Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Михайлова против России (46998/08) - право на бесплатную юридическую помощь по делам о привлечении к административной ответственности; обязанность суда рассматривать аргументы, основанные на Конвенции"


Полная жалоба по делу Михайлова против России (ст. 6(1) и 6(3)с - право на бесплатного адвоката по административным делам, обязанность судов рассматривать аргументы, основанные на Конвенции о защите прав человека и практике Европейского суда по правам человека). ЖАЛОБА НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

 

26.03.2009

 

                                                      Номер дела 46998/08

                     ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

                  Strasbourg, France - Страсбург, Франция

                                   ЖАЛОБА

   в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции по правам человека

                     и статьями 45 и 47 Регламента Суда

   ВАЖНО:

   Данная  жалоба  является  официальным  юридическим  документом и может
   повлиять на Ваши права и обязанности.

   I. СТОРОНЫ

   ЗАЯВИТЕЛЬ

   (Данные о заявителе и его представителе, при наличии такового)

   1. Фамилия заявителя Михайлова

   2. Имя(имена) и отчество Валентина Николаевна

   3. Гражданство Российское

   Пол: женский

   4. Род занятий

   5. Дата и место рождения

   6. Постоянный адрес

   7. Номер телефона

   8. Адрес проживания в настоящее время (если отличается от п. 6)

   9. Имя и фамилия

   представителя* Бурков Антон Леонидович

   10. Род занятий представителя

   Юрист,   координатор  программ  Уральского  центра  конституционной  и
   международной   защиты   прав   человека   общественного   объединения
   <<Сутяжник>> (Екатеринбург)

   11. Адрес представителя

   12. Номер телефакса ........................................

   B. 

   ВЫСОКАЯ ДОГОВАРИВАЮЩАЯСЯ СТОРОНА

   (Укажите название государства, против которого направлена жалоба)

   13. Российская Федерация

   ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

   10  сентября  2008  года  Михайлова направила предварительную жалобу в
   Европейский  Суд  по  Правам  Человека (далее по тексту, ЕСПЧ или Суд)
   касательно  нарушения  статьи  6  Европейской  Конвенции о защите прав
   человека  и  основных  свобод  (далее по тексту Конвенции). В ответ от
   ЕСПЧ  было  получено  два  письма  от  02  и  28  октября  2008 года с
   уведомлением  о  получении  жалобы и о том, что у заявительницы есть 6
   месяцев  на подачу полного текста жалобы. Полный текст жалобы приведен
   в настоящем документе.

   Ключевые положения жалобы

   25   ноября   2007  года  Михайлова  совершала  прогулку  по  улице  в
   направлении  места  встречи  <<Марша  оппозиции>>  и  была  арестована
   сотрудниками  милиции, задержана на 3 часа, в течение которых она была
   допрошена.  Позднее  с  нее  был  взыскан штраф за (1) участие в марше
   оппозиции  и  (2)  неповиновение  указаниям  сотрудников  милиции. Эти
   правонарушения    закреплены    в    Кодексе    об    Административных
   Правонарушениях РФ (КоАП РФ) в следующем порядке:

   (1) участие в марше:

   Ст.  20.2^  -  2.  Нарушение  установленной  процедуры  для проведения
   собраний,    парадов,   процессий   или   пикетов   влечет   наложение
   административного штрафа на организаторов - в размере от одной до двух
   тысяч рублей и, соответственно, от 500 до 1000 рублей на участников.

   (2)  в  случае  неповиновения указаниям сотрудников правоохранительных
   органов:

   Ст.  19.3^  -  1.  Неповиновение законному распоряжению или требованию
   работника  милиции,  военнослужащего  или должностного лица органа или
   учреждения  уголовно-исполнительной  системы  при исполнении служебных
   обязанностей,   связанных   с  поддержанием  общественного  порядка  и
   безопасности,   а   равно   воспрепятствование  выполнения  ими  своих
   служебных  обязанностей  влечет  наложение  административного штрафа в
   размере  от  пятисот до одной тысячи рублей или административный арест
   на срок до пятнадцати дней."

   Согласно    КоАП   РФ   оба   нарушения   являются   административными
   правонарушениями  и не носят уголовный характер. Максимально возможное
   наказание  за  эти  правонарушения  составляет,  соответственно,  1000
   рублей и 15 дней административного ареста.

   На 19 декабря 2007 года мировой судья судебного участка No. 201 города
   Санкт-Петербурга  Василенко О. А., после совместного рассмотрения двух
   обвинений  в публичных слушаниях постановил оштрафовать г-жу Михайлову
   на  500  рублей  за  каждое  нарушение (1000 рублей в общей сложности)
   (Приложения 1 и 2).

   В  ходе  судебного  разбирательства,  Михайлова  ходатайствовала перед
   мировым  судьей  о предоставлении ей бесплатной юридической помощи для
   содействия  в  представления дела в суде. Она заявила, что имеет право
   на  бесплатное  представительство  в  суде  согласно ст. 6 Европейской
   Конвенции  о  защите  прав и основных свобод человека (Приложения 19 и
   20).   Мировой   судья  отказал  в  удовлетворении  этого  ходатайства
   (Приложения 21 и 22).

   26  декабря  2007  года Михайлова подала апелляцию на решение мирового
   судьи  (Приложения  3  и 4). 19 февраля 2008 года и 11 марта 2008 года
   Михайлова  ходатайствовала  о  предоставлении  бесплатной  юридической
   помощи  в  районном  суде  для  слушания по рассмотрению апелляционной
   жалобы  (Приложения  23-24  и  5-6  соответственно).  Эти запросы были
   рассмотрены  и  оставлены без удовлетворения 19 февраля 2008 года и 11
   марта  2008  года  в Дзержинским районным судом (решения от 19 февраля
   2008  года  и 11 марта 2008 года соответственно; Приложения 25-28). 11
   марта 2008 года Михайлова дополнила апелляционную жалобу от 26 декабря
   2007 года с просьбой об отмене решения мирового судьи первой инстанции
   (Приложения 5 и 6). Единственным основанием дополнения к апелляционной
   жалобе  было  то,  что  Михайловой  государство не предоставило услуги
   бесплатного  адвоката, что является нарушением статьи 6(1) в сочетании
   со  статьей 6(3)(с) Конвенции. 17 марта 2008 года районный суд отказал
   в  удовлетворении апелляционной жалобы по всем пунктам (Приложения 7 и
   8).

   19   июня  2008  года  заместитель  председателя  Санкт-Петербургского
   городского   суда  отказал  в  рассмотрении  протеста  против  решения
   мирового  судьи  от  17  марта  2008  года (Приложения 9-12). Аргумент
   касательно непредставления бесплатного адвоката в суде был опровергнут
   со  ссылкой на национальное законодательство. Аргументы заявительницы,
   основанные на положениях Конвенции не были рассмотрены.

   III. 

   ИЗЛОЖЕНИЕ ИМЕВШЕГО(ИХ) МЕСТО, ПО МНЕНИЮ ЗАЯВИТЕЛЯ,

   НАРУШЕНИЯ(ИЙ) КОНВЕНЦИИ И/ИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И

   ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ АРГУМЕНТОВ

   (См. Раздел Ш Инструкции)

   Михайлова оспаривает следующее:

   (1)  Отказ  в  доступе  к  бесплатному  адвокату при рассмотрения дела
   мировым  судьей  и  в  районном  суде  (в апелляционном суде) является
   нарушением  статьи  6(3)(с)  Конвенции  (право на получение бесплатной
   юридической помощи), и

   (2)  Отказ  апелляционного  суда,  заместителя председателя городского
   суда  Санкт-Петербурга  и  заместителя  председателя  Верховного  Суда
   Российской  Федерации  рассмотреть  заявление Михайловой о том, что ей
   отказали  в ходатайстве о предоставлении ей услуг бесплатного адвоката
   для  защиты  ее  интересов  при  рассмотрении  дела  мировым  судьей и
   районным   судом,   является   нарушением   ее  прав,  закрепленных  в
   Европейской  Конвенции  о  защите  прав  человека и основных свобод, а
   именно,  права  на  справедливое судебное разбирательство (Статья 6(1)
   Конвенции).

