Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "О праве пожизненно заключенного и его жены на проведение искусственного зачатия"


КРОЛЕВЫ НАЧИНАЮТ НОВУЮ ТЯЖБУ ЗА ПРАВО РЕБЕНКА РОДИТЬСЯ. Жена заключенного, не имеющая права встречаться с мужем в течение минимум первых 10 лет срока, и муж обратились с апелляционной жалобой на решение об отказе им зачать ребенка искусственно

 

31.01.2015

 

                                                 Московский городской суд

                                  107076, г. Москва, Богородский вал, д.8

                                                               Заявители:

                                           1. Королева Вероника Вадимовна

               Адрес: 127224, г. Москва, 

    2.

   Королев Николай Валентинович

   Адрес: 629420, Ямало-Ненецкий автономный округ,

   Приуральский район, п. Харп

   ФКУ ИК-18 УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу

   Государственные органы:

   1. Федеральная служба исполнения наказаний России

   Адрес: 119991, г. Москва, ул. Житная, 14

   тел. (495) 982-19-50, 982-18-81 тел./факс (495) 982-19-50

    2.

   Управление Федеральной службы исполнения наказаний России

   по Ямало-Ненецкому автономному округу

   Адрес: 629420, Ямало-Ненецкий автономный округ,

   Приуральский район, п. Харп, ул. Гагарина, 4

   тел./ факс 8 (349-93) 7-31-08

    3.

   Федеральное казенное учреждение

   Исправительная колония No. 18

   УФСИН России по Ямало-ненецкому автономному округу

   Адрес: 629420, Ямало-Ненецкий автономный округ,

   Приуральский район, п. Харп

   тел./ факс 8 (349-93) 7-26-40

                            Апелляционная жалоба

     на решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 25.12.2014 г.

   25   декабря   2014   г.  Бабушкинский  районный  суд  г.  Москвы  под
   председательством  судьи  Невзоровой  М.В.  вынес  решение об отказе в
   удовлетворении   заявления   о   признании   незаконными   действий  и
   бездействия Федеральной службы исполнения наказаний России, Управления
   Федеральной  службы  исполнения  наказаний  России  по Ямало-Ненецкому
   автономному  округу,  Федерального казенного учреждения Исправительная
   колония No. 18 УФСИН России по Ямало-ненецкому автономному округу.

   Решение  суда  в  окончательной  форме  вынесено  30  декабря 2014 г.,
   получено на руки заявителем Королевой В.В. 12 января 2015 г.

   Суд  первой  инстанции  пришел к выводу, что государственными органами
   нарушения  прав  заявителей  не  допущено.  Суд  также делает вывод об
   отсутствии  произвольного  вмешательства  публичных властей в личную и
   семейную    жизнь,   об   отсутствии   нарушения   норм   действующего
   законодательства,  в  том  числе  ст. 8 Европейской Конвенции о защите
   прав человека и основных свобод.

   С  решением  Бабушкинского районного суда г. Москвы от 25 декабря 2014
   г.  не  согласны,  считаем,  что  оно  подлежит  отмене  по  следующим
   основаниям.

    1. В  соответствии  с  ч.4  ст.198  ГПК  РФ  <<в мотивировочной части
       решения  суда  должны  быть  указаны  ...  доводы,  по которым суд
       отвергает   те,   или   иные   доказательства;   законы,  которыми
       руководствовался суд>>.

   В  мотивировочной  части  решения  от  25.12.2014 г. суд указал только
   доводы  сторон  -- заявителей и государственных органов; доводов суда,
   по  которым  он  отвергает позицию, доводы, аргументы и доказательства
   заявителей,  в  решении  не  приведено,  отсутствует ссылка на законы,
   которыми    руководствовался   сам   суд,   отказывая   заявителям   в
   удовлетворении требований заявления.

   Таким   образом,   считаем,  что  решение  суда  не  обосновано  и  не
   мотивировано, что противоречит требованиям ст. 198 ГПК РФ, а также ч.1
   ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод..

   Решение суда подлежит отмене в связи с нарушением норм процессуального
   права на основании п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ.

