Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "В Конституционный суд и ЕСПЧ подана жалоба на ГПК, ПОЗВОЛЯЮЩИЙ ВЗЫСКИВАТЬ С ГРАЖДАН СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ В ПОЛЬЗУ ЧИНОВНИКОВ"


Ж А Л О Б А в Конституционный суд о неконституционности взыскания судебных расходов с правозащитников (о признании неконституционной части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в системном единстве и взаимосвязи с частью 1 статьи 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, как они в системном единстве и взаимосвязи понимаются в практике Первомайского районного суда города Мурманска, Мурманского областного суда, президиумом Мурманского областного суда и судьей Верховного суда Российской Федерации, которые в системе c другими правовыми нормами, в том числе нормой статьи 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в спорах, возникающих из публичных правоотношений, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство и доступ к судебной защите лишают гражданина дополнительных гарантий и позволяют взыскивать с заявителя средства, истраченные органом власти при проверке законности его решения в судах общей юрисдикции)

 

23.05.2015

 

   В Конституционный суд Российской Федерации

   190000, Санкт-Петербург, Сенатская площадь, дом 1

   Заявитель: 

   Передрук Александр Дмитриевич

   Адрес: 

   Адрес  для корреспонденции: 191002, Санкт-Петербург, ул.Разъезжая, дом
   9,     офис     правозащитной    организации    <<Солдатские    матери
   Санкт-Петербурга>>, с отметкой <<Для Передрука А.Д.>>

   Государственный орган, издавший акт, подлежащий проверке:

   Государственная Дума Российской Федерации

   Адрес: 103265, Москва, улица Охотный ряд, дом 1

   Подлежащий проверке акт: 

   Часть  1  статьи  88,  статья  94,  часть  1  статьи  98  Гражданского
   процессуального кодекса Российской Федерации

   Источник  публикации:  первоначальный  текст  документа  опубликован в
   изданиях   <<Собрание   законодательства   РФ>>,   18.11.2002,  N  46,
   <<Парламентская   газета>>,   N   220-221,   20.11.2002,  <<Российская
   газета>>, N 220, 20.11.2002.

   В  порядке  статьи  125  (часть  4) Конституции Российской Федерации и
   статьи  96  Федерального  конституционного  закона <<О Конституционном
   Суде Российской Федерации>>

                                Ж А Л О Б А

        о признании неконституционной части 1 статьи 98 Гражданского
    процессуального кодекса Российской Федерации в системном единстве и
   взаимосвязи с частью 1 статьи 88 Гражданского процессуального кодекса
      Российской Федерации, как они в системном единстве и взаимосвязи
    понимаются в практике Первомайского районного суда города Мурманска,
   Мурманского областного суда, президиумом Мурманского областного суда и
      судьей Верховного суда Российской Федерации, которые в системе c
    другими правовыми нормами, в том числе нормой статьи 94 Гражданского
   процессуального кодекса Российской Федерации в спорах, возникающих из
    публичных правоотношений, в нарушение права на справедливое судебное
        разбирательство и доступ к судебной защите лишают гражданина
    дополнительных гарантий и позволяют взыскивать с заявителя средства,
   истраченные органом власти при проверке законности его решения в судах
                             общей юрисдикции.

    I. ОБНАРУЖИВШАЯСЯ ПРАВОВАЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

    1. Основанием   к   рассмотрению  обращения  является  обнаружившаяся
       неопределенность  в вопросе о том, соответствует ли части 1 статьи
       19,  части  2 статьи 45, части 1, 2 статьи 46, статьи 52 и части 3
       статьи  123  Конституции  Российской  Федерации  положения части 1
       статьи   88,   статьи   94,   части   1   статьи  98  Гражданского
       процессуального  кодекса  Российской  Федерации (далее - ГПК РФ) в
       спорах,  возникающих  из  публичных  правоотношений, в той мере, в
       которой  нормы  ГПК  РФ  создают  охлаждающий  эффект для судебной
       защиты  прав,  нарушенных  действием  (бездействием)  или решением
       органа  власти,  а  также  в  которой  они  позволяют осуществлять
       судопроизводство на основе состязательности и равноправия сторон.
    2. Как  следует  из  статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного
       закона  от  21.07.1994 N 1-ФКЗ <<О Конституционном Суде Российской
       Федерации>>,  Конституционный  Суд  Российской Федерации принимает
       постановление,   оценивая  как  буквальный  смысл  рассматриваемых
       законоположений,  так  и  смысл, придаваемый им официальным и иным
       толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также
       исходя из их места в системе правовых норм.