   Статья  6  Европейской  Конвенции  устанавливает право на справедливое
   судебное разбирательство:

   1.  Каждый  в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или
   при  предъявлении  ему  любого  уголовного  обвинения  имеет  право на
   справедливое   и   публичное  разбирательство  дела  в  разумный  срок
   независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

   3.  Каждый  обвиняемый  в совершении уголовного преступления имеет как
   минимум  следующие права: (с) защищать себя лично или через посредство
   выбранного  им  самим защитника или, при недостатке у него средств для
   оплаты   услуг   защитника,  пользоваться  услугами  назначенного  ему
   защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

   (1)  Отказ судьи в предоставлении адвоката для представления интересов
   при  рассмотрении  дела  мировым судьей и районном суде (апелляционная
   инстанция)   является  нарушением  статьи  6(3)  Конвенции  (право  на
   бесплатную юридическую помощь).

   (1А)  Термин  <<уголовное  обвинение>>  согласно  статьи  6 и право на
   бесплатное  представление  интересов  стороны в суде по статье 6(3)(с)
   Европейской  Конвенции о защите прав и основных свобод человека (далее
   Конвенция).

   (1Аi)  Термин  <<уголовное обвинение>> в практике Европейского Суда по
   Правам Человека (Далее Практика ЕСПЧ).

   Статья  6(3)(с)  Конвенции  гарантирует  право защищать себя лично или
   посредством выбранного им самим представителя <<каждому, обвиняемому в
   совершении  уголовного  преступления>>. Вследствие различий уголовного
   законодательства    государств,    являющихся   сторонами   Конвенции,
   Европейский  Суд  по  Правам  Человека вводит более широкие автономные
   определения  <<уголовного  преступления>> и <<уголовного обвинения>> в
   сравнении  с  соответствующими  определениями в национальных уголовных
   нормах.

   Практика  ЕСПЧ вводит методологию для определения, может ли конкретное
   обвинение  быть  рассмотрено как <<уголовное>>^. Во-первых, ЕСПЧ будет
   рассматривать  обвинение  как  <<уголовное>> если оно является таковым
   согласно  нормам  национального  законодательства  государств - сторон
   Конвенции.  Как  бы  то  ни  было,  ЕСПЧ  неоднократно утверждает, что
   <<индикаторы,  установленные  в  национальном  законодательстве, имеют
   относительный  вес>>^ в определении уголовного характера преступления.
   Во-вторых, если обвинение не является уголовным согласно национальному
   законодательству,  ЕСПЧ  будет  рассматривать суть дела исходя из двух
   критериев^:

   (i) сущность правонарушения и/или

   (ii)   степень   тяжести  наказания  с  учетом  возможных  рисков  для
   обвиняемого^.

   При  оценке  характера  преступления  ЕСПЧ  может  принять во внимание
   следующие факторы:

   -  Существуют ли нормы и правила общего характера в противовес нормам,
   относящимся к специфической группе лиц (юристы, военнослужащие)^.

   -   Регулируются   ли  данные  вопросы  государственным  органом,  чьи
   полномочия закреплены в законодательстве^.

   - Носит ли право, применяемое для решения данного вопроса, карательный
   или   превентивный   характер,  в  отличие  от,  к  примеру,  денежной
   компенсации причиненного ущерба^.

   - Зависит ли применение наказания от установления вины^?

   -  Может  ли Суд изучить практику рассмотрения аналогичных дел другими
   государствами - членами Конвенции^?

   Несмотря  на  то,  что  суть  обвинения является главным критерием для
   определения   того,  носит  ли  совершенное  правонарушение  уголовный
   характер,  в тех случаях, когда национальное законодательство прямо не
   определяет   данное   правонарушение   как   уголовное,   ЕСПЧ   также
   рассматривает  степень  строгости  максимально возможного наказания по
   рассматриваемому делу. Общий подход ЕСПЧ таков, что <<наказание в виде
   ограничения  свободы  обоснованно  для  дел  уголовного  характера, за
   исключением   тех   случаев,   когда   по   своей   природе   в   силу
   продолжительности  или  способа исполнения наказания оно может нанести
   значительный вред>>^.

   Насколько   потенциально   возможное  наказание  может  быть  признано
   <<наносящим  значительный  ущерб>>  зависит от обстоятельств дела. Суд
   рассматривает   обвинение  как  дисциплинарное,  если,  помимо  прочих
   факторов,  оно  касалось лишь военнослужащих. ЕСПЧ постановил, что при
   данных  условиях,  двухдневный арест не был достаточно продолжительным
   для  того,  чтобы  рассматривать  его  как  уголовный,  в то время как
   возможный дисциплинарный арест на срок от 3 до 4 месяцев будет отнесен
   к  уголовной  сфере^. В следующем случае, 8 заявителей были под риском
   лишения  свободы на срок от 5 до 90 дней по причине неуплаты налогов -
   ввиду  преднамеренного  отказа  должников  от  уплаты  или преступного
   пренебрежения своими обязанностями, Суд постановил следующее:

   Принимая  во  внимание  суровость  потенциально  возможного наказания,
   наложенного на заявителей и сложность применяемого законодательства, в
   интересах    правосудия   для   проведения   справедливого   судебного
   разбирательства  заявители  должны  получить  возможность  бесплатного
   юридического представления их интересов в суде^.

   В   практике  ЕСПЧ  определение  <<уголовного  обвинения>>  трактуется
   достаточно  широко^. ЕСПЧ установил, что незначительное правонарушение
   (minor  offence)  в  виде  обвинения  соседа в нарушении общественного
   порядка без предоставления доказательств, приведшее к наказанию в виде
   штрафа  было  уголовным  правонарушением  по сути, поскольку наказание
   является мерой пресечения и носит карательный характер^. ЕСПЧ усмотрел
   уголовный   характер   в   штрафе,   наложенном   Мальтийской  Палатой
   Представителей  на журналиста за злоупотребление правом и клевету, что
   было  подтверждено  Мальтийским  Конституционным  судом.  Максимальным
   наказанием  в данном случае являлся денежный штраф или лишение свободы
   на  срок  до  60  дней  или обе меры^. Суд также установил, что штраф,
   заменяемый  10 суткам лишения свободы, за нарушение конфиденциальности
   в  ходе судебного разбирательства должен рассматриваться как уголовная
   мера^.

   Факт  того,  что  наложенная  санкция  может  являться  незначительным
   штрафом  в  финансовом  отношении,  не отменяет карательного характера
   выбранной меры. Касательно этого вопроса, ЕСПЧ постановил следующее:

   Нигде   не   установлено,   что   Конвенция,   говоря   об   уголовном
   правонарушении,   устанавливает   определенную  степень  его  тяжести.
   Напротив,  это  бы  противоречило  предмету и цели статьи 6 Конвенции,
   которая  гарантирует,  что <<каждый обвиняемый в совершении уголовного
   преступления>>  имеет право на рассмотрение дела в суде и справедливое
   судебное разбирательства, если бы государство могло исключить из сферы
   применения    статьи    6    правонарушения,    рассматриваемые    как
   незначительные^.

   Это было закреплено в последующих постановлениях, где ЕСПЧ постановил,
   что  <<относительная  недостача  тяжести  наказания  не  может  лишить
   правонарушение присущего уголовного характера.^

   (1Aii)   Применение   определения   <<уголовного  обвинения>>  к  делу
   Михайлова против России (факты по делу)

   Принимая  во  внимание  практику  ЕСПЧ,  становится  ясным,  что меры,
   наложенные  на  г-жу  Михайлову  должны  рассматриваться как уголовные
   согласно  практике применения Конвенции, в силу природы правонарушения
   и  степени  тяжести  максимально возможного наказания. Касательно сути
   правонарушения,  меры,  наложенные  на  г-жу  Михайлову, соответствуют
   критериям,  установленным  в  практике ЕСПЧ по уголовным обвинениям по
   следующим основаниям:

   -  Кодекс  об  Административных  Правонарушениях  РФ в общем и статьи,
   применяемые   в   отношении   дела   Михайловой   в  частности,  носят
   основополагающий характер и в потенциале могут касаться широкого круга
   лиц, а их применение не относится к специфической социальной группе.

