Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новые документы и материалы

Подборка материалов "Соколов против России"


Постановление Европейского Суда по правам человека по делу "Соколов против России"

 

22.09.2005

 

   
   На английском   

   Перевод  с  английского  Людмилы  Чуркиной,  юриста  Уральского центра
   конституционной  и  международной  защиты  прав человека Общественного
   объединения <<Сутяжник>>


                           СОКОЛОВ ПРОТИВ РОССИИ


                             Жалоба No. 3734/02


                               ПОСТАНОВЛЕНИЕ


                                 СТРАСБУРГ


                            22 сентября 2005 г.


   Европейский  суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в
   составе:

   C.L. Rozakis, Председатель,
   F. Tulkens,
   S. Botoucharova,
   A. Kovler,
   K. Hajiyev,
   D. Spielmann,
   S.E. Jebens, судьи,
   S. Nielsen, секретарь Секции,

   Совещаясь в закрытом судебном заседании 30 августа 2005 года,

   Выносит следующее решение, которое принято последней указанной датой:

   ПРОЦЕДУРА

   1. Дело  было  инициировано  жалобой  (No.  3734/02) против Российской
   Федерации,  поданной  в  Суд  в соответствии со статьей 34 Европейской
   Конвенцией   о  защите  прав  человека  и  основных  свобод  (далее  -
   <<Конвенция>>),    гражданином    Российской    Федерации,    Михаилом
   Александровичем Соколовым (далее - <<заявитель>>), 25 декабря 2001 г.

   2.   Российское   Правительство   (далее   -  <<Правительство>>)  было
   представлено   господином   П.   Лаптевым,  Уполномоченным  Российской
   Федерации при Европейском суде по правам человека.

   3.  5  января  2004  г. Суд решил коммуницировать жалобу. На основании
   Статьи   29   S:   3  Конвенции  Суд  решил  рассматривать  жалобу  по
   приемлемости и по существу одновременно.


   ФАКТЫ


   ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА


   4. Заявитель родился в 1956 г. и живет в Москве.


   1. Трудовой спор 

    

   5.  В  июле  1996 г. заявитель подал исковое заявление в суд к бывшему
   работодателю,   частной   компании,   о  возмещении  задолженности  по
   заработной плате и компенсации морального вреда.


   6.  13  января  и 4 декабря 1997 г. Никулинский районный суд г. Москвы
   вынес  решения  об  удовлетворении  требований заявителя, которые были
   отменены в кассационной инстанции.


   7.  Заявитель  дополнил исковое заявление требованием о восстановлении
   на работе, поскольку на то время он был уволен с работы.


   8.  С  13  июля  1998 г. по 18 мая 1999 г. Никулинский районный суд г.
   Москвы  назначил  13  судебных заседаний. Заседание от 13 июля 1998 г.
   было  отложено  в связи с неявкой ответчика, 8 судебных заседаний были
   отложены,  чтобы  предоставить  бывшему работодателю время подготовить
   дополнительные   доказательства   или   ознакомиться   с  материалами,
   представленными заявителем. Судебные заседания от 3 и 18 марта 1999 г.
   откладывались вследствие неявки работодателя.


   9.  8  июня  1999  г.  Никулинский  районный  суд  г.  Москвы частично
   удовлетворил исковые требования заявителя.


   10.  В  неустановленную  дату  заявитель  подал жалобу на неисполнение
   решения  от  8  июня  1999  г. судебными приставами. 17 ноября 1999 г.
   Никулинский  районный  суд г. Москвы подтвердил, что судебные приставы
   не исполнили решения суда в установленный законом срок.


   11.  26  ноября  1999 г. Московский городской суд оставил решение от 8
   июня 1999 г. без изменений. Решения оставались неисполненными.


   12.  14  декабря 2000 г. Президиум Московского городского суда отменил
   судебные постановления от 8 июня и 26 ноября 1999 г. и передал дело на
   рассмотрение в другой состав суда.


   13. 23 января 2001 г. Председатель Никулинского районного суда передал
   дело на рассмотрение судьи.


   14. Из 19 судебных заседаний, назначенных в период с 7 февраля 2001 г.
   по  19 декабря 2002 г. 2 заседания были отложены по просьбе заявителя.
   6  судебных  заседаний  были  отложены вследствие неявки ответчика и 5
   судебных  заседаний  были отложены, чтобы предоставить ответчику время
   для  представления  дополнительных доказательств. 3 судебных заседания
   были  отложены  в  связи  с тем, что председательствующий судья был на
   больничном или был занят в других процессах.