   II. ДОПУСТИМОСТЬ ЖАЛОБЫ

   a)  Обстоятельства дела и применение положений законодательства в деле
   заявителя

    1. Заявитель  -  гражданин  Российской  Федерации,  который  исправно
       уплачивает   установленные   налоги  и  сборы,  как  того  требует
       Конституция Российской Федерации (статья 57).
    2. При   обращении   в   суд  с  просьбой  о  проверке  законности  и
       обоснованности принятого в отношении него решения государственного
       органа,  заявитель оплатил государственную пошлину в установленном
       законом порядке и объеме.
    3. Решением  Первомайского  районного  суда  города  Мурманск  от  01
       августа 2013 года заявителю отказано в удовлетворении заявления об
       оспаривании  решения  исполнительного  органа власти - Комитета по
       вопросам  законности,  правопорядка  и  безопасности Правительства
       Санкт-Петербурга.  Определением  Мурманского областного суда от 02
       октября 2013 года решение оставлено без изменения.
    4. Исполнительный  орган  обратился  в суд с заявлением о взыскании с
       заявителя  судебных  расходов  (издержек)  в  сумме  33615 рублей,
       понесенных   заинтересованным   лицом   в   связи  с  направлением
       представителей  в  судебные заседания первой и второй инстанции, а
       именно расходов на проезд и проживание командированных лиц.
    5. Определением  от  09  апреля  2014  года Первомайский районный суд
       города  Мурманска  взыскал  с заявителя 15 тысяч рублей в качестве
       судебных  расходов.  Суд,  разрешая  спор  о  возмещении  судебных
       расходов,  пришел к выводу о наличии для этого правовых оснований,
       предусмотренных статьями 88, 94, 98 ГПК РФ (см. Приложение No. 4).
    6. Апелляционным  определением от 26 июня 2014 года судебная коллегия
       по  гражданским делам Мурманского областного суда оставила решение
       суда  первой  инстанции  без  изменения,  мотивировав  ее тем, что
       согласно  статье  13  (часть  3)  Конституции Российской Федерации
       судопроизводство   осуществляется  на  основе  состязательности  и
       равноправия,   а   нормы  ГПК  РФ,  предусматривающие  возможность
       взыскания в пользу органа власти судебные расходы, являются частью
       механизма  эффективного  восстановления  нарушенных  прав и защиты
       имущественных  интересов  стороны,  в  пользу  которой  состоялось
       решение (Приложение No. 5).
    7. Определением  No. 4г-878 от 18 декабря 2014 года судья Мурманского
       областного   суда  отказал  в  передаче  кассационной  жалобы  для
       рассмотрения  в  судебном  заседании,  посчитав,  что  судами  был
       соблюден   баланс   прав   заявителя   и   заинтересованного  лица
       (Приложение No. 6).
    8. Определением  судьи  Верховного  Суда  Российской  Федерации от 10
       марта  2015  года  No. 34-КФ15-13 отказано в передаче кассационной
       жалобы  для  рассмотрения  в  судебном заседании Судебной коллегии
       Верховного Суда Российской Федерации (Приложение No. 7).
    9. Таким  образом,  в  соответствии  с решениями судов, Заявитель был
       вынужден  заплатить  за  попытки  (хоть и безуспешные) оспаривания
       решения  органа  государственной  власти.  При  этом  в третий раз
       фактически  профинансировал  деятельность государства, что, по его
       мнению,  не может быть соразмерным и, как следствие, справедливым.
       Рассмотрение  дела  в  судах  общей  юрисдикции закончено, решение
       вступило в законную силу и исполнено заявителем (Приложения No. 9,
       10).
   10. Оспариваемые   положения   Гражданского   процессуального  кодекса
       Российской  Федерации,  позволяющие  взыскание  судебных  издержек
       властей   с  заявителя  в  споре  о  проверки  законности  решения
       государственного  органа, нарушают конституционные права заявителя
       на  равенство  всех  перед  законом и судом (статья 19 Конституции
       Российской  Федерации),  так  как  ставят государственные органы в
       привилегированное  положение  в сравнении с гражданами, а также на
       справедливое  судебное  разбирательство,  в  том  числе  право  на
       состязательность  и  равноправие  сторон  (статья  123 Конституции
       Российской Федерации), выраженное в непредставлении дополнительных
       гарантий  заявителю  и  в  необоснованном предоставлении их органу
       государственной власти.

