Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Оспаривание правила Правительства и МВД о сдаче водительских экзаменов и получении дубликата утраченного водительского удостоверения только по месту "прописки", а также ч. 2 ст. 333 ГПК, запрещающей участие заявителя в рассмотрении апелляционной жалобы"


ЖАЛОБА о признании неконституционной части 8 статьи 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности с частью 3 статьи 246 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, как они в совокупности понимаются в практике Верховного Суда России, в части исключения из нормы части 8 статьи 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации смыслового словосочетания «, по основаниям, указанным в заявлении», которые в системе c другими правовыми нормами, в том числе нормой части 2 статьи 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предоставляют судьям право отказывать заявителю и представителю заявителя в праве на доступ к информации и в праве на свободу выражения мнения по общественно значимому вопросу об оспаривании законности нормативного правового акта, создавая систему тайного правосудия

 

08.07.2014

 

                                 Конституционный Суд Российской Федерации

                         190000, г. Санкт-Петербург, Сенатская площадь, 1

                                  Заявитель: Еникеев Евгений Владимирович

   Адрес: 

                                              эл.почта: 

                                                       тел.:

                                      Заявитель: Бурков Антон Леонидович,

                         Адрес: 620075, Екатеринбург, ул. Тургенева, 11-1

                                         эл.почта: 

                                                      тел.: 

         Орган государственной власти, принявший оспариваемый нормативный

                                                            правовой акт:

                                Государственная Дума Российской Федерации

                          Адрес: 103265, Москва, улица Охотный ряд, дом 1

   Наименование оспариваемого нормативного правового акта: часть 3 статьи
             246, часть 8 статьи 251 Гражданского процессуального кодекса
                                                     Российской Федерации

        Источник публикации: первоначальный текст документа опубликован в
     изданиях "Собрание законодательства РФ", 18.11.2002, N 46, ст. 4532,
    "Парламентская газета", N 220-221, 20.11.2002, "Российская газета", N
                                                         220, 20.11.2002.

                                   ЖАЛОБА

       о признании неконституционной части 8 статьи 251 Гражданского
   процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности с частью 3
   статьи 246 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,
   как они в совокупности понимаются в практике Верховного Суда России, в
         части исключения из нормы части 8 статьи 251 Гражданского
   процессуального кодекса Российской Федерации смыслового словосочетания
      <<, по основаниям, указанным в заявлении>>, которые в системе c
      другими правовыми нормами, в том числе нормой части 2 статьи 333
         Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,
      предоставляют судьям право отказывать заявителю и представителю
       заявителя в праве на доступ к информации и в праве на свободу
      выражения мнения по общественно значимому вопросу об оспаривании
      законности нормативного правового акта, создавая систему тайного
                                 правосудия

    I. ОБНАРУЖИВШАЯСЯ  НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ  КОНСТИТУЦИОННОСТИ  НОРМЫ ЧАСТИ 3
       СТАТЬИ  246  И  ЧАСТИ  8  СТАТЬИ  251 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
       КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    1. В  соответствии со статьей 36 Федерального конституционного закона
       от   21.07.1994   N  1-ФКЗ  <<О  Конституционном  Суде  Российской
       Федерации>> основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся
       неопределенность  в  вопросе  о  том,  соответствует ли статьям 29
       (части  1 и 4) Конституции Российской Федерации и статье 15 (часть
       4)  Конституции  Российской Федерации в совокупности с положениями
       статьи  10  Конвенции  о  защите  прав  человека и основных свобод
       (далее  -  Конвенция)  часть  3  статьи  246  и часть 8 статьи 251
       Гражданского  процессуального  кодекса  Российской Федерации в той
       мере,  в  какой  они  в  совокупности  по  смыслу, придаваемому им
       правоприменительной  практикой  Верховного  Суда России, позволяют
       судьям  не  предоставлять  заявителю  и  его  представителю  право
       знакомиться  с решением суда и другими материалами судебного дела,
       доказывающими  существование  заявляемого  Верховным  Судом России
       факта  вступления  в законную силу решения суда, которым проверена
       законность   оспариваемого   нормативного  правового  акта  органа
       государственной  власти,  по  основаниям, указанным в заявлении, а
       также доказывающие идентичность оснований оспаривания нормативного
       акта   в  рассмотренном  ранее  заявлении  и  в  заявлении,  вновь
       представленном в суд.
    2. Как  следует  из  статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного
       закона  от  21.07.1994 N 1-ФКЗ <<О Конституционном Суде Российской
       Федерации>>,  Конституционный  Суд  Российской Федерации принимает
       постановление,   оценивая  как  буквальный  смысл  рассматриваемых
       законоположений,  так  и  смысл, придаваемый им официальным и иным
       толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также
       исходя из их места в системе правовых норм.

   II. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА И ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ДЕЛЕ
       ЗАЯВИТЕЛЕЙ

