Главная | Библиотека | Судебные дела | Европейский Суд | Изучаем Европейскую Конвенцию |

 

2017
2016

2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
Архив

ЗАКЛЮЧЕННЫЕ НА ПОЖИЗНЕННЫЙ СРОК И ИХ РОДСТВЕННИКИ ДОБИВАЮТСЯ ДЛИТЕЛЬНЫХ ВСТРЕЧ - ПЕРВЫЕ УСПЕХИ

02.03.2016

Бабушкинский районный суд Москвы опубликовал решение по иску Вероники Королевой о предоставлении досрочного длительного свидания с отбывающим пожизненный срок мужем на основании Постановления Большой Палаты Европейского суда по правам человека от 30.06.2015 по делу Хорошенко против России

Суд постановил, что отказ начальника ИК-18 предоставить длительное свидание противоречит международным обязательствам России по соблюдению прав заключенных на семейную жизнь. Судья в частности указала, что любой отказ в реализации семейных прав заключенного должен быть обоснованным и мотивированным. Необоснованную начальником ИК-18 "нецелесообразность" предоставления длительного свидания Королевым суд признал немотивированной.

При этом судья не обязала Начальника ИК-18 предоставить свидание, а указала лишь повторно рассмотреть вопрос о предоставлении Королевым длительных свиданий. Вероника Королева в первый день весны обратилась в ИК с просьбой предоставить ей свидание с мужем на основании решения Бабушкинского районного суда Москвы от 8 февраля 2016 года (текст решения суда). Ответ начальника ИК-18 ожидается в ближайшую неделю. По информации из суда ИК-18 намерена оспорить решение суда.

Сутяжник-пресс также стало известно о еще минимум двух административных исках, предъявленных к начальнику ИК-18 Воронину А.В. о предоставлении длительных свиданий. Один иск предъявлен шестилетней девочкой, не видевшей папы три года. Второй иск предъявлен престарелой парой, опасающейся, что не увидят своего сына до своей смерти.

См. также материалы судебного дела:

О праве пожизненно заключенного и его жены на проведение искусственного зачатия


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Anonymous - 02.03.2016 14:01:10

Сутяжнику !!

Победа то оказалась липовой

Так , что как и говорилось - " дьявол кроется в деталях", а детали то как раз и говорят о том ,что Вы выдаете желаемое за действительное.

Кроме того и решение ЕСПЧ по делу Хорошенко Вы плохо читали .

В жалобе Хорошенко оспаривается отказ начальника ИК в предоставлении свидания с родственниками основанный на исчислении срока отбывания наказания с момента помещения в колонию , без учёта времени нахождения в СИЗО во время следствия и суда, когда личные свидания не предоставляются .

Рассуждения ЕСПЧ касаются именно этого обстоятельства и носят предположительный и рекомендательный характер , поскольку предполагают, что личный контакт с родственниками ускорит ресоциализацию З/к к ПОЖИЗНЕННОМУ ЛС, предполагая . что возможно его освобождение в будущем.

Но как говориться - "Благими пожеланиями вымощена дорога в АД"

Господину Буркову, я бы посоветовал не пиарится на этом деле , а заняться действительно защитой прав З\К находящихся в ближайших к вам ИК , В частности в ИК№5 г. Новотроицка. Оренбургской области

 

2. Anonymous - 02.03.2016 14:13:29

Туберкулезная обыденность

Автор: Александр Толмачев

28.01.2016 12:54

В ИК-5 каждый шестой – туберкулезник

В 1890 году Роберт Кох изобрел туберкулин – препарат, предназначенный для массовой туберкулинодиагностики в виде пробы Манту. Вскоре выяснилось, что от уколов, сделанных "спасателем", больные умирают как мухи. Мало кто знает, что Роберт Кох для лечения больных туберкулезом даже создал несколько концлагерей вместительностью по 1200 человек каждый. Совсем как в ИК-5.

На территории "лагеря смерти" ИК-5, которой руководит майор Александр Васильев, находится огромная туберкулезная больница. Шесть бараков по 60 - 70 человек в каждом. Есть отдельный барак для доходяг. Их называют "разложенцы". Все знают, что они уже не жильцы на этом свете и скоро умрут. Как ни странно, для них есть льгота – дополнительное питание. Перед смертью доходяг начинают кормить по-человечески. Вновь поступившим в туберкулезную больницу делают прививку Манту и по размеру покраснения определяют степень заболевания.

Впервые эту туббольницу увидел из окна карантинного отделения, куда меня поместили по прибытию в ИК-5. Отделение от больницы отделялось стеной. Обратил внимание, что медперсонал ходит в специальных масках, а больные без. Им их просто не выдают. Впервые с такими больными столкнулся в санчасти. Там они вместе со всеми получают таблетки. Меня удивило количество "колес". Десятка по три получил каждый. Спрашиваю у одного больного: «Ты знаешь, что тебе выдали? Читал инструкцию по применению каждого лекарственного препарата?»

– Осведомлен о лекарствах приблизительно. Инструкций в глаза не видел Требовал, не дают.

– А ты об этом спроси сейчас при мне.

Тот, просунув голову в окошко, потребовал у медсестры инструкции на выданные медпрепараты. Женщина возмутилась: "Какие еще инструкции? Глотай то, что дали. Не отравишься».

