Главная | Библиотека | Судебные дела | Европейский Суд | Изучаем Европейскую Конвенцию |

 

2017
2016
2015

2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
Архив

АППАРАТ КОМИССАРА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА СОВЕТА ЕВРОПЫ ЗАИНТЕРЕСОВАЛСЯ ТАЙНЫМ ИЗЪЯТИЕМ ОРГАНОВ

18.06.2015

эксперты отмечают, что интерес обусловлен как длительностью существования проблемы, так и предстоящей ратификацией Россией Конвенции Совета Европы о запрете торговли человеческими органами

В дни серий мероприятий в Совете Европы по обучению юристов Конвенции о защите прав человека и основных свобод, прошли и встречи правозащитников с представителями Совета Европы. В том числе обсуждения состоялись с сотрудниками аппарата Комиссара по правам человека Совета Европы. Последние сетовали на недостаточность информации о ситуации с правами человека, а услышав про дело Алины Саблиной против тайного изъятия органов в России, попросили предоставить подробное описание проблемы с приложением подтверждающих документов.

Эксперты отмечают своевременность запроса Комиссара, так как в сентябре Минздрав и Правительство России планируют представить в Госдуму законопроект о трансплантации органов, в котором старая 23-летняя проблема отсутствия обязанности врачей сообщать родственникам погибшего о планируемом изъятии органов из тела их умершего родственника продолжит свое законое существование. В новом законопроекте планируется закрепить создание базы данных, в которую будут вносить имена всех, кто возразил против изъятия органов в случае смерти. При этом родственникам продолжат не сообщать о планах по изъятию, обходясь базой данных, игнорируя чувства родственников.

Менее оптимистично настроенные эксперты объясняют заинтересованность главного правозащитника Европы политическим решением России ратифицировать Конвенцию Совета Европы о запрете торговли человеческими органами. Интересен сам по себе факт сосуществования тайности изъятия органов в транспланталогии России с абсолютным запретом Конвенцией о запрете торговли человеческими органами изъятия органов без согласия донора и родственников под страхом уголовного преследования. Напомним, что в России с 1992 года с момента вступления в силу закона о трансплантации органов в уголовной ответственности не был привлечен ни один врач, при том, что органы регулярно изымают без испрошенного согласия родственников донора. Это не скрывают трансплантологи.

СУТЯЖНИК-ПРЕСС продолжает следить за развитием дела Алины Саблиной и напоминает о том, что 30 июня в 12-20 Мосгорсуд рассмотрит дело Алины Саблиной.

По предварительной информации в дело с иском вступит журналист газеты, которого судья Замоскворецкого районного суда Шемякина не допустила в зал судебных заседаний.

См. также материалы судебного дела:

Алина Саблина против тайной трансплантации органов


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Alfred The King of Wessex - 25.06.2015 19:23:00

Интервью с Готье С.В. производит очень тяжёлое впечатление. В руководимой Готье клинике были прецеденты торговли органами. Приезжал иностранец, покупал том числе и почку, и в своём теле, как в контейнере, увозил её к себе домой за границу. Было это во времена Шумакова,- всё было законно. В порядке исключения было получено разрешение минздрава на пересадку почки итальянцам. Привожу адрес клиники с которой велись переговоры и заключались контракты: Franco Meloni, MD. Direttore Sanaitario. Ospedale San Michele U.S.L. E1. Via Peretti. 09134 Cagliari (Italy). Происходило это в начале 90х. Можно было всё, разрешено было и это. Бизнес быстро угас, в основном, в связи с послеоперационными осложнениями и отторжениями трансплантатов. Потом были турки, перекрашенные турки, о деталях турецкого бизнеса мне мало, что известно. Но известно, что деловые контакты с Италией поддерживались и после того в том числе через Francesca Marconi (сотрудницей диализной фирмы Belco (Italy) и близкая подруги Мойсюка). О деталях итальянского и турецкого бизнеса могут быть допрошены в суде Мойсюк и Тарабарко. Думаю, что этим людям известны не только обстоятельства перемещения пациентов, но и детали движения денег.