   15.   22  января  2003  г.  Никулинский  районный  суд г. Москвы вынес
   решение  о восстановлении заявителя на работе, присудил ему возмещение
   задолженностей по зарплате и частично компенсацию морального вреда.


   16.  28  июля  2003  г.  Московский  городской суд оставил решение без
   изменений.


   2. Исполнительное производство 

    

   17.  6  марта  2003  г.  судебные  приставы  возбудили  исполнительное
   производство.


   18.   15  апреля  2003  г.  Никулинский  районный  суд  г.  Москвы  по
   ходатайству  службы  судебных  приставов  приостановил  исполнительное
   производство до разъяснения решения от 22 января 2003 г.


   19.  Заявитель  обратился в суд с жалобой на неисполнение решения суда
   от  22  января  2003 г., оставленного без изменений 28 июля 2003 г. 13
   августа   2003  г.  Никулинский  районный  суд  г.  Москвы  отказал  в
   удовлетворении  жалобы,  заявляя, что исполнительное производство было
   правомерно приостановлено.


   20.  4  сентября  2003 г. Никулинский районный суд г. Москвы разъяснил
   решение  от 22 января 2003 г., оставленного без изменений 28 июля 2003
   г., и постановил, что заявитель должен немедленно быть восстановлен на
   его прежней работе. Суд возобновил исполнительное производство.


   21.  9  февраля  2004  г.  работодатель  издал приказ о восстановлении
   заявителя  на  его  прежней  должности.  17 февраля заявитель попросил
   работодателя предоставить ему отпуск за все года, начиная с 1996 г., и
   уволить его после отпуска.


   22.  19  февраля 2004 г. судебные приставы попросили суд приостановить
   исполнительное производство до возвращения заявителя из отпуска.


   23.  14 апреля 2004 г. Никулинский районный суд г. Москвы приостановил
   исполнительное  производство  до  возвращения  заявителя из отпуска. 7
   июня 2004 г. заявитель обжаловал это решение.


   24.  15  июня  2004  г.  Никулинский  районный суд г. Москвы возвратил
   кассационную  жалобу  заявителю  в  связи с пропуском срока для подачи
   кассационной жалобы.


   ПРАВО


   I.   ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ  НАРУШЕНИЕ ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ ОТНОСИТЕЛЬНО
   ДЛИТЕЛЬНОСТИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА


   25. Заявитель жаловался, что длительность судебного разбирательства не
   соответствовала   требованию   <<разумного  срока>>,  предусмотренного
   частью 1 статьи 6 Конвенции, которая гласит:


   <<Каждый  в  случае  спора о его гражданских правах и обязанностях ...
   имеет  право  на  справедливое  и  публичное  разбирательство дела ...
   судом ...>>


   А. Приемлемость


   26.  Правительство  указало,  что  заявитель не может больше считаться
   жертвой    заявленных    нарушений,    поскольку   национальные   суды
   удовлетворили его исковые требования.


   27. Заявитель отверг точку зрения Правительства.


   28.  Однако,  даже  допуская,  что частичное удовлетворение требований
   заявителя  может рассматриваться как положительный результат судебного
   разбирательства,   Суд   отмечает,   что  такой  результат  не  связан
   непосредственно   с   длительностью   судебного   разбирательства,  и,
   следовательно,  не  может  рассматриваться  прямо  или  косвенно,  как
   признание  нарушения  статьи  6 или как возмещение заявленного ущерба,
   причиненного  заявителю  длительностью судебного разбирательства (см.,
   среди  прочего,  Byrn  v. Denmark, no. 13156/87, решение Комиссии от 1
   июля  1992  г.,  Decisions and Reports (DR) 74, p. 5). Соответственно,
   возражения Правительства необходимо отклонить.


   29.  Суд  отмечает,  что  жалоба  не  является  явно  необоснованной в
   значении части 3 статьи 35 Конвенции. Далее он отмечает, что жалоба не
   является  неприемлемой  и  по  другим  основаниям.  Следовательно, она
   должна быть объявлена приемлемой.


   В. По существу 

    

   1. Период для рассмотрения 


   30.  Правительство  заявило,  что  судебное разбирательство началось в
   июле  1996  г. и закончилось 28 июля 2003 г. вынесением окончательного
   решения Московским городским судом.