Пришлось вмешаться. Понизив тон, медсестра призналась, что им запретили такую информацию доводить до больных. Как потом выяснил, этот запрет распространяется не только на туббольных. Не исключаю, что под таким запретом скрывается испытание новых лекарственных снадобий.

Кстати, в Германии введен закон: пациенты-туберкулезники имеют право знать что они принимают и состав данного препарата. После ознакомления, они дают письменное согласие на использование лекарств. Думаю, что и у нас в стране, такие инструкции и указания Минздрава РФ существуют. Тогда почему зэков, как подопытных кроликов, пичкают неизвестно чем? Поэтому неудивительно, что полученные медпрепараты зачастую можно встретить в урнах, на свалках.

Кому позволяет финансовое положение, предпочитают лечиться теми препаратами, которые передают им родственники с воли. У кого нет такой возможности, глотают то, что им дали в ИК-5. Статистика между тем плачевная. Говорят, пик «падежа туберкулезников» был в 2012 году. Очевидцы называли страшную цифру – более 200 человек за последние 3 года.

Беседуя с туберкулезниками, выяснил, что большинство из них эту страшную болезнь подхватили в изоляции. Для меня это не удивительно. На глазах все происходит.

Туберкулез вызывает микобактерия туберкулеза. Она витает по "лагерю смерти" – днем и ночью, как радиация. И кого она уложит на освободившееся место завтра неизвестно. У меня в голове не укладывается: кто догадался расположить туббольницу в центре ИК-5? Эту больницу окружают бараки со здоровыми еще мужиками, явными претендентами на койко-место в «тубанаре». А чтобы туда попасть, в ИК-5 все для этого есть. Инкубатором туберкулеза служат тюремные камеры ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ. В этих сырых и вонючих маломерках зэки ютятся годами. Сейчас, к примеру, я уже 3 месяца нахожусь в ЕПКТ, камера специзолятора № 58. Размеры ее 3 на 2,5 метра. Мы здесь живем втроем. Один уже прошел через страшный стационар. Выписали. Сказали, что очаговая опасность миновала. Через время он снова пойдет на обследование. Что будет, если болезнь снова возобновилась, а мы вместе жили? Да кто за это переживает? Мы, значит, следующие их клиенты. Как-то спросил у старожилов: «Когда в ЕПКТ (единое помещение крытого типа) последний раз была эпидемстанция?» «Смеетесь? Кто ее сюда пустит?".

Еще один источник заразы – сама туббольница. Туда нас водят на сдачу крови, проходить УЗИ, флюорограмму. Когда брали кровь из пальца, поинтересовался у специалиста: "У Вас что, это механическое приспособление не одноразовое?

– Не переживайте. Мы перед каждым забором крови его протираем спиртовым раствором». А если не протерли? Да таких «если» сколько угодно. Когда лежал в санчасти, чем бы не болел, ставят капельницы. Раствор и иглу для ввода в вену готовят в процедурном кабинете. Ладно раствор, но игольную упаковку-то могли при больном вскрывать? Все рассчитано на честность и порядочность медсестры. А если последует проплаченный заказ? Медперсонал в ИК-5 меняется как перчатки. Потом ищи–свищи кто и на каком этапе тебя заразил.

Еще один вирус, который косит осужденных в ИК-5 – это ВИЧ. Если больных туберкулезом хотя бы формально отделили от здоровых, то ВИЧ-инфицированные живут в общей массе. Когда мне в палату подселили такого больного (случайно об этом узнал), я у начальника МСЧ майора Холодовой спросил: "А почему Вы меня об этом не предупредили?".

– Мы не обязаны это делать. Врачебная тайна. Закон позволяет ВИЧ-инфицированных не изолировать от остальных.

– Какой закон, назовите его?

Холодова не назвала статью закона, но обещала с ней познакомить меня. Думаю, вряд ли найдется такой законодатель, который сознательно мог пойти на умышленное нарушение ст.122 УК РФ "Заражение ВИЧ-инфекцией". Как потом выяснил, и в пищеблоке работают заключенные с этим страшным вирусом. Беседовал на эту тему с местными медиками. Они прикрываются тем, что ВИЧ передается в основном половым путем, забывая при этом, что есть и другие виды передачи вируса. Такие, к примеру, как переливание крови, пользование не стерильным шприцем, контакт поврежденных поверхностей тела и так далее. Не слышал, чтобы в ИК- 5 кто-то за заражение заключенного туберкулезом или ВИЧ понес уголовное наказание. Да и иски в суд от самих больных не поступают. Попытки были, но они пресекаются под любым предлогом, в основном запугиванием.

А теперь представьте, сколько таких больных содержится в тюрьмах России. Они рано или поздно выйдут на свободу. И инфекционная цепочка пошла гулять по стране. Мы сейчас по употреблению наркотиков находимся на 3-м месте в мире. Не удивлюсь, если по заболеваниям туберкулеза и ВИЧ выйдем на лидирующее место. А знаете почему? Наркобаронов никто не трогает. Они «доходные» ребята. Так и здесь. Уверен, что вокруг туббольницы крутятся огромные суммы денег. И пасутся на устланном долларами поле далеко не рядовые овечки. На вирусоносителей можно списать все – начиная с продуктов питания, дефицитных медпрепаратов, государственных денег и спонсорских вливаний и кончая тюремной робой. Вот поэтому живут и процветают концлагеря Коха и по сей день.