    a. Применение части 3 статьи 246 и части 8 статьи 251 ГПК РФ

    3. Определением  судьи  Верховного Суда Российской Федерации Емышевой
       В.А.  от  10  апреля 2013 года (см. Приложение No. 3) на основании
       части  8  статьи  251  Гражданского процессуального кодекса России
       Еникееву Е.В. отказано в принятии заявления (см. Приложение No. 2)
       о признании недействующими пункта 12 Правил сдачи квалификационных
       экзаменов   и   выдачи  водительских  удостоверений,  утвержденных
       постановлением  Правительства  Российской  Федерации от 15 декабря
       1999 г. No. 1396 (далее - пункт 12 Правил) и пункта 3 Инструкции о
       порядке  организации работы по приему квалификационных экзаменов и
       выдаче водительских удостоверений в подразделениях Государственной
       инспекции  безопасности дорожного движения Министерства внутренних
       дел   Российской  Федерации,  утвержденной  приказом  Министерства
       внутренних  дел  Российской  Федерации  от 20 июля 2000 г. No. 782
       (далее - пункт 3 Инструкции).
    4. Основанием  применения  части  8  статьи  251  ГПК  РФ к заявлению
       Еникеева  Е.В.  поcлужил  выдвинутый судьей Верховного Суда России
       Емышевой  В.А. факт того, что оспоренные в заявлении Еникеева Е.В.
       пункты нормативных актов воспроизводят положение пункта 12 Правил,
       <<который  уже являлся предметом проверки, и вступившим в законную
       силу  решением  Верховного  Суда Российской Федерации от 9 августа
       2007  г. по делу No. ГКПИ07-527 требования заявителя оставлены без
       удовлетворения>>  (см.  абз.  1 стр. 2 определения Верховного Суда
       России от 10 апреля 2013 года - см. Приложение 3).
    5. Судья  Верховного  Суда  России  Емышева  В.А. в определении от 10
       апреля 2013 года не сравнивала основания заявления Еникеева Е.В. и
       основания,  отраженные  в  решении  Верховного  Суда  России  от 9
       августа  2007  года  по  делу  No. ГКПИ07-527, установив лишь, что
       положения нормативных правовых актов уже оспаривались.
    6. Соответственно  часть  8  статьи  251 ГПК РФ была применена судьей
       Верховного  Суда России Емышевым В.А. без учета словосочетания <<,
       по   основаниям,   указанным   в   заявлении>>,   устанавливающего
       обязанность судей проверять идентичность оснований решения суда об
       отказе  в  признании  незаконным  нормативного  правового  акта  и
       оснований вновь поступившего заявления.
    7. Как   следствие,  судьей  Верховного  Суда  России  Емышевой  В.А.
       заявителю   не  было  предоставлено  ни  решение  Верховного  Суда
       Российской  Федерации от 9 августа 2007 г. по делу No. ГКПИ07-527,
       ни  доступа  к  материалам  дела  No.  ГКПИ07-527  (в  том числе к
       протоколу  судебного  заседания), не названо имя заявителя по делу
       No. ГКПИ07-527.
    8. В  мотивировочной  части  частной жалобы (см. Приложение No. 4) на
       определение   Верховного  Суда  России  от  10  апреля  2013  года
       заявитель   Еникеев   Е.В.  сослался  на  предполагаемое  различие
       оснований  его заявления и заявления, по которому вынесено решения
       суда   от   9   августа   2007   года   по   делу  No.  ГКПИ07-527
       (предполагаемое, так как заявитель не обладал текстом решения суда
       от 9 августа 2007 года по делу No. ГКПИ07-527):

   <<Заявителю  по  настоящему  делу  не  представлена  ни  копия решения
   Верховного  Суда Российской Федерации от 9 августа 2007 г. по делу No.
   ГКПИ07-527,   ни  доказательства  официального  опубликования  данного
   решения,  ни  возможность  ознакомиться  с материалами дела. Последнее
   необходимо,   чтобы   установить   идентичность  оснований  настоящего
   заявления  и  оснований,  указанных заявителем по делу No. ГКПИ07-527.
   Данное обстоятельство является юридическим фактом, от которого зависит
   применение  нормы  процессуального  права - части 8 статьи 251 ГПК РФ.
   Основанием   [незаконности  положения  нормативного  правового  акта],
   указанным  заявителем  по  настоящему  делу,  является  нарушение норм
   международного права, являющимися составной частью российской правовой
   системы. Есть основания полагать, что такие основания не указывались в
   заявлении по делу No. ГКПИ07-527>>.

    9. Заявитель  Еникеев Е.В. в пункте первом просительной части частной
       жалобы  на  определение  Верховного  Суда России от 10 апреля 2013
       года  заявил  ходатайство  об  ознакомлении с материалами дела No.
       ГКПИ07-527  (см. Приложение No. 4), чтобы проверить, проводился ли
       судьей Верховного Суда России Емышевой В.А. анализ по установлению
       идентичности  оснований  проверки  законности  нормативного акта в
       решении Верховного Суда России от 9 августа 2007 года и оснований,
       изложенных  в  заявлении  Еникеева  Е.В.  от  5 апреля 2013 года в
       Верховный  Суд  России  (см.  Приложение No. 2) . Ходатайство было
       проигнорировано.
   10. При   рассмотрении   частной   жалобы  в  апелляционной  инстанции
       заявителю  Еникееву  Е.В. и его представителю Буркову А.Л. не было
       предоставлено  возможности заявить устное и письменное ходатайство
       об  ознакомлении с материалами дела No. ГКПИ07-527 (см. Приложение
       No.  5),  так  как  они  не  были  допущены  к  участию в судебном
       заседании (см. Определение Конституционного Суда России No. 1327-О
       от 24 сентября 2013 года - см. Приложение No. 7).
   11. В   определении   от  4  июня  2014  года  Апелляционная  коллегия
       Верховного  Суда России (Приложение No. 6) не сравнивала основания
       из  заявления  Еникеева  Е.В.  и  основания,  отраженные в решении
       Верховного Суда России от 9 августа 2007 года, повторив вывод суда
       первой  инстанции о том, что оспариваемый нормативный правовой акт
       уже являлся предметом судебной оценки и не был признан незаконным:

   <<Поскольку  законность  оспариваемых  заявителем  положений проверена
   вступившими   в  законную  силу  судебными  решениями  [ошибка  -  как
   выяснилось  позже,  имеется  только одно судебное решение от 9 августа
   2007  года, кассационная инстанция данное решение не проверяла - прим.
   заявителя],   судья   пришел  к  правильному  выводу,  что  заявленное
   требование  не  может  быть  принято  к  производству  Верховного Суда
   Российской Федерации по первой инстанции...

   Ссылка  в  частной  жалобе Еникеева Е.В. на необходимость установления
   идентичности  оснований  настоящего  заявления  и оснований, указанных
   заявителем  по  делу  No. ГКПИ07-527, так как от этого, по его мнению,
   зависит  применение  нормы  процессуального  права,  несостоятельна. В
   соответствии  с ч.3 ст.246 ГПК РФ суд не связан основаниями и доводами
   заявленных    требований    и   проверяет   законность   оспариваемого
   нормативного  правового  акта или его части в полном объеме независимо
   от оснований, указанных в заявлении>>.

   12. Как  выяснилось  после  судебного заседания Апелляционной коллегии
       Верховного  Суда России от 4 июня 2013 года, на судебном заседании
       первой  инстанции  заявитель  по  делу  No.  ГКПИ07-527 не явился,
       решение  Верховного Суда России от 9 августа 2007 года по делу No.
       ГКПИ07-527  было  вынесено  в отсутствие заявителя, в кассационной
       инстанции решение Верховного Суда России от 9 августа 2007 года не
       оспаривалось.  Отсутствуют доказательства существования гражданина
       и  его  заявления,  а также доказательства существования принятого
       решения  Верховного Суда России от 9 августа 2007 года по делу No.
       ГКПИ07-527.

   III. СЛОЖИВШАЯСЯ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИИ

   13. Согласно части 8 статьи 251 ГПК РФ

   <<Судья  отказывает  в  принятии  заявления, если имеется вступившее в
   законную силу решение суда, которым проверена законность оспариваемого
   нормативного  правового  акта  органа  государственной  власти, органа
   местного   самоуправления   или   должностного  лица,  по  основаниям,
   указанным в заявлении>> (см. Приложение No. 1).

