Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Жалоба Меркульевой на нарушение статьи 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод"


Жалоба Меркульевой М.А. на нарушение Россией ст. 2 ЕКПЧ (право на жизнь)

 

17.10.2002

 

   I. СТОРОНЫ

   А. Заявитель.

   1. Меркульева

   2. Мария Абрамовна пол женский

   3. Гражданство: российское

   4. Род занятий: пенсионер

   5.  Дата  и место рождения: 8 июля 1931 год, город Могилев Белорусская
   ССР

   6.  Постоянный  адрес:  Екатеринбург,  Куйбышева  дом  86,  корпус  1,
   квартира 49

   7. Номер телефона ( 3432) 61-32-47

   8. Адрес проживания: тот же

   9. Имя и фамилия представителя: Булакова Елена Юрьевна

   10. Род занятий представителя: юрист

   11. Адрес представителя: Екатеринбург, Амундсена 72-128

   12. Номер телефона ( 3432) 67-99-43

   В. Высокая договаривающаяся сторона: 13. Российская Федерация

   II. ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

   8  мая  2002  года  в  городе  Екатеринбурге  был сбит машиной мой муж
   Меркульев    Сергей    Алексеевич.    Машина    скрылась    с    места
   дорожно-транспортного  происшествия.  Однако  через  два  часа  данная
   машина  была  обнаружена  сотрудниками  государственной  инспекции  по
   безопасности  дорожного  движения  (далее  ГИБДД)  Октябрьского района
   города  Екатеринбурга.  Как  выяснилось  на  следующий  день, управлял
   автомобилем,   сбившим   моего  мужа,  Наздрачев  Дмитрий,  машина  же
   принадлежит  его отцу, оба они проживают в соседнем доме нашего двора,
   так  что в лицо моего мужа они знают и знают сферу его деятельности. Я
   считаю, что в отношении моего мужа было совершено убийство, умышленное
   лишение  жизни,  поскольку  в  момент,  когда  его  сбила  машина,  он
   возвращался  из  банка,  где  перевел  деньги  за  полученную накануне
   продукцию.

   С  места  дорожно-транспортного  происшествия  мой  муж  был доставлен
   бригадой  скорой помощи в городскую больницу № 36, где через несколько
   часов  скончался  от полученных травм. Согласно ;правке о смерти № 901
   причиной  смерти моего мужа явилась сочетанная травма головы, туловища
   и конечностей.

   17  мая  2002  года я обратилась с заявлением о возбуждении уголовного
   дела в прокуратуру Октябрьского района.

   13  мая  2002  года следователем Октябрьской прокуратуры Волковым было
   выдано   разрешение  начальнику  Областного  бюро  судебно-медицинской
   экспертизы о выдаче для захоронения трупа Меркульева С.А.

   Первоначально  уголовное  дело было передано следователю ГИБДД Лизонец
   A.M.,  который  за  период  с  17  мая 2002 года по настоящее время не
   предпринял  каких-либо мер для расследования фактов, изложенных в моем
   заявлении,  для  установления  виновных  в  убийстве  моего  мужа..  Я
   обратилась   в   прокуратуру  Октябрьского  района  с  жалобой  на  то
   обстоятельство,    что    по    прошествии   нескольких   месяцев   не
   предпринимаются      какие-либо      действия     по     расследованию
   дорожно-транспортного происшествия 8 мая 2002 года.

   12  августа  2002  года я получила ответ на свою жалобу из прокуратуры
   Октябрьского  района, датированный 21 июня 2002 года. Согласно данному
   ответу,  в  прокуратуре  Октябрьского  района вообще нет материалов по
   факту  смерти  моего  мужа  Меркульева  Сергея Алексеевича, по журналу
   информации  и  в  книге  учета преступлений в РУВД Октябрьского района
   данных  об  обнаружении  тела  моего  мужа  08.05.2002  года  в районе
   пересечения улиц Бажова и Куйбышева не имеется.