Александр Толмачев,

журналист, боевой офицер, узник ИК-5

 

3. Anonymous - 19.03.2016 19:39:38

Г. Буркову

Может это Вас заинтересует в плане защиты прав заключённых

Замполит в суде гадал на ромашке

Автор: Александр Толмачев

18.03.2016 13:31

Мое интервью с замполитом исправительной колонии № 5 Кокшаровым зафиксировано в протоколе судебных заседаний, когда в Новотроицком городском суде рассматривалось представление начальника ИК-5 Васильева о переводе меня на тюремный режим. Вместо правосудия получилось самое настоящее театральное представление, с частыми перерывами для устранения недостатков, на которые я указывал в суде. В суд Васильев представил сфальсифицированное постановление о водворении меня в ЕПКТ (единое помещение крытого типа).

Я доказывал, что в этом постановлении имеются исправления, подтирания, неправильно указан срок исчисления этого липового наказания. Председательствующий Ивлев, понимая что правда на моей стороне, решил зарубить ее на корню. Делает перерыв на неделю, не указывая причину для этого.

К следующему судебному заседанию представитель Васильева – Кокшаров, притащил целый ворох бумаг, оформленных задним числом. Оказывается, это не я уличил их в служебном подлоге при оформлении меня в ЕПКТ, а они сами обнаружили выше перечисленные исправления в документе. Даже служебная проверка по данному факту назначалась. Виновные писали объяснительные. Фигурирую и я там, как отказывающийся от ознакомления с результатами служебной проверки. По этому поводу на меня был составлен акт. Получается, судья Ивлев стал соучастником этого грязного дела? А ведь ему ничего не стоило, при виде липового постановления, в котором он сам усмотрел следы преступления, дать час времени для того, чтобы тот же Кокшаров в указанный срок представил то, что он принес через неделю.

Спасая начальника концлагеря, судья Ивлев 25 ноября 2015 года вынес постановление по поводу подложности постановления: «Наличие в постановлении о водворении осужденного в ЕПКТ исправления в записи, а также то, что в справке нарушения указана дата его водворения в ЕПКТ 27.08.15 г., а постановление на самом деле вынесено только 01.09.15 г., не влечет за собой признание самого нарушения и наложения за него на осужденного взыскания незаконным».

Стоп! А как же статья 292 УК РФ «Служебный подлог»? Ивлев ее отменил? Когда я об этом заявил в апелляционной инстанции, судья Колесникова согласилась с моими доводами и заявила, что Ивлев был неправ. Но отменять его постановление не стала.

А вот еще один сфальсифицированный факт, который Ивлев принял за чистую монету. Согласно п.5 ст.118 Уголовно-исполнительного кодекса: В случае перевода осужденных из ЕПКТ в лечебно-профилактические учреждения, срок нахождения там засчитывается в срок отбывания наказания. Ивлев отменил и эту статью закона. Сам же пишет, что срок наказания исчисляется с 27.08.15 г.

Дали мне 3 месяца. Арифметика проста. Месяц я пролежал в санчасти. На реализацию наказания (ст.117 УИК) отводится 30 дней. В связи с моей болезнью они прошли. Но Васильев плевал на Уголовно-исполнительный кодекс и пишет в постановлении новую дату 30 сентября начало срока, выход из ЕПКТ – 30 декабря. То есть Васильев 30 дней моего нахождения в стационаре не засчитал в срок отбывания наказания.

Что касается самого представления Васильева, то это плагиат: оно слово в слово повторяет все три характеристики, которые написали работники концлагеря.

Некоторых писак я и в глаза не видел. Все отталкивались от шаблона, который написал старший лейтенант Савчук на 2-х листах через неделю моего пребывания в ИК-5. Якушев, Василина и сам Васильев бездумно его текст передрали и выдали за свое творчество. Особенно загнули с необъяснимыми причислениями меня к каким-то группировкам.

Вот что пишет Васильев: «С первых дней пребывания в колонии присоединился к группе осужденных отрицательной направленности и стал умышленно допускать нарушение режима содержания». Можно подумать, что у меня был выбор и что здесь, сидят одни отличники боевой и политической подготовки. Мне до сих пор не ответили – кто главарь этой группы и кто туда входит?

В свое время Конституционный суд РФ дал оценку плагиата в судах (определение КС РФ № 562-0 от 21.12. 2006). Видимо от своего незнания и вопреки этому определению Ивлев соглашается с плагиатчиками.

Вот его заключение по этому поводу: «Заявление осужденного о том, что все характеристики однотипны, не может служить основанием для признания их необъективными, поскольку их совпадение по содержанию свидетельствует о схожести мнений различных сотрудников о поведении осужденного». Вундеркинды концлагерные, по мнению Ивлева, даже мыслят одинаково. А пишут еще лучше – вплоть до запятой все совпадает. Примечательно и то, что часть их текста фигурирует и в постановлении Ивлева. Зачем самому думать, если есть готовый, хотя и плагиатский, текст.