   14. Словосочетание  <<по  основаниям, указанным в заявлении>> является
       очень  важным дополнением нормы части 8 статьи 251 ГПК РФ. Из него
       следует,   что  первоначальное  решение  суда,  которым  проверена
       законность   оспариваемого  нормативного  правового  акта,  должно
       содержать  адекватные  мотивы отклонения всех оснований и доводов,
       которые  содержатся  во  вновь  поданном  заявлении об оспаривании
       этого   же   нормативного   правового  акта.  В  противном  случае
       (отсутствия  в  первоначальном решении мотивированных выводов суда
       об  отклонении оснований и доводов, содержащихся во вновь поданном
       заявлении)  отказ в принятии заявления об оспаривании нормативного
       правового  акта  является  незаконным  отказом  в  доступе  к суду
       согласно  статье  46 (часть 1) Конституции России, статье 6 (пункт
       1) Конвенции.
   15. Как  следует из обстоятельств применения части 8 статьи 251 ГПК по
       заявлению  Еникеева  Е.В.,  судья первой инстанции Верховного Суда
       России  и  судьи  Апелляционной  коллегии  Верховного  Суда России
       понимают  оспариваемую  норму в совокупности с частью 3 статьи 246
       ГПК  РФ  как  полномочие суда отказывать в принятии к рассмотрению
       заявления   об   оспаривании   законности  положения  нормативного
       правового  акта,  не  анализируя,  было  ли основание, указанное в
       новом  заявлении,  проанализировано  в  предыдущем  решении суда и
       материалах  дела.  Это  позволяет  судьям отказывать в принятии от
       гражданина   заявления   об  оспаривании  законности  нормативного
       правового  акта  без  проверки  идентичности оснований, по которым
       судом   ранее   рассматривалось   заявление   и   оснований  вновь
       поступившего  заявления.  В  результате  гражданину отказывается в
       отправлении  правосудия  по  вопросу,  который  ранее  не  являлся
       предметом    судебного    рассмотрения.   Таким   образом,   судом
       игнорируется  последняя  оговорка части 8 статьи 251 ГПК РФ <<, по
       основаниям, изложенным в заявлении>>.
   16. Как  следствие, обстоятельства дела показывают, что часть 8 статьи
       251  ГПК  РФ  понимается  судьями первой и апелляционной инстанции
       Верховного  Суда  России  таким  образом, что ни заявитель, ни его
       представитель  не  имеют  права  знакомиться с решением Верховного
       Суда  России  от  9  августа  2007  г.,  ни с материалами дела No.
       ГКПИ07-527  (в  частности  с  протоколом  судебного  заседания, из
       которого   видно,   какие   основания   незаконности  нормативного
       правового  акта  анализировались  судом),  положенными  судьями  в
       основу применения части 8 статьи 251 ГПК.
   17. Отметим важность ознакомления с материалами дела, так как только в
       материалах  дела  находится  подлинник  решения  суда, а заявитель
       имеет  право  знакомиться  с  подлинником для обеспечения гарантии
       существования  такого  решения  суда. Соответственно, заявитель не
       мог  убедиться  в существовании выдвинутого Верховным Судом России
       единственного  доказательства,  на  основании  которого установлен
       факт,  положенный в основу определений суда первой и апелляционной
       инстанций Верховного Суда России о применении части 3 статьи 246 и
       части  8  статьи  251 ГПК (определения от 10 апреля 2013 года, см.
       Приложение  No. 3, а также от 4 июня 2013 года соответственно, см.
       Приложение No. 6). Также заявитель и его представитель имеют право
       убедиться,   что   основания  проверки  законности  акта  решением
       Верховного  Суда  России  от  9  августа  2007  г. соответствовали
       основаниям  вновь  поданного  заявления  об  оспаривании  того  же
       положения  нормативного  правового  акта иным лицом (см. заявление
       Еникеева от 5 апреля 2013 года - см. Приложение No. 2).
   18. Вышеприведенная  ситуация является сложившейся правоприменительной
       практикой,  так  как  встречается регулярно в течение многих лет в
       разных инстанциях Верховного Суда Российской Федерации, призванном
       в  соответствии  со  статьей  126  Конституции  России в том числе
       давать разъяснения по вопросам судебной практики.
   19. До   принятия   Гражданского  процессуального  кодекса  Российской
       Федерации   2002   года  к  указанной  выше  ситуации  применялось
       положение  пункта 3 статьи 129 ГПК РСФСР, в соответствии с которым
       судья  отказывал  в  принятии заявления, если имелось вступившее в
       законную  силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том
       же  предмете  и  по тем же основаниям решение суда или определение
       суда  о  принятии отказа истца от иска или об утверждении мирового
       соглашения сторон (см. подборку судебной практики в Приложении No.
       8).   Не   смотря   на  смысл  пункта  3  статьи  129  ГПК  РСФСР,
       предписывающий   обязанность  суда  проанализировать  идентичность
       оснований,  ни  в  одном  из  представленных  в  Приложении  No. 8
       определений   Верховный   Суд  России  не  провел  такого  анализа
       идентичности оснований спора.
   20. В  2000  году  в  Государственную  Думу  России  был внесен Проект
       действующего  ГПК  России  в порядке осуществления законодательной
       инициативы   Постановлением  Пленума  Верховного  Суда  Российской
       Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
       от  25  декабря  2000  г.  N  37.  Проект  ГПК РФ не был предметом
       обсуждения  в научном сообществе. В части 8 статьи 253 проекта ГПК
       содержится  формулировка части 8 статьи 251 действующего ГПК РФ за
       исключением   словосочетания   <<,   по  основаниям,  указанным  в
       заявлении>> (см. Приложение No. 11) -

   <<Судья  отказывает  в  принятии  заявления, если имеется вступившее в
   законную  силу решение суда, которым проверена законность нормативного
   правового   акта   органа   государственной  власти,  органа  местного
   самоуправления или должностного лица>>.