Если это всё делал Шумаков в тесном контакте с минздравом, то почему бы не предположить, что, то же самое, может сделать и Готье?

Это вступление написано для того, что бы легче было читать и понимать перевод с русского на русский всего того, что наговорил Готье за 9 и 10 июня 2015. И так было сказано:

1) Закрыли московский городской центр пересадки почки ( 7 больница). Почему? Кому это выгодно? Теперь почку пересаживают только в медицинских НИИ. Направления на госпитализацию для трансплантации почки выписывает Минздрав РФ, а не Департамент здравоохранения трансплантации Москвы. Понятно,- в минздраве зарплаты низкие. Хорошо известно, что направление на лечение просто так никогда никто не выписывал. О том как соблюдается очерёдность на пересадку почки писать не буду. Все, и Готье в том числе, знают: очередь на пересадку почки постоянно нарушается. Москвичи же должны стать донорами (по принуждению) и отдавать свои органы для пересадок гостям столицы. Получается, что пересадка почки не для простых москвичей. Разъяснить ситуацию для суда могли бы Ляля Габбасова, Скворцова и Голодец.

2) Служба пересадки сердца. Ищут нуждающихся в пересадке сердца по свей стране, и перевозят самолётами, в Москву. В Москве им обеспечивают механическую поддержку кровообращения (т.е. один из вариантов «искусственного сердца»,- это в Европе называют: bridge to heart transplantation). Далее при первой же возможности пересаживают сердце. Логический вопрос,- почему этих несчастных надо собирать по всей России? Их, что в Москве мало? На самом деле таких больных в Москве более чем достаточно. Логический ответ,- если спасать всех, кто в этом нуждается, то гонорары за пересадку сердца упадут. Вот человека, который может дать тут цену, что трансплантологи просят найти трудно, поэтому такого человека ищут. Возникает ряд вопросов:

а) кто учитывает движение этих денег?,

б) Как эти деньги облагаются налогом?,

в) Как они возвращаются родственникам в случае неудачной операции?

г) Как контролируются конфликтные ситуации: если больной погиб, если больной недоплатил или если нарушен контракт по вине медучреждения? Люди, которые платят большие деньги могут за себя постоять,- следовательно, в НИИ трансплантологии содержится собственный репрессивный аппарат. Кто его (аппарат) содержит и на какие деньги?

д) Ключевой вопрос,- почему Готье в коротеньком интервью подчеркнул, что в новом законе о трансплантациях нет необходимости статьи об уголовной ответственности за нарушения при пересадках органов?

3) Детская трансплантология. Известно, что в ряде стран (например, в Индии или в Пакистане) можно купить орган, в том числе почку или сердце. Западный мир категорически против подобного бизнеса. Главное, чем обеспокоен Готье- это то, что деньги потраченные родителями в Индии не были потрачены в отечественных клиниках из- за категорического отказа простых россиян становиться донорами. Иными словами, Готье попытался обозначить препятствование простых людей детскому донорству, как экономическую диверсию против России.

4) Взаимоотношения с НИИ Склифосовского и его директором. Фамилию директора не хочу называть,- весьма одиозная личность. Спокойно подумайте и скажите,- кем надо было быть, и о чём надо было думать, для того, что директором НИИ Скорой Помощи назначить трансплантолога? Кем надо было быть, чтобы разрешить открыть отделение трансплантологии в НИИ Скорой Помощи? В одном отделении лежат больные с тяжёлой черепно- мозговой травмой или с тяжёлым инсультом, а в другом рассуждают о врачебном долге, гадают: обречён или не обречён, т.е.- ждут… . Разъяснять больше не буду,- то о чём вы подумали, то и правильно. В нормальных странах контакты между врачами- лечебниками и трансплантологами строго запрещены уголовным законодательством. Трансплантологи появляются в клинике только после того, как пациент умер. Какие вопросы обсуждает Готье с этим директором? Понятно.

