирательство Конвенции в связи с тем,
что ему не предоставили возможности опросить в открытом судебном заседании
четырех предполагаемых соучастников ограблений, в совершении которых его
обвинили. Статья 6, в соответствующей части, гласит следующее:
“1.  Каждый при предъявлении ему любого уголовного обвинения … имеет право на
справедливое … разбирательство … судом ...
...
3.  Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум
следующие права:
...
(d)  допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то,
чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в
его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;”

A.  Пояснения сторон 

56.  Правительство заявляло, что Ревдинский городской суд огласил показания 10
свидетелей. После всех попыток получить показания в открытом судебном заседании
у городского  суда не было другого выбора, кроме как удовлетворить ходатайство
прокурора об оглашении показаний, данных в ходе следствия.

57.  Правительство считает важным тот факт, что заявителю предоставили
возможность участвовать в очной ставке с господином Ш. и господином Б. во время
следствия. 

58.  Заявитель утверждал, что допуск судом показаний, данных четырьмя
предполагаемыми соучастниками в ходе следствия, нарушал требования российского
уголовно-процессуального закона. Заявитель и его защитник только возражали
против оглашения показаний четырех предполагаемых соучастников в серии грабежей,
совершенных в 1995 г. и 1996 г. Городской суд тщательно проанализировал
возражения и отклонил его, признав, что показания были даны в соответствии с
требованиями УПК РФ и что не было возможности обеспечить явку четырех
свидетелей. Один из бывших соучастников умер, место нахождения троих свидетелей
было неизвестным. Правительство указало, что городской суд предпринял все
возможные меры, чтобы обеспечить явку свидетелей. Повестки были разосланы, суд
вынес постановление о приводе господина Ш. и господина Б. в судебное заседание.
Однако явка не была обеспечена, поскольку господин Ш. переехал в другой город и
его родственники не знали его новый адрес, а господин 
Б. находился в командировке за пределами Свердловской области. В связи с
неудачными попытками получить показания свидетелей в открытом судебном
заседании, у городского суда не было выбора кроме как удовлетворить ходатайство
прокурора об оглашении показаний, данных в ходе следствия.

59.  Правительство считает важным тот факт, что заявителю предоставили
возможность участвовать в очной ставке с господином Ш. и господином Б. во время
следствия. Он также мог оспорить показания в открытом судебном заседании. В
заключение, Правительство привлекло внимание Суда к выводам, сделанным в делах
Lьdi v. Switzerland (15 June 1992, Series A no. 238) и Lucа v. Italy, (no.
33354/96, ECHR 2001‑II). Правительство подчеркнуло, что в течение длительного
времени Суд указывал, что доказательства, полученные на более ранних стадиях
процесса могут быть использованы в судебном разбирательстве при условии, если
обвиняемый получил адекватную возможность их оспорить, либо в момент, когда
данные доказательства были оспорены, либо на более поздних стадиях процесса. 

60.  Заявитель указывал, что допуская показания, данные четырьмя предполагаемыми
соучастниками в ходе следствия, городской суд нарушил требования российского
уголовно-процессуального закона. Он настаивал на том, что это возможно только с
его согласия, которого он не давал. Также заявитель утверждал, что городской суд
должен быть понимать, что свидетелей заставили оговорит его. В такой ситуации
выслушать показания свидетелей лично, понаблюдать за их поведением и проверить
достоверность их показаний является особенно важным.

   
   B.  Оценка Суда

   1.  Приемлемость

   61.  Поскольку  гарантии  подпункта  <>  судебного  разбирательства  по его уголовному делу
   является явно необоснованной.

   71.  Из  вышеуказанного  следует,  что  соответствующая  часть  жалобы
   должна  быть  отклонена в соответствии со Статьей 35 S:S: 1, 3 (a) и 4
   Конвенции.

   III.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ   НАРУШЕНИЕ   СТАТЬИ   6   КОНВЕНЦИИ  В  СВЯЗИ  С
   ОТСУТСТВИЕМ НА СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЯХ ПО ГРАЖДАНСКОМУ ДЕЛУ

   72.  Заявитель  жаловался,  что  Кировский районный суд и Свердловский
   областной  суд  отказали  в  удовлетворении ходатайства об обеспечении
   явки   заявителя  в  гражданском  процессе  относительно  лишения  его
   родительских   прав.   Он   ссылался   на   Статью  6  S:  1,  которая
   предусматривает, в соответствующей части, следующее:

   "...Каждый  в  случае спора о его гражданских правах и обязанностях...
   имеет  право  на  справедливое.....  разбирательство ... независимым и
   беспристрастным судом ...."