   -   Судебное   разбирательство  учреждено  и  ведется  государственным
   органом,   полномочия   которого   закреплены  в  законодательстве,  в
   настоящем случае, Российским мировым судьей (см. ст. 22 КоАП).

   -  Юридические  нормы  имеют карательный или пресекающий характер. Это
   очевидно  из определения административного наказания (в т.ч. штрафа) в
   статье  3.1  КоАП  <<Административное наказание является установленной
   государством  мерой  ответственности  за  совершение административного
   правонарушения  и  применяется в целях предупреждения совершения новых
   правонарушений  как  самим  правонарушителем,  так и другими лицами.>>
   Более  того,  некоторые  процедурные гарантии, в частности, презумпция
   невиновности  (статья  1.5  КоАП), указывают на уголовную составляющую
   этих  обвинений  и  мер пресечения. Норма закона была применена, чтобы
   предотвратить  участие  Михайловой  в  марше.  На  момент  задержания,
   Михайлова  не  принимала участие в каком-либо марше или параде, однако
   сотрудники  милиции  были убеждены в том, что она намеревалась принять
   участие    в   марше   оппозиции,   осуждавшем   конкретные   действия
   правительства. В отношении Михайловой было вынесено два штрафа по двум
   обвинениям  в качестве карательной меры за намерение принять участие в
   марше  оппозиции,  а также способ удержать ее от дальнейшего участия в
   маршах оппозиции.

   -  Вынесение  штрафа  зависит  от  определения  вины. Административное
   правонарушение,   состоящее   из   двух  обвинений,  за  которые  была
   оштрафована Михайлова, определено в статье 2.1 КоАП <<Административным
   правонарушением    признается    противоправное,   виновное   действие
   (бездействие)  физического или юридического лица, за которое настоящим
   Кодексом    или    законами    субъектов   Российской   Федерации   об
   административных    правонарушениях    установлена    административная
   ответственность>>:

   - В решениях мирового суда оценена и определена вина Михайловой, о чем
   свидетельствует  следующее  утверждение:  <<мировой  суд  находит вину
   Михайловой  В.Н.  в  совершении  административного  правонарушения>> и
   <<вина  Михайловой  В.Н. в совершении административного правонарушения
   подтверждается ... (следующими доказательствами)>> (Приложения 1 и 2).

   -  В  решениях  мирового суда судья оценил и определил вину Михайловой
   В.Н.,  постановив,  что  <<мировым  судьей сделан обоснованный вывод о
   виновности    Михайловой    В.Н.    в   совершении   административного
   правонарушения>> (Приложения 7 и 8).

   Учитывая  вышеперечисленные данные, дело Михайловой В.Н. очень схоже с
   единогласно  принятым  постановлением ЕСПЧ, описанном выше, когда ЕСПЧ
   проанализировал   так   называемое   незначительное  правонарушение  в
   соответствии  с  законами  Словакии о необоснованном обвинении. В этом
   случае  Суд  пришел  к  выводу,  что  общий  характер  нормы  закона в
   сочетании  с  пресекающим и карательным характером наложенного штрафа,
   свидетельствует  о  том,  что правонарушение имело уголовный характер.
   Таким   образом,  нет  необходимости  рассматривать  дело  по  второму
   критерию о строгости максимально возможной меры наказания.^

   Относительно  строгости  наказания,  в  настоящем  случае  максимально
   возможный  размер  штрафа составляет 1000 рублей за участие в протесте
   или 15 суток административного ареста за отказ в выполнении требований
   милиции.  В  свете  практики  ЕСПЧ, штраф, возложенный на Михайлову, а
   также  возможное  лишение  свободы  на  несколько  суток, потенциально
   применимое   ко   всем   гражданам,   говорит   о   превышении  порога
   соразмерности  наказания.^  Более того, если бы Михайлова не выплатила
   возложенные  на нее штрафы, она бы получила 15 суток административного
   ареста  за невыполнение своих обязательств. В предыдущем рассмотренном
   деле  Суд  постановил,  что  строгость возложенного наказания, которое
   грозило  бы  потерпевшей,  соответствовала  бы  мерам  пресечения  при
   уголовной ответственности.^

   (1В)  Право  на  бесплатное  представление  интересов  и защиту в суде
   согласно статьи 6(3)(с) Конвенции и его применение в деле Михайловой

   Поскольку  правонарушения,  в совершении которых обвинялась Михайлова,
   были  по  своей  природе уголовными, ей должно было быть гарантировано
   право  на  бесплатное юридическое представление ее интересов в суде, в
   соответствии со статьей 6(3)(с) Конвенции.

   ЕСПЧ  устанавливает определенный спектр случаев^, когда право каждого,
   обвиняемого   в  уголовном  правонарушении,  на  получение  бесплатной
   юридической  помощи  и  бесплатную  защиту  интересов  в суде является
   неотъемлемым  элементом  справедливого  судебного  разбирательства.  В
   Конвенции заложены два условия для реализации этого права:

   (i)  значительная  нехватка  средств  для оплаты услуг представителя в
   суде, и

   (ii)   предоставление  защиты  в  суде  на  бесплатной  основе  служит
   <<интересам правосудия>>

   (1Bi)  Значительная  нехватка средств для оплаты услуг представителя в
   суде

   Михайлова не в состоянии оплатить услуги адвоката для представления ее
   интересов   и   защиты   против   вмененных  ей  обвинений  вследствие
   незначительного  денежного  дохода.  Михайлова является пенсионеркой с
   ежемесячной пенсией в размере 4000 рублей (менее 100 евро) (Приложение
   18).  Данная  сумма  недостаточна для проживания в Санкт-Петербурге. В
   связи  с  этим  она  начала работать в <<Государственном Академическом
   Российском  Оркестре  им.  В.В.  Андреева>>,  где ее ежемесячный доход
   составляет  11253  рубля  за вычетом 13% подоходного налога (менее 300
   евро)  (Приложение  17).  И  даже  этот  доход не позволяет Михайловой
   нанять  адвоката  для  представления  ее  интересов  и  защиты в суде,
   поскольку средняя стоимость услуг адвоката составляет 100-150 долларов
   США  за  1  час  (приблизительно  75-100  евро) (см. статью в Forbes с
   обзором   рынка   адвокатских   услуг  в  Москве  и  Санкт-Петербурге,
   Приложение 29).

   (1Bii)  В  интересах  правосудия  должно быть предоставлено бесплатное
   представительство в суде

   В  предыдущих  решениях  ЕСПЧ неоднократно устанавливал первоочередный
   характер  требования  <<в  интересах  правосудия>>,  что подразумевает
   <<требование  справедливого судебного процесса в суде, которое, помимо
   прочего,  вменяет  государству  и  соответствующим органам обязанность
   предложить обвиняемому реалистичный шанс защиты своих интересов в суде
   на  протяжении всего процесса>>^. Суд рассматривает комплекс факторов,
   таких  как  природа обвинения против заявителя, необходимость развития
   соответствующих  аргументов по сложным юридическим вопросам. Это также
   применимо  в  случаях,  когда  национальное законодательство разрешает
   обвиняемому защищать себя самостоятельно^.

   Сложность дела

   Дело Михайловой является сложным по двум основаниям.