   18  августа  2002  года  я направила жалобы в прокуратуру Свердловской
   области,  в  прокуратуру  Уральского федерального округа и Генеральную
   прокуратуру  РФ  на  бездействия  должностных  лиц, не предпринимающих
   какие-либо меры по расследованию факта смерти моего мужа.

   В  настоящий  момент мое заявление о расследовании убийства моего мужа
   передано   новому-следователю   Алексеенко   Е.С.,  которая  также  не
   предпринимает  никаких  мер  для  расследования  фактов убийства моего
   мужа,  инвалида  первой  группы  по зрению, шедшего с белой тростью на
   зеленый свет светофора.

   6  сентября  2002  года  я  получила  ответ  из Главного следственного
   управления  ГУВД  Свердловской  области,  согласно  которому,  по моей
   жалобе   была   проведена   проверка,   но   каких-либо   нарушений  в
   расследовании уголовного дела со стороны следователя не выявлено.

   III.   ИЗЛОЖЕНИЕ   ИМЕВШЕГО  МЕСТО,  ПО  МНЕНИЮ  ЗАЯВИТЕЛЯ,  НАРУШЕНИЯ
   КОНВЕНЦИИ ИИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ АРГУМЕНТОВ.

   В  соответствии со статьей 20 (1) Конституции РФ каждый имеет право на
   жизнь.

   В  соответствии со статьей 105 Уголовного Кодекса РФ убийство, то есть
   умышленное  причинение  смерти является уголовно наказуемым деянием. В
   соответствии со статьей 109 Уголовного Кодекса РФ причинение смерти по
   неосторожности также является уголовно-наказуемьм деянием.

   В  соответствии  со статьей 127 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР
   расследование по делам об убийстве производится органами прокуратуры.

   В  соответствии  со статьей 109 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР
   прокурор,  следователь,  орган  дознания  и  судья  обязаны  принимать
   заявления   и   сообщения   о  любом  совершенном  или  подготовляемом
   преступлении  и принимать по ним решения в срок не более трех суток со
   дня  получения заявления или сообщения, а в исключительных случаях - в
   срок не более десяти суток.

   Мое  заявление  находится  в  прокуратуре  Октябрьского  района города
   Екатеринбурга  с  17  мая  2002  года,  что  подтверждается  штампом о
   принятии на моем заявлении о возбуждении уголовного дела.

   Для  решения вопроса о возбуждении уголовного дела закон предоставляет
   компетентным  должностным  лицам  срок  в  три  дня,  в исключительных
   случаях  данный  вопрос  решается  в  течение 10 суток. Я понимаю, что
   вопросы    возбуждения   уголовного   дела   являются   исключительной
   прерогативой государства. Однако, в данном случае речь идет о том, что
   на  протяжении 4 месяцев органами прокуратуры не предпринимаются какие
   --либо действия для расследования фактов указанных в моем заявлении. В
   связи  с  чем,  считаю,  что  в  данном  случае  со стороны Российской
   Федерации   нарушается  право  на  жизнь,  гарантированное  статьей  2
   Европейской Конвенции.

   Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод

   1. Статья 2:

   Право  каждого  на  жизнь  охраняется  законом.  Никто  не  может быть
   умышленно  лишен  жизни  иначе  как во исполнение смертного приговора,
   вынесенного  судом  за  совершение  преступления, в отношении которого
   законом предусмотрено такое наказание.

   Статья  2  не  знает  исключений,  а  статья 15 Конвенции не допускает
   отступление  от  нее в период войны или иного чрезвычайного положения,
   угрожающего  жизни  нации.  Этот  абсолютный  запрет  на  произвольное
   лишение   жизни   показывает,   что   статья   2   воплощает  одну  из
   основополагающих  ценностей  демократических  государств,  входящих  в
   состав Совета Европы. Аналогичные формулировки такого запрета есть и в
   других  международных  договорах  о  правах  человека.  В частности, в
   статье 4 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966
   года   также  запрещается  отступление  от  обязательств  в  отношении
   неотъемлемого права на жизнь.

