Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новые документы и материалы

Подборка материалов "Водитель Алексей Рощин против отсутствия туалетов на конечных остановках"


Надзорная жалоба Рощина А.П. в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ на Апелляционное решение Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 19 мая 2008 г., которым истцу было отказано в обеспечении туалетами на конечных остановочных пунктах в г. Екатеринбурге

 

27.10.2008

 

   В Судебную коллегию по гражданским делам

   Верховного Суда Российской Федерации

   Адрес: 103289, Москва, ул. Ильинка, 7/3

   от истца Рощина Алексея Петровича

   Адрес: ________________________________

   Ответчик:  ЕМУП  <<Муниципальное  объединение автобусных предприятий>>
   (ЕМУП <<МОАП>>)

   Адрес: 620027, Екатеринбург, ул. Челюскинцев, 35.

                              НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА

        на апелляционное решение Железнодорожного районного суда г.
    Екатеринбурга от 19 мая 2008 г. (мотивированное - от 26 мая 2008 г.)

   Решением  мирового  судьи  судебного  участка  No.  1 Железнодорожного
   районного  суда  г.  Екатеринбурга Бочкаревой Е.Ю. от 11 марта 2008 г.
   (мотивированное  - от 16 марта 2008 г.) было удовлетворено мое исковое
   заявление  к ЕМУП <<Муниципальное объединение автобусных предприятий>>
   в части. Мировым судьей было постановлено:

   <<Иск  Рощина  Алексея  Петровича  к  ЕМУП <<Муниципальное объединение
   автобусных    предприятий>>   о   признании   незаконным   бездействия
   работодателя  по обеспечению надлежащих условий труда, соответствующих
   государственным  нормативным  требованиям охраны труда, не обеспечению
   надлежащих  санитарно-бытовых нужд работников, связанных с исполнением
   ими   своих   трудовых   обязанностей,   возложении   обязанностей  по
   обеспечению  местами  общего  пользования, оборудовать пункты питания,
   подготовить охраняемые доступные для муниципального транспорта стоянки
   для  автобусов,  увеличить  время  междурейсовых стоянок удовлетворить
   частично.

   Признать   незаконным  бездействие  ЕМУП  <<Муниципальное  объединение
   автобусных  предприятий>>  по  обеспечению  надлежащих условий труда в
   части  не обеспечения истца местами общего пользования на остановочных
   пунктах:  <<Пехотинцев>>, <<ДМБ 9>>, <<Дирижабль>>, <<Торговый центр>>
   Сибирский тракт>>.

   Возложить на ЕМУП <<Муниципальное объединение автобусных предприятий>>
   обязанность   обеспечить   местами   общего  пользования  на  конечных
   остановках    автобусных   маршрутов:   <<Пехотинцев>>,   <<ДМБ   9>>,
   <<Дирижабль>>, <<Торговый центр>> Сибирский тракт>>, функционирующих в
   течение  рабочего  дня  в  соответствий  с  санитарными  требованиям и
   правилами>>.

   Апелляционным    решением    Железнодорожного    районного   суда   г.
   Екатеринбурга  от  19 мая 2008 г. (мотивированное - от 26 мая 2008 г.)
   указанное  решение  мирового  судьи  было изменено, а именно, мне было
   полностью  отказано  в  удовлетворении  исковых требований о признании
   незаконным  бездействия  ЕМУП  <<Муниципальное  объединение автобусных
   предприятий>>  по  обеспечению  надлежащих  условий  труда  в части не
   обеспечения  истца местами общего пользования на остановочных пунктах:
   <<Пехотинцев>>, <<ДМБ 9>>, <<Дирижабль>>, <<Торговый центр <<Сибирский
   тракт>>  и  возложении  на ЕМУП <<Муниципальное объединение автобусных
   предприятий>>  обязанности  обеспечить  местами  общего пользования на
   конечных   остановках  автобусных  маршрутов:  <<Пехотинцев>>,  <<ДМБ,
   <<Дирижабль>>, <<Торговый центр <<Сибирский тракт>>, функционирующих в
   течение  рабочего  дня  в  соответствии  с  санитарными требованиями и
   правилами.

   Определением судьи Свердловского областного суда Шестаковой С.А. от 14
   октября  2008  г.  мне  было  отказано в передаче надзорной жалобы для
   рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

   В  соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ
   (в  ред. Федерального закона от 04.12.2007 N 330-ФЗ) <<Основаниями для
   отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются
   существенные  нарушения  норм материального или процессуального права,
   повлиявшие   на   исход   дела,   без  устранения  которых  невозможны
   восстановление  и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов,
   а также защита охраняемых законом публичных интересов>>.