5) Готье сказал, что ему хотелось продолжать работать в рамках закона о трансплантации 1992, и что новый закон ему не нужен. Иными словами,- закон 2004 Готье тоже не устраивает: там уже появились не нужные для него ограничения! В законе 1992 не слова умерший, но есть слово- обречённый. Нет «презумпции согласия», а есть многословные, закрученные предложения. Зачем писать лишнее, и зачем вообще что- либо говорить родственникам если за забор органов без разрешения никакого наказания и ни каким законом не предусмотрено?

Обречённый- это врачебный сленг, это не диагноз. Больной в поле или на улице, или в районной больнице может быть обречён на гибель, если его не перевезти для лечения в областную больницу. Врачи у постели обречённых больных продолжают бороться за их жизнь или облегчают страдания. Готье же настаивает на разработке специальных протоколов для лечения обречённых, чтобы не повредить важные для него органы. Молодец! Вывод: Готье начал охоту за сердцами людей, которые ещё не умерли, а это плохо.

Слово «презумпция» предполагает последующий выбор. Выбор, как действие, следует после слова «презумпция». Ну какой здесь выбор, если условий для выбора нет? Если нет выбора, то слово «презумпция» теряет смысл. «Презумпция согласия» в данном контексте,- это юридический нонсенс. Но с другой стороны приятно смотреть на то, как трансплантологи наступают на грабли, которые они же и раскидали. Они эту «презумпцию» проглотили, но не подавились, но и выплюнуть не могут. Однако, рано или поздно всё равно подавятся.

6) Готье обозвал Антона Леонидовича диверсантом. А.Л. Бурков защищает интересы людей пострадавших от произвола трансплантологов. Его профессия не менее благородная, чем у Готье. Сам Готье вырос в относительно интеллигентной семье и должен знать, что законы люди придумали для того, что бы не поубивать друг- друга. Поэтому законы (в том числе и правила поведения) надо соблюдать.

Можно сказать и по-другому. На минуту себе представьте, как повёл бы себя Готье, если бы без его спроса распотрошили бы его сына, дочку, жену или внука, а органы его коллеги перепродали по цепочке. При этом он не был бы уверен, что близкого ему человека не умертвили раньше времени; и при этом он знал сколько какой из добытых органов стоит, кому этот орган пересажен, и кто взял и сколько за это деньг. Плюс ко всему прокуратура отказалась проводить расследование, но его (т.е. Готье) заподозрила бы в клевете. Плюс к этому был получен отказа на проведение открытого следствия в суде. У меня нет сомнения, что при таком стечении обстоятельств Готье бы просто убил бы кого-нибудь из бригады забора органов. А вот мать Алины Саблиной обратилась к адвокату, и решает всё через суд; а Готье считает возможным прилюдно громко обзывать её адвоката в присутствии своей сучёной охраны.

7) Тема старая: ты- тварь дорожащая, я право имею. «… а потому, что мы с вами по- другому устроены…», - слова Готье. Мы маршалы, мы генералы. Мы имеем право разыгрывать гамбиты (медицина построена по военному принципу, поэтому мы отдаём приказы); можем решать, чья жизнь ценнее; кто обречён, а кто должен жить; можем нарушать очередь на трансплантацию; можем, если надо, не соблюдать детали протокола констатации смерти; можем не сообщать родственникам о смерти; можем брать без разрешения, если это надо для спасения жизни. «…Такая вот, у нас специальность: забрать у одних и отдать другим. На одной чаше весов чья- то жизнь, а на другой большие деньги за эту жизнь…». Ну, что здесь скажешь. Истинный христианин. Возлюбил ближнего, как самого себя, и не делает другим того, чего не желает себе.