   Во-первых,  подобные  дела  затрагивают  те  же самые вопросы, которые
   рассматриваются   в   делах   сугубо   уголовного   характера.  Они  в
   значительной степени включают существенную угрозу или грубое нарушение
   общественного   порядка,  доказательство  умысла  и  прочие  элементы,
   касающиеся  сугубо  уголовных  дел. Обвиняемый предстает перед судом и
   должен  выступить  с  полной  устной  и  письменной  дачей  показаний,
   представить  доказательства  и  опросить  свидетелей, либо устроить им
   перекрестный  опрос.  Эти показания в дальнейшем могут быть переданы в
   вышестоящие  суды,  включая  Верховный Суд Российской Федерации. Таким
   образом, было более 5 слушаний в суде первой инстанции и апелляционном
   суде.

   Во-вторых,  в  основании  дела  Михайловой  заложен факт использования
   Российским  государством  административных  мер  для  блокирования или
   срыва   оппозиционных   протестных   маршей  или  демонстраций.  Любой
   государственный    орган    несет    ответственность   за   сохранение
   общественного   порядка   и,   в   некоторых   случаях,  вмешательство
   государственных  властей,  действующих  в  рамках  закона,  может быть
   оправдано:  допускается  предотвращение  или  вмешательство  в марши и
   демонстрации  для сохранения общественного порядка, а также здоровья и
   имущества  граждан.  Как  бы  то  ни  было,  подобные меры должны быть
   приняты  исключительно по насущной необходимости и в рамках уголовного
   законодательства  относительно  доказанных  государством фактов грубых
   нарушений  общественного  порядка.  Михайлова  настаивает  на том, что
   подобные   аргументы   не   применимы   в  ее  деле,  а  использование
   законодательства     об     административных    правонарушениях    для
   предотвращения  ее  участия  в  оппозиционных  маршах  и демонстрациях
   является  прямым нарушением ее прав, гарантированных Конституцией РФ и
   Европейской  Конвенцией по защите прав и основных свобод. Нарушение ее
   права  на  свободу  слова  и  собраний по статьям 10 и 11 Конвенции не
   рассматривается   в   контексте   данной  жалобы,  которая  оспаривает
   исключительно  отказ  в  правах,  гарантированных статьей 6 Конвенции,
   однако это короткое отступление необходимо для лучшего понимания дела.

   Природа  обвинений  и  санкций, примененных в отношении заявительницы,
   несут   угрозу   преследования   лиц   государством   на  политических
   основаниях. Государственный представитель окажется в спорной ситуации,
   которая  потребует  избирательного вынесения мер против конкретных лиц
   (возможно с лишением свободы) без предоставления адекватной защиты для
   представления интересов в суде, что, в другом случае, было бы доступно
   при вынесении уголовного обвинения против этих же лиц.

   Без   юридической   помощи   Михайлова  была  не  в  состоянии  внести
   эффективный    вклад    при    рассмотрении    юридических   вопросов,
   предоставлении доказательств и дачи устных показаний в суде.

   Михайлова  является  пенсионеркой, приближающейся к шестидесятилетнему
   возрасту  (дата  рождения  4 октября 1949). Она не является юристом по
   профессии. Заявительница была поставлена в крайне эмоционально тяжелую
   ситуацию,  когда  против  нее  было  вынесено  два серьезных обвинения
   уголовного характера.

   Несмотря  на  то,  что  Михайлова была в состоянии физически предстать
   перед  судом,  а  также  дать  устные и письменные показания, провести
   перекрестный  опрос  свидетелей,  в  силу  ее  возраста  и  отсутствия
   юридического   образования,  ее  усилия  бы  не  были  эффективны  без
   соответствующей  юридической  помощи.  Несмотря  на  то, что Михайлова
   могла найти некоторую помощь для формулировки письменных показаний для
   слушания,  она была лишена какой-либо эффективной юридической помощи в
   суде  и, соответственно, была не в состоянии эффективно представить ее
   аргументы,  произвести  перекрестный  опрос  свидетелей  и  эффективно
   представлять  свои  интересы  в  столь  эмоционально  тяжелой  для нее
   ситуации. В столь сложном деле, в интересах правосудия было необходимо
   предоставить  заявительнице услуги по представительству ее интересов в
   суде.  Представитель  был  бы  в  состоянии  справиться с юридическими
   сложностями  дела  и  эмоциональной  нагрузкой и взвешенно представить
   позицию  заявительницы в суде с акцентом на юридически значимые детали
   дела, которые бы позволили эффективно защитить интересы заявительницы,
   находящейся в столь уязвимом положении.

   При  задержании Михайлова не знала, с какими процедурами и обвинениями
   она  столкнется.  Лишь  при  предъявлении  обвинения она осознала, что
   фактически  был  риск  лишения  ее  свободы. Страх перед столь суровым
   наказанием лишил Михайлову возможности защищать свои интересы. Если бы
   у  Михайловой  был  доступ  к  бесплатной  юридической помощи, она бы,
   возможно,  предприняла  меры по защите других нарушенных прав, включая
   право на свободу выражения мнения и свободу мирных собраний (статьи 10
   и 11 Конвенции). Будучи лишенной бесплатной юридической помощи, она не
   была  осведомлена  о  возможности потребовать защиты от нарушения этих
   прав.

   Таким образом, при наличии юриста, с большой вероятностью дело было бы
   рассмотрено иным образом.^

   Факт  того,  что  Михайлова  не  обладала  необходимыми средствами для
   привлечения квалифицированного юриста, и отказ государственных властей
   в  предоставлении  ей бесплатной юридической помощи, оказался решающим
   фактором, который повлиял на справедливость судебного процесса.

   Принцип   <<справедливости>>,  рассматриваемый  ЕСПЧ^,  должен,  таким
   образом,  в  данном  деле  подразумевать  необходимость  представления
   Михайловой юридической помощи. Факт того, что ей не была предоставлена
   никакая  юридическая  помощь  можно  отнести  к  ущербу, что привело к
   лишению Михайловой гарантий, предполагаемых статьей 6 Конвенции.

   Суровость  наказания,  которому Михайлова рисковала быть подвергнутой,
   сложность  дела  и  неспособность  Михайловой  защищать  себя  в  суде
   приводят  к выводу о том, что в интересах правосудия Михайловой должно
   было быть предоставлено бесплатное представительство во время слушаний
   как  в мировом суде судебного участка No.2001 г. Санкт-Петербурга, так
   и в Дзержинском районном суде г. Санкт-Петербурга.

   (2)  Отказ  апелляционного  суда,  заместителя председателя городского
   суда г. Санкт-Петербурга и заместителя председателя Верховного суда РФ
   в  рассмотрении  законного  требования  Михайловой  о том, что ей было
   отказано  в  предоставлении бесплатного юридического представительства
   ее  интересов  в  слушаниях  у мирового судьи и районном суде является
   нарушением    права    заявительницы    на    справедливое    судебное
   разбирательство, гарантированного статьей 6(1) Конвенции.

   (2А) Требование предоставить основания принятого решения и рассмотреть
   аргументы сторон в соответствии со статьей 6 Конвенции

   Факт  того,  что  аргументы  подзащитной  не  были  рассмотрены в ходе
   слушания,  является  нарушением  ее  права  на  справедливое  судебное
   разбирательство,  гарантированное  статьей  6(1)  Конвенции,  что было
   неоднократно признано в практике ЕСПЧ.

   Судом  было  признано,  что  <<статья  6(1)  вменяет  суду обязанность
   предоставить мотивированное объяснение решений>>^. Суд следует далее и
   считает,    что   суд   имел   обязательство   <<провести   тщательное
   расследование  представленных  показаний  и  доказательств сторон, без
   предвзятого отношения к оценке их отношения к сути дела>>^.

   В предыдущем деле против России, представители государственных органов
   не разрешили представить доказательства заявителя в суд касательно его
   права на свободу совести и вероисповедания и отказали в предоставлении
   причин своего решения. Суд постановил, что <<сущность жалобы заявителя
   в  принципе  была не рассмотрена национальным судом, который отказался
   рассмотреть  доводы  жалобы>>^. Таким образом, это является нарушением
   статьи 6(1).

