Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Алина Саблина против тайной трансплантации органов"


ЧЕТЫРЕ АПЕЛЛЯЦИОННЫЕ ЖАЛОБЫ на решение судьи Шемякиной Я.А. Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 7 апреля 2015 года, которым судья признала законным и гуманным тайное изъятие органов у трупов без согласия родителей погибшего

 

28.05.2015

 

   В МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

   через  Замоскворецкий районный суд г. Москвы Адрес: 115184, г. Москва,
   ул. Татарская, д. 1
   Тел.: (495) 951-77-67 [1]zamoskvoretsky.msk@sudrf.ru

   Лицо, подающее апелляционную жалобу:

   Саблина Елена Владимировна

   Гражданское дело No. 2-557/2015 (2-8691/2014)

                           АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА 

     на решение судьи Шемякиной Я.А. Замоскворецкого районного суда г.
   Москвы от 7 апреля 2015 года (дата изготовления окончательного решения
   не указана в решении суда -- предполагаемая дата изготовления решения
    является дата получения решения представителем истцов 21 апреля 2015
                                   года)

    1. 7  апреля 2015 года судья Замоскворецкого районного суда г. Москвы
       Шемякина  Я.А.  огласила  резолютивную  часть судебного решения по
       гражданскому делу No. 2-557/2015 (2-8691/2014).
    2. В   процессе   рассмотрения   дела  судья  неоднократно  совершала
       процессуальные и другие нарушения, которые не только порочат честь
       судьи,  но  и нарушили мое право на справедливый суд, восстановить
       которое  возможно  только  с помощью отмены судебного решения от 7
       апреля 2015 года и пересмотра дела в ином составе суда. 

   СУДЬЯ  ПРОВЕЛ  СУДЕБНОЕ  ЗАСЕДАНИЕ В ЗАКРЫТОМ РЕЖИМЕ, ПРИ ЭТОМ ОГЛАСИВ
   ПУБЛИЧНО  ЛИШЬ  РЕЗОЛЮТИВНУЮ  ЧАСТЬ  РЕШЕНИЯ  СУДА, ЧЕМ НАРУШИЛА НОРМУ
   ПРОЦЕССУАЛЬНОГО  ПРАВА  -  СТАТЬЮ 6 КОНВЕНЦИИ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И
   ОСНОВНЫХ СВОБОД О ПРАВЕ НА СПРАВЕДЛИВЫЙ СУД