   2.  В  силу  ч.  3  ст. 15, ст. 17, 38 Конституции РФ, ст. 6 Семейного
   Кодекса  РФ, ст. 3 УИК РФ, ст. 1 ФЗ <<О ратификации Конвенции о защите
   прав человека и основных свобод и Протоколов к ней>>, правовых позиций
   Верховного Суда РФ, выраженных в Постановлении Пленума Верховного Суда
   РФ  от  10.10.2003  No.  5  <<О  применении  судами  общей  юрисдикции
   общепризнанных  принципов  и норм международного права и международных
   договоров  Российской  Федерации>>,  Постановлении  Пленума Верховного
   Суда  РФ  от  27.06.2013 No. 21 <<О применении судами общей юрисдикции
   Конвенции  о  защите  прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950
   года  и  Протоколов к ней>>, ст. 16 Всеобщей Декларации прав человека,
   ст.  ст.  8,  12  Конвенции о защите прав человека и основных свобод в
   настоящем  деле  подлежит  применению  как уазанные нормы права, так и
   правовая  позиция  Европейского  суда по правам человека, выраженная в
   постановлении  Большой  палаты  от 4 декабря 2007 г. по делу <<Диксоны
   против Соединенного Королевства>>.

   Данное  дело  аналогично  делу  заявителей,  касается  прав  супругов,
   гарантированных  ст.  8,  12  Конвенции.  Один  из  супругов (муж) был
   осужден  к пожизненному лишению свободы, а жена находилась на свободе.
   Супруги   хотели  обзавестись  ребенком  и  просили  власти  разрешить
   воспользоваться услугами по искусственному оплодотворению. Европейский
   суд  по  правам  человека  признал  нарушением  ст.  8 Конвенции отказ
   властей    предоставить    заявителям    услуги    по   искусственному
   оплодотворению.

   Довод   суда   первой   инстанции  о  неприменении  в  деле  заявителя
   Постановления  Европейского  суда по правам человека по делу <<Диксоны
   против Соединенного Королевства>> не обоснован и не мотивирован.

   Считаем, что судом первой инстанции не применены подлежащие применению
   нормы  материального права, решение суда подлежит отмене согласно п. 4
   ч. 1, п. 2 ч. 2 ст. 330 ГПК РФ.

   3.  Суд  первой  инстанции  необосновано пришел к выводу об отсутствии
   нарушения прав заявителей.

   3.1.  Государство  гарантирует  право  на  неприкосновенность  частной
   жизни,  защиту  семьи, материнства, детства, право на охрану здоровья,
   медицинскую  помощь  (ст.  23,  38,  41  Конституции,  ст. 1 Семейного
   Кодекса  РФ, ст. 1, 19, 26, 52 ФЗ <<Об основах охраны здоровья граждан
   в   Российской   Федерации>>),   в   том  числе  право  на  применение
   вспомогательных  репродуктивных  технологий  (ст.  55  ФЗ <<Об основах
   охраны здоровья граждан в Российской Федерации>>).

   Ограничение  права, в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, может
   быть  предусмотрено  только федеральным законом и только в той мере, в
   какой  это  необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и
   законных интересов других членов семьи и иных граждан.

   Лишение  права на рождение ребенка в семье заявителей не предусмотрено
   законом  и не соответствует целям, указанным в ч. 3 ст. 55 Конституции
   РФ,  не  является  необходимым в демократическом обществе, не отвечает
   принципам  соблюдения  справедливого баланса, справедливого равновесия
   интересов личности и интересов общества.

   3.2.  Суд  первой  инстанции указывает в решении в отношении заявителя
   Королева  Н.В.:  <<принимая  во внимание тяжесть совершенных Королевым
   Н.В.  преступлений ... назначенное Королеву Н.В. наказание и связанные
   с  ним ограничения соразмерны содеянному и являются справедливой карой
   за   совершенные   им  преступления...>>.  <<Отсутствие  у  заявителей
   длительных  свиданий  первые  10  лет  заключения  без  учета  времени
   содержания  в  следственном  изоляторе  являются неизбежным следствием
   назначенного  Королеву Н.В. наказания и его ненадлежащего поведения во
   время пребывания в следственном изоляторе>>.

   <<Королев   Н.В.,  совершая  особо  тяжкие  преступления,  должен  был
   предполагать  возможность  лишения  его свободы и ограничение в других
   правах,  в  том  числе в праве стать родителем, то есть он сознательно
   обрек себя на такие ограничения>>.

   Приговором  суда  заявителю  установлена  мера наказания <<пожизненное
   лишение  свободы,  с  отбыванием  наказания  в  исправительной колонии
   особого режима>>.

   В  приговоре  отсутствует такое наказание как <<лишение прав на семью,
   стать родителем и т.п.>>.