   A.  Пояснения сторон

   73.  Правительство пояснило, что отказ судей обеспечить явку заявителя
   на   судебных   заседаниях   связан   с  отсутствием  правовой  нормы,
   разрешающей  участие  лиц, отбывающих срок лишения свободы, в судебных
   заседаниях  по гражданским делам. Правительство также подчеркнуло, что
   явка  заявителя  не была необходимой, поскольку в суде его представлял
   юрист,   который   представил   доводы   и   доказательства,   включая
   свидетельские показания.

   74.  Заявитель   поддержал   свою   жалобу,   аргументируя   тем,  что
   представитель не мог заменить его в процессе, поскольку у него не было
   информации о взаимоотношениях заявителя с его бывшей женой и ребенком.
   Кроме того, районный суд отказал в удовлетворении ходатайства о вызове
   в  судебное заседание свидетелей со стороны заявителя, тем самым, дело
   не   было   представлено   объективно.  Заявитель  также  указал,  что
   российское   гражданско-процессуальное  законодательство  не  содержит
   правовой  нормы,  запрещающей  ему участвовать в процессе, несмотря на
   то, что он был осужденным.

   B.  Оценка Суда 

   1.  Приемлемость

   75.  Суд   считает,   что   данная   часть  жалобы  не  является  явно
   обоснованной  в  значении Статьи 35 S: 3 (a) Конвенции и что жалоба не
   является  неприемлемой по любым другим причинам. Следовательно, жалоба
   должна быть признана приемлемой.

   2.  По существу

   76.  Европейский   суд  напоминает,  что  принцип  состязательности  и
   равенства  сторон,  который является одним из признаков более широкого
   понятия  справедливого судебного разбирательства, означает, что каждой
   стороне  должна  быть предоставлена разумная возможность знать позицию
   другой  стороны  и представленные ею доказательства и высказывать свое
   мнение  о  них,  а также представлять свое дело в условиях, которые не
   ставят   его  в  существенно  неблагоприятное  положение  в  отношении
   противной  стороны  (см.  Krчmar  and  Others  v.  the Czech Republic,
   no. 35376/97,  S: 39,  3  March  2000,  and  Dombo  Beheer B.V. v. the
   Netherlands, 27 October 1993, S: 33, Series A no. 274).

   77.  Статья  6  Конвенции прямо не предусматривает право на проведение
   судебного   заседания   при  явки  заявителя,  скорее,  общее  понятие
   справедливого  судебного  разбирательства подразумевает, что уголовный
   процесс  должен  проходить  в  присутствии обвиняемого (см., например,
   Colozza  v. Italy, 12 February 1985, S: 27, Series A no. 89). Однако в
   отношении   гражданских   дел   не  существует  абсолютного  права  на
   присутствие   в   судебном   заседании,  за  исключением  ограниченной
   категории   дел,   в   которых  характер  и  образ  жизни  лица  имеют
   непосредственное  отношение  к  предмету  дела  или  в которых решение
   зависит  от поведения человека (см., например, Kabwe and Chungu v. the
   United Kingdom (dec.), nos. 29647/08 and 33269/08, 2 February 2010).

   78. Европейский  Суд  напоминает,  что  он  неоднократно  устанавливал
   нарушения   пункта  1  статьи  6  Конвенции  в  делах,  где  возникали
   аналогичные  вопросы тем, которые возникли в данном деле (см. Yakovlev
   v.  Russia,  no. 72701/01,  S:S: 19 et seq., 15 March 2005; Groshev v.
   Russia, no. 69889/01, S:S: 27 et seq., 20 October 2005; and Mokrushina
   v.   Russia,  no.  23377/02,  5 October  2006).  Суд  также  признавал
   нарушение  Статьи 6 в ряде дел, в которых российские суды отказывали в
   удовлетворении  ходатайств  лицам,  находящимся под стражей и желающим
   дать  устные пояснения по гражданским делам, присутствовать в судебном
   заседании.  Например,  в  деле Kovalev v. Russia (no. 78145/01, S: 37,
   10 May  2007),  несмотря  на  тот  факт,  что  заявителя  представляла
   супруга,  Суд  посчитал,  что  жалоба  о  плохом  обращении со стороны
   сотрудников  правоохранительных  органов  основывается  на  его личном
   опыте, поэтому его показания были бы <<важной частью доводов заявителя
   по  делу  и фактически единственным способом обеспечить состязательный
   процесс>>.  В деле Khuzhin and Others v. Russia (no. 13470/02, S:S: 53
   et  seq.,  23 October  2008) Суд признал, что, отказывая в обеспечении
   присутствия   заявителей,   находящихся   под   стражей,  на  судебных
   заседаниях,   и   не   предоставляя   необходимых   возможностей   для
   эффективного  изложения  своей  позиции  в судебном разбирательстве по
   гражданскому  делу  и  что  принцип  равенства  сторон не соблюдался в
   рассматриваемом  судебном  процессе. Такой же вывод был сделан Судом в
   других делах против России, в которых власти не обеспечили заявителям,
   находящимся  под  стражей,  присутствия  в судах по гражданским делам,
   рассматривающим  их  жалобы на условия содержания их под стражей (см.,
   например, Shilbergs v. Russia, no. 20075/03, S:S: 107-113, 17 December
   2009; Artyomov v. Russia, no. 14146/02, S:S: 204-208, 27 May 2010; and
   Roman  Karasev v. Russia, no. 30251/03, S:S: 65-70, 25 November 2010).
   В  вышеуказанных делах Суд постоянно заявлял, что с учетом сути жалоб,
   которые  в  определенной  степени,  были основаны на их личном опыте и
   служили,   в   частности,  основанием  для  оценки  морального  вреда,
   нанесенного   их   мучительными  и  причиняющими  страдания  условиями
   содержания  под  стражей. Европейский Суд считает, что в данном случае
   показания  заявителя,  описывающие  условия  его содержания, о которых
   именно  он  имеет  достоверную  информацию, составляли бы неотъемлемую
   часть преставления дела истцом.