    3. 23  декабря  2014 года определением Замоскворецкого районного суда
       города Москвы по делу No. 2-8691/2014 (далее <<Определение суда>>)
       было   удовлетворено   ходатайство   ответчика   ГКБ   No.   1   о
       разбирательстве  дела  в  закрытом  судебном заседании в отношении
       некоторых частей судебного разбирательства: подготовительной части
       и  рассмотрения  дела по существу, включая исследование письменных
       доказательств по делу.
    4. В  соответствии  с  пунктом  1  статьи  6  Конвенции о защите прав
       человека  и  основных свобод (далее <<Конвенция>>) каждый в случае
       спора  о  его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на
       справедливое  и  публичное  разбирательство  дела  в разумный срок
       независимым   и  беспристрастным  судом,  созданным  на  основании
       закона.
    5. Согласно  части  1  статьи  123  Конституции  Российской Федерации
       (далее  <<Конституция  РФ>>)  и  части  1  статьи  10 Гражданского
       процессуального  кодекса  Российской  Федерации  от 14.11.2002 No.
       138-ФЗ  (далее  <<ГПК  РФ>>)  разбирательство  дел  во  всех судах
       открытое.
    6. Вышеназванные  положения  Конвенции, а также положения Конституции
       РФ  и  ГПК  РФ,  направлены  на обеспечение открытости и гласности
       судебного разбирательства, которые, согласно Постановлению Пленума
       ВС   РФ   от   13.12.2012  No.  35  <<Об  открытости  и  гласности
       судопроизводства  и  о доступе к информации о деятельности судов>>
       (далее  <<Постановление Пленума ВС РФ>>), наравне со своевременным
       квалифицированным,    объективным   информированием   общества   о
       деятельности   судов   общей  юрисдикции,  способствуют  повышению
       правовой  осведомленности  о  судоустройстве  и  судопроизводстве,
       являются  гарантией  справедливого  судебного  разбирательства,  а
       также обеспечивают судебный контроль за функционированием судебной
       власти.  В  Постановлении  Пленума  ВС  РФ  также  отмечается, что
       открытое   судебное  разбирательство  является  одним  из  средств
       поддержания доверия общества к суду.
    7. Сама    же   гласность   судопроизводства,   согласно   пункта   4
       Постановления   Пленума   ВС   РФ,   обеспечивается   возможностью
       присутствия  в  открытом  судебном  заседании  лиц,  не являющихся
       участниками  процесса,  в  том  числе  представителей гражданского
       общества, редакций средств массовой информации (журналистов).
    8. Аналогичная  позиция  относительно важности открытости и гласности
       судопроизводства содержится в ряде постановлений Европейского суда
       по правам человека (далее <<ЕСПЧ>>).
    9. В  частности,  в  постановлении ЕСПЧ от 17.01.2008 по делу <<Рякиб
       Бирюков  (Ryakib Biryukov) против Российской Федерации>> говорится
       о том, что <<публичный характер разбирательства защищает тяжущиеся
       стороны   от   отправления   правосудия   тайно,   без  публичного
       рассмотрения дела; это также одно из средств поддержания доверия к
       судам,  как  вышестоящим,  так  и  нижестоящим.  Делая отправление
       правосудия  открытым,  публичность  судопроизводства  способствует
       достижению  цели,  предусмотренной пунктом 1 статьи 6 Конвенции, а
       именно  осуществление  справедливого правосудия, гарантия которого
       является    одним    из    основополагающих    принципов    любого
       демократического   общества  по  смыслу  Конвенции>>.  Аналогичная
       позиция   в   отношении   публичного   характера   разбирательства
       содержится  в  постановлениях  ЕСПЧ  от  8.12.1983  года  по  делу
       <<Претто  (Pretto)  и другие против Италии>>, от 8.12.1983 года по
       делу  <<Аксен  против  Германии>>,  от  03.07.2012  года  по  делу
       <<Развязкин (Razvyazkin) против Российской Федерации>>.
   10. В   то  же  время,  Конвенция  допускает  в  определенных  случаях
       разбирательство  всего  дела  или  его  части  в закрытом судебном
       заседании.
   11. В  частности,  пункт  1  статьи  6  Конвенции  говорит  о том, что
       судебное  решение  объявляется  публично,  однако пресса и публика
       могут  не  допускаться  на  судебные  заседания  в  течение  всего
       процесса  или  его  части  по  соображениям  морали, общественного
       порядка  или национальной безопасности в демократическом обществе,
       а  также  когда  того  требуют интересы несовершеннолетних или для
       защиты  частной  жизни  сторон,  или - в той мере, в какой это, по
       мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда
       гласность нарушала бы интересы правосудия.
   12. Конституция  РФ  говорит  о  том,  что  слушание  дела  в закрытом
       заседании   допускается  в  случаях,  предусмотренных  федеральным
       законом.  Часть 2 статьи 10 ГПК РФ устанавливает случаи, в которых
       суд рассматривает дела в закрытом заседании.
   13. В  соответствии  с  частью  2 статьи 10 ГПК РФ суд рассматривает в
       закрытом   судебном   заседании   гражданские  дела,  если  в  них
       содержатся  сведения,  составляющие  государственную  тайну, тайну
       усыновления   (удочерения),  а  также  другие  дела,  обязательное
       рассмотрение  которых  в закрытом судебном заседании предусмотрено
       федеральным  законом.  При  наличии ходатайства участника процесса
       суд  вправе  рассмотреть в закрытом судебном заседании гражданское
       дело  по  мотивам  обеспечения права на неприкосновенность частной
       жизни либо сохранения сведений, составляющих коммерческую или иную
       охраняемую  законом  тайну,  а  также сведений, гласное обсуждение
       которых  способно  помешать  правильному разбирательству дела либо
       повлечь за собой нарушение прав и законных интересов гражданина
   14. Врачебная тайна представляет собой разновидность охраняемой тайны,
       при   необходимости   сохранения   которой  разбирательство  может
       осуществляться в закрытых судебных заседаниях.
   15. В  соответствии  с  частью  1  статьи  13 Федерального закона <<Об
       основах  охраны  здоровья  граждан в Российской Федерации>> (далее
       <<Закон  об охране здоровья>>) врачебную тайну составляют сведения
       о  факте  обращения  гражданина  за  оказанием медицинской помощи,
       состояния  его  здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при
       его медицинском обследовании и лечении.
   16. Часть  2  статьи  13  Закона об охране здоровья содержит запрет на
       разглашение  сведений,  составляющих  врачебную тайну, в том числе
       после  смерти  человека,  лицами,  которым  они стали известны при
       обучении,  исполнении  трудовых,  должностных,  служебных  и  иных
       обязанностей,  за исключением случаев, установленных частями 3 и 4
       статьи 13 Закона об охране здоровья.
   17. Пунктом  3 части 4 статьи 13 Закона об охране здоровья допускается
       предоставление   сведений,   составляющих   врачебную  тайну,  без
       согласия  гражданина  или  его  законного представителя по запросу
       органов  суда  в  связи  с  проведением расследования или судебным
       разбирательством.
   18. Таким  образом,  прежде  чем  суду  будут  предоставлены сведения,
       составляющие врачебную тайну, такие сведения должны быть запрошены
       органами  суда. Соответственно, поскольку предоставление сведений,
       составляющих  врачебную  тайну,  осуществляется по запросу органов
       суда, то об их оглашении и (или) исследовании в судебном заседании
       суд должен знать заранее.
   19. При   этом   в   контексте   открытости   и   гласности  судебного
       разбирательства   обращает   на   себя   внимание  содержащаяся  в
       постановлении   ЕСПЧ   от  25.02.1997  года  по  делу  <>  позиция,  согласно  которой интересы пациента и всего
       общества  в  целом  по  защите  тайны  медицинских  сведений могут
       уступить  по  своей значимости интересам расследования и наказания
       преступлений   и   обеспечения  гласности  судопроизводства,  если
       доказано, что такие интересы имеют более существенное значение.
   20. Конвенция, а также ГПК РФ, допускают осуществление разбирательства
       дела  в  целом или частично в закрытом заседании. В соответствии с
       позицией  ЕСПЧ,  отраженной  в  постановлении  от  03.07.2012 года
       <<Развязкин (Razvyazkin) против Российской Федерации>>, проведение
       рассмотрения в целом или частично в закрытом заседании должно быть
       строго обусловлено обстоятельствами дела.
   21. Ввиду   того,   что   оглашение  и  (или)  исследование  сведений,
       составляющих  врачебную  тайну,  составляют  лишь  часть судебного
       разбирательства,  допустимо  разбирательство  в  частично закрытом
       судебном заседании.
   22. 23   декабря   2014  года  Определением  суда  было  удовлетворено
       ходатайство  ответчика  о разбирательстве дела в закрытом судебном
       заседании  в отношении некоторых частей судебного разбирательства:
       подготовительной  части  и  рассмотрения дела по существу, включая
       исследование письменных доказательств по делу.
   23. Согласно  письменному ходатайству ответчика о разбирательстве дела
       в   закрытом   судебном   заседании,  в  качестве  обстоятельства,
       препятствующего  свободному доступу в зал судебного заседания лиц,
       не   являющихся   участниками  процесса,  представителей  редакций
       средств  массовой  информации  (журналистов),  выступает то, что в
       процессе   рассмотрения   дела  присутствующим  в  зале  судебного
       заседания  может стать известна информация, составляющая врачебную
       тайну,   которая  отнесена  законодательством  к  конфиденциальной
       информации,  а  именно  информация,  связанная  с  нахождением  на
       лечении  пациентки Саблиной А.О. в ГКБ No. 1 им. Н.И. Пирогова. На
       словах  же  в  выступлении  перед  судом  представитель  ГКБ No. 1
       отметил,  что представитель истцов влияет на общественное мнение с
       помощью  прессы.  Истинный  мотив  ходатайства  в  последнем, не в
       защите медицинской тайны.
   24. Итак, в силу того, что:
   25. (1)  сведения,  составляющие врачебную тайну, могут стать известны
       лицам,  присутствующим  в  зале  судебного  заседания,  только при
       оглашении и (или) исследовании таких сведений;
   26. (2)  сведения, составляющие врачебную тайну, должны быть запрошены
       органами суда заранее, а, следовательно, суд заблаговременно знает
       об их оглашении и (или) исследовании;
   27. (3)   по  смыслу  Конвенции,  Конституции  РФ,  ГПК  РФ,  судебное
       разбирательство должно быть максимально открытым;
   28. (4)   оглашение   и   (или)  исследование  сведений,  составляющих
       врачебную  тайну,  не должно препятствовать открытости и гласности
       остального   судебного   процесса,   в   том   числе   тех  частей
       подготовительной  части и рассмотрения дела по существу, в которых
       оглашение  и  (или)  исследование сведений, составляющих врачебную
       тайну, не производится;
   29. (5)  нецелесообразно  осуществлять разбирательство дела в закрытом
       заседании   в   отношении  всей  подготовительной  части  и  всего
       рассмотрения дела по существу.
   30. Таким   образом,  лица,  не  являющиеся  участниками  процесса,  и
       представители  редакций  средств  массовой информации (журналисты)
       должны  быть  ограничены  в  свободном  доступе  в  зал  судебного
       заседания только на время оглашения и (или) исследования сведений,
       составляющих  врачебную тайну, а не на время всей подготовительной
       части и всего рассмотрения дела по существу.
   31. Иск  касается  рассмотрения  следующих  обстоятельств (1) недопуск
       родителей к Алине в последний день ее жизни 17 января, (2) изъятии
       органов  без  оповещения  родителей  о  планируемом  изъятии,  без
       выяснения  согласия  родителей  на  изъятие органов, без извещения
       родителей   о   состоявшемся  изъятии  органов,  (3)  в  нарушение
       инструкции  об изъятии органов (6) в нарушение права собственности
       на   органы.   Только   в  процессе  рассмотрения  второго  пункта
       обстоятельств  возможно обсуждение информации из медицинской карты
       Алины Саблиной.
   32. Возможность  такого частичного ограничения доступа в зал судебного
       заседания  подтверждается  Постановлением  Пленума  ВС РФ, пункт 9
       которого  говорит,  что проведение разбирательства дела в закрытом
       судебном  заседании  по  мотиву  сохранения  государственной тайны
       осуществляется судом в той его части, в которой оглашаются и (или)
       исследуются  такие сведения. Законодательство Российской Федерации
       не  содержит  положений,  препятствовавших бы использованию такого
       подхода  при разбирательстве дела в закрытом судебном заседании по
       мотиву сохранения врачебной тайны.
   33. Более  того,  рассмотрев дело в закрытом судебном заседании, судья
       Шемякина  Я.А. огласила решение только в ее резолютивной части, из
       которого  для  присутствовавших  журналистов  (5 канал, 24 Москва,
       ЛайфНьюс,  РЕН  ТВ)  не  был  понятен смысл решения суда. Согласно
       части  8  статьи  10  <<Гласность  судебного разбирательства>> ГПК
       <<Решения судов объявляются публично, за исключением случаев, если
       такое  объявление  решений  затрагивает  права и законные интересы
       несовершеннолетних>>. Согласно пункту 1 статьи 6 Конвенции говорит
       о  том,  что  судебное решение объявляется публично. Исключений не
       предусмотрено. Судебные решения оглашаются публично в полном виде,
       тем  более  это  требование  закона  должно  соблюдаться по делам,
       рассмотренным в закрытом судебном заседании. Того требует и статья
       6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в толковании
       постановления  Европейский  Суд  по  Правам Человека Рякиб Бирюков
       против  России  (см.  пункты  38-45  --  приложение). В деле Рякиб
       Бирюков   против   России   ЕСПЧ   признал,   что   не   оглашение
       мотивировочной  части  судебного решения является нарушением права
       на справедливый суд. Очевидно, что ЕСПЧ примет аналогичное решение
       по  делу  Саблиных  против  России, если данное нарушение не будет
       устранено  путем  пересмотра  дела  в  частично  закрытом судебном
       заседании  с  публичным  оглашением  решения  в полном виде, в том
       числе ее резолютивную часть.
   34. В частности в деле Рякиб Бирюков против России (см. пункт 45) ЕСПЧ
       сделал  вывод,  что  вопрос,  преследуемый  Статьей  6  (часть  1)
       Конвенции,  гарантировать  контроль правосудия общественностью для
       сохранения права на справедливое судебное разбирательство - не был
       достигнут  в настоящем деле, в котором мотивы, которые должны были
       сделать   возможным   понять,  почему  требования  заявителя  были
       отклонены,    -    не   были   доступны   публике,   в   частности
       присутствовавшим при оглашении журналистам.
   35. Согласно   части   2  статьи  193  ГПК,  <<При  объявлении  только
       резолютивной   части   решения  суда  председательствующий  обязан
       разъяснить, когда лица, участвующие в деле, их представители могут
       ознакомиться с мотивированным решением суда>>. Судья Шемякина Я.А.
       не  сообщила  этого,  как  и  не  разъяснила  право на оспаривание
       решения суда, срок на оспаривание решения суда.
   36. Решение  суда  было  выдано на руки представителю истцов только 21
       апреля  после направления двух жалоб-заявлений 10 и 21 апреля 2015
       г.
   37. В  тексте  решения  не  указана  дата  изготовления решения суда в
       окончательной  форме,  при  этом срок на апелляционное обжалование
       решения  суда  исчисляется  с  момента изготовления решения суда в
       окончательной форме.
   38. На  22  апреля  протокол судебного заседания не был готов, дело не
       было  подшито. При этих обстоятельствах очевидно, что решение суда
       было  изготовлено  в  отсутствие  готового  протокола и материалов
       дела, что является основанием для отмены решения.
   39. Так  же  поддерживаю  все  другие  основания  для  отмены решения,
       изложенные   в   апелляционных   жалобах  других  истцов  и  моего
       представителя.