   Считаю   Апелляционное  решение  Железнодорожного  районного  суда  г.
   Екатеринбурга от 19 мая 2008 г. (мотивированное - от 26 мая 2008 г.) в
   той части, в которой им было изменено решение мирового судьи судебного
   участка  No.  1  Железнодорожного  районного  суда  г.  Екатеринбурга,
   незаконным,  необоснованным  и  подлежащим  отмене в виду существенных
   нарушений норм материального права.

   В частности, суд не применил закон, подлежащий применению, неправильно
   истолковал закон, что непосредственным образом повлияло на исход дела.

   Суд  посчитал  обоснованными возражения представителя ответчика о том,
   что    <<ст.    223    Трудового    кодекса    Российской   Федерации,
   предусматривающая     обязанность    работодателя    по    обеспечению
   санитарно-бытового и лечебно-профилактического обслуживания работников
   в  соответствии  с  требованиями  охраны  труда, во исполнение которой
   работодателем  по  установленным  нормам оборудуются санитарно-бытовые
   помещения  и  помещения  для  приема  пищи,  является бланкетной, т.е.
   отсылочной   непосредственно   к   тем   нормативным   актам,  которые
   устанавливают      конкретные     нормы     обеспечения     работников
   санитарно-бытовыми помещениями>>.

   Далее  суд  указывает  на  то,  что  <<Ни действующие на автомобильном
   транспорте  Межотраслевые  правила  по  охране  труда,  ни  Санитарные
   правила  по гигиене труда водителей автомобилей, утвержденные Приказом
   Главного  государственного  санитарного  врача  СССР от 05.05.1988 No.
   4616-88,  на  которые в обоснование решения сослался мировой судья, не
   предусматривают  обязанность  работодателя по оборудованию на конечных
   остановках  городских  автобусных  маршрутов туалетов, а касаются лишь
   административных  и производственных зданий на территории предприятия.
   Диспетчерских  пунктов,  которые  в  соответствии  с п. 7.2 Санитарных
   правил  также  должны  обеспечиваться санитарно-бытовыми помещениями и
   устройствами  в  соответствии  со  СНиП  II-93-74  и  СНиП 2-09-04-87,
   ответчик  на  пути  следования  автобусов  по  указанным маршрутам, не
   имеет>>.

   Сослался на эти нормативные акты и судья Свердловского областного суда
   в  Определении  от  14 октября 2008 г., при этом сделав вывод: <<Таким
   образом,  суд  на  основании  анализа  данных  норм права, обоснованно
   пришел  к  выводу о том, что законодатель не возлагает на работодателя
   обязанность  обеспечить  местами общего пользования конечные остановки
   маршрутов     городского    транспорта    вне    административных    и
   производственных   зданий  на  территории  предприятия,  а  также  вне
   диспетчерских пунктов>>.

   Проявив    сугубо    <<позитивистско-легистский>>   подход   к   делу,
   Железнодорожный  районный  суд  г. Екатеринбурга и судья Свердловского
   областного  суда  не  учли,  что  согласно  статье  2  Конституции  РФ
   <<Человек,  его  права и свободы являются высшей ценностью. Признание,
   соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина -- обязанность
   государства>>.  В соответствии с Конституцией Российской Федерации <<В
   Российской  Федерации  охраняется  труд  и  здоровье людей>>; <<Каждый
   имеет  право на труд в условиях, отвечающим требованиям безопасности и
   гигиены>>  (статьи 7, 37). В соответствии со статьей 21 Конституции РФ
   <<Достоинство  личности  охраняется  государством. Ничто не может быть
   основанием  для его умаления>>; <<Никто не должен подвергаться пыткам,
   насилию,  другому  жестокому  ли  унижающему достоинство обращению или
   наказанию.  Никто не должен быть без добровольного согласия подвергнут
   медицинским, научным или иным опытам>>.

   Невозможность  сходить  в  туалет  вообще  либо  сходить  в  туалет  в
   нормальных  условиях,  т.е. в изолированном помещении, недоступном для
   окружающих    лиц,    оборудованными   необходимыми   устройствами   и
   принадлежностями,   в   цивилизованном  обществе  считается  унижающим
   достоинство человека обращением.

   В  соответствии  со  статьей  3  Конвенции  о  защите  прав человека и
   основных  свобод  от  03.11.1950 (ратифицирована Российской Федерацией
   Федеральным законом от 30 марта 1998 года No. 54-ФЗ) <<Никто не должен
   подвергаться  ни  пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство
   обращению или наказанию>>.

   В  соответствии  с  правовыми  позициями  Европейского  Суда по правам
   человека  не  предоставление  человеку  возможности сходить в туалет в
   нормальных  условиях  является  бесчеловечным  и унижающим достоинство
   обращением.