   31.  Заявитель  утверждал, что ни одно из решений по его делу, включая
   решение  от  28  июля  2003 г., не было исполнено. С его точки зрения,
   период  исполнения  должно  включаться  в  общий  период  длительности
   разбирательства.


   32. Суд считает, что период с июля 1996 г. по 9 февраля 2004 г. должен
   рассматриваться  в  целом,  поскольку  государство  обязано  исполнить
   решение  сразу  же,  как  оно  было  принято.  Следовательно,  периоды
   исполнительного  производства  следует  рассматривать как неотъемлемую
   часть  <<суда>>  с  целью  защиты  статьи  6  и  включать  их  в общую
   длительность  рассмотрения  дела  (см.  Kravchuk v. Russia (dec.), no.
   72749/01,  постановление  от  1  февраля  2005  г.;  Ivanova v. Russia
   (dec.),  no. 74705/02, решение от 1 апреля 2004 г.).  Суд считает, что
   судебное  разбирательство  длилось  с 1 июля 1996 г. до 9 февраля 2004
   г.,  когда  работодатель издал приказ о восстановлении заявителя в его
   должности.


   33.  Следовательно, судебное разбирательство длилось в течение более 7
   лет  и  7  месяцев. Суд напоминает, что период, который принимается во
   внимание,  начался  5  мая  1998 г., когда Конвенция вступила в силу в
   отношении  России.  Таким образом, по данному делу, по крайней мере, 5
   лет  и  9  месяцев  подпадают под компетенцию Суда по критерию ratione
   temporis.

    

   1.      Обоснованность длительности судебного разбирательства


   34. Правительство утверждало, что задержка вынесения судебного решения
   была  вызвана систематической неявкой заявителя на судебные заседания.
   23  судебных  заседания было отложено вследствие его отсутствия. Более
   того,  заявитель  несколько  раз  дополнял  свои  требования.  13  раз
   судебные  заседания откладывались с целью предоставить ответчику время
   представить новые доказательства.


   35.  Заявитель  утверждал,  что  он  присутствовал  на  всех  судебных
   заседаниях,  кроме одного, 13 июля 1998 г., поскольку он не был вызван
   повесткой. Он отметил, что Правительство не указало, на каком судебном
   заседании  заявитель не присутствовал, кроме заседания от 13 июля 1998
   г. Его нельзя винить за дополнения к его требованиям, поскольку он был
   вынужден  это сделать в связи с его увольнением и изменением правового
   статуса работодателя.


   36.    Суд    повторяет,   что   разумность   длительности   судебного
   разбирательства  должна  быть  оценена  в свете обстоятельств дела и с
   учетом критериев, установленных прецедентным правом Суда, прежде всего
   с учетом сложности дела, поведения заявителя и органов власти, а также
   важности  дела  для  заявителя  (см.,  Frydlender  v. France [GC], no.
   30979/96, S: 43, ECHR 2000-VII).


   37.  Суд  считает,  что  дело  не  представляло  большой сложности для
   разрешения.  Следовательно,  Суд  придерживается той точки зрения, что
   период   продолжительностью   более   7   лет   не   может   считаться
   удовлетворяющим требования <<разумного срока>> в соответствии с частью
   1 статьи 6 Конвенции.


   38.  Суд  отмечает,  что  стороны  разошлись  во  мнениях относительно
   определенных  фактов,  связанных  с присутствием заявителя на судебных
   заседаниях.   Исходя  из  списка  судебных  заседаний,  включенного  в
   меморандум  Правительства,  заявитель  присутствовал  на всех судебных
   заседаниях,  кроме  одного, проходившего 13 июля 1998 г. Правительство
   не указало больше других заседаний, на которых заявитель отсутствовал.
   Следовательно,  Суд  признает,  что  заявитель  отсутствовал только на
   судебном  заседании  13  июля  1998  г.  Вне зависимости от причин его
   отсутствия,  период,  на  который  разбирательство  было отложено, был
   незначительным. Что касается довода Правительства о том, что заявитель
   затягивал   судебное   разбирательство  посредством  дополнений  своих
   требований, Суд напоминает, что заявитель не может быть обвинен в том,
   что он использовал все возможные ресурсы, предоставляемые национальным
   законодательством  при  защите  его интересов (см., среди прочего, Yac
   and  Sargn  v. Turkey,  решение от 8 июня 1995 г., Series A no. 319-A,
   S: 66).