   79.  Что  касается  обстоятельств  настоящего  дела,  Суд  отмечает, а
   Правительство не оспаривает тот факт, что заявитель настаивал на своем
   присутствии   на   судебных  заседаниях.  Однако,  его  ходатайство  о
   присутствии в суде было отклонено как районным, так и областным судом.
   Суд  не  оставляет  без  внимания  тот  факт,  что  интересы заявителя
   защищались  в суде через его представителя. Однако, как и в предыдущих
   делах,  касающихся  присутствия  на судебных заседаниях по гражданским
   делам,  Суд  уделяет  особое  внимание  характеру  спора,  по которому
   заявитель  являлся  стороной.  Суд  напоминает,  что настоящий процесс
   касался  лишения  родительских  прав  и требовал от национальных судов
   оценки  особых  правовых  и  фактических отношений, которые существуют
   между  родителем  и  ребенком.  Суд  считает,  что  прежде чем принять
   решение  суды  должны  выслушать  доводы  заявителя, представленные им
   лично.  Защита  заявителя  в  основном строится на его личном опыте. В
   такой  ситуации  Суд  не  убежден,  что  участие представителя в судах
   обеспечивало     эффективное,    надлежащее    и    удовлетворительное
   представление  дела  заявителя.  Суд  считает, что показания заявителя
   относительно  его  взаимоотношений с ребенком, о которых только он мог
   знать  и  рассказать,  являются  неотъемлемой частью представления его
   дела  (см. Kovalev, вышеуказанное, S: 37). Только сам заявитель мог бы
   представить  свои  доводы  и  ответить  на  вопросы судей, если бы они
   возникли.

   80. Суд напоминает об аргументе заявителя о том, что национальные суды
   отказали  заявителю  в  ходатайстве  о  присутствии  в  суде в связи с
   отсутствием  правового  положения,  которое  бы требовало обязательное
   присутствие  на судебном заседании и разрешало бы транспортировку лиц,
   содержащихся  под стражу, в гражданские суды. В связи с этим Суд также
   ....что  Конституционный  суд  указал на другие возможности, доступные
   для  национальных  судов,  как  способ обеспечения участия заявителя в
   процессе   (см.  параграф  52  выше).  Однако,  национальные  суды  не
   использовали  такие  варианты.  In  this connection, the Court is also
   mindful  that  the  Constitutional  Court  has  pointed  out  to other
   possibilities  which  were  open  to  the  domestic courts as a way of
   securing   the  applicant's  participation  in  the  proceedings  (see
   paragraph  Ошибка:  источник перекрестной ссылки не найден above). The
   domestic courts did not, however, make use of those options.

   81.  При  таких  обстоятельствах  Суд  признает, что национальные суды
   лишили   заявителя   возможности  эффективно  представить  свое  дело.
   Следовательно, имело место нарушение Статьи 6 S: 1 Конвенции в связи с
   непредоставлением  заявителю  адекватной возможности представлять свое
   дело эффективно в гражданских судах.

   IV. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

   82.  Суд  проверил  другие  жалобы, поданные заявителем. Данные жалобы
   подпадают  под  компетенцию Суда. Однако, с учетом имеющихся в наличии
   материалов,  Суд  не  находит  более  никаких нарушений прав и свобод,
   предусмотренных  Конвенцией  и Протоколов к ней. Из этого следует, что
   жалоба должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии со
   Статьей 35 S:S: 3 и 4 Конвенции.