   Так,   в   Постановлении  Европейского  Суда  по  правам  человека  от
   25.10.2005  по  делу <<Федотов (Fedotov) против российской Федерации>>
   (опубликовано  в  Бюллетене  Европейского  суда  по  правам  человека.
   Российское  издание.  2006.  No.  3.  С. 4, 58-75.) Европейский Суд по
   правам  человека  указал на то, что содержание лица в камере без еды и
   питья  с ограниченным доступом в туалет являются неудовлетворительными
   условиями  и в этом случае лицо подвергается бесчеловечному обращению,
   которое  не  соответствует статье 3 Конвенции о защите прав человека и
   основных свобод (пункт 68 мотивировочной части).

   В  соответствии  с  частью 4 статьи 15 Конституции РФ <<Общепризнанные
   принципы   и  норма  международного  права  и  международные  договоры
   Российской  Федерации  являются  составной частью ее правовой системы.
   Если  международным  договором  Российской  Федерации установлены иные
   правила,   чем   предусмотренные   законом,   то  применяются  правила
   международного  договора>>.  В  соответствии  с  частью  1  статьи  17
   Конституции  РФ  <<В  Российской  Федерации признаются и гарантируются
   права   и   свободы  человека  и  гражданина  согласно  общепризнанным
   принципам  и  нормам международного права и в соответствии с настоящей
   Конституцией>>.

   В  соответствии  с  Постановлением  Пленума  Верховного  Суда РФ от 10
   октября   2003  г.  No.  5  <<О  применении  судами  общей  юрисдикции
   общепризнанных  принципов  и норм международного права и международных
   договоров  Российской  Федерации>> <<При осуществлении правосудия суды
   должны  иметь  в  виду,  что  по  смыслу части 4 статьи 15 Конституции
   Российской  Федерации,  статей  369,  379,  части 5 статьи 415 УПК РФ,
   статей   330,   362   -  364  ГПК  РФ  неправильное  применение  судом
   общепризнанных  принципов  и норм международного права и международных
   договоров  Российской Федерации может являться основанием к отмене или
   изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного
   права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма
   международного   права,  подлежащая  применению,  или,  напротив,  суд
   применил  норму международного права, которая не подлежала применению,
   либо   когда   судом   было   дано   неправильное   толкование   нормы
   международного права.

   Разъяснить   судам,  что  толкование  международного  договора  должно
   осуществляться   в   соответствии   с   Венской   конвенцией  о  праве
   международных  договоров  от  23  мая 1969 года (раздел 3; статьи 31 -
   33).

   Согласно пункту "b" части 3 статьи 31 Венской конвенции при толковании
   международного  договора  наряду  с  его контекстом должна учитываться
   последующая   практика   применения  договора,  которая  устанавливает
   соглашение участников относительно его толкования.

   Российская  Федерация  как участник Конвенции о защите прав человека и
   основных  свобод  признает  юрисдикцию  Европейского  Суда  по  правам
   человека  обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и
   Протоколов   к  ней  в  случае  предполагаемого  нарушения  Российской
   Федерацией  положений  этих  договорных  актов,  когда  предполагаемое
   нарушение   имело  место  после  вступления  их  в  силу  в  отношении
   Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г.
   N  54-ФЗ  "О  ратификации  Конвенции о защите прав человека и основных
   свобод  и  Протоколов к ней"). Поэтому применение судами вышеназванной
   Конвенции  должно  осуществляться  с учетом практики Европейского Суда
   по  правам  человека  во избежание любого нарушения Конвенции о защите
   прав человека и основных свобод>> (пункты 9 и 10).

   Конституционный   Суд  РФ  в  своей  деятельности  также  неоднократно
   руководствовался  Европейской Конвенцией и прецедентами Страсбургского
   суда,  равно  как  ориентировал  законодателя,  другие российские суды
   соблюдать  и применять данные источники права. Так, в Постановлении от
   5  февраля  2007  года  No.  2-П <<По делу о поверке конституционности
   статей  16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389
   Гражданского  процессуального  кодекса  Российской Федерации в связи с
   запросом  Кабинета  Министров  Республики Татарстан, жалобами открытых
   акционерных  обществ <<Нижнекамскнефтехим>> и <<Хакасэнерго>>, а также
   жалобами  ряда  граждан>> (<<Российская газета>>, No. 31, 14.02.2007.)
   он  указал  на  то,  что  <<В  силу  статьи  15  (часть 4) Конституции
   Российской  Федерации  общепризнанные  принципы и нормы международного
   права и международные договоры Российской Федерации являются составной
   частью  ее  правовой  системы, причем международный договор Российской
   Федерации  имеет  приоритет  перед  законом при наличии коллизии между
   ними>>   и,   исходя   из   этого,   сформулировал   следующий  вывод:
   <<Ратифицируя  Конвенцию  о  защите  прав  человека и основных свобод,
   Российская  Федерация  признала юрисдикцию Европейского Суда по правам
   человека  обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и
   Протоколов  к  ней  в  случаях  предполагаемого  нарушения  Российской
   Федерацией  положений  этих  договорных актов (Федеральный закон от 30
   марта 1998 года N 54-ФЗ). Таким образом, как и Конвенция о защите прав
   человека  и  основных  свобод,  решения  Европейского  Суда  по правам
   человека  -  в  той  части,  в  какой  ими,  исходя  из общепризнанных
   принципов  и  норм  международного права, дается толкование содержания
   закрепленных  в  Конвенции  прав  и  свобод, включая право на доступ к
   суду   и   справедливое   правосудие,   -  являются  составной  частью
   российской  правовой  системы, а потому должны учитываться федеральным
   законодателем    при    регулировании    общественных    отношений   и
   правоприменительными  органами  при  применении  соответствующих  норм
   права>> (пункт 2.1. мотивировочной части).