   На основании изложенного и руководствуясь статьей 330 ГПК РФ,

                                   ПРОШУ

    1. Решение  судьи  Шемякиной Я.А. Замоскворецкого районного суда от 7
       апреля 2015 года отменить.
    2. Направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

   ПРИЛОЖЕНИЯ:

    1. квитанция об оплате государственной пошлины.
    2. копия апелляционной жалобы (4 экз.).
    3. постановление  ЕСПЧ  от 17.01.2008 по делу <<Рякиб Бирюков (Ryakib
       Biryukov) против Российской Федерации>> (5 экз).

   29 апреля 2015 года.

   Истец Саблина Е.В.

   В МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

   через  Замоскворецкий районный суд г. Москвы Адрес: 115184, г. Москва,
   ул. Татарская, д. 1
   Тел.: (495) 951-77-67 [2]zamoskvoretsky.msk@sudrf.ru

   Лицо, подающее апелляционную жалобу:

   Бирюкова Татьяна Михайловна

   Гражданское дело No. 2-557/2015 (2-8691/2014)

                           АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА 

     на решение судьи Шемякиной Я.А. Замоскворецкого районного суда г.
   Москвы от 7 апреля 2015 года (дата изготовления окончательного решения
   не указана в решении суда -- предполагаемая дата изготовления решения
    является дата получения решения представителем истцов 21 апреля 2015
                                   года)

    1. 7  апреля 2015 года судья Замоскворецкого районного суда г. Москвы
       Шемякина  Я.А.  огласила  резолютивную  часть судебного решения по
       гражданскому делу No. 2-557/2015 (2-8691/2014).
    2. В   процессе  рассмотрения  дела  судья  совершала  процессуальное
       нарушение,   которое  нарушило  мое  право  на  справедливый  суд,
       восстановить  которое  возможно  только с помощью отмены судебного
       решения  от  7  апреля  2015 года и пересмотра дела в ином составе
       суда. 