   V.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

   96.  Статья 41 Конвенции предусматривает:

   "Если   Суд   объявляет,  что  имело  место  нарушение  Конвенции  или
   Протоколов  к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны
   допускает  возможность  лишь  частичного  возмещения,  Суд,  в  случае
   необходимости, присуждает выплату справедливой компенсации потерпевшей
   стороне".

   A. Ущерб

   83. Заявитель  требовал  EUR 502,500 в качестве компенсации морального
   вреда.

   84.  Правительство заявляло, что требование было явно необоснованным и
   чрезмерным.

   85. Суд  считает, что присуждение справедливой компенсации должно быть
   основано  в  настоящем  деле на том факте, что заявитель не реализовал
   свое   право  на  справедливое  судебное  разбирательство  в  связи  с
   невозможностью  проверить  показания свидетелей обвинения и эффективно
   представить  свои  доводы  в  судах  по гражданскому делу. Несомненно,
   заявителю был причинен моральный вред в результате нарушений его прав.
   Однако,  запрошенная сумма представляется чрезмерной. Производя оценку
   на  справедливой  основе,  руководствуясь  при  этом  Статьей  41, Суд
   присуждает  заявителю  5200  евро  в  качестве  компенсации морального
   вреда.

   86.  Наконец, Суд ссылается на установившуюся прецедентную практику по
   этому вопросу. Европейский Суд напоминает, что если заявитель осужден,
   несмотря  на потенциальное нарушение его прав, гарантированных Статьей
   6  Конвенции, он должен быть как можно скорее поставлен в положение, в
   котором  он  находился  бы, если бы требования этого положения не были
   нарушены,  и  что  наиболее целесообразной формой возмещения было бы в
   принципе  новое  рассмотрение  дела  или возобновление производства по
   нему  при  наличии  такого  требования  (см., среди прочего, Цcalan v.
   Turkey  [GC], no. 46221/99, S: 210 in fine, ECHR 2005-IV, and Popov v.
   Russia,  no. 26853/04,  S: 264,  13  July  2006). В  связи  с этим Суд
   отмечает,  что Статья 413 Уголовно-процессуального кодекса РФ и Статья
   392  Уголовного  кодекса  РФ  предусматривают основание для пересмотра
   дела  по  вновь  открывшимся  обстоятельствам  (см.  параграфы 49 и 53
   выше).

   B. Судебные расходы и издержки

   87. Заявитель  не  представил никаких требований о судебных расходах и
   издержках, понесенных в национальных судах и в Европейском суде.

   88.  Соответственно, Суд не присуждает никакой суммы.

   C.  Процентная ставка 

   103.  Суд  считает,  что  процентная  ставка  равна  процентной ставке
   Европейского  центрального  банка  плюс  три  процента, если требуемая
   сумма не будет выплачена в трехмесячный срок.

   ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ, СУД ЕДИНОГЛАСНО

   1.  Объявляет   жалобу   в  части  невозможности  опросить  свидетелей
   обвинения в открытом судебном заседании и невозможности присутствовать
   на  судебных  заседаниях в процессе по гражданскому делу приемлемой, в
   остальной части - неприемлемой;

   2.  Признает,  что  имело место нарушение Статьи 6 S: 1 в сочетании со
   Статьей  6  S:  3  (d)  в  связи  с отсутствием у заявителя адекватной
   возможности обжаловать показания свидетелей обвинения;

   3.  Признает,  что  имело  место  нарушение  Статьи 6 S: 1 Конвенции в
   связи  с  непредоставлением  властями заявителю адекватной возможности
   эффективно представить свою позицию по гражданскому делу в судах;

   4.  Постановляет

   (a)  что государство-ответчик должен выплатить организации-заявителю в
   течение  трех  месяцев  с даты, когда постановление вступит в законную
   силу в соответствии со Статьей 44 S: 2 Конвенции, EUR 5200 (пять тысяч
   двести  евро)  в качестве компенсации морального вреда, в пересчете на
   национальную  валюту  государства-ответчика  по курсу, действующему на
   день вынесения постановления, а также уплатить необходимые налоги;

   (b)  что  простые  проценты  по ставке Европейского центрального банка
   начисляются  на  эту  сумму по истечении вышеупомянутого трехмесячного
   срока до момента фактической уплаты плюс три процента;

   5.  Отклоняет  остальные требования организации заявителя относительно
   справедливой компенсации.

   Выполнено  на  английском  языке,  и  уведомлено в письменной форме 13
   марта 2012 г., в соответствии с Правилом 77 S:S: 2 и 3 Правил Суда.

   Soren Nielsen Nina Vajic
   Секретарь President

   32 KARPENKO v. RUSSIA JUDGMENT

   KARPENKO v. RUSSIA JUDGMENT 32


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):