   Между  тем,  Железнодорожный  районный  суд  г.  Екатеринбурга  вообще
   проигнорировал  ссылки  на  нормы  международного  права  и прецеденты
   Европейского суда по правам человека, которые содержались в пояснениях
   к  исковому  заявлению  от  6  марта  2008  г.,  а судья Свердловского
   областного  суда  в определении от 14 октября 2008 г. указал: <<Доводы
   надзорной  жалобы  со  ссылкой  на нормы международного права не могут
   быть  приняты  во  внимание,  так  как  суд  установил, что какие-либо
   положения  закона ответчиком не нарушены>>. (?!). Следовательно, судья
   Свердловского  областного  суда  также не стал утруждать себя анализом
   норм  международного  права,  равно как и норм Конституции РФ о правах
   человека,  чем  нарушил  нормы гражданского процессуального права в их
   истолковании  в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября
   2003  г.  No.  5 <<О применении судами общей юрисдикции общепризнанных
   принципов  и  норм  международного  права  и  международных  договоров
   Российской Федерации>>.

   Также   следует  отметить,  что  соответствующие  положения  Трудового
   кодекса  РФ, устанавливающие основные принципы правового регулирования
   трудовых  отношений  и  непосредственно  связанных  с  ними  отношений
   (статья  2  ТК  РФ),  основные  права  работника  (статья  21 ТК РФ) и
   основные  обязанности  работодателя (статья 22 ТК РФ) исходят из того,
   что      работодатель      обязан     обеспечить     санитарно-бытовые
   (санитарно-гигиенические)  нужды  и потребности работников не только в
   тех  случаях, когда это прямо указано в каких-то нормативных актах, но
   и   тогда,   когда   такие  потребности  непосредственно  вытекают  из
   конкретных условий труда работников.

   Так,  статья  2  Трудового  кодекса  РФ  устанавливает  такой  принцип
   трудового  права  как  принцип  обеспечения права каждого работника на
   справедливые  условия  труда, в том числе на условия труда, отвечающие
   требованиям безопасности и гигиены (абзац 5 статьи 2 ТК РФ).

   Как известно, принципы права также служат для того, чтобы их учитывать
   при применении норм, регулирующих конкретные общественные отношения, в
   случае их неясности. В данном случае понятие <<требования безопасности
   и  гигиены>> должно пониматься в самом широком смысле, как требования,
   вытекающие  из самой жизни и деятельности людей, из конкретных условий
   их   социального   взаимодействия,   а   не   только  как  требования,
   установленные в конкретных нормативных актах.

   В  соответствии со статьей 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан
   <<обеспечивать  бытовые  нужды работников, связанные с выполнением ими
   своих   трудовых   обязанностей>>.   Как  видно  из  указанной  нормы,
   обязанность  работодателя  по  обеспечению  бытовых  нужд  работников,
   связанных с исполнением ими своих трудовых обязанностей, закреплена не
   в   бланкетной  норме;  другими  словами,  законодатель  не  связывает
   выполнение   работодателем   данной  обязанности  с  иным  нормативным
   регулированием  (государственные  нормативные требования охраны труда,
   санитарные  нормы и правила и т.п.). Следовательно, конкретные условия
   быта   конкретных   категорий   работников   являются   критерием  для
   эффективной  реализации указанной нормы. Работодатель обязан выполнять
   ее,  учитывая  данные  условия;  в том случае, если он считает, что он
   выполнил   эту   норму,  но  это  не  соответствует  действительности,
   существует  механизм  его  <<поправления>>  в виде судебной процедуры.
   Таким  образом,  суд  для  эффективного  применения  нормы  статьи  22
   Трудового  кодекса  РФ  также должен оценить конкретные обстоятельства
   быта работников, особенно в тех случаях, когда условия быта нормативно
   не   урегулированы.   В   правовом  государстве  посредством  судебной
   процедуры должно происходить эффективное восстановление в правах.