   Несмотря  на  то,  что  суды  имеют  свободу  действий  в рассмотрении
   аргументов  сторон  и  способа их представления во время слушаний, суд
   обязан   объяснять  свои  решения,  включая  необходимость  объяснения
   решения о признании тех или иных материалов как <<не имеющих отношения
   к сути дела>>^. В противном случае, стороны не осведомлены о том, были
   ли  их  аргументы  рассмотрены  судом:  <<национальные  суды  должны с
   существенной  ясностью  объяснять  причины  и  основания  для принятия
   решения>>^.   Это   необходимо   для  обеспечения  возможности  подачи
   кассационной  жалобы  и  демонстрации  того,  что  доводы  сторон были
   выслушаны^.

   В деле Дулауранс против Франции (Dulaurans v France) ЕСПЧ напоминает о
   том,    что    право   на   справедливое   судебное   разбирательство,
   гарантированное статьей 6(1) Конвенции включает право сторон приводить
   доводы,  которые  они считают относящимися к сути дела, и это право не
   носит исключительно теоретический характер:

   <<Европейская  Конвенция была разработана не только для декларирования
   теоретически возможных способов защиты, напротив - она разрабатывалась
   для  обеспечения  конкретных  и  эффективных  механизмов  защиты прав,
   гарантированных  Конвенций.  Ущемление  прав  не может быть эффективно
   рассмотрено, до тех пор, пока не будет рассмотрен контекст дела>>^.

   Обязанность предоставления обоснованного решения будет варьироваться в
   зависимости   от   природы   решения  суда  и  обстоятельств  дела,  в
   особенности  принимая во внимание разнообразие доводов, представляемых
   в  суде,  а  также  различный вес, который государства-члены Конвенции
   уделяют при рассмотрении тех или иных аргументов^. В двух делах против
   Испании   заявители   представили   письменные   показания  в  суде  и
   сформулировали  доводы  в  четких и ясных выражениях. ЕСПЧ постановил,
   что  представленные аргументы в корне отличались от решения суда в том
   числе  и  от  подраздела  данного  решения,  следовательно, эти доводы
   требовали специализированного и своевременного ответа со стороны суда.
   <<В  отсутствие  подобного ответа, невозможно определить, пренебрег ли
   суд данными доводами или же он намеренно отказался от их рассмотрения,
   поскольку  счет эти аргументы не несущими решающего характера>>. Далее
   ЕСПЧ  также  прокомментировал,  что  молчание  со  стороны  суда может
   подвергнуть сомнению полноту судебного разбирательства. Таким образом,
   суд  обязан обосновать почему те или иные доказательства или аргументы
   не  были рассмотрены в ходе судебного разбирательства: счел ли суд эти
   показания не заслуживающими внимания либо не относящимися к сути дела.

   (2В) Была ли нарушена статья 6(1) Европейской Конвенции по защите прав
   человека и основных свобод в деле Михайлова против России?

   Право  на  справедливое судебное разбирательство гарантировано статьей
   6(1)  Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод,
   которая применима в ходе всего судебного разбирательства при вынесении
   обвинения   уголовного   характера.  Таким  образом,  права,  присущие
   Михайловой  в соответствии со статьей 6(1) Конвенции, включая право на
   бесплатное   представление  интересов  подзащитной  в  суде,  а  также
   требование предоставления мотивированного решения суда, будут в равной
   степени  относиться  к  судебным  процессам у мирового судьи, районном
   суде  (выступающем  в  роли апелляционного суда), решениям заместителя
   председателя   городского   суда  г.  Санкт-Петербурга  и  заместителя
   председателя Верховного суда РФ (как вышестоящие судебные инстанции).

   1.  19  февраля  2008  года  (Приложения  23-24)  и 11 марта 2008 года
   (Приложения  5-6;  запрос  от 11 марта 2008 года также включен в текст
   дополнения  к  жалобе)  Михайлова  написала  запросы  в районный суд с
   просьбой   об   оказании   ей   бесплатной   юридической   помощи  для
   представления  ее  интересов в районном суде по поводу ее кассационной
   жалобы  (заявление  было  подано досрочно перед слушанием кассационной
   жалобы).  Запросы  были  обоснованы  согласно  статье  6  Конвенции  и
   практике  ЕСПЧ.  19  февраля  2008  (Приложения 25-26) и 11 марта 2008
   (Приложения   27-28)   ее   запросы   были  отклонены  со  ссылкой  на
   национальное  законодательство.  Аргументы  Михайловой о наличии у нее
   такого права согласно положениям Конвенции не были рассмотрены.

   2.  17  марта  2008 года кассационная жалоба Михайловой была отклонена
   районным  судом.  В решении кассации от 17 марта 2008 года (Приложения
   7-8) районный суд не принял во внимание доводы Михайловой в приложении
   к  кассационной  жалобе  (Приложения  5-6),  которые  были основаны на
   Конвенции.  Приведенный довод говорил о том, что в нарушение положения
   статьи  6(1)  совместно  с  пунктом  6(3)(с)  Конвенции  ее  дело было
   рассмотрено    мировым    судом    без   предоставления   государством
   заявительнице бесплатных услуг адвоката для представления ее интересов
   в  суде (Приложения 5-6). Несмотря на то, что в решении районного суда
   упоминается  о  том,  что  <<Михайлова  ссылается  на  то, что решение
   мирового суда должно быть опровергнуто, поскольку оно было рассмотрено
   без  участия  защитника,  который по ее просьбе не был предоставлен ей
   бесплатно>>,  в  решении  суда  нет  какого-либо  комментария по этому
   вопросу.

   3.   19  июня  2008  года  заместитель  председателя  городского  суда
   Санкт-Петербурга  М.А.  Павлюченко  отказал  в  подаче протеста против
   решения  мирового  судьи  от  19 декабря 2007 года и решения районного
   суда  от  17  марта  2008  года.  <<Довод Михайловой о том, что судьей
   незаконно  было  отказано в ходатайстве о предоставлении ей бесплатной
   юридической  помощи,  не  обоснован,  поскольку  нормами  КоАП  РФ  не
   предусмотрено    назначение    адвоката    лицу,    привлекаемому    к
   административной   ответственности>>   (Приложения   9-10).  Аргументы
   касательно  гарантий  Европейской  Конвенции по защите прав человека и
   основных свобод не были рассмотрены (Приложения 11-12).

   4.  31  июля  2008  года  заместитель  председателя Верховного суда РФ
   отказал  в подаче протеста против решения мирового судьи от 19 декабря
   2007  года  и  решения  районного  суда  от  17 марта 2008 года. Довод
   Михайловой  о  том, что судьей незаконно было отказано в ходатайстве о
   предоставлении ей бесплатной юридической помощи (Приложения 13-14) был
   проигнорирован. Аргументы касательно гарантий Европейской Конвенции по
   защите прав человека и основных свобод не были рассмотрены (Приложения
   15-16).

   Отказ  районного  суда,  заместителя  председателя  городского суда г.
   Санкт-Петербурга   и   заместителя  председателя  Верховного  суда  РФ
   рассмотреть  доводы Михайловой в свете ее ходатайства о предоставлении
   ей  бесплатного представительства в суде, гарантированного Конвенцией,
   а  также  отказ  рассмотреть  эти  аргументы  в ходе принятия решения,
   является  нарушением  обязанности  государственных  судебных органов в
   вынесении   обоснованного  решения  и  четкого  обозначения  оснований
   принятия  решения,  согласно  статьи 6(1) Конвенции. Как установлено в
   практике  ЕСПЧ,  поскольку  суд  обладает  определенной  свободой  при
   рассмотрении  аргументов  дела  в тех случаях, когда суд по какой-либо
   причине  счел  аргумент  не  относящимся  к  сути  дела, основания для
   принятия такого вывода должны быть указаны в решении.