   СУДЬЯ   ПРОВЕЛ  СУДЕБНОЕ  ЗАСЕДАНИЕ  С  ФИКТИВНЫМ  УЧАСТИЕМ  ПОМОЩНИКА
   ПРОКУРОРА    ЗАМОСКВОРЕЦКОЙ   МЕЖРАЙОННОЙ   ПРОКУРАТУРЫ   Г.   МОСКВЫ,
   ПРОГУЛЯВШЕЙ БОЛЬШУЮ (ОСНОВНУЮ) ЧАСТЬ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ, НО НЕ СМОТРЯ
   НА ПРОГУЛ, ДАВШЕЙ ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПО ФАКТАМ ДЕЛА, КОТОРЫХ ЗНАТЬ НЕ МОГЛА

    3. На  третьем закрытом предварительном судебном заседании 12 февраля
       2015  года  в  дело  вступает  прокурор.  Помощник Замоскворецкого
       межрайонного  прокурора  г.  Москвы  САВОСИНОВА Ю.В. была допущена
       судьей  Шемякиной  Я.А.  в  судебное заседание по данному делу без
       наличия  к  тому  оснований  -  прокурор  не имеет права участия в
       рассмотрении иска о компенсации морального вреда.
    4. Согласно части 1 статьи 35 Федерального Закона <<О прокуратуре>>

   Прокурор    участвует   в   рассмотрении   дел   судами   в   случаях,
   предусмотренных  процессуальным законодательством Российской Федерации
   и другими федеральными законами

    5. Согласно части 3 статьи 45 ГПК <<Участие в деле прокурора>>

   Прокурор  вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о
   восстановлении  на  работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или
   здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и
   другими  федеральными  законами,  в целях осуществления возложенных на
   него полномочий. 

    6. В  деле по моему иску не имеется перечисленных в части 3 статьи 45
       ГПК  или  иных других законах оснований для вступления прокурора в
       дело  по спору в состязательном гражданском процессе между равными
       участниками  процесса  с требованием компенсации морального вреда,
       не касающегося возмещения вреда жизни и здоровью.
    7. Более  того, вступление прокурора в дело является нарушением права
       на   равенство   сторон   процесса,   а  соответственно  право  на
       справедливый  суд.  Согласно  пункту 37 постановления Европейского
       суда  по  правам  человека  по  делу  Королев  против  России No.2
       (Korolev  v.  Russia No.2) от 1 апреля 2010 года, ЕСПЧ не усмотрел
       какой-либо  причины,  которая  бы  оправдывала участие прокурора в
       кассационном  слушании  по  обычному  гражданскому  делу.  Не было
       выявлено  никаких  обстоятельств,  указывающих  на  то,  что целью
       вмешательства     прокурора     являлась,     например,     защита
       государственного   имущества  или  интересов.  ЕСПЧ  считает,  что
       простое   повторение   со   стороны  прокурора  правовых  доводов,
       выдвинутых  ответчиками, имело смысл только в том случае, если оно
       преследовало   цель   оказания   влияния   на  суд.  На  основании
       вышеизложенных  соображений,  ЕСПЧ  приходит  к  выводу о том, что
       принцип   процессуального   равноправия,   требующий  установления
       справедливого  баланса интересов сторон, в настоящем деле соблюден
       не  был.  Соответственно,  имело место нарушение пункта 1 статьи 6
       Конвенции   о   защите   прав  человека  и  основных  свобод  (см.
       приложение,  извлечение  из  постановления  ЕСПЧ  по  делу Королев
       против России No.2).
    8. Вопрос  о  вступлении  прокурора в дело Алины Саблиной аналогичный
       вопросу по делу Королев против России No.2 - ни в том, ни в другом
       деле  нет  оснований  для  вступления  прокурора  в  дело,  а  его
       вступление  нарушает  принцип  процессуального  равноправия, в том
       числе  закрепленного  в статье 6 ГПК и статье 6 Конвенции. Решение
       суда,  принятое  по делу Алины Саблиной с участие прокурора, будет
       подлежать  отмене  в  вышестоящей  инстанции, приведет к признанию
       ЕСПЧ  нарушения  статьи  6  Конвенции  о  защите  прав  человека и
       основных свобод. Об этом заявлял представитель истцов в письменном
       ходатайстве об удалении прокурора из участия в судебном заседании.
    9. Более  того, даже участвуя незаконно в судебном процессе, помощник
       Замоскворецкого  межрайонного  прокурора г. Москвы САВОСИНОВА Ю.В.
       нарушила закон, с разрешения судьи дав заключение по делу, не зная
       материалов   дела,   показаний   заслушанных   6  апреля  2015  г.
       свидетелей, исследованных 6 апреля 2915 года доказательств.
   10. Помощник   Замоскворецкого   межрайонного   прокурора   г.  Москвы
       САВОСИНОВА  Ю.В.  прогуляла  всё  судебное заседание по указанному
       выше  делу  6  апреля  2015  года  (см.  копию протокола судебного
       заседания в приложении), в том числе прогуляла допрос свидетелей и
       исследование  других  доказательств,  явилась в судебное заседание
       лишь после перерыва в 9-00 7 апреля 2015 г. уже после заслушивания
       свидетелей  и  исследования  доказательств,  и  дала заключение по
       делу,  при  рассмотрении  судом  которого не присутствовала. Более
       того,  7  апреля  2015  года помощник Замоскворецкого межрайонного
       прокурора  г.  Москвы  САВОСИНОВА  Ю.В. готовила свое заключение в
       судебном  заседании,  не обращая внимания на то, что происходило в
       судебном  заседании.  На  это обращал внимание судьи представитель
       истцов .
   11. Так  же  поддерживаю  все  другие  основания  для  отмены решения,
       изложенные   в   апелляционных   жалобах  других  истцов  и  моего
       представителя.

   На основании изложенного и руководствуясь статьей 330 ГПК РФ,

                                   ПРОШУ

    1. Решение  судьи  Шемякиной Я.А. Замоскворецкого районного суда от 7
       апреля 2015 года отменить.
    2. Направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

   ПРИЛОЖЕНИЯ:

    1. квитанция об оплате государственной пошлины.
    2. копия апелляционной жалобы (5 экз.).
    3. Выдержки из постановления ЕСПЧ Королев против России No.2 (6 экз).

   29 апреля 2015 года.

   Истец

   Бирюкова Т.М.

   В МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

   через  Замоскворецкий районный суд г. Москвы Адрес: 115184, г. Москва,
   ул. Татарская, д. 1
   Тел.: (495) 951-77-67 [3]zamoskvoretsky.msk@sudrf.ru

   Лицо, подающее апелляционную жалобу:

   Саблина Нэлли Степановна (бабушка)

   Адрес: 

   Гражданское дело No. 2-557/2015 (2-8691/2014)

                           АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА 

     на решение судьи Шемякиной Я.А. Замоскворецкого районного суда г.
   Москвы от 7 апреля 2015 года (дата изготовления окончательного решения
   не указана в решении суда -- предполагаемая дата изготовления решения
    является дата получения решения представителем истцов 21 апреля 2015
                                   года)