   В  моем  случае  мировым  судьей  были  установлены  социально-бытовые
   потребности   водителей  и  кондуктором  иметь  туалеты  (уборные)  на
   конечных   остановочных   пунктах;   не  отрицал  этой  потребности  и
   Железнодорожный  районный суд г. Екатеринбурга, рассматривавший дело в
   апелляционном  порядке.  Однако этот суд отказал в иске в данной части
   только  на  том  основании,  что  ни в каких ведомственных нормативных
   актах   не   предусмотрена   обязанность   работодателя   обеспечивать
   работников   (водителей   и   кондукторов)   туалетами   на   конечных
   остановочных пунктах маршрута.

   Положения   статей  2  и  22  Трудового  кодекса  РФ  вообще  не  были
   проанализированы  всеми  судебными  инстанциями,  в  том числе, судьей
   Свердловского   областного  суда,  соответственно,  им  не  была  дана
   правовая оценка применительно к обстоятельствам моего дела.

   Кроме того, в соответствии со статьей 21 Трудового кодекса РФ работник
   имеет   право  на  <<рабочее  место,  соответствующее  государственным
   нормативным  требованиям  охраны  труда  и  условиям,  предусмотренным
   коллективным договором>> (абзац 3 части 1 статьи 21).

   Согласно  Коллективному  договору  между  Администрацией и работниками
   Муниципального  объединения автобусных предприятий г. Екатеринбурга на
   2004-2007   годы,   утвержденному   решением   конференции   Первичной
   профсоюзной  организации  (ЕМУП  <<МОАП>>)  Общероссийского  профсоюза
   работников  автомобильного транспорта и дорожного хозяйства Протоколом
   No.  1  от 21 мая 2004 г., работодатель обязуется <<Обеспечить местами
   общего  пользования,  согласно  санитарных  норм  и правил>>, <<Решить
   вопрос  по обеспечению мест общего пользования на конечных остановках,
   а  также  пунктов  питания>> (пункты 8.6., 8.7.) (колдоговор имеется в
   материалах дела)

   Данный  Коллективный  договор действовал до 15 мая 2007 г. С указанной
   даты  действует  другой  коллективный  договор  - Коллективный договор
   между   Администрацией   и   работниками   Муниципального  объединения
   автобусных   предприятий   г.   Екатеринбурга   на   2007-2010   годы,
   утвержденный  решением  конференции  Первичной профсоюзной организации
   (ЕМУП  <<МОАП>>)  Общероссийского  профсоюза работников автомобильного
   транспорта  и  дорожного  хозяйства Протоколом No. 1 от 15 мая 2007 г.
   Новый   колдоговор   уже   более   <<мягко>>   закрепляет  обязанность
   работодателя по обеспечению туалетами на конечных остановках. В нем, в
   частности,  указано,  что работодатель обязуется <<Принять необходимые
   меры  по обеспечению работников местами общего пользования на конечных
   остановках  автобусных маршрутов, а также пунктами питания>> (п. 8.8.)
   (колдоговор имеется в материалах дела).

   Вопреки  обстоятельствам дела, именно на последний колдоговор сослался
   Железнодорожный  районный  суд  г. Екатеринбурга и судья Свердловского
   областного суда в определении от 14 октября 2008 г.

   Однако,  как  следует  из  материалов  дела,  я  работал  на должности
   водителя  в ЕМУП <<МОАП>> и в период действия колдоговора на 2004-2007
   годы.  И  весь  этот  период работодатель не выполнял свою обязанность
   <<Решить  вопрос  по  обеспечению  мест общего пользования на конечных
   остановках>>,  предусмотренную  этим колдоговором. Таким образом, весь
   этот  период нарушалось мое право на пользование туалетами на конечных
   остановочных пунктах.

   Следовательно,  суд не вправе был применить только новый колдоговор на
   2007-2010  годы,  а  обязан  был руководствоваться также и положениями
   колдоговора на 2004-2007 годы, исходя из принципа переживания закона.

   Также   следует   отметить,   что   Железнодорожный  районный  суд  г.
   Екатеринбурга   не   применил   нормы,  содержащиеся  в  Положении  об
   автобусном предприятии, входящим в состав <<Муниципального объединения
   автобусных  предприятий>>,  утвержденного  Генеральным директором ЕМУП
   МОАП  17  ноября  2005  г.  В  частности, пункт 3.9. Данного Положения
   устанавливает:    <<Автобусное    предприятие    обязано    обеспечить
   безопасность условий труда работающих, санитарно-гигиенические условия
   труда, проявлять заботу об улучшении быта своих работников>>.