   39.  Однако  Суд отмечает, что за существенные периоды бездействия, по
   которым Правительство не представило правдоподобного объяснения, несут
   ответственность  национальные  органы  власти.  В течение более одного
   года  с  26  ноября  1999  г.  по  14  декабря  2000 г., исполнительно
   производство  медленно  продвигалось.  Национальные суды признали, что
   судебные  приставы  были  ответственны  за неисполнение решения. Общая
   продолжительность   периода   откладывания  судебного  разбирательства
   вследствие отсутствия судьи и его участия в других процессах составила
   около  7  месяцев. Суд также считает странным тот факт, что в деле, не
   представляющем  большой  сложности,  так много судебных заседаний было
   отложено  с целью дать время ответчику для представления доказательств
   (сравните  с Di Pede v. Italy, решение от 26 сентября 1996 г., Reports
   of Judgments and Decisions 1996-IV).


   40.  Далее  Суд  отмечает,  что  одной из причин затягивания судебного
   разбирательства  было  поведение  ответчика.  По  мнению Суда, местные
   власти   не   приняли   соответствующих  мер,  чтобы  обеспечить  явку
   ответчика.  Ответчик  не  явился по вызову суда по крайней мере 8 раз,
   что  привело  к  затягиванию процесса приблизительно на 7 месяцев. Нет
   никаких  указаний  на  то,  что  суд  как-то  реагировал  на  подобное
   поведение  ответчика.  Соответственно,  Суд  считает, что национальные
   власти   не   использовали   меры,   доступные  им  в  соответствии  с
   национальным   законодательством,  чтобы  дисциплинировать  участников
   судебного  процесса  и  обеспечить  рассмотрение  дела в разумный срок
   (см.,  среди  прочего,  Kumierek  v.  Poland,  no.  10675/02,  S:  65,
   постановление от 21 сентября 2004 г.).


   41.  Наконец Суд напоминает, что трудовые споры обычно требуют особого
   внимательного  отношения  со  стороны  национальных  судов (Ruotolo v.
   Italy,  решение  от  27 февраля 1992 г., Series A no. 230-D, p. 39, S:
   17). Учитывая общий срок рассмотрения дела, Суд делает вывод, что дело
   заявителя  не  было рассмотрено в разумный срок. Соответственно, имело
   место нарушение части 1 статьи 6 Конвенции.



   II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ


   42. Далее заявитель жаловался на тот факт, что в России нет органов, в
   которые  можно  обратиться на длительное судебное разбирательство. Эта
   часть  жалобы  должна  быть  рассмотрена в рамках статьи 13 Конвенции,
   которая гласит:


       <<Каждый,  чьи  права и свободы, признанные в настоящей Конвенции,
   нарушены,  имеет  право  на  эффективное  средство  правовой  защиты в
   государственном   органе,  даже  если  это  нарушение  было  совершено
   лицами, действовавшими в официальном качестве>>.



   43.  Правительство  утверждало,  что  несколько  раз заявитель успешно
   обжаловал решения в вышестоящие судебные инстанции.



   А. Приемлемость


   44. Суд отмечает, что эта часть жалобы не является явно необоснованной
   в  значении  части  3  статьи 35 Конвенции. Далее Суд отмечает, что не
   является  она  неприемлемой  и  по  другим  основаниям. Следовательно,
   должна быть объявлена приемлемой.


   В. По существу 

    

   45.  Суд  повторяет,  что  статья  13 гарантирует эффективные средства
   правовой  защиты  в  национальных  органах  в  случае нарушения права,
   предусмотренного  частью  1  статьи 6, на рассмотрение дела в разумный
   срок  (см.  Kudla v. Poland [GC], no. 30210/96, S: 156, ECHR 2000-XI).
   Суд  напоминает,  что  Правительство  не  указало  ни одного средства,
   которое  могло ускорить рассмотрение дела заявителя или обеспечить ему
   соответствующее  возмещение  за  те  задержки, которые уже имели место
   (см. Kormacheva v. Russia, no. 53084/99, решение от 29 января 2004 г.,
   S:  64).  В  частности,  Правительство  не  пояснило,  как обжалование
   решений  по  делу  могло  ускорить  судебное  разбирательство  или как
   обращение  в  высшие судебные инстанции могло помочь заявителю с целью
   предотвращения или возмещения.