А вот как Ивлев «опрокинул» московских начальников из ФСИНа. В частности, первого заместителя начальника федеральной службы исполнения наказания А.В. Шмидко, который в письменном ответе указал, что оснований для перевода Толмачева А.М. в другое исправительное учреждение не имеется. Судья Ивлев умышленно исказил смысл ответа указанного руководителя. Написал в своем постановлении, что Шмидко имел в виду мой перевод по месту проживания. И на крытую тюрьму это не распространяется.

Заканчивается постановление льстивыми строчками: «Однако, учитывая наличие у осужденного Толмачева А.М. наград, заслуг, в том числе участие в боевых действиях, и положительных характеристик в период до его осуждения, а также его заболевания, пенсионный возраст и первую судимость, суд полагает достаточным его перевод в тюрьму на срок 1 год 6 месяцев».

Данное судебное заседание по простейшему делу можно занести в Книгу рекордов Гинесса. По продолжительности, конечно. С теми, кто плохо ориентируется в законах, или вообще их не знает, Васильев расправляется за 10-15 минут. Со мной он побоялся состязаться в суде, хотя я настаивал на его присутствии. Прислал вместо себя подполковника Кокшарова, с которым и получилось у меня ромашкино интервью: «Помню – не помню». На 90процентов заданных мною вопросов Кокшаров не ответил. Из опубликованного интервью вы поймете, что изучением личности осужденных в лагере смерти никто не занимается, хотя кому-кому, а Кокшарову это по должности положено.

Он в ИК-5 «служит» замполитом. Что он пропагандирует и с кем общается, я еще расскажу в своих последующих публикациях. Замечу только, что его работа далека от воспитательной.

А теперь само интервью. (К - Кокшаров, Т - Толмачев).

Т: Согласован ли с Москвой вопрос о переводе меня на тюремный режим?

К: Нет. Мы вправе обратиться в суд с ходатайством о замене вида исправительного учреждения самостоятельно.

Т: Вы представили в суд список моих взысканий. Возьмем 20 июня 2013 года. В это время я находился в СИЗО. Судя по записи, мне объявлено 5 суток ШИЗО. Такого заведения в следственных изоляторах нет. Согласно федерального закона № 103 от 15 июля 1995 г., там имеются карцеры. Поясните, откуда там взялось ШИЗО?

К: Не могу ответить на этот вопрос.

Т: Тогда объясните, как 08.05.2015 г., находясь на пересылке, я мог получить выговор за хранение запрещенных предметов?

К: Не могу ответить на этот вопрос.

(Прошу суд зачитать это постановление. Оказывается, там и близко нет запрещенных предметов: за сидение на кровати наказали. Но кроватей в пересылочной камере нет. Но кто объявлял? Записано – начальник СИЗО. Но я его в глаза не видел. Вот Вам еще одна липа, которую Васильев представил в суд.)

Т: Так вы же на эти взыскания упор делаете?

К: Мы материалы личного дела изучаем, справки о нарушениях.

Т: И вас не интересует их смысл?

К: Нет.

Т: Вы говорите, что изучали материалы моего дела. И что вы изучили?

К: Изучали документы вашего дела и два нарушения, которые вы допустили в ИК-5.

Т: Потрудились ли вы выяснить – кто я, чем занимался, сколько прослужил в Вооруженных силах?

К: Я не обязан это знать.

Т: При наложении взыскания в первую очередь учитывается личность осужденного. Какая это статья УИК?

К: Статью не скажу, так как это не проверка моих знаний. Мы изучаем личность осужденного, изучаем характеристику, справку о нарушениях.

Т: Характеристику какую изучаете?

К: Вашу характеристику от начальника отряда.

Т: За время нахождения в ИК-5 сколько было у меня характеристик? И кто их писал?

К: Не могу сказать.

Т: Характеристик три и плюс представление Васильева. Вы знаете, что они однотипны, написаны под копирку? Получается, что вы не читали этот плагиат?

К: Не помню.

Т: В представлении написано, что я присоединился к группе осужденных отрицательной направленности. Поясните, что это за группа? Кто ее главарь, чем эти люди занимаются?

К: Это мнение писавшего.

Т: А вы знаете, что я офицер?

К: Я не обязан это знать.

Т: О моих наградах можете что-нибудь сказать?

К: Знаю, что есть, но не готов точно о них ответить.

Т: У вас есть дисциплинарная комиссия? Каким приказом она утверждена? Кто туда входит?

К: Номер приказа не помню. Члены комиссии – начальники отделов, служб, заместители начальника.

Т: Когда меня выдворяли в ЕПКТ, все начальники отделов и служб присутствовали?

К: Не могу ответить на данный вопрос.

Т: Скажите, сотрудник ИК-5 и работник администрации – это одно и тоже?

К: Сотрудники относятся к представителям администрации учреждения.

Т: Советую вам открыть толковый словарь и прочитать там: кто такой сотрудник, кто такой представитель администрации. И все-таки, скажите: когда мне объявили ЕПКТ?

К: После нарушения, 27 августа.

Т: А почему в постановлении стоит дата – 01 сентября 2015 года?

К: Не знаю. Ошибка, по всей видимости.

Т: Почему на представлении Васильева не стоит дата?

К: В сопроводительном документе есть число.