8) Отношения с церковью. Готье может говорить, что хочет, но: у мусульман и у евреев расчленение трупов и органное донорство запрещены. Другое дело, не все, кому положено быть мусульманами и евреями соблюдают обычаи и совсем не все верят в бога. У католиков и у православных христиан поощряется жертвование. Пожертвовать можно и свои органы ради спасения жизни ближнего, но с испрошенного согласия жервующего. Без испрошенного при жизни согласия на дарение (жертвование) забирать органы нельзя. Это смертный грех. Сказано: не кради. Что касается домовой церкви на территории НИИ трансплантологии, то её пора закрыть. Место изгажено. Надо пригласить бригаду священников, чтобы там всё вычистить и отмолить. Постыдились бы, ведь среди ваших сотрудников есть верующие люди.

В связи с высказываниями Готье возникают следующие подозрения:

1) Готье известно до деталей всё, что происходило с Алиной Саблиной до последней минуты её жизни. Он знает, где, когда, и кто, и в операционной какой клиники изымались её органы.

2) Ему известны, как были перераспределены добытые органы Алины.

3) Ему известно почему участок аорты, надпочечник и доля лёгкого не зафиксированы в протоколах изъятия органов и кому они переданы.

4) Ему до деталей известны законы движения денег вокруг трансплантации.

5) Готье известны все манипуляции (т.е. как нарушается очерёдность в листе ожидания), которые происходят вокруг листа ожидания реципиентов на пересадку органов.

6) Готье сознательно вводит в заблуждение аудиторию, когда заявляет, что служба забора работает на энтузиазме.

7) Главное подозрение: Организация пересадки органов в России- это преступный сговор людей разных профессий с целью получение сверх прибыли от торговли органами для трансплантации. Гипотеза следующая: Деньги за пересадку в первую очередь берёт кто- из министерства,- за направление на лечение, за тем берёт директор клиники, затем зав. отделением, за тем врачи. Далее отстёгивают наверх и на низ (по обстоятельствам), и система заработала. Деньги берут не все врачи, только те, кому разрешил зав. отделением. Таким образом, больного обирают по цепочке и, наконец, обобранного отправляют на лечение в поликлинику по месту жительства. Внутри лечебного учреждения, тоже нет справедливости. Работают все, а «деньги» получают совсем не все. Имеет место то, что в НИИ трансплантологии именуют,-…конфликт между общественным характером производства и «мойково- шумаковской» формой присвоения. Легко понять подоснову разборок по понятиям в стенах НИИ трансплантологии при такой организации труда.

8) Похоже на то, что похоронные службы тоже в преступном сговоре в трансплантологами и реаниматологами, что абсолютно неправильно. Даже, когда приходит пора хоронить близких, то люди должны иметь выбор между похоронными конторами.

Возникают вопросы:

1) Почему, если Готье работает в рамках закона, то он боится согласиться на открытый судебный процесс?

2) Имели ли место процессуальные нарушения при констатации смерти Алины Саблиной?

3) Почему в ходе предварительного следствия все жалобы на нарушения в процедуре забора органов рассматриваются в отрыве от движения денег вокруг пересадки органов?

4) Почему не анализируется роль сотрудников минздрава в регулировании произвола очерёдности больных в листе ожидания на трансплантацию почки, печени и сердца? Почему сотрудники минздрава не препятствуют контактам трансплантологов и врачей- реаниматологов до наступления смерти доноров?

5) Почему в ходе предварительного следствия нельзя было допросить по деталям организации трансплантационной службы следующих людей: Готье, Мойсюка, Тарабарко, Хубутию, Сковорцову, Голодец и Лялю Габбасову, а так же всех, кто проходит по делу Алины Саблиной? Ещё сейчас не поздно, развести и по разным кабинетам и допросить. А лучше,- арестовать и этапировать их в Казань, в опорный пункт «Северный», и допросить. Там они всё расскажут: кому они отдают органы для трансплантации, и куда поставляются: яички, глазные яблоки, гудной и брюшной отделы аорты, надпочечники, и доли лёгкого? Ольгу Шевченко и Марину Минину, (в наказание), можно привлечь к ведению протоколов допросов, для того, что бы, они не бежали в будущем впереди паровоза и не делали то, что их начальство само делать не хочет.