   Поскольку   доводы   Михайловой   касательно  нарушения  ее  права  на
   справедливое судебное разбирательство отличались от доводов касательно
   вмененных  ей  обвинений,  суд должен был напрямую рассмотреть доводы,
   касающиеся  реализации  прав  заявительницы  на  справедливое судебное
   разбирательство,  либо  разъяснить  причины,  по  которым суд счел эти
   доводы  не  относящимися  к  сути  дела. Таким образом, суд должен был
   обозначить  причины  принятия  решения  и, соответственно, причины, по
   которым  суд не рассмотрел при принятии решения доводы Михайловой о ее
   праве  на  бесплатное представительство ее интересов в суде адвокатом.
   Без  этих  мер Михайлова не имела возможности узнать о том, были ли ее
   доводы  услышаны  и  были  ли  рассмотрены  аргументы,  основанные  на
   положениях Конвенции.

   В  этом случае суды просто не рассмотрели вопросы первого порядка и не
   указали  соответствующие  доводы  при принятии решения. Таким образом,
   это не является случаем, когда суд принял решение не отвечать детально
   на  каждый  приведенный довод, а случаем, когда суд сознательно принял
   решение   об   игнорировании   аргументов   обвиняемой,  которые  были
   существенны в ходе слушания.

   В   действительности,   это   упущение  поднимает  многие  вопросы.  В
   рассмотренных   ранее   делах  против  Испании  ЕСПЧ  постановил,  что
   Верховный  суд  не рассмотрел аргументы заявителя, что является прямым
   нарушением  статьи 6(1) Конвенции и добавил, что <<молчание со стороны
   Верховного  суда в данном случае могло привести к появлению сомнений о
   характере судебного разбирательства>>^.

   Схожие  сомнения  появляются и в деле Михайловой. Необходимо понимать,
   что  требование о вынесении мотивированного решения обосновано защитой
   от  судебного  произвола  и  принуждения  судьи  к  объяснению  причин
   принятия   решения.   Легитимность   судебного   процесса   во  многом
   поддерживается  именно  за  счет необходимого объяснения оснований при
   принятии решения.^

   Это  твердая позиция ЕСПЧ по поводу того, что <<эффективное применение
   Европейской  Конвенции  по  защите  прав человека и основных свобод на
   национальном  уровне  является  решающим фактором для функционирования
   Конвенционной   системы.   В  соответствии  со  своим  вспомогательным
   характером,    Конвенция   нацелена   на   первоочередное   применение
   национальными  судами  и  властями>>^. Комитет Министров Совета Европы
   придерживается  позиции  о том, что <<Права и свободы, гарантированные
   Конвенцией  должны в первоочередном порядке защищаться на национальном
   уровне   и   применяться   властями   на   национальном  уровне...>>^.
   Государства-стороны  Конвенции  должны воплощать положения Конвенции в
   национальном законодательстве в свете практики ЕСПЧ.>>^

   Суды должны рассматривать доводы сторон, включая доводы, основанные на
   положениях  Конвенции,  если  таковые  представлены  в  ходе судебного
   разбирательства.

   IV. 

   ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35S: 1 КОНВЕНЦИИ

   (См.   Раздел   IV  Инструкции.  Если  необходимо,  укажите  сведения,
   упомянутые в пунктах

   16-18 на отдельном листе бумаги)

   Окончательные  решения  по  делу  были  вынесены  17  марта  2008 года
   Дзержинским  районным  судом г. Санкт-Петербурга. Решение оставило без
   изменений   решения  мирового  судьи  судебного  участка  No.  201  г.
   Санкт-Петербурга  от  19 декабря 2007 года. Первоначальная жалоба была
   подана в ЕСПЧ 10 сентября 2008 года.

   Другие  решения  (список в хронологическом порядке, даты этих решений,
   орган - судебный или иной - его принявший)

   1) Решение мирового судьи судебного участка No.201 г. Санкт-Петербурга
   от  19 декабря 2007 года касательно обвинений по части 2 ст. 20.2 КоАП
   РФ.

   2) Решение мирового судьи судебного участка No.201 г. Санкт-Петербурга
   от  19 декабря 2007 года касательно обвинений по части 1 ст. 19.3 КоАП
   РФ.

   3) Решение Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 17 марта
   2008 года касательно обвинений по части 2 ст. 20.2 КоАП РФ.

   4) Решение Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 17 марта
   2008 года касательно обвинений по части 1 ст. 19.3 КоАП РФ.

   5)  Ответ заместителя председателя городского суда г. Санкт-Петербурга
   от 19 июня 2008 года касательно обвинений по части 1 ст. 19.3 КоАП.

   6)  Ответ  заместителя председателя Верховного суда РФ от 31 июля 2008
   года касательно обвинений по части 2 ст. 20.2 КоАП.

   7)  Ответ  заместителя председателя Верховного суда РФ от 31 июля 2008
   года касательно обвинений по части 1 ст. 19.3 КоАП.

   Располагаете  ли  Вы  каким-либо  средством  защиты,  к которому Вы не
   прибегли? Если да, то объясните, почему оно не было Вами использовано?

   Все   доступные   в   этом  деле  средства  национальной  защиты  были
   использованы.

   V. 

   ИЗЛОЖЕНИЕ ПРЕДМЕТА ЖАЛОБЫ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ ПО

   СПРАВЕДЛИВОМУ ВОЗМЕЩЕНИЮ

   (См. Раздел V Инструкции)

   Заявитель утверждает следующее:

   (1)  Отказ  в бесплатном юридическом представительстве заявительницы у
   мирового   судьи   и   в  районном  суде  (который  выступает  в  роли
   апелляционного  суда)  является  нарушением  статьи  6(3)(с) Конвенции
   (право на бесплатную юридическую помощь), а также

   (2)  Отказ  апелляционного  суда,  заместителя председателя городского
   суда г. Санкт-Петербурга и заместителя председателя Верховного суда РФ
   рассмотреть  законное  требование  Михайловой, основанное на гарантиях
   Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, о том,
   что  слушание  ее  дела у мирового судьи без возможности использования
   бесплатной   юридической   помощи   является   нарушением   права   на
   справедливое судебное разбирательство согласно статьи 6(1) Конвенции.

   VI. 

   ДРУГИЕ    МЕЖДУНАРОДНЫЕ    ИНСТАНЦИИ,    ГДЕ    РАССМАТРИВАЛОСЬ    ИЛИ
   РАССМАТРИВАЕТСЯ ДЕЛО

   (См. Раздел VI Инструкции)

   Подавали   ли  Вы  жалобу,  содержащую  вышеизложенные  претензии,  на
   рассмотрение   в   другие   международные   инстанции?   Если  да,  то
   предоставьте полную информацию по этому поводу.

   Дело никогда не рассматривалось в ином международном органе.

   СПИСОК  ПРИЛОЖЕННЫХ  ДОКУМЕНТОВ (НЕ ПРИЛАГАЙТЕ ОРИГИНАЛЫ ДОКУМЕНТОВ, А
   ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ФОТОКОПИИ)

   (См. Раздел VII Инструкции. Приложите копии всех решений, упомянутых в
   Разделах  IV и VI. Если у Вас нет копий, Вам следует их получить. Если
   Вы  не  можете их получить, то объясните причину. Полученные документы
   не будут Вам возвращены.)

   1.  Решение мирового судьи судебного участка No.201 г Санкт-Петербурга
   от 19 декабря 2007 года касательно обвинений по части 2 ст. 20.2 КоАП.

   2.  Решение мирового судьи судебного участка No.201 г Санкт-Петербурга
   от 19 декабря 2007 года касательно обвинений по части 1 ст. 19.3 КоАП.

   3.  Апелляционная  жалоба на решение мирового судьи от 19 декабря 2007
   года касательно обвинений по части 2 ст. 20.2 КоАП.

   4.  Апелляционная  жалоба на решение мирового судьи от 19 декабря 2007
   года касательно обвинений по части 1 ст. 19.3 КоАП.

   5.  Дополнения  к апелляционной жалобе на решение мирового судьи от 19
   декабря  2007  года  касательно  обвинений  по части 2 ст. 20.2 КоАП и
   ходатайство  Михайловой  о бесплатном предоставлении ей услуг адвоката
   для  представления  ее  интересов в апелляционном суде (по части 2 ст.
   20.2 КоАП).