   21. Законодатель закрепил иную формулировку части 8 статьи 251 ГПК РФ,
       дополнив  текст  проекта  ГПК  словосочетанием  <<, по основаниям,
       указанным  в  заявлении>>,  подчеркнув  тем  самым две обязанности
       суда:  (1)  обязанность суда первой инстанции проверять законность
       нормативного  правового  акта  по  новому  заявлению  по основанию
       (-ям),  по  которому  (-ым)  вступившим  в  силу  решением суда не
       проверялось   (-ись)   ранее,   а   также   (2)  обязанность  суда
       апелляционной  инстанции  устанавливать не только факт оспаривания
       ранее  аналогичного  положения  нормативного  правового акта, но и
       устанавливать идентичность оснований оспаривания.
   22. Не смотря на указанное решение Государственной Думы России, Совета
       Федерации  России  и Президента России, Верховный Суд России вновь
       вернул  части  8  статьи  251  ГПК  РФ смысл, изложенный в части 8
       статьи 253 проекта ГПК. Сделано это было в пункте 11 Постановления
       Пленума  Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 г.
       No.  48  <<О  практике  рассмотрения  судами  дел  об  оспаривании
       нормативных  правовых  актов  полностью  или  в  части>>  (в  ред.
       Постановлений  Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 No. 13, от
       09.02.2012 No. 3) (далее п. 11 ППВС):

   <<Судья  отказывает  в  принятии  заявления в соответствии с пунктом 1
   части 1 статьи 134 или частью 8 статьи 251 ГПК РФ в случаях, когда:...
   имеется  вступившее  в  законную  силу решение суда, которым проверена
   законность  того  же нормативного правового акта или той же его части,
   поскольку при рассмотрении и разрешении дела суд не связан основаниями
   и    доводами   заявленных   требований   и   проверяет   соответствие
   оспариваемого  нормативного  правового  акта или его части нормативным
   правовым  актам,  имеющим  большую  юридическую  силу, по всем имеющим
   значение  основаниям,  в  том  числе не указанным в заявлении (часть 3
   статьи  246, статья  248, часть  8 статьи 251 ГПК РФ). В случае, когда
   акт   или   часть   акта,  законность  которых  уже  проверена  судом,
   оспаривается  другими  лицами,  требования  которых  основаны  на иных
   доводах, не обсуждавшихся судом первой инстанции, в принятии заявления
   также  должно  быть отказано. Данные доводы могут быть приведены этими
   лицами  при  обжаловании  решения  в  суд  надзорной  инстанции,  если
   принятым  решением нарушены их права, в течение года со дня вступления
   решения  в  законную  силу  (части  1 и 2 статьи 376 ГПК РФ). В случае
   пропуска  годичного  срока  по  причинам,  признанным  судом, вынесшим
   обжалуемое  решение, уважительными, этот срок может быть восстановлен.
   Вместе с тем судья не вправе отказать в принятии заявления, если в нем
   указаны  иные  основания,  по которым нормативный правовой акт или его
   часть  не  могли быть проверены судом, принявшим решение, вступившее в
   законную  силу  (например,  когда  после  рассмотрения дела изменилось
   законодательство,  на  соответствие  которому  проверялись нормативный
   правовой акт или его часть (часть 8 статьи 251 ГПК РФ)...>>.

   23. Пунктом  11  ППВС  токование  части 8 статьи 251 ГПК РФ сводится к
       смыслу  части  8  статьи  253  проекта ГПК РФ - судья отказывает в
       принятии заявления если имеется вступившее в законную силу решение
       суда,  которым проверена законность того же нормативного правового
       акта  или  той  же  его  части. Достаточно решения суда по тому же
       нормативному  акту.  Основания  оспаривания  не имеют юридического
       значения.
   24. В  подтверждение отсутствия обязанности судей сравнивать основания
       решения   суда   и   основания,   указанные   в  заявлении,  судьи
       Апелляционной  коллегии  Верховного  Суда  России  и судьи Пленума
       Верховного  Суда  России  в п. 11 ППВС ссылаются на часть 3 статьи
       246 ГПК РФ:

   <<При   рассмотрении   и  разрешении  дел,  возникающих  из  публичных
   правоотношений,  суд  не  связан  основаниями  и  доводами  заявленных
   требований>>.

   25. Однако,  факт  отсутствия  связанности  <<основаниями  и  доводами
       заявленных  требований>>  не  значит, что суд фактически проверяет
       все  возможные основания незаконности нормативного правового акта.
       Согласно   намерению  законодателя  только  в  случае  фактической
       проверки идентичности (а не полномочия и потенциальной возможности
       суда   проверить)   оснований  признания  законности  нормативного
       правового   акта  решением  суда  и  оснований  вновь  полученного
       заявления  о  признании  незаконным того же нормативного правового
       акта,  суд  полномочен применить часть 8 статьи 251 ГПК РФ. В этом
       состоит  значение  словосочетания  <<,  по основаниям, указанным в
       заявлении>> части 8 статьи 251 ГПК РФ.
   26. Вышеизложенное   свидетельствует  о  сложившейся  за  многие  годы
       практики применения части 8 статьи 251 ГПК РФ (пункта 3 статьи 129
       ГПК РСФСР), идентичной практике по рассмотрению заявления Еникеева
       Е.В.  Часть 8 статьи 251 ГПК РФ понималась судьями Верховного Суда
       России  ранее  и  понимается  в настоящее время таким образом, что
       суды   не  обязаны  проверять  соответствуют  ли  основания  вновь
       поданного  заявления  основаниями,  по  которым  суд  ранее принял
       решение  о  признании  законным  того  же  положения  нормативного
       правового акта иным лицом по заявлению другого лица. Проверка всех
       оснований  незаконности нормативного правового акта предполагается
       проведенной  судом априори, без фактического проведения проверки и
       без  отражения  в  решении  суда,  без отражения в материалах дела
       (протоколе   судебного   заседания).  Соответственно,  сложившейся
       правоприменительной практикой исключается смысл проведения анализа
       идентичности  оснований проверки законности нормативного правового
       акта  в  решении  суда и оснований вновь поступившего заявления об
       оспаривании законности нормативного правового акта. Суды перестали
       фактически отправлять правосудие.
   27. Соответственно  заявитель  и  его  представитель  не  имеет  права
       знакомиться  ни с решением суда, ни с материалами дела (протоколом
       судебного  заседания),  положенными  в  основу  применения части 8
       статьи  251  ГПК  РФ.  Заявитель  и  его  представитель  не вправе
       убедиться  в  существовании  выдвинутого  Верховным  Судом  России
       доказательства, на основании которого установлен факт идентичности
       оснований  проверки  законности,  положенный  в  основу применения
       части 8 статьи 251 ГПК.

   IV. НЕКОНСТИТУЦИОННОСТЬ ЧАСТИ 3 СТАТЬИ 246 И ЧАСТИ 8 СТАТЬИ 251 ГПК РФ
       В  ТОЙ  МЕРЕ,  В  КАКОЙ  СОДЕРЖАЩИЕСЯ  В  НИХ ПОЛОЖЕНИЯ ПО СМЫСЛУ,
       ПРИДАВАЕМОМУ  ИМ  ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ  ПРАКТИКОЙ  ВЕРХОВНОГО  СУДА
       РОССИИ,   ПРОТИВОРЕЧАТ   ПОЛОЖЕНИЯМ   СТАТЬИ  29  (ЧАСТЬ  1  И  4)
       КОНСТИТУЦИИ РОССИИ И СТАТЬИ 10 КОНВЕНЦИИ

   28. Статья 29 Конституции

   29.