   2.  Статья  1  Европейской Конвенции о защите прав человека и основных
   свобод   предусматривает,   что   Высокие   договаривающиеся   стороны
   обеспечивают  каждому человеку, находящемуся под их юрисдикцией, права
   и свободы, определенные в разделе I настоящей Конвенции.

   Таким   образом,   статья   1   Конвенции   налагает   на  государства
   фундаментальную  обязанность  обеспечивать  каждому  человеку  права и
   свободы, гарантированные Конвенцией. Следовательно него меры для того,
   чтобы человек имел возможность эффективно и реально пользоваться

   принадлежащими ему правами.

   Со  стороны  российской  Федерации  нарушается  право, гарантированное
   статьей   2   Конвенции,   поскольку   не  производится  расследование
   умышленного   убийства   моего  мужа  и  виновные  не  привлекаются  к
   ответственности   тогда,   когда   есть   все  необходимые  для  этого
   доказательства.  Мое  заявление  о  расследовании  убийства моего мужа
   волокитится в Октябрьской прокуратуре, которая заявляет, что вообще не
   получала  и  не  имеет  никаких  данных об убийстве моего мужа. Данное
   утверждение    должностных    лиц   Октябрьской   прокуратуры   города
   Екатеринбурга не соответствует действительности, поскольку, во-первых,
   на  место  дорожно-транспортного  происшествия,  то есть на место, где
   машина  сбила  моего  мужа,  выезжали  сотрудники  ГИБДД  Октябрьского
   района, следовательно, в соответствии с национальным законодательством
   должен  быть  составлен  протокол,  во-вторых,  мой  муж  скончался  в
   больнице  от  полученных травм, следовательно, должна быть произведена
   судебно-медицинская экспертиза для установления причин смерти.

   В  решении  по  делу  De  Wilde,  Ooms  and  Versyp  v the Netherlands
   (judgement  of  18  June 1971) Суд особо подчеркивал, что Конвенция не
   просто  обязывает  высшие  власти  Высоких  договаривающихся сторон не
   нарушать  воплощаемые  ею права и свободы; из Конвенции также следует,
   как  это  явствует  из  статьи 14 и из формулировки английского текста
   статьи 1 (зесиге-обеспечивают. защищают), что возможность пользоваться
   названными  правами  и свободами обеспечивается обязанностью указанных
   властей  предотвращать  любые  посягательства  на эти права со стороны
   властей  нижестоящих  уровней и предоставлять средства правовой защиты
   против подобных посягательств.

   Объект  и  цели  Конвенции  требуют толковать и применять ее положения
   таким  образом,  чтобы  предоставляемые ею гарантии были осуществимы и
   действенны.  В  деле  Soering  v  UK  (judgement  of  7 July 1989) Суд
   определил,   что   предмет   и  цель  Конвенции  как  правового  акта,
   обеспечивающего   защиту   прав  человека,  требуют,  чтобы  ее  нормы
   толковались  и  применялись  таким  образом, чтобы сделать ее гарантии
   реальными  и эффективными. Кроме того, любое толкование прав и свобод,
   которые  гарантируются, должно соответствовать общему духу Конвенции -
   правового акта, целью которого является обеспечение и развитие идеалов
   и ценностей демократического общества.

   Таким  образом, на государстве лежит обязанность проводить эффективное
   расследование  каждого  случая насильственного лишения человека жизни.
   Российская  Федерация  не  выполняет  взятого  на  себя обязательства,
   поскольку,  во-первых,  допускает случаи умышленного причинения смерти
   человека,   не   предпринимая  каких-либо  мер  для  охраны  и  защиты
   человеческой жизни от посягательств других лиц, во-вторых, не проводит
   сколько-нибудь   эффективного  расследования  по  моему  заявлению  об
   убийстве моего мужа.