   Пункт   3.11.   указанного   Положения  устанавливает:  <<Руководитель
   автобусного   предприятия  организует  пункты  общественного  питания,
   обеспечивает  работников  санитарно-бытовыми  помещениями>>. В связи с
   тем,  что  рабочий  день  водителей  и  кондукторов составляет более 8
   часов,  они  не  могут воспользоваться туалетом, кроме как на конечных
   пунктах   автобусов,  следовательно,  работодатель  обязан  обеспечить
   данную возможность.

   Кроме  того,  как  правильно  отметили все суды, пункт 7.2. Санитарных
   правил по гигиене труда водителей автомобилей, утвержденных Минздравом
   СССР 05.05.1988 No. 4616-88, предусматривает, что диспетчерские пункты
   (пункты   по   выдаче  и  приему  путевых  документов),  обслуживающие
   водителей  городских  и  пригородных  автобусов  и  расположенные  вне
   территории  автопредприятия, должны быть обеспечены санитарно-бытовыми
   помещениями  устройствами  в  соответствии  со  СНиП  II-93-74  и СНиП
   2-09-04-87 (в зависимости от количества обслуживаемых водителей).

   Однако ни один суд не принял во внимание, что в том автопредприятии, в
   котором  я  работаю  (АП-4  ЕМУП  <<МОАП>>)  отсутствуют диспетчерские
   пункты  вне  территории  автопредприятия,  соответственно, я в течение
   рабочего     дня     лишен    возможности    пользоваться    туалетами
   (санитарно-бытовыми  помещениями)  в  данных  диспетчерских пунктах (в
   виду  их  отсутствия). Однако работники не могут не посещать туалеты в
   течение  рабочего дня. И единственное место, где они имеют возможность
   ими воспользоваться - конечные остановочные пункты. Между тем, суды не
   приняли во внимание данную очевидную вещь.

   В  апелляционном  решении  суд  ссылается  на  то, что <<Не может быть
   признана состоятельной ссылка истца и на п.8.8 коллективного трудового
   договора, поскольку данным пунктом закреплена обязанность работодателя
   принять  все необходимые меры по обеспечению работников местами общего
   пользования   на  конечных  остановках  автобусных  маршрутов,  но  не
   обязанность  оборудовать  (обеспечить)  на  конечных  остановках места
   общего  пользования.  При этом, как следует из пояснений представителя
   ответчика,  материалов  дела,  такие  меры  (по обеспечению работников
   местами общего пользования) ответчиком принимаются. Так, из соглашения
   от  01.01.2008,  заключенного  между  ЕМУП <<МОАП>> и МУ <<ДГКБ No.9>>
   (копия  на  л.д. 128) следует, что водители и кондукторы ЕУМП <<МОАП>>
   могут  беспрепятственно  пользоваться санитарно-бытовыми помещениями в
   указанном  медицинском  учреждении при условии предъявления служебного
   удостоверения;  аналогичное  соглашение  заключено  между ответчиком и
   администрацией  поликлиники ЦГБ No. 3, расположенной в районе конечной
   остановки   <<Пехотинцев>>,   не   доверять  пояснениям  представителя
   ответчика  в этой части у суда оснований нет, не оформление соглашения
   в  письменном  виде  само  по  себе  не  свидетельствует об отсутствии
   такового,   истец   в   судебном   заседании  не  отрицал  возможность
   пользования санитарно-бытовыми помещениями в здании поликлиники>>.

   Между тем, мировой судья в решении, правильно установив обстоятельства
   дела,  указал  следующее: <<Ответчик, возражая относительно заявленных
   требований,  представил  суду письменное соглашение, достигнутое между
   руководством  ЕМУП  <<МОАП>>  и  ДМБ  - 9 о предоставлении мест общего
   пользования   работникам   ЕМУП   <<МОАП>>  при  условии  предъявления
   служебного  удостоверения в период работы больницы (л.д.128), поясняя,
   что  решение  вопроса  о  предоставлении  мест  общего  пользования на
   остальных   остановках   разрешен  устно,  без  заключения  письменных
   соглашений.   Суд   относится   критически  к  доводам  ответчика,  не
   подтвержденных  письменными  доказательствами. Не может признать суд и
   представленное соглашение с ДМБ - 9 надлежащим разрешением вопросам об
   обеспечении   санитарно   -бытовых   условий,   поскольку   исходя  из
   представленного  расписания  движения  маршрута  13  (л.д.  148 - 156)
   водитель  Рощин на данном конечном пункте пребывает с 06:11, а в конце
   рабочего  дня-  21:54,  то есть в часы, которые не совпадают с работой
   организации, доказательств обратного ответчик суду не представил>>.