Т: Вы знакомились с ответом начальника ФСИН по Оренбургской области Андреевым? Он дал мне ответ 31.08.2015 г., что у меня нет злостных нарушений. Почему имеются расхождения между представлением Васильева и ответом начальника ФСИН?

К: Не могу ответить.

Хотелось, конечно, в ромашку сыграть с Васильевым. Но он отказался. Видимо, побоялся публичного разоблачения о служебном подлоге. Поэтому и выставил напоказ замполита Кокшарова.

 

4. Anonymous - 19.03.2016 19:42:08

Ну что господа из Сутяжника . Слабо поехать в ИК5 для защиты прав заключённых Где даже пенсионеров добивают , чтоб не мучились

 

5. Anonymous - 24.03.2016 19:11:33

4, господам адвокатам и всяким разным правозащитникам вообще глубоко наплевать на нарушение прав граждан. Они кровно заинтересованы в том, чтобы положение людей становилось всё хуже и хуже, и тогда они потащут свои деньги адвокатусам. Сутяжник, признайся, ведь ты тоже не прочь добить пенсионеров?

 

6. Anonymous - 25.03.2016 14:40:46

г. Буркову и Сутяжнику!!!!!

Может это называется содержание заключённых по МИНИМАЛЬНЫМ стандартам Евросоюза .

Или эти факты нарушением прав человека не являются.!??

Смерть Кощея

Автор: Александр Толмачев

20.03.2016 20:04

В санчасть «лагеря смерти» я попал из штрафного изолятора (ШИЗО), где в сырой и вонючей камере, рассчитанной на трех человек, меня постоянно держит начальник ИК-5 майор Васильев. Он считает, что таким образом меня можно изолировать от общения с заключенными и лишить возможности заниматься журналистской деятельностью.

Не угадал тюремщик. Информация разностороннего плана, как поступала мне, так и поступает. Многое я вижу своими глазами. Как, например, в этот раз.

Очередное продление Васильевым моего нахождения в ШИЗО было прервано врачами ИК-5 – Галиной Юшкиной и Галиной Русиной. При критическом артериальном давлении 220/130, они настояли на стационарном лечении. Васильев был против. После долгих дебатов, только через сутки, меня доставили в санчасть. По указанию Васильева определили не в палату, а в изолированный запирающийся блок. Как правило, там держат вирусоносителей ВИЧ, туберкулезников, чахоточных. Пока вели туда по коридору, слышал, как больные сочувственно высказывались в мой адрес: «Вот гады, Михалыча закрывать в спецблок повели. Изолируют от нас мужика. Боятся его как огня. Страдает за правду, которую несет в массы».

В спецблоке охранник указал место и закрыл входную дверь. Верхняя часть двери была застеклена. Любопытные подходили и, как в аквариуме, наблюдали за моими действиями, знакомились. Через них вызвал врача.

Через час дверь открыли и отвели в кабинет к Юшкиной. Она в то время руководила лечебным стационаром. Галина Павловна честно призналась, что долго лежать в санчасти мне не дадут.

– Максимум 10 дней определил Васильев.

– Спецблок он тоже придумал?

– Но не я же. Чем вы их напугали? Вокруг вас столько шума.

Такой прием меня обескуражил. Хотел плюнуть на такое лечение и уйти. Сдержала доброжелательность Юшкиной. «Не переживайте, все сделаем чтобы вы встали на ноги. В 10 дней мы явно не уложимся. Буду настаивать на продлении стационарного лечения.

– Тогда снимите изоляцию. Переведите в общую палату. Не переведете, вышибу двери.

О нашем разговоре Юшкина доложила начальнику МСЧ-56 – Холодовой, та — Васильеву. Так я оказался в больничной палате № 2. Через пару дней подселили мужика, возраст – около 50 лет. Когда мы остались вдвоем, новичок протянул руку и назвался Кощеем. «Не понял», – говорю ему.

– Кличка у меня тюремная такая.

– Знаешь, еще не привык по кличкам обращаться к людям. Как твое имя?

– Родители Евгением назвали. А фамилия моя Чуйко. До выхода на волю осталось 8 месяцев. Но я, видимо, не доживу до этого светлого дня. Третий раз здесь лечусь, но толку мало. С каждым днем становится все хуже и хуже. У меня с почками что-то. В бараке потерял сознание и вот снова оказался в санчасти. Пойду, помоюсь, а то не ровен час... Предчувствие такое, что отсюда я больше не выйду.

Евгений разделся по пояс. Телосложение у него, действительно, было кощейское. Ключицы и плечевые суставы выпирающие вперед, обтянутая тонкой кожей грудная клетка с реберными полосами напоминали схожесть со сказочным персонажем. Грима не надо. И жизнь Евгения в данный момент зависела не от сломанной иглы добрым молодцем, а от доброты человеческой.

«Здесь почти каждый день выносят вперед ногами…»

Врачи понимали, заключенному Чуйко необходимо срочное хирургическое вмешательство. Но на уровне медсанчасти таких операций не делают. Надо было срочно везти в Новотроицкую городскую больницу. Четыре дня теребили медики Васильева. От него требовалась спецтехника для вывоза больного и конвой. И когда со всех щелей у Евгения пошла кровь, его в срочном порядке доставили в ЦРБ. Хирург, осмотревший больного, настаивал на срочной операции и дальнейшем лечении под наблюдением врача. Созвонились с руководством ИК-5. оступила команда на возвращение тяжелобольного в санчасть ИК-5.