   В  деле  <<Диксоны  против  Соединенного Королевства>> Европейский суд
   указал:

   <<Карательная   цель   наказания,   предполагающая,   что   реализация
   заключенными   основных   прав   --  это  не  правило,  а  исключение,
   противоречит   Конвенции.   Наказание   в  виде  тюремного  заключения
   автоматически   аннулирует   лишь   право  на  свободу.  Необходимость
   ограничения  любых  других  прав  государство должно обосновать>>. (п.
   49).

   <<Нет  никакого смысла в том, что брак заявителей был признан одним из
   элементов  исправления преступника и был поддержан системой, в отличие
   от их права иметь детей>> (п. 55).

   <<Палата    подтвердила   устоявшийся   принцип,   согласно   которому
   заклбченные  продолжают  пользоваться  всеми  правами.ю гарантируемыми
   Конвенции,  кроме  права  на свободу, в том числе и правом на уважение
   своей личной и семейной жизни>> (п. 58). 

   <<Лицо,  отбывая  наказание в виде лишения свободы, сохраняет за собой
   все  права,  гарантируемые  Конвенцией, так что любое ограничение этих
   прав должно быть оправдано в каждом конкретном случае>> (п.68).

   <<Хотя  невозможность иметь детей и может вытекать из лишения свободы,
   утрата  этой возможности не является неизбежной, поскольку нет никаких
   оснований   предполагать,  что  предоставление  услуг  по  организации
   процедуры  искусственного оплодотворения влечет за собой возникновение
   каких-либо   проблем,   связанных  с  обеспечением  безопасности,  или
   серьезно  обременит  государство  в  административном  или  финансовом
   отношении>> (п. 74).

   <<Там, где речь идет об особенно важном аспекте существования человека
   или  его личности (в таких аспектах, как принятие решения о том, чтобы
   стать  генетическими  родителями),  свобода  собственного  усмотрения,
   которая признается за государством, в большинстве случаев ограничена>>
   (п. 78). 

   Таким    образом,    доводы   суда   противоречат   материалам   дела,
   законодательству  РФ  и  нормам  международного  права.  Решение  суда
   подлежит отмене на основании п. 3 ч. 1, п. 1 ч. 2 330 ГПК РФ.

   3.3.  В  отношении  заявителя  Королевой  В.В.  суд  первой  инстанции
   указывает:  <<Королева  В.В.,  зарегистрировав  брак  с Королевым Н.В.
   после   его  осуждения  к  пожизненному  лишению  свободы,  осознавала
   невозможность   существования  в  таких  условиях  полноценной  семьи,
   поэтому её доводы о желании иметь ребенка несостоятельны, а требования
   о признании незаконным бездействия государственных органов, связанного
   с  непринятием мер для реализации права на оказание медицинской помощи
   с  применением  ВРТ,  не  основаны  на  законе,  поскольку медицинских
   показаний для этого у заявителей не имеется>>.

   Формулировки судебного решения о <<невозможности существования в таких
   условиях   полноценной  семьи>>,  <<доводы  о  желании  иметь  ребенка
   несостоятельны>>   не  основаны  на  законе,  недопустимы  в  правовом
   демократическом  государстве.  Фактически  суд указывает на ущербность
   российских  семей,  в которых один родитель (мать или отец) и один или
   несколько  детей,  либо  один  из родителей был осужден и содержится в
   местах лишения свободы и т.п.

   Такая формулировка носит дискриминационный характер, и свидетельствует
   об отсутствии объективности и беспристрастности суда в настоящем деле.

   Следовательно,  решение  суда вынесено с нарушением ст. 6 ГПК РФ, ч. 1
   ст.  6 Европейской Конвенции. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ
   судья  не  может  рассматривать  дело  и подлежит отводу, если имеются
   обстоятельства,    вызывающие   сомнение   в   его   объективности   и
   беспристрастности. 

   Таким  образом,  решение  вынесено  в  незаконном  составе  суда,  что
   является основанием для его отмены согласно п. 1 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ.

   4. Суд делает произвольный и не основанный на доказательствах и законе
   вывод  об отсутствии у заявителей медицинских показаний для проведения
   процедур вспомогательных репродуктивных технологий, и, соответственно,
   законности действий и бездействия государственных органов.

   4.1. Частями 3 и 5 статьи 55 ФЗ <<Об основах охраны здоровья граждан в
   Российской Федерации>> гарантировано:

   <<Мужчина  и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке, имеют
   право  на  применение  вспомогательных  репродуктивных  технологий при
   наличии   обоюдного   информированного   добровольного   согласия   на
   медицинское  вмешательство.  Одинокая  женщина  также  имеет  право на
   применение  вспомогательных  репродуктивных  технологий при наличии ее
   информированного     добровольного     согласия     на     медицинское
   вмешательство...