   Однако  же  Железнодорожный  районный  суд  г. Екатеринбурга доверился
   устным  показаниям представителя ответчика, которые носят субъективный
   характер,  т.к.  даны  лицом, заинтересованным в исходе дела, и, кроме
   того,  в  силу  статьи 55 ГПК РФ, не являются доказательствами по делу
   (доказательствами  являются  объяснения  сторон,  а  не представителей
   сторон;  сторонами  же,  согласно  статье  38 ГПК РФ, являются истец и
   ответчик). Также суд вообще никак не оценил тот факт, что время работы
   организации   ДМБ-9,  с  которой  имеется  соглашение  на  пользование
   туалетами, не совпадает с моим временем работы. Мировой судья дал этим
   фактам  правильную  логическую  оценку,  Железнодорожный  районный суд
   полностью проигнорировал их.

   Тот   же  самый  вывод  следует  из  определения  судьи  Свердловского
   областного  суда,  который  отметил: <<Доводы о том, что Рощин А.П. не
   имеет   возможности  пользоваться  уборными  предприятий  на  конечных
   остановках,   не   может   быть   принят   во  внимание,  так  как  не
   свидетельствует   о   допущенных   работодателем  нарушений  положений
   законодательства  в части санитарно-бытового обеспечения работников>>.
   Возникает  вопрос:  каким  образом  может  так  быть,  когда нарушения
   работодателем  законодательства в части санитарно-бытового обеспечения
   работников  отсутствуют, а я все-таки не имею возможности пользоваться
   туалетами,  так  как время моей работы не совпадает со временем работы
   организаций,  находящихся  вблизи  остановочных  пунктов,  с  которыми
   заключены договоры на пользование туалетами?

   Я  просил  суд,  чтобы  работодатель  обеспечил  меня туалетами на тех
   конечных   остановочных  пунктах,  на  которые  я  приезжаю,  согласно
   графикам  своей  работы.  Это  совершенно  элементарное,  естественное
   требование,  которое  можно выполнить различными способами: заключение
   соответствующих  соглашений с близлежащими организациями, оборудование
   биотуалетов и пр.

   Я  как  работник  не  обязан  решать  вопросы,  которые  обязан решить
   работодатель.  При  этом работодатель ссылается на то, что он не может
   договориться  с  соответствующими  организациями  для  того, чтобы они
   заключили  необходимые  соглашения или выделили землю; в данном случае
   Железнодорожный  районный  суд  также  встал  на сторону работодателя.
   Однако   почему   от   бездеятельности  работодателя  должны  страдать
   работники,   которые  выполняют  свою  работу  полностью  и  не  могут
   добиться, даже через суд, того же от работодателя?

   Из-за  такой  безразличной  позиции  работодателя  к работающим у него
   людям,  водители  вынуждены  <<срываться>>  и  уезжать на предприятие,
   чтобы   сходить   в  туалет.  За  это  работодатель  их  привлекает  к
   дисциплинарной  ответственности,  что  со мной, в частности, произошло
   три   раза.   Однако   если   водители  и  кондукторы  справляют  свои
   естественные  надобности  не  в  туалете,  а  на  улице, они совершают
   административное  правонарушение (<<Мелкое хулиганство>>, статья 20.1.
   КоАП  РФ)  и  рискуют  быть  подвергнуты  административному наказанию,
   вплоть  до  15-и суток ареста... Круг замкнулся... И в том, и в другом
   случае <<виноват>> все равно работник! 

   В  случае  непосещения туалета работники подвергаются бесчеловечному и
   унижающему  достоинство  обращению,  что  прямо  запрещает  статья  21
   Конституции  РФ и статья 3 Конвенции о защите прав человека и основных
   свобод.

   Также  работники подвергают риску свое здоровье. Так, в соответствии с
   медицинскими   справочниками   медицинскими   последствия  длительного
   удержания мочи в организме являются:

   - Простатит у мужчин;

   - Воспаление матки у женщин;

   - Камни в мочевом пузыре;

   - Нарушения в мочевом пузыре, почках;

   - Повышение артериального давления.

   Таким  образом,  апелляционное решение Железнодорожного районного суда
   г.  Екатеринбурга  от  19 мая 2008 г. (мотивированное - от 26 мая 2008
   г.)  в  той  части,  в  котором  им изменяется решение мирового судьи,
   считаю  незаконным,  необоснованным,  несправедливым,  бесчеловечным и
   абсурдным, умаляющим авторитет и независимость судебной власти.

   На  основании  изложенного  и руководствуясь ст. 376, 377 Гражданского
   процессуального кодекса РФ,

                                   ПРОШУ:

   Апелляционное решение Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга
   от  19 мая 2008 г. (мотивированное - от 26 мая 2008 г.) в той части, в
   котором  им  изменяется  решение  мирового  судьи  от 11 марта 2008 г.
   (мотивированное - от 16 марта 2008 г.) отменить.