Как мне потом объяснили врачи, возврат тяжелобольного был связан с нехваткой караула. Чтобы облегчить мучительную смерть пациента, Евгению вставили катетеры и прицепили пару пузырьков для сбора вытекающей изнутри жидкости. Скрюченное тело больного положили на прежнюю кровать. Для видимости лечебного процесса поставили капельницу.

Спрашиваю у Юшкиной: « Сколько ему осталось мучиться? И почему его не оставили профессионалам?

– Ему осталось жить не больше 2-3 дней. Об остальном спрашивайте у начальства. Я такие вопросы не решаю.

На следующий день Евгений попросил меня подойти к нему. От прикосновения его холодной руки, мне стало не по себе.

– Михалыч! Они угробили меня. Слышал, как хирург настаивал на срочной операции? Были бы у меня деньги, то охрана нашлась бы, и я сейчас здесь не умирал бы. Врач однозначно сказал, что без операции я – не жилец. Это еще будет одна смерть на совести Васильева. А сколько их было? Меня некому хоронить, видимо, закопают как собаку на тюремном кладбище. Слезы выступили на его глазах. Но он уже не мог их вытереть сам.

Через сутки во второй половине дня Евгений Чуйко умер. В скрюченной позе он лежал до позднего вечера. Затем, не обмыв, тело одели в грязную робу. На похороны никто новую одежду не выдает. Расчет на родных. А их у Евгения нет. Как объяснили санитары, переодевание умершего в новое в ИК-5 не предусмотрено.

Кощей, одетый в тряпье, уже лежал на носилках, когда в санчасть пришел один из заместителей Васильева – подполковник Врагайкин и сразу стал орать на санитаров:

– Почему одели? Видите, тут журналист Толмачев присутствует. Он не упустит случая. Мы все должны делать по закону. Я уже оповестил прокурора и следователя. Они сейчас подъедут. Что стоите? Раздевайте мертвеца и снова кладите его на кровать, именно в том положении, в котором он умер. Фотографировать будем.

Те подчинились приказу Врагайкина. Женю снова свернули в калач. Через время появились прокурор и следователь. Опрашивать никого не стали. Молча постояли возле двери, посмотрели на голый труп и спокойно покинули санчасть. После показушной процедуры, которую никогда здесь никто не проводил, Евгения снова одели и вложили в целлофановый пакет с застежкой и унесли на проходную.

Кощей пролежал там почти весь день, пока его не забрала городская труповозка. Еще одного зэка в лагере смерти списали со всех видов довольствия, в том числе и робу. Не ту, конечно, в которой на тюремном кладбище его закопали. Не говорю уже о гробовых. Наверняка, их получили в полном объеме. Правда, Евгению Чуйко сейчас все равно, в чем его похоронили и кому уйдут гробовые. Да и винить в его смерти некого. Следователь и прокурор по данному факту проверок не вели и уголовного дела не возбуждали. Для этого и существует лагерь смерти, чтобы из него постоянно вывозили трупы. Недавно получил ответ из Оренбургской прокуратуры. Они зафиксировали в 2015 году 28 смертей в ИК-5.

И еще одна новость. После выхода моего материала о туберкулезной больнице, которая находится на территории ИК-5, стали в срочном порядке вывозить тяжелобольных. Их отправляют в ИК-4 города Оренбурга и в Башкирию.

Но вернемся к смерти Кощея. На следующее утро я вышел в прогулочный дворик санчасти. Он напротив церкви. Был и там. Вместительная и внутри красивая. Подумалось: «А почему бы там не устраивать прощание и заодно отпевание покойника?» Поделился мыслями с одним из сотрудников ИК-5. Тот честно ответил: «Вы хотите, чтобы все узнали о совершенном выступлении? Здесь почти каждый день выносят вперед ногами. Устанет батюшка отпевать покойников. Сами знаете, что при утечке информации начальника колонии, в первую очередь, могут опросить за такой серьезный «падеж зэков». А это ему не нужно. Тихонько похоронили и тут же забыли. Вот так и живем. Но вы все равно про это не напишете. Если расшевелите это осиное гнездо, вам не поздоровится. Васильев таким не прощает. Пока вы здесь, о демократии и свободе слова забудьте. Это вам мой совет».

«В моей смерти прошу винить Щербакова»

Это слова из заявления заключенного Олега Николайчука. Написал он их после того, когда начальник режима ИК-5, Сергей Щербаков, поизгалялся в своем кабинете над пожизненным инвалидом 2-ой группы, страдающим эпилепсией. В санчасть его принесли на носилках. Когда Олег пришел в себя, он попросил бумагу и ручку. Попытался изложить хронологию случившегося. Не получилось. Руки не слушались. Попытался встать, ноги отказали. Кое-как, через добрых людей сообщил об этом дичайшем случае своей матери. Та подняла шум на уровне Оренбургского прокурорского начальства. По горячим следам пообещали разобраться. Не разобрались. Поверили Щербакову на слово. С Николайчуком не встретились. На этом проверочные мероприятия закончились.