    1. 7  апреля 2015 года судья Замоскворецкого районного суда г. Москвы
       Шемякина  Я.А.  огласила  резолютивную  часть судебного решения по
       гражданскому делу No. 2-557/2015 (2-8691/2014).
    2. В   процессе   рассмотрения   дела  судья  неоднократно  совершала
       процессуальные и другие нарушения, которые не только порочат честь
       судьи,  но  и нарушили мое право на справедливый суд, восстановить
       которое  возможно  только  с помощью отмены судебного решения от 7
       апреля 2015 года и пересмотра дела в ином составе суда.
    3. СУДЬЯ ОТКАЗАЛА ВЫЗВАТЬ СВИДЕТЕЛЕЙ-ВРАЧЕЙ ТРАНСПЛАНТОЛОГОВ
    4. 11  февраля  2015  г.  и  2 марта 2015 г. моим представителем было
       заявлено   ходатайство   о   вызове   свидетелей   и  истребовании
       доказательств.
    5. В частности истцы просили:

    1. для  выяснения  позиции ответчиков по делу и обеспечения равенства
       перед  законом  и  судом  (ст.  6,  12  ГПК  РФ)  прошу обеспечить
       представление ответчиками письменных отзывов на иск;
    2. для  пояснения  обстоятельств изъятия органов Алины Саблиной прошу
       вызвать в качестве свидетелей:

    1. штатного трансплантационного координатора ГКБNo.1, осуществлявшего
       должностные обязанности с 11 по 17 января 2014 года.
    2. заведующего  отделением  поликлиники  ГКБ No.1 Габитова Александра
       Хасановича,  давшего  разрешение  на  изъятие  органов  в качестве
       <<зам. отв. администратора>>.
    3. Готье С.В., руководителя Центра трансплантологии им. Шумакова.
    4. сотрудников    Московского   Координационного   Центра   Органного
       Донорства (МКЦОД)

    1. врача-хирурга,  руководителя  Московского  Координационного Центра
       Органного Донорства Минину Марину Геннадьевну.
    2. судмедэксперта Кригера Олега Викторовича
    3. врача-хирурга Вавилова А.В.
    4. врача-хирурга Буриуцкого Я.Й.
    5. анестезиолога (реаниматолога) Тельшекова В.В.
    6. операционную   медсестру,  участвовавшую  в  операции  по  изъятию
       органов  Алины  Саблиной (фамилия медсестры в акте изъятия органов
       указана неразборчиво).



   для   выяснения  обстоятельств  сообщения  родителям  о  смерти  Алины
   Саблиной   вызвать   в  качестве  свидетеля  агента  по  оформлению  и
   организации  похорон  Кленова Алексея Леонидовича (сотрудник городской
   специализированной службы по вопросам похоронного дела ОАО "Ритуальная
   православная   служба",  адрес  117418,  Москва,  ул.  Цюрупы,  д.  3,
   тел./факс:  (495)  632-00-02 E-mail: [4]rps-ritual@polisma.ru). Кленов
   А.Л.   находится   на   постоянной  основе  при  ГКБNo.29  г.  Москва,
   Госпитальная площадь, 2.



   Для выяснения соблюдения процедуры изъятия органов затребовать у МКЦОД
   уведомление прокурору об изъятии органов Алины Саблиной.



   Для   выяснения  обстоятельств  сообщения  родителям  о  смерти  Алины
   Саблиной  запросить  в  ОАО  <<Мобильные  ТелеСистемы>>  (МТС)  полную
   информацию  о  принадлежности  (на  чье  имя  зарегистрирован) номеров
   телефонов  +79852338387  и  +79166230352,  с  которых на телефон Елены
   Саблиной (+79193837342) производились звонки.



   Ни одного из указанных ходатайств удовлетворено не было, следовательно
   я  была  лишена возможности доказать свою позицию по делу о незаконном
   изъятии органов моей внучки Алины Саблиной.



   Суд  нарушил  норму  процессуального  права  о  справедливом  судебном
   разбирательстве,  основанном  на соблюдении принципа равенства сторон,
   что повлекло неправильное установление обстоятельств дела.



   Так же поддерживаю все другие основания для отмены решения, изложенные
   в апелляционных жалобах других истцов и моего представителя.

   На основании изложенного и руководствуясь статьей 330 ГПК РФ,

                                   ПРОШУ

    1. Решение  судьи  Шемякиной Я.А. Замоскворецкого районного суда от 7
       апреля 2015 года отменить.
    2. Направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

   ПРИЛОЖЕНИЯ:

    1. квитанция об оплате государственной пошлины.
    2. копия апелляционной жалобы (5 экз.).

   30 апреля 2015 года.

   Истец Саблина Н.С.

   В МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

   через Замоскворецкий районный суд г. Москвы

   Лицо, подающее апелляционную жалобу:

   Представитель   истцов   (на  основании  доверенности):  Бурков  Антон
   Леонидович

   Адрес: 620075, Екатеринбург, ул. Тургенева, 11-1 

   Гражданское дело No. 2-557/2015 (2-8691/2014)

                           АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА 

     на решение судьи Шемякиной Я.А. Замоскворецкого районного суда г.
   Москвы от 7 апреля 2015 года (дата изготовления окончательного решения
   не известна -- предполагаемая дата изготовления решения является дата
        получения решения представителем истцов 21 апреля 2014 года)

   СУД  НЕ  ПРИМЕНИЛ  ЗАКОН,  ПОДЛЕЖАЩИЙ ПРИМЕНЕНИЮ, - КОНВЕНЦИЮ О ЗАЩИТЕ
   ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД

    1. Согласно  статье  8 Закона Российской Федерации <<О трансплантации
       органов и (или) тканей человека>> (закон о трансплантации) изъятие
       органов  и  (или)  тканей  у трупа не допускается, если учреждение
       здравоохранения  на момент изъятия поставлено в известность о том,
       что  при  жизни  данное  лицо  либо  его  близкие родственники или
       законный  представитель  заявили о своем несогласии на изъятие его
       органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту.
    2. Статья 8 закона о трансплантации интерпретируется врачами ГКБ No.1
       как  отсутствие  у  врачей  обязанности сообщать родителям Алины о
       признании  Алины  <<потенциальным донором>>, о готовящемся изъятии
       органов.  Статья  8  закона  о  трансплантации не позволяет истцам
       получить  необходимую  информацию  для  выражения  своего мнения о
       согласии или не согласии на изъятие органов Алины после ее смерти.
       Это  приводит  к  жестокому  и бесчеловечному обращению с истцами,
       нарушению  права  истцов  на  частную  и  семейную жизнь, парво на
       выражение своего мнения.
    3. В   подтверждение   своего   права   на  свободу  от  жестокого  и
       бесчеловечного  обращения  и  права  на  частную и семейную жизнь,
       истцы  сослались  на  статью  3  (Запрещение  пыток),  8 (Право на
       уважение частной и семейной жизни) и 10 (Свобода выражения мнения)
       Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Конвенция) как
       они  понимаются  в  постановлениях  Европейского  суда  по  правам
       человека  (ЕСПЧ).  В  частности  в  постановлении  по делу Петрова
       против  Латвии  и  постановлении  по делу Элберте против Латвии, и
       другие постановления.
    4. При  рассмотрении дела выявилось противоречие между нормами статьи
       3,  8  и  10  Конвенции  с  одной  стороны  и  статьей  8 закона о
       трансплантации  --  с другой стороны. Суд обязан был мотивированно
       разрешить данную коллизию.
    5. В  нарушение  своей  обязанности судья отказалась рассматривать не
       соответствие  норм законодательства и норм Конвенции со ссылкой на
       то,  что  постановления  ЕСПЧ,  в том числе по делу Петрова против
       Латвии  (имеется в материалах дела), приняты не в отношении России
       и поэтому не применяются.
    6. Судья  не учла и не применила материальной нормы ратифицированного
       Россией  международного  договора  --  Конвенции, - которая в силу
       части  4  статьи  15  Конституции России является составной частью
       российской  правовой  системы  и  обладает приоритетом над нормами
       законодательства в случае коллизии.
    7. В деле Петрова против Латвии, No. 4605/05, 24 июня 2014 года, ЕСПЧ
       констатировал  нарушение  статьи  8 Конвенции в связи с тем, что у
       заявительницы   не  спросили,  согласна  ли  она  на  изъятие  для
       трансплантации  почек и селезенки ее сына, скончавшегося от травм,
       полученных  в  результате  ДТП,  и не выразившего прижизненно свою
       волю  по  вопросу об изъятии его органов в случае смерти, несмотря
       на  то,  что  латвийское законодательство, устанавливая презумпцию
       согласия   на  это,  дает  близким  родственникам  умершего  право
       возражать против изъятия органов.
    8. Аналогично  делу  Алины  Саблиной,  в  деле  Петрова против Латвии
       латвийские  власти  утверждали,  что  они не обязаны информировать
       родственников   умерших  об  изъятии  органов  и,  соответственно,
       предоставлять  им  возможность  реализовать  свое  право возражать
       против  этого.  Напротив,  это  сами  родственники  умерших должны
       предпринять   шаги,   направленные   на  то,  чтобы  не  допустить
       трансплантацию  органов  их  близких,  если  они  возражают против
       этого.  Ситуация  в  деле Петрова аналогична ситуации в деле Алины
       Саблиной.
    9. ЕСПЧ  признал,  что вмешательство в право на уважение личной жизни
       не   было   предусмотрено  законом,  как  того  требует  статья  8
       Европейской   Конвенции,  поскольку  латвийское  законодательство,
       формально   предоставляя   близким  родственникам  умершего  право
       возражать  против  изъятия  его  органов,  не  было сформулировано
       достаточно  конкретно,  чтобы  защитить  гражданина  от произвола.
       Заявительница,  формально  имея  право  возражать  против  изъятия
       органов  ее  сына, не была проинформирована о том, как и когда она
       может  реализовать  его,  не  говоря  уже  о  том,  чтобы получить
       надлежащие объяснения.
   10. В  течение  трех дней после аварии сын Петровой был все еще жив (6
       дней  Алина  Саблина  была  жива),  но  находился  в очень тяжелом
       состоянии  и  не  приходил  в сознание (Алина Саблина находилась в
       коме).  При  этом  не  было  предпринято  никакой  попытки,  чтобы
       обсудить с родственниками вопрос возможной трансплантации органов.
       Заявительница  (как  и  родители Алины Саблиной) были постоянно на
       связи с медицинскими работниками.
   11. По  аналогичному  делу  Элберте (Elberte) против Латвии, 61243/08,
       постановление  ЕСПЧ  от  13  января  2015 года, ЕСПЧ констатировал
       нарушение   статьи   3  и  8  Конвенции  в  связи  с  тем,  что  у
       заявительницы   не  спросили,  согласна  ли  она  на  изъятие  для
       трансплантации  тканей ее мужа, скончавшегося от травм, полученных
       в результате ДТП.
   12. В настоящем деле врачи ГКБ No. 1 не сообщили родителям о намерении
       изъять   органы   Алины  для  трансплантации.  Несмотря  на  почти
       недельное  пребывание  Алины  в больнице в качестве потенциального
       донора,  во время которого происходили регулярные визиты родителей
       Алины, а также происходили регулярные обращения родителей к врачам
       больницы,  сотрудники больницы не проинформировали родителей Алины
       о  своем  намерении изъять органы Алины. Сотрудники ГКБ No.1 также
       не  запросили  их  согласия на изъятие органов, а после изъятия не
       сообщили им о состоявшемся изъятии органов Алины.
   13. Согласно  статье  15  (части  4)  Конституции Российской Федерации
       общепризнанные   принципы   и   нормы   международного   права   и
       международные  договоры  Российской  Федерации  являются составной
       частью ее правовой системы.
   14. Согласно  статье  46 Конвенции, статье 1 Федерального закона от 30
       марта  1998  года  N  54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав
       человека   и  основных  свобод  и  Протоколов  к  ней"  Российская
       Федерация  признала  обязательной  юрисдикцию Европейского Суда по
       правам человека (далее - ЕСПЧ) по вопросам толкования и применения
       Конвенции.
   15. Согласно  п.  10  постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от
       10.10.2003   N   5   "О   применении   судами   общей   юрисдикции
       общепризнанных   принципов   и   норм   международного   права   и
       международных  договоров  Российской  Федерации" применение судами
       Конвенции  обязательно  и  должно осуществляться с учетом практики
       ЕСПЧ  во  избежание  любого  нарушения  Конвенции  о  защите  прав
       человека  и  основных  свобод. В соответствии с абзацем 2 пункта 2
       Постановления  Пленума  Верховного  Суда No. 21 от 27 июня 2013 г.
       <<О  применении  судами  общей  юрисдикции Конвенции о защите прав
       человека  и  основных  свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к
       ней>>  <<с  целью эффективной защиты прав и свобод человека судами
       учитываются  правовые  позиции  Европейского  Суда,  изложенные  в
       ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении
       других государств - участников Конвенции>>.
   16. Конституционный  Суд  РФ  также прямо указал, что составной частью
       российской  правовой  системы  является  не только Конвенция, но и
       решения  ЕСПЧ  в  той части, в какой ими, исходя из общепризнанных
       принципов   и   норм   международного   права,  дается  толкование
       содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, а потому должны
       учитываться    федеральным    законодателем    при   регулировании
       общественных   отношений   и   правоприменительными  органами  при
       применении  соответствующих  норм  права  (постановление  КС РФ от
       05.02.2007  N  2-П;  постановление  КС  РФ  от  26.02.2010  N 4-П;
       определение  КС  РФ  от  04.04.2013  N  505-О).  Из  постановлений
       Конституционного  Суда  России  следует,  что  Конституционный Суд
       применяет постановления против иных государств-сторон Конвенции.
   17. Поэтому  вывод  судьи  о  несостоятельности  доводов представителя
       истцов о применимости постановлений ЕСПЧ, так как постановления не
       были  приняты  в  отношении Российской Федерации, противоречат как
       российскому   законодательству,   так   и   абзацу   2   пункта  2
       Постановления Пленума Верховного Суда No. 21 от 27 июня 2013 г., а
       также вышеуказанным постановлениям Конституционного Суда России.
   18. Поскольку   судья  не  применила  статью  3,  8  и  10  Конвенции,
       подлежащую применению, решение суда подлежит отмене по основаниям,
       предусмотренным  пунктом  4  части 1, пунктом 1 части 2 статьи 330
       ГПК РФ.