   6.  Дополнения  к апелляционной жалобе на решение мирового судьи от 19
   декабря  2007  года  касательно  обвинений  по части 1 ст. 19.3 КоАП и
   ходатайство  Михайловой  о бесплатном предоставлении ей услуг адвоката
   для  представления  ее  интересов в апелляционном суде (по части 1 ст.
   19.3 КоАП).

   7. Решение Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 17 марта
   2008 года о вынесении обвинения по части 2 ст. 20.2 КоАП.

   8. Решение Дзержинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 17 марта
   2008 года о вынесении обвинения по части 1 ст. 19.3 КоАП.

   9. Заявление в городской суд г. Санкт-Петербурга об обвинении по части
   2 ст. 20.2 КоАП.

   10.  Заявление  в  городской  суд  г. Санкт-Петербурга об обвинении по
   части 1 ст. 19.3 КоАП.

   11. Ответ заместителя председателя городского суда г. Санкт-Петербурга
   от 19 июня 2008 года касательно обвинений по части 2 ст. 20.2 КоАП.

   12. Ответ заместителя председателя городского суда г. Санкт-Петербурга
   от 19 июня 2008 года касательно обвинений по части 1 ст. 19.3 КоАП.

   13.   Заявление   в  Верховный  суд  Российской  Федерации  касательно
   обвинений по части 2 ст. 20.2 КоАП.

   14.   Заявление   в  Верховный  суд  Российской  Федерации  касательно
   обвинений по части 1 ст. 19.3 КоАП.

   15.  Ответ заместителя председателя Верховного суда РФ от 31 июля 2008
   года касательно обвинений по части 2 ст. 20.2 КоАП.

   16.  Ответ заместителя председателя Верховного суда РФ от 31 июля 2008
   года касательно обвинений по части 1 ст. 19.3 КоАП.

   17. Справка о размере заработной платы Михайловой.

   18. Справка о размере пенсии Михайловой.

   19.   Ходатайство   Михайловой  мировому  судье  о  предоставлении  ей
   бесплатной юридической помощи (по части 2 ст. 20.2 КоАП).

   20.  Ходатайство  Михайловой  в  мировому  судье  о  предоставлении ей
   бесплатной юридической помощи (по части 1 ст. 19.3 КоАП).

   21.  Решение  мирового  судьи  от  19  декабря  2007  года  касательно
   ходатайства  Михайловой  о  предоставлении  ей  бесплатной юридической
   помощи при слушаниях по обвинению в нарушении части 2 ст. 20.2 КоАП.

   22.  Решение  мирового  судьи  от  19  декабря  2007  года  касательно
   ходатайства  Михайловой  о  предоставлении  ей  бесплатной юридической
   помощи при слушаниях по обвинению в нарушении части 1 ст. 19.3 КоАП.

   23.   Ходатайство   Михайловой   о   предоставлении   ей   бесплатного
   представительства ее интересов в суде (по части 2 ст. 20.2 КоАП).

   24.   Ходатайство   Михайловой   о   предоставлении   ей   бесплатного
   представительства ее интересов в суде (по части 1 ст. 19.3 КоАП).

   25.  Решение  Дзержинского  районного  суда  г. Санкт-Петербурга от 19
   февраля  2008  года  по  ходатайству  Михайловой  о  предоставлении ей
   бесплатного  представительства  интересов  в суде (по части 2 ст. 20.2
   КоАП).

   26.  Решение  Дзержинского  районного  суда  г. Санкт-Петербурга от 19
   февраля  2008  года  по  ходатайству  Михайловой  о  предоставлении ей
   бесплатного  представительства  интересов  в суде (по части 1 ст. 19.3
   КоАП).

   27.  Решение  Дзержинского  районного  суда  г. Санкт-Петербурга от 11
   марта   2008  года  по  ходатайству  Михайловой  о  предоставлении  ей
   бесплатного  представительства  интересов  в суде (по части 2 ст. 20.2
   КоАП).

   28.  Решение  Дзержинского  районного  суда  г. Санкт-Петербурга от 11
   марта   2008  года  по  ходатайству  Михайловой  о  предоставлении  ей
   бесплатного  представительства  интересов  в суде (по части 1 ст. 19.3
   КоАП).

   29. Статья из журнала Forbes.

   30. Доверенность на представление интересов Михайловой.

   VII. 

   ЗАЯВЛЕНИЕ И ПОДПИСЬ

   (См. Раздел VIII Инструкции)

   Настоящим,  исходя  из  моих  знаний  и  убеждений,  заявляю,  что все
   сведения, которые я указал(а) в формуляре, являются верными.

                                                            Date / Date /
   Дата..................................................................
                                                                        .

                                (Подпись заявителя или его представителя)

   ^Глава  20  КоАП  РФ.  Административные  правонарушения, посягающие на
   общественный  порядок и общественную безопасность. Ст. 20.2. Нарушение
   установленного  порядка организации либо проведения собрания, митинга,
   демонстрации, шествия или пикетирования.

   ^Глава  19  КоАП  РФ.  Административные  правонарушения против порядка
   управления.  Ст. 19.3. Неповиновение законному распоряжению сотрудника
   полиции,  военнослужащего,  сотрудника органов по контролю за оборотом
   наркотических  средств  и  психотропных  веществ,  сотрудника  органов
   федеральной  службы  безопасности,  сотрудника органов государственной
   охраны, сотрудника органов, уполномоченных на осуществление функций по
   контролю  и  надзору  в  сфере  миграции,  либо  сотрудника органа или
   учреждения уголовно-исполнительной системы.

   ^Энгель   и   другие  против  Королевства  Нидерландов  (Engel  v  the
   Netherlands), жалоба No.5100-5102/71, 5354/72 и 5370/72 от 8 июня 1976
   года,  параграфы  82-83; Равнсборг против Швеции (Ravnsborg v Sweden),
   жалоба  No.  14220/88  от  23  марта  1994, параграф 30; Бенхам против
   Великобритании  (Benham  v the United Kingdom), жалоба No. 19380/92 от
   10   июня   1996,  параграф  56;  Вебер  против  Швейцарии  (Weber  v.
   Switzerland)  ,  жалоба  No.  11034/84  от  22 мая 990 года, параграфы
   31-34; Путц против Австрии (Putz v.Austria), жалоба No. 18892/91 от 22
   февраля  1996 года, параграф 31; Шмаутцер против Австрии (Schmautzer v
   Austria),  жалоба  No.  15523/89  от  23 октября 1995, параграф 27; T.
   против  Австрии,  жалоба  No. 27783/95 от 14 ноября 2000, параграф 61;
   Озтурк  против  Германии  (Ozturk  v Germany), жалоба No.8544/79 от 21
   февраля  1984,  параграф  50,  56 и Кадубец против Словакии (Kadubec v
   Slovakia) от 2 сентября 1998, параграф 50.

   ^Кадубец  против  Словакии  (Kadubec  v  Slovakia) от 2 сентября 1998,
   параграф  51;  Озтурк против Германии (Ozturk v Germany), параграф 52;
   Бенхам  против  Великобритании (Benham v the United Kingdom), параграф
   56;  Энгель  против Королевства Нидерландов (Engel v the Netherlands),
   параграф 82.

   ^ЕСПЧ  постановил,  что  кумулятивный  поход может быть применен когда
   анализ  каждого из критериев не позволяет прийти к однозначному выводу
   по   вопросу,   носило  ли  вынесенное  обвинение  уголовный  характер
   (Бенденун  против Франции (Bendenoun v France), жалоба No. 12547/86 от
   24 февраля 1994, параграф 47).

   ^Энгель   и   другие  против  Королевства  Нидерландов  (Engel  v  the
   Netherlands), параграф 82.