   Граждане  имеют  право  на  криоконсервацию  и  хранение своих половых
   клеток,  тканей  репродуктивных  органов  и  эмбрионов  за счет личных
   средств  и  иных средств, предусмотренных законодательством Российской
   Федерации>>.

   Пункты  3,  40  Приказа Минздрава России от 30.08.2012 г. No. 107н <<О
   порядке   использования   вспомогательных  репродуктивных  технологий,
   противопоказаниях   и   ограничениях   к   их   применению>>  содержит
   аналогичную формулировку. 

   Данные нормативные акты предусматривают, что оба заявителя имеют право
   на применение ВРТ.

   В  ситуации  заявителей,  заявитель  Королева  В.В.  является одинокой
   женщиной и не имеет полового партнера.

   Таким  образом,  вышеуказанные  положения  ч. 3 ст. 55 ФЗ <<Об основах
   охраны  здоровья  граждан  в  Российской  Федерации>>  и  п. 3 Приказа
   Минздрава  России  от  30.08.2012  г.  No.  107н подлежат применению в
   отношении заявителя Королевой В.В.

   Подлежит  применению  положение п.п. б) п. 84 Приказа Минздрава России
   от  30.08.2012  г.  No.  107н  о  том,  что показаниями для проведения
   искусственной  инсеминации  (далее  -  ИИ) со стороны женщины является
   отсутствие полового партнера.

   Заявитель  Королева  В.В.  имеет  право  иметь детей от своего мужа, и
   следовательно,  имеет  право  на  применение ВРТ, когда донором спермы
   будет её муж.

   В  соответствии  с п. 87 Приказа Минздрава России от 30.08.2012 г. No.
   107н  <<при  ИИ  спермой  мужа  (партнера)  допускается  использование
   наитивной,   предварительно  подготовленной  или  криоконсервированной
   спермы>>.

   Пункт  88 Приказа Минздрава России от 30.08.2012 г. No. 107н указывает
   на  противопоказания  к  применению ИИ. Таких противопоказаний у обоих
   заявителей нет.

   В  деле  <<Диксоны  против  Соединенного Королевства>> Европейский суд
   подчеркнул:

   <<Государство  <<не  может  заходить настолько далеко, чтобы не давать
   родителям   возможности  зачать  ребенка,  если  они  этого  хотят,  в
   обстоятельствах,   подобных  тем,  что  сложились  в  настоящем  деле,
   особенно  с учетом того, что вторая заявительница находится на свободе
   и  могла бы взять на себя уход за зачатым ребенком вплоть до того дня,
   когда её муж выйдет на свободу>> (п. 76).

   Таким  образом,  суд  неправильно применил нормы материального права и
   неприменил нормы международного права, подлежащие применению.

   Решение суда подлежит отмене на основании п. 4 ч. 2 ст. 330 ГПК РФ.

   4.2.  Суд  первой  инстанции  не  дал  оценки тому обстоятельству, что
   согласно  письмам  от  10  сентября  2014  г.  и  08  октября  2014 г.
   основанием  для  отказа  ФСИН России в этапировании заявителя Королева
   Н.В.  для  оказания  медицинской  помощи  с применением ВРТ явилось не
   отсутствие медицинских показаний для применения ВРТ, как указывается в
   возражениях  государственного  органа,  а иные основания -- отсутствие
   медицинских   противопоказаний   для   содержания   Королева   В.В.  в
   исправительном учреждении Ямало-Ненецкого автономного округа.

   Суд  первой  инстанции не дал оценки доводам заявителей о том, что они
   не просили перевести заявителя Королева Н.В. для дальнейшего отбывания
   наказания  в  другое  исправительное  учреждение,  и  необоснованность
   ссылки ФСИН РФ на ст. 81 УИК РФ.

   5.  Суд  первой  инстанции  не  привел никаких аргументов относительно
   нарушения  права  на  семью, гарантированных ст. 12 Конвенции о защите
   прав человека и основных свобод, ст. 38 Конституции РФ.

   6.  Суд  первой  инстанции  не  усмотрел <<произвольного вмешательства
   публичных  властей  в личную и семейную жизнь Королевых>>, указав, что
   <<в  данном  случае государственные органы лишь выполняют свою функцию
   по   защите   общественных   интересов   и   обеспечению  безопасности
   государства  и  их  отказ  в  этапировании осужденного Королева Н.В. в
   указанное  им медицинское учреждение для проведения его жене процедуры
   искусственного  оплодотворения  не  противоречит  нормам  действующего
   законодательства, в том числе статье 8 Конвенции>>.