   Приложение:

   1. Копия настоящей надзорной жалобы (2 экз.);

   2.  заверенная  копия  решения  мирового  судьи  от  11  марта 2008 г.
   (мотивированное - от 16 марта 2008 г.);

   3.  заверенная копия апелляционного решения Железнодорожного районного
   суда  г.  Екатеринбурга  от 19 мая 2008 г. (мотивированное - от 26 мая
   2008 г.);

   4.  заверенная  копия  Определения судьи Свердловского областного суда
   Шестаковой  С.А.  от 14 октября 2008 г. об отказе в передаче надзорной
   жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

   В  случае установления необходимости вынесения определения об отказе в
   передаче  надзорной  жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда
   надзорной  инстанции,  до  вынесения  такого определения, на основании
   статьи  35 ГПК РФ, части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации
   и    статей   101-103   Федерального   конституционного   закона   <<О
   Конституционном Суде Российской Федерации>>, ходатайствую производство
   по  моей  надзорной  жалобе  приостановить и одновременно обратиться в
   Конституционный  Суд  Российской  Федерации  с запросом о соответствии
   Конституции Российской Федерации, ее статьям 1 (части 1), 2, 7, 10, 19
   (частям  1  и 2), 21, 37 (части 3), 41 (части 3), 45, 46 (части 1), 55
   (частям  2  и 3) и 120 (части 1), абзаца 3 части 1 статьи 21 и части 1
   статьи  223  Трудового кодекса Российской Федерации, в той их части, в
   которой  данные  нормы  препятствуют  принимать  работодателем меры по
   обеспечению    санитарно-бытовых    нужд   работников,   необходимость
   обеспечения  которыми  вытекает из непосредственных условий их труда и
   связанных с ними санитарно-гигиеническими и бытовыми потребностями, но
   которые  никакими  нормативными  правовыми актами не предусмотрены, и,
   соответственно,  препятствуют  уполномоченным  органам  исполнительной
   власти  возлагать  на  работодателей обязанность по обеспечению такими
   условиями   труда  работников,  а  также  судам,  вопреки  их  роли  и
   предназначению  в  обществе  как  носителей  судебной власти, органов,
   призванных   на   основе  принципов  справедливости,  независимости  и
   законности   разрешать   споры,   возникающие,   в  том  числе,  между
   работниками  и  работодателями по поводу обеспечения санитарно-бытовых
   нужд   последних,   удовлетворять   исковые  требования  работников  о
   возложении  на  работодателей  обязанностей  по  обеспечению указанных
   санитарно-бытовых нужд работников, то есть тех санитарно-бытовых нужд,
   необходимость   обеспечения   которыми  вытекает  из  непосредственных
   условий труда работников и связанных с ними санитарно-гигиеническими и
   бытовыми  потребностями,  но  которые  никакими нормативными правовыми
   актами, в том числе, государственными нормативными требованиями охраны
   труда, не предусмотрены.

   <<___>> октября 2008 г. _________________А.П. Рощин


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Anonymous - 17.11.2008 10:22:15

Сильная жалоба. А разве ГПК не ограничивает по делам, кот. были рассмотрены мировыми судьями, право надзорного обжалования уровнем областных судов?

 

2. Роман - 17.11.2008 12:15:22

Ограничивает. Но в этом вся и проблема, которую надо решать.

 

3. Anonymous - 17.11.2008 12:41:50

Интересно. Дальнейшие действия в случае полного отказа со стороны ВС?

 

4. Роман - 17.11.2008 12:44:57

По первой инстанции в районном суде дело рассматривается по существу. Его можно в надзоре обжаловать в ВС. Однако апелляционное решение (даже не определение), принятое также путем рассмотрения дела по существу, - нельзя. Что-то в этом есть..., мне кажется.

 

5. Anonymous - 17.11.2008 12:53:59

Конституционный суд в свое время разъяснял, что все в таком порядке хорошо и чУдно, хотя на судей даже судов уровня субъектов уповать не приходится - была в практике рассмотрения жалоба по трудовому спору - так у судьи из-за невнимательности (или еще чего-то) квартальная премия превратилась в годовую и т.д. и. т.д., в связи с чем в передаче в Президиум отказано (с. Шестакова тоже). Кстати, сроки не ушли пока, но перспектив не вижу.

 

6. Anonymous - 19.11.2008 02:03:00

Есть еще водители в наших АТП!:-)

 

7. magistr - 06.03.2009 13:14:12

Я считаю, что заявители просто ошиблись адресом.

Иски о признании незаконным бездействия, признания права, возмещении морального вреда - это неимущественные иски и следовало обратиться в райсуд - там уже прямая дорога на ВС РФ.

Я сейчас так и делаю. Подаю неимущ. иск, потом дополняю имущ. требованием. При этом неимущ. можно даже отказаться - дело уже принято к рассмотрению

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):