   ^Бенденун  против  Франции (Bendenoun v France), параграф 47; Демиколи
   против  Мальты  (Demicoli  v  Malta), жалоба No.13057/87 от 27 августа
   1991, параграф 33; Озтурк против Германии (Ozturk v Germany), параграф
   53.

   ^Бенхам  против Великобритании (Benham v the United Kingdom), параграф
   56.

   ^Бенденун  против  Франции  (Bendenoun  v France), параграф 47; Озтурк
   против Германии (Ozturk v Germany), параграф 53.

   ^Бенхам  против Великобритании (Benham v the United Kingdom), параграф
   56.

   ^Озтурк против Германии (Ozturk v Germany), параграф 53.

   ^Энгель   и   другие  против  Королевства  Нидерландов  (Engel  v  the
   Netherlands), параграф 82.

   ^Энгель и другие против Королевства Нидерландов.

   ^Перкс  и  другие  против  Великобритании  (Perks  and Others v United
   Kingdom), жалобы No. 25277/94, 25279/94, 25280/94, 25282/94, 25285/94,
   28048/95, 28192/95 и 28456/95 от 12 октября 1999, параграф 62.

   ^Подобные   правонарушения   попадают   под   определение   уголовного
   обвинения:    дорожные   правонарушения,   наказуемые   штрафами   или
   ограничениями  на  использование  водительских  прав  (Шмаутцер против
   Австрии  (Schmautzer  v  Austria);  Малиге  против  Франции  (Malige v
   France), жалоба No. 27812/95 от 23 сентября 1998; Лутц против Германии
   (Lutz  v  Germany),  жалоба No. 9912/82 от 25 августа 1987), штрафы по
   неуплате  налогов  (Бенденун  против  Франции  (Bendenoun  v  France);
   Жуссила  против  Финляндии (Jussila v Finland), жалоба No. 73053/01 от
   23 ноября 2006), таможенное право (Салабиаку против Франции (Salabiaku
   v  France),  жалоба No.10519/83 от 7 октября 1988), конкурентное право
   (Sociutu  Stenuit  v  France, жалоба No.11598/85 от 27 февраля 1992) и
   финансовые  разбирательства  (Guisset v France, жалоба No. 33933/96 от
   26 сентября 2000).

   ^Лауко  против  Словакии  (Lauko v Slovakia), жалоба No. 26138/95 от 2
   сентября 1998.

   ^Демиколи против Мальты (Demicoli v Malta).

   ^Вебер против Швейцарии (Weber v Switzerland).

   ^Озтурк против Германии (Ozturk v Germany), параграф 53.

   ^Kadubec v Slovakia, параграф 52.

   ^Lauko v Slovakia, параграф 58.

   ^Практика  ЕСПЧ  по рассмотрению <<строгости максимального наказания>>
   рассматривается    в    комбинации    с   первым   критерием   (<<суть
   правонарушения>>),   особенно   в   отношении   правонарушения  общего
   характера.   В   ряде   случаев   ЕСПЧ  установил  уголовный  характер
   правонарушения  на основании строгости вынесенного наказания, несмотря
   на  то,  что  правонарушение  носило общий характер (Demicoli v Malta,
   Weber v Switzerland). Также см. собирательный подход ниже.

   ^Статья   20.25  КоАП  <<Неуплата  административного  штрафа  в  срок,
   предусмотренный настоящим Кодексом, -

   влечет  наложение  административного штрафа в двукратном размере суммы
   неуплаченного  административного  штрафа,  но  не  менее  одной тысячи
   рублей либо административный арест на срок до пятнадцати суток>>.

   ^Грандер  против  Великобритании,  жалоба No. 11932/86, 28 марта 1990;
   Кваранта  против  Швейцарии,  жалоба  No.  12744,87, 24 мая 1991; R.D.
   против  Польши, жалобы No. 29692/96 и 34612/97 от 18 декабря 2001; Фам
   Хонг  (Pham  Hoang) против Франции, жалоба No. 13191/87 от 25 сентября
   1992).

   ^R.D. против Польши, параграф 49.

   ^Пакелли против Германии, жалоба No. 8398/78, 25 апреля 1983, параграф
   31.

   ^Этот  аспект  был важен при определении права заявителя на бесплатное
   представление  интересов в суде в деле П.К.и С. против Великобритании,
   жалоба  No.56547/00  от 16 ноября 2002, параграф 96 (P.C. and S. V The
   United Kingdom).

   ^Основополагающим принципом статьи 6 является справедливость судебного
   процесса. В случаях, когда заявитель предстает перед судом и, несмотря
   на  отсутствие  юридической  помощи,  успешно  проводит свою защиту во
   время  слушания, тем не менее это может быть рассмотрено как нарушение
   справедливости процесса (см. МакВикар против Великобритании (McVicar v
   The  United Kingdom), жалоба No. 46311/99 от 7 августа 2002, параграфы
   50-51).  Таким  образом, важно обеспечение состязательности сторон для
   эффективного  ведения  дела.  Здесь и далее в других аспектах статьи 6
   решающим  является  насколько  заявитель  имел  доступ к адекватному и
   справедливому    судебному   разбирательству   (P.C.   и   S.   Против
   Великобритании, параграф 91).

   ^Хиро Балани против Испании (Hiro Balani v Spain), жалоба No.18064/91,
   решение суда от 09 декабря 1994, Серия А, No. 288, параграф 59.

   ^Краска  против  Швейцарии (Kraska v Switzerland), жалоба No. 13942/88
   от 19 апреля 1993, параграф 30. Аналогичные аргументы приведены в деле
   Ван  де  Хурк  против  Королевства  Нидерландов  (Van  de  Hurk  v the
   Netherlands),  жалоба  No.16034/90,  решение  суда  от 19 апреля 1994,
   Серия А, No.288, параграф 59.

   ^Кузнецов  и др. против России (Kuznetsov and others v Russia), жалоба
   No.184/02 от 11 января 2007, параграф 84.

   ^Суоминен  против  Финляндии (Suominen v Finland), жалоба No. 37801/97
   от 1 июля 2003, параграф 36.

   ^Хадъянастасиоу против Греции (Hadjianastassiou v. Greece), жалоба No.
   12945/87 от 16 декабря 1992, Серия А, No.252, параграф 33.

   ^Кузнецов против России, параграфы 83-85.

   ^"La  Convention  ne  visant  pas  a garantir des droits theoriques ou
   illusoires mais des droits concrets et effectifs. Ce droit ne

   peut  passer  pour  effectif  que  si  ces  observations sont vraiment
   <>, c'est-a-dire dument examinees par le tribunal

   saisi."  Дулауранс  против  Франции (Dulaurans v. France), жалоба No..
   34553/97, решение от 21 марта 2000, No. 34553/97, параграф 33.

   ^Хиро Балани против Испании (Hiro Balani v Spain), жалоба No.18064/91,
   решение  суда от 09 декабря 1994, Серия А, No. 288, параграфы 27 и 28,
   а  также  Руис Ториха против Испании (Ruiz Torija v Spain), жалоба No.
   18390/91 от 9 декабря 1994, параграфы 29 и 30.

   ^Хиро Балани против Испании, параграф 25.

   ^MILANO,  Laure,  Le  droit  a  un  tribunal  au sens de la Convention
   europeenne des droits de l'homme, Paris : Dalloz, 2006,

   p. 552.

   ^Эрик  Фриберг,  <<Вступительное  слово  по  поводу  регистрации 100го
   выпуска сборника практики ЕСПЧ>>, информационная записка ЕСПЧ No. 100.
   Erik Fribergh, "Foreword by the Registrar on the occasion of the 100th
   issue  of  the  Case-Law  of  the  European  Court  of  Human Rights,"
   Information  Note  of  the  European  Court  of  Human Rights, no. 100
   (September 2007). P. 1.

   ^Рекомендация  Комитета Министров Совета Европы Rec(2004)4, Преамбула,
   Rec(2004)5, Преамбула.

   ^Рекомендация Комитета Министров Совета Европы Rec(2004)5, секция 3.

                                     19


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):