Окрыленный легкой победой, Щербаков пришел в санчасть. И вместо элементарного извинения, издевательским тоном произнес: «Николайчук, и чего ты добился? Запомни, правда всегда будет на моей стороне. Ты здесь никто». Олег от бессилия заплакал: «Ну как же так! – возмущался он. – Меня чуть в гроб не загнал, а ему ничего».

Я оказался очевидцем издевательских слов Щербакова. Попытался его пристыдить. В ответ получил угрозу: « Не забывай, где ты находишься. Здесь один укольчик может решить твою судьбу». Его угрозу принял реально и сразу же отказался от приема внутримышечных уколов». С этим работником концлагеря мы встречались трижды. Получилось неплохое интервью. Даю его в сокращенном виде:

– Когда я был в ШИЗО, вы без моего ведома, провели обыск вещей, которые находились в карантине. Это было 13 мая 2015 года. Из моей сумки пропали жизненно важные лекарства, разрешенные местными врачами. Поясните свой безумный поступок.

– Мне приказали это сделать.

– Кто?

– Начальник колонии Васильев. Он мой непосредственный начальник.

– А две общие тетради с материалами уголовного дела и журналистскими записями куда дели? Вещи находились в 8-м отряде, а я лежал в санчасти. Мне сказали, вы во время обыска все изъяли.

– Спрашивайте у Васильева. Я ему все отдал.

– А правда, что у вас ума хватило сжечь 2 тысячи книг, изъятых у заключенных и из местной библиотеки?

– Было дело. Сжигал не я. В этих изданиях я увидел фотографии полуголых женщин, сексуальную пропаганду, пропаганду войны, насилия и свержения власти.

– А вы Шолохова читали? К примеру, «Тихий Дон»? Или Достоевского «Бесы», «Преступление и наказание»? «Архипелаг Гулаг» Солженицина ? Там все, о чем вы говорите, присутствует. Их тоже будете сжигать?

– Что-то слышал об этих книгах. Найду подобное, изыму, конечно.

– Классику вы уничтожите. А что дальше? Гитлер тоже с этого начинал.

– Классика, не классика, если там есть секс и насилие, то заключенным читать это запрещено. Будем изымать эти книги, к какому бы классу они не относились.

– А вы не пробовали на центральном телевидении порнографические фильмы запретить?

– Они не в нашем подчинении. Хотя зэки смотрят эту порнуху. Значит, будем телевизоры изымать.

– А зачем вы мой дневник с журналистскими записями изъяли?

– Сбор информации об ИК-5 Васильевым запрещен. Все вопросы к нему.

Этим интервью я показал вам интеллектуально развитого человека – майора концлагерного масштаба. Поверьте, он здесь не одинок.

После этого интервью будет более понятен поступок Щербакова по отношению к больному зэку.

Олег, сын морского военного летчика, полковника, рано стал инвалидом. Его доверчивостью и наивностью воспользовались наркодельцы. Когда Николайчук ехал из Казахстана, ему предложили на Оренбургской земле передать пакет. Как вы догадались, в нем оказались наркотики. Срок за контрабанду получил реальный. Отсидел три года из шести. Когда прибыл в ИК-5, его сразу, как инвалида, поставили на медицинский учет. Стал получать лекарства. Для их хранения приспособил прозрачную коробочку. А чтобы спасительное лекарство не изъяли при обыске, получил от начальника медчасти Холодовой официальное разрешение с перечнем хранящихся таблеток. Об этом лекарственном наборе Николайчука Щербаков прекрасно знал. Но при очередном обыске, который он сам возглавлял, Щербаков решил над больным малость поиздеваться. Ушел после обыска с коробочкой Николайчука. Инвалид, которому надо было принимать предписанные препараты, через полчаса с отрядным офицером был в кабинете Щербакова. Коробочка с лекарствами была у него на столе.

– Николайчук, тебе плохо? – издевательски спросил Щербаков. Наугад достал одну таблетку и протянул больному.

– Мне надо принять сразу три.

– Одной хватит. Выбирай любую.

– У меня разрешение на все имеющие в коробке таблетки.

– Мне плевать на твое разрешение. Бери одну или вообще ничего не получишь.

– Мне плохо – успел произнести Олег и рухнул на бетонный пол. При падении сильно ударился головой. Стал хрипеть. Начался приступ эпилепсии. Щербаков ничего не предпринял, чтобы спасти умирающего. Молча созерцал как тот задыхается. И только благодаря дежурному помощнику начальника колонии (ДПНК), удалось спасти Олега. Он со знанием дела разжал зубы и вытащил запавший язык. Николайчук задышал, но в сознание не пришел. Видеокамеры все это зафиксировали. Но когда Николайчук потребовал копии для предъявления в суд, ему, как и прокуратуре, ответили, что в этот день техника не работала.

Щербаков, когда запахло жаренным, списал свой бесчеловечный поступок на санчасть. Он обвинил медиков в том, что они выдали Николайчуку сразу 26 таблеток карбомазипина. А это, по его мнению, очень много. Смешно до слез. Уверен, что Щербаков понятия не имел, какими препаратами лечат от эпилепсии. А тут вдруг такие познания.