   СУД  НАРУШИЛ  НОРМУ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА - СТАТЬЮ 6 КОНВЕНЦИИ О ПРАВЕ
   НА СПРАВЕДЛИВЫЙ СУД

   19. Отсутствием мотивировки выводов судьи о неприменимости статей 3, 8
       и  10  Конвенции  в  толковании  постановлений ЕСПЧ нарушено право
       истцов на справедливое судебное разбирательство.
   20. Согласно  статье  6  (пункт 1) Конвенции <<Каждый в случае спора о
       его   гражданских   правах   и   обязанностях...  имеет  право  на
       справедливое  и  публичное  разбирательство  дела  в разумный срок
       независимым   и  беспристрастным  судом,  созданным  на  основании
       закона>>.  Данная  норма  в  толковании  ЕСПЧ  закрепляет право на
       справедливое  судебное разбирательство как процессуальную гарантию
       от  судебного  произвола,  которое включает в себя, среди прочего,
       право   быть  услышанным  судом  и  на  получение  мотивированного
       судебного решения.
   21. Суд  не  мотивировано  отклонил главный аргумент заявителей о том,
       что  согласно статьей 3, 8, 10 Конвенции для избежания жестокого и
       бесчеловечного обращения с родственниками умирающего, во избежания
       нарушения  их  права  на  частную  и  семейную  жизнь,  на  врачей
       медицинских   учреждений   возложена   обязанность   по  сообщению
       родственникам  умирающего  в  медицинском учреждении о планируемом
       изъятии  органов  для  трансплантации.  Данный  ОСНОВНОЙ  АРГУМЕНТ
       представителя истцов был проигнорирован полностью и судья пришла к
       выводу,   что   на   врачей   не  возложена  обязанность  сообщать
       родственникам  о  планируемом изъятии, а наоборот на родственников
       возложена обязанность сообщать о своем согласии или не согласии на
       изъятие,  даже  если  им  врачи  не сообщали о планируемом изъятии
       органов.
   22. Право  на  справедливое  судебное  разбирательство  обязывает суды
       мотивировать  свои  решения  с  адекватным  указанием  мотивов, на
       которых  они  основаны  (Постановление  ЕСПЧ от 09.12.1994 по делу
       <<Хиро  Балани  (Hiro Balani) против Испании>>, жалоба N 18064/91,
       S:27;  Постановление  ЕСПЧ  от  19.04.1994  по  делу <<Ван де Хурк
       (Vande   Hurk)   против   Нидерландов>>,  жалоба  16034/90,  S:61;
       Постановление  ЕСПЧ  от  11.01.2007  по  делу  <<Кузнецов и другие
       (Kuznetsov  and  Others)  против  России>>, жалоба N 184/02, S:83;
       Постановление  ЕСПЧ  от 22.02.2007 по делу "Татишвили (Tatishvili)
       против Российской Федерации", жалоба N 1509/02, S:58).
   23. Право  на  справедливое  судебное  разбирательство  обязывает суды
       провести    надлежащее    рассмотрение   доводов,   аргументов   и
       доказательств, представленных сторонами, без предвзятости в оценке
       их  относимости  к  делу (Постановление ЕСПЧ от 12.06.2003 по делу
       <<Ван  Кук  (Van  Kuck)  против Германии>>, жалоба 35968/97, S:48;
       Постановление  ЕСПЧ  от  22.02.2007  по  делу <<Красуля (Krasulya)
       против    Российской    Федерации>>,    жалоба   12365/03,   S:50;
       Постановление  ЕСПЧ от 05.05.2011 по делу <<Ильяди (Ilyadi) против
       Российской Федерации>>, жалоба N 6642/05, S:39).
   24. Чтобы судебное разбирательство было справедливым, как того требует
       пункт  1  статьи  6 Конвенции, суд обязан исследовать существенные
       (ключевые)  вопросы,  которые  были  представлены  его  юрисдикции
       (Постановление  ЕСПЧ  от 19.12.1997 по делу <<Хелле (Helle) против
       Финляндии>>,  жалоба  N  20772/92,  S:60;  Постановление  ЕСПЧ  от
       15.02.2007  по  делу  <<Болдя  (Boldea) против Румынии>>, жалоба N
       19997/02,  S:30; Постановление ЕСПЧ от 31.03.2009 по делу <<Рэйч и
       Озон  (Rache  and  Ozon)  против Румынии>>, жалоба 21468/03, S:30;
       Постановление ЕСПЧ от 16.02.2010 по делу <<Альберт (Albert) против
       Румынии>>, жалоба 31911/03, S:37; Постановление ЕСПЧ от 04.06.2013
       по  делу  <<Иван  Стоянов  Васильев (Ivan Stoyanov Vasilev) против
       Болгарии>>, жалоба 7963/05, S:33).
   25. Игнорирование  судом поставленного заявителем вопроса в целом, так
       как  он  был  конкретным,  уместным  и важным, является нарушением
       права   на   справедливое  судебное  разбирательство,  признанного
       статьей 6 S: 1 Конвенции (Постановление ЕСПЧ от 18.07.2006 по делу
       <<Пронина   (Pronina)   против  Украины>>,  жалоба  63566/00,S:25;
       Постановление  ЕСПЧ  от 03.05.2007 по делу <<Бочан (Bochan) против
       Украины>>,  жалоба 7577/02, S:84; Постановление ЕСПЧ от 07.10.2010
       по  делу  <<Богатова  (Bogatova) против Украины>>, жалоба 5231/04,
       S:18).
   26. Право  на справедливое судебное разбирательство не может считаться
       эффективным, если просьбы и доводы сторон не были <<услышаны>>, то
       есть должным образом не были рассмотрены судом (Постановление ЕСПЧ
       от  31.03.2009  по  делу  <<Рэйч  и  Озон  (Rache and Ozon) против
       Румынии>>, жалоба 21468/03, S:29).
   27. ЕСПЧ  обосновывает  важность  мотивирования судебных решений еще и
       тем,  что  без этого невозможно осуществлять общественный контроль
       за  отправлением правосудия и продемонстрировать сторонам, что они
       были  услышаны  судом  (Постановление  ЕСПЧ  от 11.01.2007 по делу
       <<Кузнецов и другие (Kuznetsov and Others) против России>>, жалоба
       N 184/02, S:83; и др.).
   28. Право  на  получение  обоснованного  и  мотивированного  судебного
       решения   вытекает   также   и   из   положений   Конституции  РФ.
       Конституционный  Суд  РФ  выражал  правовую позицию, применимую ко
       всем видам судопроизводства, согласно которой вытекающие из статьи
       46  (части  1  и  2)  Конституции  РФ  <<требования  справедливого
       правосудия  и эффективного восстановления в правах применительно к
       решениям    соответствующих    судебных   инстанций   предполагают
       обязательность  фактического  и  правового обоснования принимаемых
       ими   решений   <...>,   что   невозможно   без  последовательного
       рассмотрения    и    оценки   доводов   соответствующей   жалобы>>
       (Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 42-О).
   29. Последнее  по смыслу названных положений Конституции РФ и с учетом
       выводов  Конституционного  Суда РФ, сделанных в резолютивной части
       указанного  выше  определения  от 25.01.2005 N 42-О, означает, что
       заявители   имеют  право  на  исследование  и  оценку  судом  всех
       приводимых ими доводов, результат такой оценки должен быть отражен
       в  судебном  решении  путем  указания на конкретные, достаточные с
       точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы
       отвергаются.
   30. В  тех  случаях,  когда  выводы  суда  не  совпадают  с позицией и
       доводами  участников  судопроизводства  по  одним и тем же фактам,
       суду  надлежит  обосновать приоритетность своей позиции со ссылкой
       на  конкретные  доказательства, а также обязательно указать доводы
       (мотивы),  по которым суд отвергает доказательства, обосновывающие
       позиции участвующих в деле лиц.
   31. В   свою   очередь   суд   обязан   указать,   в  чем  заключается
       несостоятельность  доводов  лиц, участвующих в деле, пояснить, как
       должны  трактоваться  нормы,  а  также назвать причины, по которым
       одному  участнику  процесса отдано предпочтение. Данные требования
       являются  основополагающими  по смыслу статьи 6 Конвенции о защите
       прав человека и основных свобод.
   32. Однако  судья  Шемякина  Замоскворецкого  районного  суда  не дала
       соответствующей   оценки  главному  доводу  представителя  истцов,
       изложенному  в  исковом  заявлении,  в  письменных  пояснениях,  в
       переводе Постановления по делу Петрова против Латвии, приобщенного
       к  материалам  дела,  устных  выступлениях  и  прениях  в судебном
       заседании 6 и 7 апреля 2015 года.