   1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

   ...

   4.   Каждый   имеет   право  свободно  искать,  получать,  передавать,
   производить  и  распространять  информацию  любым  законным  способом.
   Перечень  сведений,  составляющих  государственную тайну, определяется
   федеральным законом.

   30. Статья 10 Конвенции - Свобода выражения мнения

   1.  Каждый  имеет  право  свободно  выражать  свое  мнение.  Это право
   включает  свободу  придерживаться  своего  мнения и свободу получать и
   распространять  информацию  и  идеи  без  какого-либо вмешательства со
   стороны  публичных  властей  и  независимо  от государственных границ.
   Настоящая    статья    не   препятствует   государствам   осуществлять
   лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических
   предприятий.

   2.    Осуществление    этих    свобод,    налагающее   обязанности   и
   ответственность,  может быть сопряжено с определенными формальностями,
   условиями,  ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом
   и  необходимы  в  демократическом  обществе  в  интересах национальной
   безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в
   целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья
   и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения
   разглашения  информации,  полученной  конфиденциально, или обеспечения
   авторитета и беспристрастности правосудия.

   31. Часть  3  статьи  246  в совокупности с частью 8 статьи 251 ГПК РФ
       нарушает право заявителя Еникеева Е.В. и его представителя Буркова
       А.Л.  на  свободу  выражения  мнения  в  связи со следующими двумя
       причинами.
   32. Во-первых,  отсутствие  доступа к доказательству наличия основания
       для  отказа  в  принятии  заявления  об  оспаривании  нормативного
       правового  акта  нарушает  право  заявителя  Еникеева  Е.В.  и его
       представителя  Буркова  А.Л.  на получение информации, влияющей на
       принятие решения о их правах как заявителя, так и представителя.
   33. Во-вторых,  отсутствие  доступа  к  информации  о правах заявителя
       Еникеева  Е.В.  и  его  представителя Буркова А.Л. лишает их права
       выражать  свое  мнение  в суде относительно фактов, влияющих на их
       права. Бурков А.Л., как представитель заявителя Еникеева Е.В., как
       член    правозащитной   Свердловской   региональной   общественной
       организации  <<Сутяжник>>,  был  лишен  возможности  выразить свое
       мнение относительно вопроса, имеющего важное общественное значение
       -  доступа  к  правосудию  с заявлением об оспаривании нормативных
       актов органов государственной власти федерального уровня, влияющих
       на права и обязанности неограниченного круга граждан России.

   34. НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ

   35. Часть 8 статьи 251 ГПК РФ в совокупности с частью 3 статьи 246 ГПК
       РФ,   как  они  понимаются  в  практике  Верховного  Суда  России,
       препятствуют  заявителю  и его представителю в получении доступа к
       информации  о существовании и содержании ранее рассмотренного дела
       No.  ГКПИ07-527 от 9 августа 2007 года. Доступ к данной информации
       является  неотъемлемым  элементом  права  на справедливое судебное
       разбирательство,  права  на  свободу  выражения  мнения,  так  как
       невозможно  выражать  свое  мнение  о  факте,  не  имея  доступа к
       информации   к  доказательствам  о  существовании  данного  факта,
       выдвигаемого  судом,  даже не стороной по делу. Часть 8 статьи 251
       ГПК  РФ  ограничила  право на информацию заявителя Еникеева Е.В. и
       его представителя Буркова А.Л., необходимой им для правовой защиты
       от аргументов, выдвинутых судом. Доступ к этой информации позволил
       бы   заявителю  и  его  представителю  полноправно  участвовать  в
       справедливом  рассмотрении  заявления Еникеева Е.В. судом, а также
       предоставило  бы  право  общественности  быть проинформированной о
       действиях представителей судебной системы.
   36. Как  указал  Европейский  суд  по правам человека (далее - ЕСПЧ) в
       Kobenter  and  Standard  Verlags  Gmbh  v.  Austria, член общества
       должен  иметь  возможность, <<убедиться в том, что судьи выполняют
       свои  полномочия  в соответствии с целью, которая является основой
       выполнения  возложенных  на  них  задач>>  (Kobenter  and Standard
       Verlags Gmbh v. Austria, п. 29).
   37. Кроме  того,  статью  10 Конвенции следует понимать как включающую
       право   на   своевременный   доступ  к  информации  и  официальным
       документам,  как  указывается в рекомендациях Комитета Министров в
       2002^  и 2003^ года. Данные рекомендации формулируют, разъясняют и
       распространяют  право  на  свободу информации на государства-члены
       Совета  Европы,  в  том  числе  и Россию, и позволяют требовать от
       государств-членов, чтобы <<гарантировать право каждого человека на
       доступ,  по  требованию,  к  официальным документам, находящимся в
       государственных органах>>.^ Рекомендации Комитета Министров Совета
       Европы признают, что особое внимание должно быть уделено доступу к
       информации, находящейся в ведении органов законодательной власти и
       судебной  власти, тем самым позволяя государствам-членам принимать
       и реализовывать меры для соблюдения этих принципов.
   38. Доступ  к  материалам  дела,  а  также  юридическим  аргументам  и
       информации  особенно  важен для потенциальных заявителей/тяжущихся
       сторон  и  их  представителей,  участвующих  в  деле,  а также для
       населения  в  целом.  Действительно, ЕСПЧ уже отмечал важность для
       общества  быть  информированным  о  судебных  делах.  Например,  в
       Ressiot и другие против Франции, суд признал, что общественность в
       целом  должна  быть  в курсе судебной деятельности для того, чтобы
       контролировать  правовую систему (Ressiot и другие против Франции,
       пункт 102).
   39. Таким образом, часть 8 статьи 251 в совокупности с частью 3 статьи
       246  ГПК  РФ,  не  допускающие  своевременный  доступ  к судебному
       решению  от  9  августа  2007 г. и материалам дела No. ГКПИ07-527,
       влияющие  на  права  заявителя  Еникеева  Е.В. и его представителя
       Буркова  А.Л.,  нарушает  статью  29 (части 1 и 4) Конституции РФ,
       статью 10 Конвенции.