Вот что по этому поводу сказал сам больной: «Я принимаю по 4 таблетки карбомазипина в день и в коробку их не кладу. Ношу постоянно с собой в кармане». Коробочку, уже изъятую у Щербакова, осмотрели начальник медчасти Холодова и зубник – старший лейтенант Нуркатов. Там карбомазипина не было.

Щербаков нагло врет. Он за это должен понести серьезное уголовное наказание. После этого дичайшего случая у меня нарушена координация движения, появились постоянные головные боли. Щербаков настоял, чтобы меня выписали из санчасти. Меня выписали. Я пошел к Холодовой. Она развела руками. Не успел дойти до 9-го отряда, как снова потерял сознание. Меня, как видите, снова на носилках принесли в санчасть. Сколько еще таким образом будут доставлять на больничную койку? Прошу одного: « Если со мной что-то случится, то в моей смерти винить Щербакова».

 

7. Anonymous - 08.04.2016 21:44:12

Сутяжнику!

Предлагаю продолджение темы . Автор в настоящее время переведён в Владимирскую тюрьму . как особо опсный нарушитель режима за то . что писал выше скопированные заметки и помогал З-кам бороться с беспределом администрации

А то вы всё о случках

.. Дурацкий маршрут

Автор: Александр Толмачев

01.04.2016 11:28

(путевые заметки)

С 21 марта 2016 г. я сидел в штрафном изоляторе. За это время мои вещи сортировали» три раза. Обыскивал меня лично подполковник Врагайкин и все время уносил какие-то бумаги. 26 марта меня забрали в СИЗО. Выпустили оттуда за несколько часов до этапа. Обыск проводили в штабе, чтобы лишняя информация не вышла наружу.

Обыскивали 10 человек. Самый активный был «штык» Васильева – старший лейтенант Савчук. Он изъял у меня 2 общие тетради и журналистский блокнот с записями. Я попросил составить акт об изъятии. Он отказался. Вызвал дежурного, тот вернул изъятое. После этого меня закрыли в камере, а вещи остались в обысковой комнате.

Уже в столыпинском вагоне я убедился, что 2 тетради и блокнот все-таки украли. Клептоманы какие-то, а не вертухаи.

В вагоне же я узнал и об ужасном маршруте. Какой только дурак его придумал? Оказывается, чтобы попасть из Новотроицка во Владимир, надо проехать всю Россию. Уже позади Челябинск, Екатеринбург, Тюмень. Впереди город Калинин и Владимир. До Тюмени везли четверо суток и только здесь я поел горячее. Сухой паек Васильев в дорогу не выдал. Кормили меня другие арестанты, делились, чем могли.

В названных городах нас высаживали и направляли на 15 часов в СИЗО и держали в вонючих камерах по 50 человек. По приезду и отъезду проводили обыск личных вещей. Только в Тюмени я нормально поспал, да и работников СИЗО увидел в человеческом обличие.

Когда доберусь до конечной станции, не могу сказать. Со мной в вагоне ехали арестанты разного возраста – от 80-летних стариков до 17- летних парней. Слепых, без рук и без ног людей тоже было достаточно. Оторопь берет каждого, увидевшего это. Зачем таких людей, доживающих свой век, сажать? Может, для них лучше было, чтобы их расстреляли, и они не мучились. О садизме тюремном я еще напишу и не раз.

А что касается Владимира, в него можно попасть через Москву. Туда идет прямой поезд. Дурацкий маршрут был придуман, чтобы выкачивать бюджетные деньги и устраивать пытки для арестантов. Махровую коррупцию надо срочно тормозить, начиная с ФСИН Российской Федерации.

Если такие мелкие начальнички, как Васильев, ездят на БМВ за 2 миллиона рублей и отдыхают за рубежом, то что тогда говорить о высшем руководстве данной структуры? Не так давно бывший начальник ФСИН России Рейнер на деле доказал свою причастность к воровской мафии уголовно-исполнительной системы. И разве он один такой?

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):

        

 

Подписаться на рассылку:

Ваш e-mail:

Подписаться
Отписаться


ино-Странные записки


Последние комментарии

Токарев Вдадилен комментирует
Судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов едет в Екатеринбург с миссией Совета Европы
16.08.2017 18:06:13

benjamin комментирует
Жалоба в Комитет ООН по правам человека в Женеве
14.08.2017 19:32:49

Chas комментирует
ХОДАТАЙСТВО об отмене согласно части 3 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ определения судьи Верховного Суда РФ Асташова С.В. от 0...
13.08.2017 15:40:57

Chas комментирует
ХОДАТАЙСТВО об отмене согласно части 3 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ определения судьи Верховного Суда РФ Асташова С.В. от 0...
13.08.2017 15:18:04

Anonymous комментирует
Уловки продавца, или что делать если цена на ценнике не совпадает с ценой в чеке…
13.08.2017 13:59:34

Mr Alex комментирует
Права ребенка при разводе родителей
13.08.2017 01:23:04

Anonymous комментирует
Правозащитник Владимир Шаклеин против "законодательной лени" Федерального Собрания РФ
12.08.2017 19:44:37

Сутяжником изданы:

 

Что вы думаете об этом? (Форум)

 


При перепечатке материалов ссылка на sutyajnik.ru и информационное агентство «Сутяжник-Пресс» обязательна

ИА Сутяжник-Пресс
+7-343-355-36-51