Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Дело об обжаловании нормы площади на одного человека в камере для административно задержанных"


ЧАСТНАЯ ЖАЛОБА на определение от 16 мая 2011 г. об отказе в принятии заявления об оспаривании п. 11 Положения об условиях содержания лиц, задержанных за административное правонарушение на том основании, что жена погибшего в камере предварительного содержания не может обращаться в суд в защиту прав погибшего и своих прав

 

26.06.2011

 

                             В Кассационную коллегию по гражданским делам

                                                       Верховного суда РФ

                                     121260, г. Москва, ул. Поварская, 15

                                    Заявитель: Бугрова Лада Станиславовна

                        
                         Представитель заявителя: 

                               ЧАСТНАЯ ЖАЛОБА

     на определение от 16 мая 2011 г. об отказе в принятии заявления об
   оспаривании п. 11 Положения об условиях содержания лиц, задержанных за
   административное правонарушение, нормах питания и порядке медицинского
                           обслуживания таких лиц

   30  апреля  2011  г.  Бугрова  Л.С.  (далее  - заявитель) обратилась в
   Верховный  суд  РФ  с  заявлением  об оспаривании п. 11 <<Положения об
   условиях    содержания    лиц,    задержанных    за   административное
   правонарушение,  нормах  питания  и  порядке медицинского обслуживания
   таких  лиц>>, утвержденного Постановлением Правительства РФ No. 627 от
   15.10.2003 г.

   16  мая  2011  г.  Верховный  суд  РФ  принял  определение об отказе в
   принятии заявления Бугровой Л.С.

   1. Суд неправильно применил нормы процессуального права.

   Суд  посчитал,  что  при  обращении  в  суд  заявитель  действовал  на
   основании ст. 44 ГПК как процессуальный правопреемник.

   Заявитель  обратилась в Верховный суд РФ как самостоятельное лицо, как
   <<косвенная>>  жертва.  Об этом исчерпывающе заявитель указала в своем
   заявлении  в  Верховный  суд  РФ,  а  именно  на  странице 2 заявления
   указывалось следующее:

   <<В  силу  того,  что  Бугров  М.Ю.  скончался,  он физически не может
   обжаловать  пункт  11 Положения. Вместе с тем, в практике Европейского
   суда  по правам человека установлено, что если у третьего лица имелась
   очень  близкая  связь  с  погибшим  (родственная  или  иная),  то  оно
   признаётся  <<косвенной  жертвой>>,  и имеет право обратиться в суд за
   защитой  нарушенных  прав  потерпевшего  --  непосредственной  жертвой
   (Cakici  v.  Turkey,  постановление  ЕСПЧ от 08.07.1999 г., пункт 98 -
   перевод  в  М.  Де  Сальвия,  Прецеденты  Европейского  суда по правам
   человека.  Спб.:  Юридический центр пресс, 2004. С. 820, Ранцев против
   Кипра  и  России,  от  07.01.2010,  пункт  3,  см. текст постановления
   http://sutyajnik.ru/documents/3184.pdf).  Так в соответствии с пунктом
   3  постановления  Ранцев  против  Кипра и России заявитель-отец дочери
   жаловался  на  нарушение  в  том  числе  статьи 2 Конвенции в связи со
   смертью    его   дочери,   неэффективным   проведением   расследования
   обстоятельств   ее   смерти.   Я   являлась   супругой   Бугрова  М.Ю.
   Следовательно, я являюсь <<косвенной жертвой>> и имею право обратиться
   в суд.

   В  соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ Конвенция о защите
   прав  человека и основных свобод и Конвенция по предупреждению пыток и
   бесчеловечного  или  унижающего  достоинство  обращения  или наказания
   являются частью правовой системы Российской Федерации.

   Согласно  пункту  10 Постановления Пленума Верховного суда РФ No. 5 от
   10   октября   2003   г.   <<О   применении  судами  общей  юрисдикции
   общепризнанных  принципов  и норм международного права и международных
   договоров>>,  применение  судами  Конвенции  должно  осуществляться  с
   учетом  практики  Европейского  суда  по  правам человека во избежание
   любого  нарушения  Конвенции о защите прав человека>>. Согласно пункту
   2.1  Постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2007 г. <<...
   как  и  Конвенция  о  защите  прав человека и основных свобод, решения
   Европейского  Суда  по  правам  человека...  являются составной частью
   российской   правовой   системы,   а   потому   должны  учитываться...
   правоприменительными  органами  при  применении  соответствующих  норм
   права>>.

   2.  Суд  нарушил  ст.  6  Конвенции  о защите прав человека и основных
   свобод.

   Верховный  суд РФ в определении от 16 мая 2011 г. не дал оценки доводу
   заявителя о процессуальной правоспособности.

   Отказом  суда рассматривать довод заявителя о праве на самостоятельное
   обращение  в  суд  нарушена  норма  ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав
   человека  и  основных  свобод  Положение  ч.  1  ст.  6 Конвенции было
   истолковано   в   практике   Европейского  суда  по  правам  человека,
   обязательной  для судов России. Неоднократно Европейский суд по правам
   человека  постановлял, что для соблюдения требований <<справедливого>>
   судебного  разбирательства  национальные  суды  обязаны <<определить с
   достаточной четкостью основания, на которых они выносят свои решения>>
   (гарантия  мотивированного  решения)  (см. Hadjianastassiou v. Greece,
   judgment  of  16 December 1992, Series A no. 252, para 33; Van de Hurk
   v.  the  Netherlands,  judgment  of 19 April 1994, Series A no. 288 at
   para  61; Hiro Balani v. Spain, judgment of 09 December 1994, Series A
   no.  303-B,  at  para 28: Ruiz Torija v. Spain, judgment of 9 December
   1994,  Series  A  no.  303-A,  at  para  30.).  Если  сторона процесса
   основывала  свои  доводы  на  положениях  Конвенции, у суда появляется
   обязанность  <<проводить  соответствующее  исследование представленных
   доводов, аргументов и доказательств>> (Kraska v. Switzerland, judgment
   of  19  April 1993, Series A no. 254-B). В связи с этим действия суда,
   отказавшего  оценивать  основанный  на Конвенции единственный аргумент
   стороны   относительно   правоспособности   на   обращение  в  суд  не
   соответствует требованиям <<справедливого>> судебного разбирательства,
   выраженных в ч. 1 ст. 6 Конвенции.

   Не  применение  норм  процессуального  права,  а  именно  ст.  2, 3, 6
   Конвенции  о защите прав человека и основных свобод как они понимаются
   в  перечисленных  выше  постановлениях  Европейского  суда  по  правам
   человека,  являющейся  составной  частью  российской правовой системы,
   привело   к   неправильному   разрешению   вопроса   о  процессуальной
   правоспособности заявтеля и самостоятельному нарушению ст. 6 Конвенции
   о защите прав человека о основных свобод.

   На основании статьи 364 ГПК

                                   ПРОШУ:

   отменить определение Верховного суда РФ от 16 мая 2011 г.

   Приложение: копия частной жалобы, копия определения от 16 мая 2011 г.,
   возвращенные  документы  (в  т.ч.  копия  доверенности),  заявление  о
   восстановлении срока на обжалование (18 л.).

   25 июня 2011 г.

   Представитель заявителя

   Бугровой Л.С. ___________________


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):