   40. НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА ВЫРАЖЕНИЕ МНЕНИЯ

   41. Европейский  суд  отметил, что общественность имеет право получать
       информацию  по  <<вопросам,  касающимся  функционирования  системы
       правосудия,  институтов,  которые имеют важное значение для любого
       демократического общества>> (Kobenter and Standard Verlags Gmbh v.
       Austria,   пункт   29).   Таким   образом,  судебная  деятельность
       специально   выделена,   учитывая   определение   демократического
       общества и институтов, способствующих свободному потоку информации
       в  любом таком обществе. Поэтому свобода информации также включает
       в   себя  разумный  и  своевременный  доступ  юристов  к  правовой
       информации, юриспруденции, которая является частью права.
   42. В  данном  случае часть 8 статьи 251 ГПК в совокупности с частью 3
       статьи  246  ГПК РФ, как она понимается Верховным Судом России, не
       позволяет  заявителю Еникееву Е.В. защищаться, а его представителю
       Буркову  А.Л. выполнить его профессиональную задачу по защите прав
       заявителя   Еникеева  Е.В.,  по  представлению  прав  и  интересов
       заявителя,  поскольку  представитель  заявителя  не имел доступа к
       аргументам, доказательствам и материалам дела.
   43. Барьер,  выставленный  частью 8 статьи 251 ГПК РФ в совокупности с
       частью  3  статьи  246  ГПК  РФ, явно представляет собой нарушение
       права на свободу выражения мнения, особенно учитывая особый статус
       юристов   в   любом   демократическом   обществе.   Действительно,
       Европейский суд охарактеризовал юристов как играющих <<центральную
       роль   в  отправлении  правосудия  в  качестве  посредников  между
       гражданами и судами>> (Schoepfer v Switzerland, пункты 17 и 29-30;
       Casado Coca v. Spain, пункт 54; Nikula v. Finland, пункт 45).
   44. Кроме  того,  часть  8 статьи 251 ГПК РФ в совокупности с частью 3
       статьи 246 ГПК РФ в толковании Верховного Суда России не допускают
       выполнения  профессиональной функции представителем заявителя, так
       как  последний  не имел никакой возможности представить какую-либо
       аргументацию   в  суд  апелляционной  инстанции  от  имени  своего
       клиента.
   45. Данное  нарушение  является  даже  более  серьезным, учитывая роль
       <<общественного  сторожевого  пса>> (<>), которую
       играет      представитель      заявителя,     который     является
       юристом-правозащитником.    Действительно,   правозащитники   были
       признаны в качестве <<общественных сторожевых псов>> (общественных
       наблюдателей)   и   им   было   предоставлено   право  получать  и
       распространять  информацию,  представляющую  общественный интерес,
       наравне  с представителями прессы (Tarsasag a Szabadsagjogokert v.
       Hungary, пункт 28).
   46. Поскольку   представитель   заявителя   был   вовлечен  в  процесс
       <<законного   сбора   информации   по   вопросам,   представляющим
       общественную   значимость>>   (Tarsasag   a  Szabadsagjogokert  v.
       Hungary,  пункт  28),  Конституционный  Суд России обязан прийти к
       выводу  о нарушении частью 8 статьи 251 ГПК конституционного права
       на свободу выражения мнения в следующих отношениях:

    1. отсутствие у заявителя и его представителя доступа к аргументации,
       доказательствам и материалам дела ГКПИ07-527;
    2. отсутствие  у  заявителя  и его представителя возможности выразить
       свое  мнение  в  частной  жалобе и в устном выступлении в судебном
       заседании    апелляционной   инстанции   относительно   применения
       Верховным  Суда России части 8 статьи 251 ГПК к заявлению Еникеева
       Е.В.

   IV. НЕКОНСТИТУЦИОННОСТЬ  ЧАСТИ  3  СТАТЬИ 246 И ЧАСТИ 8 СТАТЬИ 251 ГПК
       РФ,  ИСХОДЯ ИЗ ИХ МЕСТА В СИСТЕМЕ ПРАВОВЫХ НОРМ, В ТОМ ЧИСЛЕ НОРМЫ
       ЧАСТИ  2  СТАТЬИ 333 ГПК РФ, СОЗДАЮЩИХ СИТУАЦИЮ ТАЙНОГО ПРАВОСУДИЯ
       ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИИ. 

   47. Часть  3  статьи  246  ГПК РФ и часть 8 статьи 251 ГПК РФ, как они
       понимаются   и   применяются   Верховным   Судом   России,   нужно
       анализировать   исходя  из  их  места  в  системе  правовых  норм,
       создающих  ситуацию,  при  которой  любое  заявление  гражданина о
       признании незаконным нормативного правового акта будет рассмотрено
       без  участия  заявителя  и  его представителя в судебном заседании
       апелляционной  инстанции и общественности, при этом у заявителя не
       будет  никаких  правовых  средств  защиты от произвольных действий
       судей:

    1. Решение  Верховного  Суда  России от 9 августа 2007 г. по делу No.
       ГКПИ07-527  на  момент  рассмотрения  заявления  Еникеева  Е.В. 10
       апреля 2013 года опубликовано не было;
    2. Судья  Верховного  Суда  России  Емышева  В.А. в определении от 10
       апреля  2013  года  не  указала  ни  фамилию заявителя по делу No.
       ГКПИ07-527,  ни  основания  оспаривания  гражданином  нормативного
       акта;
    3. Судья   Верховного   Суда   России  Емышева  В.А.  не  предоставил
       возможности   заявителю   и   его   представителю  ознакомиться  с
       материалами дела No. ГКПИ07-527;
    4. Определение  судьи  Верховного  Суда  России  Емышевой  В.А. от 10
       апреля  2013 года опубликовано не было и опубликованию не подлежит
       в  соответствии  с Приказом Председателя Верховного Суда России от
       18  июня  2010  г.  <<Порядок  организации  доступа к информации о
       деятельности  Верховного  Суда  Российской Федерации>>, его пункта
       5.5  <<Информация  о  деятельности Верховного Суда, размещаемая на
       официальном   сайте   Верховного  Суда  в  сети  Интернет>>:  <<На
       официальном  сайте  Верховного  Суда  в сети Интернет размещается:
       тексты  судебных  актов по делам, рассмотренным Верховным Судом по
       существу>>;
    5. Приказ  Председателя  Верховного  Суда  России  от 18 июня 2010 г.
       <<Порядок   организации   доступа   к  информации  о  деятельности
       Верховного  Суда  Российской Федерации>> официально опубликован не
       был;
    6. Апелляционная  коллегия Верховного Суда России от 4 июня 2013 года
       не   предоставила   возможности   заявителю  и  его  представителю
       ознакомиться  с  решением Верховного Суда России от 9 августа 2007
       г.
    7. Апелляционная  коллегия Верховного Суда России от 4 июня 2013 года
       не   предоставила   возможности   заявителю  и  его  представителю
       ознакомиться с материалами дела No. ГКПИ07-527;
    8. Определение  Апелляционной  коллегии  Верховного  Суда России от 4
       июня  2013  года  не  опубликовано  и  опубликованию не подлежит в
       соответствии  с  неопубликованным Приказом Председателя Верховного
       Суда России от 18 июня 2010 года;
    9. И  самое  главное,  ни  заявитель,  ни  его  представитель не были
       извещены  о  времени  и  месте  рассмотрения  частной  жалобы,  но
       явившись  в  судебное  заседание,  не были допущены к рассмотрению
       частной  жалобы в Апелляционной коллегии Верховного Суда России на
       определение  судьи  Верховного  Суда  России  Емышевой  В.А. от 10
       апреля  2013  года,  так как участие заявителя и его представителя
       запрещает  часть  2  статьи 333 ГПК, как она понимается в практике
       Верховного  Суда  России.  (см.  Определение Конституционного Суда
       России  об  отказе  в  принятии  к  рассмотрению жалобы гражданина
       Еникеева  Евгения  Владимировича  на нарушение его конституционных
       прав частью второй статьи 333 Гражданского процессуального кодекса
       Российской  Федерации  от  24  сентября 2013 года No. 1327-О - см.
       Приложение  No.  9  -  вынесенного  по  заявлению  Еникеева Е.В. и
       Буркова  А.Л.  -  см.  Приложение  16  -  в отношении Буркова А.Л.
       определения   Конституционный   Суд   России  не  принял).  Этого,
       безусловно,  является нарушением права на свободу выражения мнения
       как заявителя, так и его представителя.