   46.  Соответственно,  Суд  считает,  что  в настоящем деле имело место
   нарушение  статьи  13  Конвенции  в связи с тем, что заявитель не имел
   средств  внутренней  правовой  защиты  права  на  рассмотрения  дела в
   разумный срок, предусмотренного частью 1 статьи 6 Конвенции.


   II.                 ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ


   47.  Наконец,  Суд  проверил остальную часть жалобы заявителя. Однако,
   учитывая  материалы,  предоставленные Суду, он признает, что остальная
   часть  жалобы  не  вскрывает  нарушения прав и свобод, гарантированных
   Конвенцией  или  Протоколами  к  ней.  Из этого следует, что эта часть
   жалобы  должна  быть  отклонена,  как явно необоснованная на основании
   частей 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


   III.               ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ


          48. Статья 41 Конвенции устанавливает:

   "Если   Суд   объявляет,  что  имело  место  нарушение  Конвенции  или
   Протоколов  к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны
   допускает  возможность  лишь  частичного  устранения последствий этого
   нарушения,   Суд,  в  случае  необходимости,  присуждает  справедливую
   компенсацию потерпевшей стороне>>. 


   А. Убытки


   49.   Заявитель  просил  930  141  руб.  64  коп.  в  счет  возмещения
   материального  ущерба  и  435  341  руб. 12 коп. в порядке компенсации
   морального вреда.


   50.   Правительство   расценило   данные   требования   чрезмерными  и
   необоснованными.


   51.   Суд  не  видит  причинно-следственной  связи  между  признанными
   нарушениями  и заявленной суммой материального ущерба. Соответственно,
   Суд отклоняет эту часть требований. С другой стороны, Суд считает, что
   заявителю  был  причинен  моральный ущерб в результате необоснованного
   длительного   судебного   разбирательства  и  отсутствия  эффективного
   средства от нарушения требования по рассмотрению дела в разумный срок.
   Производя  оценку  на  справедливой основе, Суд присуждает заявителю 2
   400  евро в качестве компенсации морального вреда, плюс налог, которым
   облагается данная сумма.



   B. Судебные издержки и расходы


   52.  Заявитель  не потребовал возмещения судебных издержек и расходов,
   которые он понес в национальных судах и в Суде.


   53.  Соответственно,  Суд не присуждает возмещения судебных издержек и
   расходов.

         С. Выплата процентов

   54.  Суд  считает,  что  процентная  ставка  равна  процентной  ставке
   Европейского центрального банка плюс три процента.


   ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО


   1.  Признал жалобу относительно чрезмерной продолжительности судебного
   разбирательства и отсутствия эффективного средства внутренней правовой
   защиты приемлемой, в остальной части неприемлемой;


   2. Постановил, что имело место нарушение части 1 статьи 6 Конвенции;


   3. Постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;



   4. Постановил

   (а)  что государство-ответчик должно в трехмесячный срок с даты, когда
   решение   станет   окончательным  в  соответствии  с  S:2  статьей  44
   Конвенции   выплатить заявителю 2 400 евро (две тысячи четыреста евро)
   в  счет компенсации морального вреда, которые должны быть переведены в
   российские  рубли  по курсу на день выплаты, плюс все налоги, которыми
   облагается данная сумма.


   (b)   что  процентная  ставка  равна  процентной  ставке  Европейского
   центрального  банка  плюс  три процента, если требуемая сумма не будет
   выплачена в трехмесячный срок.


   5.    Отклонил   оставшуюся  часть  жалобы  заявителя  о  справедливом
   возмещении.

   Совершено  на  английском  языке  и оглашено во Дворце прав человека в
   Страсбурге  22 сентября 2005 г. в соответствии с S:S: 2 и 3 Правила 77
   Правил Суда.


   Sren Nielsen             Christos Rozakis

            Секретарь                               Президент


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. irina - 18.03.2008 14:42:02
E-mail: irina-perevalova@mail.ru

Сумма возмещения ничтожно мала в отношении семилетнего срока судебной тяжбы.

 

2. Elvis Presley - 22.03.2009 17:56:07

Да к сажелению присуждают в основном ничтожно малые суммы, а большие суммы присуждают в основном известным личностям, которые интересы представляют матерые адвокаты.

Тут надо было исходить из расчета продолжительнности процесса. Около 100.000 евро.

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):