   Исходя  из вышеизложенных положений Конвенции предусмотренная статье 2
   Конвенции обязанность государства защищать право на жизнь, толкуемая в
   ее  связи  с общими обязательствами государства по статье 1 Конвенции,
   подразумевает    требование    определенной   процедуры   эффективного
   официального  расследования  случаев  лишения жизни людей в результате
   применения  силы,  в  том  числе и представителями государства. В деле
   Ergi  v  Turkey (judgement of 28 July 1998) Суд указал, что однако эта
   обязанность  не  ограничена  случаями, в которых было установлено, что
   лишение  жизни осуществлено представителем государства. Не зависит она
   и от того, подали ли члены семьи покойного или другие лица официальное
   заявление   в   соответствующий   государственный   орган   по  поводу
   причиненной  смерти.  Достаточно,  чтобы  власти  знали  о самом факте
   причинения смерти.

   Таким   образом,   Европейский  суд  по  правам  человека  компетентен
   рассматривать вопросы, касающиеся нарушения права на жизнь физическими
   лицами,   не   являющимися   должностными  лицами  государства.  И  на
   Российской  Федерации  лежит  обязанность  не только гарантировать, но
   провести  эффективную  процедуру  расследования  фактов убийства моего
   мужа.  Именно  эта  обязанность  не  выполняется  со  стороны  России,
   поскольку  за  период почти в четыре месяца не предпринято никаких мер
   для расследования убийства моего мужа.

   В   деле  Yasa  v  Turkey  (  judgement  of  2  September  1998)Турция
   аргументировала, что нет доказательств того, что в нападении на Yasa и
   убийстве  его дяди были замешаны государственные должностные лица. Суд
   в  связи  с  этим напомнил, что обязанность эффективного расследования
   (которое не было проведено по делу) возникает также и тогда, когда нет
   доказательств,   что   смерть   наступила   по  вине  должностных  лиц
   государства.

   Уголовный   Кодекс  РФ  закрепляет,  что  убийство  -  это  умышленное
   причинение   смерти   человеку,  то  есть  противоправное  деяние,  за
   совершение  которого  предусмотрена  уголовная  ответственность. Моего
   мужа сбила машина, когда он переходил дорогу, водитель скрылся с места
   происшествия,  что  подтверждает его вину не только в нарушении правил
   дорожного движения, но и причинении смерти человеку.

   На   сегодняшний   день   прокуратура   Октябрьского   района   города
   Екатеринбурга   вообще  не  признает  наличие  каких-либо  материалов,
   касающихся  убийства  моего  мужа. Тогда как я в установленном законом
   порядке  обратилась  в  компетентные  органы  с  заявлением, в котором
   излагала   факты   убийства   моего   мужа.   Таким   образом,  органы
   государственной власти надлежащим образом уведомлены об убийстве моего
   мужа,  но,  несмотря  на это, не проводят эффективное расследование по
   данным  фактам.  Я  не  имею  никакой информации о том, какие действия
   производятся    следователем   на   основании   моего   заявления,   в
   предоставлении  этой информации мне отказывают на том основании, что я
   не   признана   потерпевшей   стороной   по   делу.  Однако  последнее
   обстоятельство  обуславливает  бездействием  должностных  лиц, которые
   почти  четыре месяца не проводят расследование убийства моего мужа. То
   обстоятельство,  что  до  сих  пор  не  принято  решение о возбуждении
   уголовного  дела  в  ошении  лиц,  совершивших  убийство  моего  мужа,
   подтверждает,  что  никаких  необходимых действий для расследования со
   стороны  государства не предпринималось. Объяснение следователя о том,
   что  до получения результатов экспертизы нельзя производить каких-либо
   действий  не  основаны  на  законе,  поскольку уголовно-процессуальное
   законодательство  с  1 июля 2002 года позволяет до момента возбуждения
   уголовного  дела  производить  практически  все следственные действия,
   необходимые для раскрытия убийства моего мужа.

   В  деле  Oqur  v  Turkey  (  judgement  of 5 May 1999) Суд указал, что
   расследование  убийства ночного сторожа не было эффективным, быстрым и
   полным, что привело к нарушению права по статье 2 Конвенции.