   Вышеприведенное понимание нормы части 2 статьи 333 ГПК противоречит ее
   буквальному  смыслу - отсутствие обязанности извещать о дате судебного
   заседания  не  исключает  обязанности  допускать  к участию в судебном
   заседании   явившихся   в  судебное  заседание  и  заслушивать  мнение
   явившихся  сторон.  В  противном  случае  это  означало  бы проведение
   квази-закрытого  судебного  заседания, когда все желающие, в том числе
   стороны  по  делу,  могут  присутствовать  на  судебном  заседании, но
   стороны,  в  частности  заявитель, не вправе участвовать в слушаниях и
   реализовать свое право быть заслушанным.



   Отмена   обязанности  суда  персонально  извещать  о  дате  и  времени
   судебного  заседания  не  исключает права сторон по делу участвовать в
   судебном заседании, в слушании по частной жалобе, если сторона по делу
   явилась в судебное заседание, узнав о дате и месте судебного заседания
   по  собственной инициативе с помощью информации на веб-сайтах судов, в
   том   числе   Верховного  Суда  Российской  Федерации,  размещаемой  с
   соответствии  со статьей 6 Федерального закона от 22 декабря 2008 года
   N  262-ФЗ <<Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в
   Российской Федерации>>.



   Иное толкование нарушает право на свободу слова, выражения мнения, так
   как  фактически  создает институт проведения квази-закрытого судебного
   заседания,  в котором стороны процесса могут присутствовать в судебном
   заседании  по своему делу, но не вправе выступить по делу, представить
   дополнительные  доводы,  в  том  числе  в  письменном  виде. Например,
   заявитель  Е.В.  Еникеев  и  его представитель А.Л. Бурков подготовили
   письменные пояснения к частной жалобе, которые готовы были представить
   устно  и  письменно  в  судебном  заседании,  просили суд предоставить
   возможность   ознакомиться  с  материалами  дела  No.  ГКПИ07-527,  по
   которому было вынесено решение Верховного Суда Российской Федерации от
   9  августа 2007 г., явившегося причиной внесения определения об отказе
   в принятии заявления Е.В. Еникеева на основании части 8 статьи 251 ГПК
   РФ,  чтобы после устно дополнить свою позицию по частной жалобе, но не
   получили  возможность этого сделать в судебном заседании, не смотря на
   то,  что  явились  на  судебное  заседание  и  лично  присутствовали в
   судебном заседании.



   Норма  части  2  статьи  333  ГПК  лингвистически сформулирована таким
   образом,  что  исключает  обязанность  персонально извещать о судебном
   заседании,  а фактически на практике превращается в полномочие суда не
   заслушивать   явившуюся   сторону,  не  проводить  открытых  публичных
   слушаний  с участием сторон, которые они же и инициировали, а только с
   участием  судей  и  секретаря. Рассматриваемая частная жалоба касается
   заявителя,  рассмотрение  частной  жалобы  без участия заявителя и его
   представителя  в  случае  их  явки  нарушает  права  заявителя  и  его
   представителя на свбоду выражения мнения.



   Таким  образом,  в  связи  с  применением части 3 статьи 246 и части 8
   статьи  251  ГПК  в  совокупности  с описанной в этом разделе системой
   норм,   регулирующих   элементы  правосудия  Верховного  Суда  России,
   создается  система тайного правосудия, ни о процедуре, ни о результате
   отправления  которого  не известно ни заявителю, ни его представителю,
   ни общественности.

    V. ИСЧЕРПАНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

   58. 2  декабря  2013  года  заявитель  Еникеев Е.В., его представитель
       Бурков А.Л. и др. обратились с жалобой в Европейский суд по правам
       человека  на указанные выше нарушения статьи 10 Конвенции о защите
       прав человека и основных свобод (см. Приложение 9). Досье присвоен
       номер 77793/13 (см. Приложение No. 10).
   59. Несмотря  на то, что Конституционный Суд России не рассматривается
       Европейским  судом  по  правам  человека  в  качестве эффективного
       средства  правовой  защиты,  заявитель принял решение обратиться в
       Конституционный  Суд  России,  потому  что  считает, что его право
       нарушено  частью  3  статьи  246  и  частью  8  статьи 251 ГПК РФ,
       полномочие  на  признание  которой  неконституционной  принадлежит
       только Конституционному Суду России. Заявитель убежден, что именно
       национальный суд должен прекратить нарушение права на справедливое
       судебное    разбирательство,   чтобы   избежать   рассмотрение   в
       Европейском  суде по правам человека очевидного нарушения права на
       справедливый суд.