   Однако,  ни заинтересованные лица -- государственные органы, ни суд не
   обосновали,   каким  образом  желание  супругов  иметь  ребенка  может
   нарушить   или   затронуть  общественные  интересы  либо  безопасность
   государства.

   7.  В  решении  суд  указал,  что: <<довод заинтересованного лица ФСИН
   России  о  пропуске  заявителями  срока  обращения  в  суд заслуживает
   внимания>>  и пришел к выводу о пропуске заявителями срока обращения в
   суд   по  требованию  к  ФСИН  РФ  о  признании  незаконным  отказа  в
   этапировании   Королева   Н.В.   для  оказания  медицинской  помощи  с
   применением вспомогательных репродуктивных технологий.

   С выводами суда не согласны.

   1) Заявители обратились в суд 14 ноября 2014 г.

   2)  ФСИН России в своих возражениях на заявление (имеется в материалах
   дела),  а  также  в  своих  пояснениях  в  ходе судебного заседания не
   указал, с какой даты начинает течь трехмесячный срок, установленный ч.
   1 ст. 256 ГПК РФ.

   Обязанность  по  доказыванию  данного обстоятельства, в соответствии с
   требованиями  ч.  6  ст.  152 ГПК РФ, ч. 1 ст. 249 ГПК РФ возложено на
   орган, чьи действия (бездействия) оспариваются.

   В  решении  (стр.  7, абз. 9) суд посчитал, что срок обращения в суд с
   требованием  к  ФСИН России об отказе в этапировании Королева Н.В. для
   оказания    медицинской    помощи    с   применением   вспомогательных
   репродуктивных технологий начинает течь не позднее 11 августа 2014 г.,
   с  даты  обращения  с  заявлением в УФСИН РФ по ЯНАО по вопросу забора
   спермы для анализа спермограммы.

   3)   Отказ   ФСИН  России  этапировать  заявителя  Королева  Н.В.  для
   проведения  процедур  ВРТ  направлен  10  сентября 2014 г. (Управление
   режима и надзора ФСИН РФ) и 08 октября 2014 г. (Управлением исполнения
   приговоров и специального учета ФСИН РФ).

   Таким  образом,  срок  обращения  в  суд  с  требованиями  о признании
   незаконным  отказа  ФСИН  РФ  в  этапировании  заявителя Королева Н.В.
   начинает течь не ранее 10 сентября 2014 г., заявители обратились в суд
   своевременно.

   Следовательно,  суд  не обосновано и неправомерно, по своей инициативе
   указал  дату  11  августа  2014  г.,  когда  заявитель  Королева  В.В.
   обращалась к иному заинтересованному лицу и по иному вопросу.

   Таким  образом,  вывод  суда  неправомерен  и не основан на материалах
   дела,  решение  суда подлежит отмене на основании п. 3 ч. 1 ст.330 ГПК
   РФ.

   8.  В связи с тем, что заявитель Королев Николай Валентинович не имеет
   возможности  лично  присутствовать  в  судебном  заседании  в  связи с
   отбытием   наказания   в  ФКУ  ИК-18  УФСИН  РФ  по  ЯНАО  в  п.  Харп
   Приуральского  района  ЯНАО,  просим  провести  судебное  заседание  с
   участием  заявителя Королева Николая Валентиновича путем использования
   систем видеоконференц-связи.

   Технические  возможности  для  организации  видеоконференц-связи в ФКУ
   ИК-18 УФСИН РФ по ЯНАО имеются.

   На основании изложенного, руководствуясь ст. 320 ГПК РФ,

                                  просим:

    1. Провести  судебное заседание с участием заявителя Королева Николая
       Валентиновича путем использования систем видеоконференц-связи.
    2. Отменить   решение  Бабушкинского  районного  суда  г.  Москвы  от
       25.12.2014 г.
    3. Вынести  новое  решение  об удовлетворении требований заявителей в
       полном объеме.

   Приложение:

    1. квитанция об оплате государственной пошлины.
    2. копия доверенности на Королеву В.В..
    3. копия апелляционной жалобы (3 экз.).
    4. ходатайство  об  участии  в судебном заседании путем использования
       видеоконференц-связи (4 экз).

   <<___>> января 2015 г.

   Королева В.В. _____________

   Представитель  Королева  Н.В.  по  доверенности _____________ Королева
   В.В.


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):