   В деле Assenov v Bulgaria Суд принял во внимание, что:

   Если  то или иное лицо предъявляет потенциально обоснованное обвинение
   в дурном обращении со стороны полиции или иных подобных представителей
   власти,  составляющем  нарушение законности положений статьи 3, то эти
   положения,  толкуемые  в  их связи с общим обязательством государств в
   рамках  статьи 1 Конвенции обеспечивать каждому человеку, находящемуся
   под  их  юрисдикцией,  права  и  свободы,  определенные в ...настоящей
   Конвенции,   требуют   по   своему   смыслу   проведения  действенного
   официального   расследования.   Такое   расследование,   как   и   при
   обстоятельствах,  предусматриваемых  статьей 2, должно быть достаточно
   исчерпывающим для выявления и наказания виновных. Если это не сделано,
   то  общий  предусмотренный  законом  запрет  пыток  и бесчеловечного и
   унижающего    достоинство   обращения   и   наказания,   вопреки   его
   фундаментальной  важности,  окажется  практически  неосуществимым, и в
   отдельных    случаях    может    появиться   возможность   практически
   безнаказанного  нарушения  со  стороны  представителей государств прав
   тех, кто находится под их контролем.

   На  основании  изложенного,  считаю,  что  я являюсь косвенной жертвой
   нарушения Российской Федерации статьи 2 Европейской конвенции о защите
   прав  человека  и  основных свобод. Прецедентная практика Европейского
   суд выработала условия, когда человек может претерпевать ущерб в связи
   с   нарушением  права  по  Конвенции  в  отношении  другого  человека.
   Косвенными  жертвами  признаются близкие родственники непосредственной
   жертвы, лица, имеющие другого рода тесные отношения с непосредственной
   жертвой, а также те, кто заинтересован в прекращении нарушения.

   Я состояла в браке с Меркульевым Сергеем Алексеевичем; поэтому с точки
   зрения   права   имею   достаточный   интерес,   который   оправдывает
   рассмотрение  данной  жалобы.  Установление  виновных в убийстве моего
   мужа  могло  бы  дать  мне  право  на  компенсацию  морального вреда и
   возмещение материального ущерба.

   IV. ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35 КОНВЕНЦИИ.

   16.  В  соответствии  с  российским  законодательством  не  существует
   эффективных   средств   правовой  защиты,  направленных  на  защиту  и
   восстановление   нарушенного   права,   предусмотренного   статьей   2
   Европейской  Конвенции. Еражданин не имеет возможности влиять на ход и
   процедур)  расследования  уголовного  дела, заставить должностное лицо
   выполнять обязанности, предусмотренные законом.

   Мной  были  направлены  несколько  жалоб  в  вышестоящие  инстанции на
   бездействия  следователя. Последний ответ был мной получен 19 сентября
   2002 года.

   17. Другие решения:

   1. копия ответа из УВД города Екатеринбурга от 27.08.02г.

   2.копия ответа из прокуратуры Свердловской области от 19.09.02г.

   3.копия ответа Главного следственного управления при ГУВД Свердловской
   области

   18. Я не располагаю какими-либо иными средствами защиты.

   V.   ИЗЛОЖЕНИЕ   ПРЕДМЕТА   ЖАЛОБЫ  И  ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ  ТРЕБОВАНИЯ  ПО
   СПРАВЕДЛИВОМУ ВОЗМЕЩЕНИЮ.

   19.   Я  прошу  признать  нарушение  Российской  Федерацией  статьи  2
   Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

   Прошу  взыскать в мою пользу справедливую компенсацию в размере 10 000
   евро.

   VI. ДРУГИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНСТАНЦИИ, ЕДЕ РАССМАТРИВАЛОСЬ ИЛИ

   РАССМАТРИВАЕТСЯ ДЕЛО.

   20.  Я  не  подвала  жалобы в другие международные инстанции по поводу
   нарушений, изложенных в настоящей жалобе.

   VII. СПИСОК ПРИЛОЖЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ

   1. копия ответа из УВД города Екатеринбурга от 27.08.02г.

   2 .копия ответа из прокуратуры Свердловской области от 19.09.02г.

   3.   копия   ответа   Главного   следственного   управления  при  ГУВД
   Свердловской области

   8 октября 2002 года Меркульева М.А.


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):