6) Почему нельзя запросить из Московского бюро суд.-мед. экспертизы справку о том, как часто им приходится вскрывать трупы без яичек, глазных яблок, без аорты и без надпочечников.?

В заключении считаю необходимым сказать несколько слов о российском трансплантационном законодательстве в целом.

Необходимо обрисовать ландшафт на фоне которого рассматривается, это бесподобное по своему цинизму дело Алины Саблиной.

Трансплантационное законодательство в России,- это не один документ, их много, они разрозненны. Закон 1992 скорей похож на рабочую инструкцию, чем на нормально написанный правовой документ. Если подытожить всё, то, что в разные исторические периоды утверждало российское (советское) законодательное собрание, то получается, что в целом- российское законодательство по пересадке органов носит не запретительный, а дозволительный характер. Дозволительное законодательство характерно для стран, где разрешена торговля органами. Там можно всё, но в обмен на деньги. В западных странах законодательство носит запретительный характер. Строго настрого запрещается: 1) рабочие контакты между службой донорства (забора) органов, трансплантационными клиниками и госпиталями. 2) Подбор пары: донорский орган- реципиент,- осуществляется независимой группой экспертов, которые не участвуют в лечебном процессе. 2) Участие хирургов трансплантологов в подборе органа для реципиента и произвольное нарушение очерёдности в листе ожидания. 3) Одна и та же бригада хирургов не может забирать орган и его же пересаживать. Если оказывается, что имели место нарушения, то тогда начинается уголовное преследование за торговлю органами. Шумаков сконструировал закон так, как если бы в будущем (он лично это хотел), в России разрешили торговлю органами. Если заменить одну строчку,- запрещено торговать органами, на: разрешено….., сразу всё становиться на свои места. Надо признать, что в России есть все предпосылки для этого,- размеры страны, неоднородность культур, разный (очень разный) имущественный уровень населения итд. Сегодня не понятно, как разрешиться эта дилемма. Я сам категорически против узаконенной торговли органами, потому, что этот компромисс неизбежно приводит: к преднамеренным убийствам и организации лагерей для органных доноров по типу свиноферм. Но оставлять дело в таком виде, как сейчас: т.е. без спроса и без уголовного преследования за нарушение закона,- это каннибализм и работорговля в чистом виде. Поэтому:

Carthago delenda est

Карфаген должен быть разрушен

 

2. Anonymous - 29.06.2015 22:26:30

Класссно написано. Знаток видно пишет... На дворе РЫНОК а не социальное государство! Если можно заработать то это будут делать под предлогом науки ли, заботе о нуждающихся ли, под страхом уголовки или без оной.

Государству нужны налоги. А если

оно (государство) из бюджета финансирует трансплантологию при этом разрешено брать деньги - значит это кому то нужно. Ищем, но найдем ли?

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):

        

 

Подписаться на рассылку:

Ваш e-mail:

Подписаться
Отписаться


ино-Странные записки


Последние комментарии

Anonymous комментирует
Федеральная служба безопасности России информирует о поручении Генеральной прокуратуре
28.05.2017 13:52:31

Daine комментирует
Уловки продавца, или что делать если цена на ценнике не совпадает с ценой в чеке…
26.05.2017 17:35:27

jennifer комментирует
Права ребенка при разводе родителей
26.05.2017 17:03:24

Сергей Князькин комментирует
ЖМОТЫ
22.05.2017 23:35:50

mellisa rene комментирует
Права ребенка при разводе родителей
21.05.2017 10:38:37

Divine комментирует
Права ребенка при разводе родителей
19.05.2017 03:43:39

Anonymous комментирует
ЖМОТЫ
17.05.2017 15:59:53

Сутяжником изданы:

 

Что вы думаете об этом? (Форум)

 


При перепечатке материалов ссылка на sutyajnik.ru и информационное агентство «Сутяжник-Пресс» обязательна

ИА Сутяжник-Пресс
+7-343-355-36-51