   VI. РАЗГРАНИЧЕНИЕ   НАСТОЯЩЕЙ  ЖАЛОБЫ  ОТ  ДРУГИХ  ЖАЛОБ  О  ПРИЗНАНИИ
       НЕКОНСТИТУЦИОННОЙ   ЧАСТИ   8   СТАТЬИ   251   ГПК,  РАССМОТРЕННЫХ
       КОНСТИТУЦИОННЫМ  СУДОМ  РОССИИ,  В ЧАСТНОСТИ СМ. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТ 15
       ИЮЛЯ  2010  ГОДА  No.  1103-О-О  КОНСТИТУЦИОННОГО  СУДА РОССИЙСКОЙ
       ФЕДЕРАЦИИ  ОБ  ОТКАЗЕ  В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
       УСТЮГОВА  МИХАИЛА  АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ
       ПРАВ ПУНКТОМ 5 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 135 И ЧАСТЬЮ ВОСЬМОЙ СТАТЬИ 251
       ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

   60. В  отличии от предыдущих жалоб о признании неконституционной части
       8  статьи  251  ГПК,  рассмотренных  Конституционным Судом России,
       заявитель  не  оспаривает  часть  8  статьи  251  ГПК как таковую,
       позволяющую  повторно  не  рассматривать  аналогичное  заявление о
       признании   нормативного  акта  незаконным.  Заявитель  оспаривает
       конституционность  части 8 статьи 251 ГПК РФ, которая в толковании
       пункта  11  ППВС предоставляет суду полномочие отказывать в приеме
       заявлений  (в  правосудии),  отличающихся  по  основаниям, которые
       содержат   новые  существенные  доводы  незаконности  нормативного
       правового акта, чем рассмотренные судом ранее.
   61. В  настоящая  жалобе оспаривается конституционность части 8 статьи
       251  ГПК  РФ  в  совокупности  с  частью  3  статьи 246 ГПК РФ как
       нарушающую право на свободу слова.

   62. На  основании  вышеизложенного, руководствуясь частью 4 статьи 125
       Конституции  Российской  Федерации,  статьями  3,  36, 96, 97, 100
       Федерального  конституционного  закона  <<О  Конституционном  Суде
       Российской Федерации>>,

                                   ПРОШУ:

    1. Признать  не соответствующими статьям 29 (части 1 и 4) Конституции
       Российской  Федерации и статье 15 (часть 4) Конституции Российской
       Федерации  в  совокупности  с  положениями  статьи  10 Конвенции о
       защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) часть 3
       статьи  246  и  часть  8  статьи  251 Гражданского процессуального
       кодекса   Российской   Федерации   в  той  мере,  в  какой  они  в
       совокупности  в  системе  правовых норм, в том числе нормы части 2
       статьи    333    ГПК    РФ,   и   по   смыслу,   придаваемому   им
       правоприменительной  практикой  Верховного  Суда России, позволяют
       судьям  не  предоставлять  заявителю  и  его  представителю  право
       знакомиться  с решением суда и другими материалами судебного дела,
       доказывающими  существование  заявляемого  Верховным  Судом России
       факта  вступления  в законную силу решения суда, которым проверена
       законность   оспариваемого   нормативного  правового  акта  органа
       государственной  власти,  по  основаниям, указанным в заявлении, а
       также доказывающие идентичность оснований оспаривания нормативного
       акта   в  рассмотренном  ранее  заявлении  и  в  заявлении,  вновь
       представленном в суд.
    2. прошу  Конституционный  Суд  Российской Федерации на данной стадии
       принять приложение No.9 <<Копия жалобы в Европейский суд по правам
       человека  по  делу Еникеев и другие против России No. 77793/13>> в
       одном    экземпляре.    После   принятия   дела   к   производству
       Конституционного  Суда  Российской  Федерации обязуюсь представить
       недостающие два экземпляра приложения No.9.

   Приложение:

    1. текст   части  3  статьи  246,  части  8  статьи  251  ГПК  РФ  (3
       экземпляра);
    2. заявление Еникеева от 5 апреля 2013 года в Верховный Суд России (3
       экземпляра);
    3. определение Верховного суда РФ от 10 апреля 2013 (3 экземпляра);
    4. частая  жалоба на определение Верховного Суда РФ от 10 апреля 2013
       (3 экземпляра);
    5. пояснения  от  4  июня  2013  г.  к  частной жалобе на определение
       Верховного  Суда  России от 10 апреля 2013 года об отказе Еникееву
       Евгению   Владимировичу,   которые   заявитель   был  лишен  права
       представить  суду  в  судебном  заседании  по  частной  жалобе  (3
       экземпляра);
    6. определение  Апелляционной  коллегии  Верховного  Суда России от 4
       июня 2014 года;
    7. определение  Конституционного  Суда  России об отказе в принятии к
       рассмотрению  жалобы  гражданина Еникеева Евгения Владимировича на
       нарушение  его  конституционных  прав  частью  второй  статьи  333
       Гражданского  процессуального  кодекса  Российской Федерации от 24
       сентября 2013 года No. 1327-О (3 экземпляра);
    8. подборка     судебной    практики    Верховного    Суда    России,
       сформировавшейся  до  вступления  в силу части 8 статьи 251 ГПК (3
       экземпляра);
    9. копия  жалобы в Европейский суд по правам человека по делу Еникеев
       и другие против России No. 77793/13. (1 экземпляр, недостающие два
       экземпляра  будут  направлены  в  Конституционный Суд России после
       принятия  дела  к  производству, на сегодня такое количество копий
       направить не предоставляется возможности);
   10. письмо  из  Европейского  суда  по  правам  человека  о присвоении
       No.77793/13  досье  по  жалобе  Еникеева и других против России (3
       экземпляра);
   11. текст  части  8  статьи  253 проекта ГПК РФ (Постановление Пленума
       Верховного   Суда   Российской   Федерации   и   Пленума   Высшего
       Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2000 г. N37).
   12. оригинал доверенности на представителя и 2 копии;
   13. копия   удостоверения  кандидата  юридических  наук  представителя
       заявителя (3 экземпляра);
   14. квитанция об уплате государственной пошлины;
   15. список   свидетелей,  которых  предлагается  вызвать  в  заседание
       Конституционного Суда Российской Федерации.
   16. жалоба  Еникеева  Е.В.,  Буркова А.Л. на нарушение конституционных
       прав частью второй статьи 333 Гражданского процессуального кодекса
       Российской Федерации.

   09 июня 2014 года.

   Еникеев Е.В.

   Бурков А.Л.

   ^Recommendation  Rec(2002)2  of  the  Committee of Ministers to member
   states     on     access     to     official     documents,    online:
   .

   ^Recommandation  Rec(2003)15 du Comite des Ministres aux Etats membres
   sur l'archivage des documents electroniques dans le secteur juridique,
   online : 

   ^Recommendation  Rec(2002)2  of  the  Committee of Ministers to member
   states     on     access     to     official     documents,    online:
   , at III.

                                     1


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):