   НЕПРАВИЛЬНОЕ  ОПРЕДЕЛЕНИЕ  СУДОМ  ОБСТОЯТЕЛЬСТВ,  ИМЕЮЩИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ
   ДЕЛА

   33. Суд  также  неправильно установил обстоятельства, имеющие значения
       для  дела.  Заявители  обратились  в суд с иском в том числе к ГКБ
       No.1  о  взыскании  в пользу Елены Саблиной компенсации морального
       вреда  в  сумме  1120000 руб., причиненного изъятием органов Алины
       без  информирования  родителей  о планируемом изъятии органов, без
       согласия  родителей  на  изъятие  органов,  без  информирования  о
       состоявшемся  изъятии.  Однако  судья  Шемякина  в установительной
       части своего решения не установила данного ГЛАВНОГО обстоятельства
       дела. Данное требование отсутствует в решении суда.
   34. Неправильное  установление  обстоятельств повлекло не рассмотрение
       судом указанного требования к ГКБ No.1.
   35. Судья  также  не  установила  факта  исчезновения  органов. В акте
       изъятия органов у трупа зафиксировано лишь изъятие сердца и почек.
       Какого-либо  иного  документа,  акта об изъятии других органов или
       утилизации  органов  ответчиками  не  предоставлено.  При  этом из
       Заключения эксперта No.133/21 от 11 февраля 2014 года следует, что
       у  Алины  Саблиной кроме изъятых для трансплантации сердца и почек
       изъяты  часть  аорты,  нижняя  полая  вена,  надпочечники, и кусок
       нижней   доли   правого   легкого.   Ответчики  не  доказали,  что
       перечисленные  органы  не исчезли из тела Алины, а были изъяты для
       трансплантации или были вынуждено уничтожены врачами при изъятии.
   36. Судья   без   оснований   отказала   в   допросе   свидетелей   --
       трансплантологов,  принимавших  участие в изъятии органов Алины, а
       также  в  допросе  других свидетелей и истребовании доказательств,
       что   является  самостоятельным  нарушением  норм  процессуального
       права,  приведшего  к  неправильному установлению обстоятельств (в
       деле  имеется  ходатайство  о  вызове  свидетелей  и  истребовании
       доказательств).
   37. Судья    неверно   установила   отсутствие   участия   сотрудников
       Федерального  государственного бюджетного учреждения <<Федеральный
       научный  центр  трансплантологии  и  искусственных  органов  имени
       академика В.И. Шумакова>> Минздрава России (Центр трансплантологии
       им.  Шумакова)  в изъятии органов. Факт участия сотрудников Центра
       трансплантологии  им.  Шумакова  в  изъятии  сердца Алины Саблиной
       установлен  в  представленном  в  суд  Постановлении  об  отказе в
       возбуждении    уголовного    дела   Замоскворецкого   межрайонного
       следственного отдела ГСУ СК России по г. Москве СУ по Центральному
       АО  г.  Москвы  от  04.07.2014 г. (см. стр. 7): <<Совместно с ними
       [сотрудниками    МКЦОД]    в    ГКБ    [No.1]   приехала   бригада
       трансплантологов    из    ФГБУ    <<Федеральный    научный   центр
       трансплантологии  и  искусственных  органов  имени  академика В.И.
       Шумакова>>, с целью изъятия сердца Саблиной А.О.>>.
   38. Неверно установление судом факта передачи в ГКБ им. Боткина только
       имущества  МКЦОД  --  без перевода сотрудников МКЦОД в составе ГКБ
       им. Боткина не может функционировать без
       сотрудников-трансплантологов.   При  этом  представитель  ГКБ  им.
       Боткина  не  отрицал  приема  на  работу  руководителя МКЦОД врача
       Минину, участвовавшую в изъятии почек Алины.

   На основании изложенного и руководствуясь статьей 330 ГПК РФ,

                                   ПРОШУ

    1. Решение  судьи  Шемякиной Я.А. Замоскворецкого районного суда от 7
       апреля 2015 года отменить.
    2. Направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

   ПРИЛОЖЕНИЯ:

    1. квитанция об оплате государственной пошлины.
    2. копии доверенностей на истцов (на трех листах)
    3. копия апелляционной жалобы (3 экз.).
    4. копия постановления ЕСПЧ по делу Элберте против Латвии (3 экз).

   28 апреля 2015 года.

   Представитель истцов

   Бурков А.Л.

                                     19

References

   1. https://mail.google.com/mail/?
view=cm&fs=1&tf=1&to=zamoskvoretsky.msk@sudrf.ru
   2. https://mail.google.com/mail/?
view=cm&fs=1&tf=1&to=zamoskvoretsky.msk@sudrf.ru
   3. https://mail.google.com/mail/?
view=cm&fs=1&tf=1&to=zamoskvoretsky.msk@sudrf.ru
   4. mailto:rps-ritual@polisma.ru


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):