   b) Иная правоприменительная практика

   Cложившаяся  правоприменительная  практика по смыслу которой настоящей
   жалобой   оспариваются  нормы  Гражданского  процессуального  кодекса,
   содержится  в  Обзоре  судебной  практики Верховного Суда РФ за первый
   квартал  2003  года,  согласно  которому,  положения главы 7 ГПК РФ (а
   равно  ранее  действовавшего  ГПК  РСФСР)  находятся в разделе <<Общие
   положения>> Кодексов,  где содержатся нормы с общим уровнем действия и
   применяемые  при  рассмотрении и разрешении гражданских дел всех видов
   судопроизводства   и,   как   правило,  на  всех  стадиях  процесса  -
   соответственно,   они   должны  применяться  и  при  рассмотрении  дел
   неискового производства.

   Кроме того, аналогичная позиция сформулирована в Постановлении Пленума
   Верховного  суда  Российской  Федерации от 10.02.2009 N 2 <<О практике
   рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия)
   органов   государственной  власти,  органов  местного  самоуправления,
   должностных  лиц,  государственных  и  муниципальных  служащих>> (п.29
   Постановления),  в  которой  суд  также указывает на то, что в связи с
   тем,  что  главами  23  и  25  ГПК  РФ прямо не установлено каких-либо
   особенностей  в  отношении  судебных  расходов по делам об оспаривании
   решений   органов   государственной  власти,  то  вопросы  о  судебных
   расходах,   понесенных   заявителями   и   заинтересованными   лицами,
   разрешаются в соответствии с общими правилами, предусмотренными главой
   7 ГПК РФ.

   c) Предмет настоящей жалобы

    1. Заявитель утверждает, что ч. 1 с. 98 ГПК РФ в системном единстве и
       взаимосвязи с ч. 1 ст. 88 ГПК РФ, а также иными правовыми нормами,
       в  том  числе,  с  нормой  ст.  94  ГПК РФ исключительно в спорах,
       возникающих  из  публичных  правоотношений, как они в понимаются в
       практике  судов  общей  юрисдикции,  не  соответствуют Конституции
       Российской  Федерации  в  связи  с  несоразмерным вмешательством в
       право на защиту справедливым судом.
    2. Оспариваемые   положения   Гражданского   процессуального  кодекса
       предусматривают,   что  <<стороне,  в  пользу  которой  состоялось
       решение  суда,  суд  присуждает  возместить  с  другой стороны все
       понесенные по делу судебные расходы <...>>> (ч. 1 ст. 98 ГПК РФ)
    3. При   этом   под   <<судебными   расходами>>   понимаются,   среди
       прочего, издержки, связанные с рассмотрением дела (ч. 1 ст. 88 ГПК
       РФ),   состоящие  из  расходов  на  проезд  и  проживание  сторон,
       понесенные ими в связи с явкой в суд (ст.94 ГПК РФ).
    4. Конституционный  Суд РФ неоднократно отклонял жалобы, направленные
       на оспаривание конституционности положений статьи 98 ГПК РФ.
    5. Так,  в  Определении от 19 января 2010 г. No. 88-О-О и Определении
       Конституционного  Суда  РФ  от  25.02.2010  N 317-О-О Суд пришел к
       выводу  о  том,  что часть  первая статьи 98  Российской Федерации
       сама  по  себе  в конкретном деле заявительницы ее конституционные
       права, указанные в жалобе, не нарушает.
    6. Однако  все  предыдущие  дела  объединяло наличие спора о праве, в
       связи  с  чем  они  разрешались  судами общей юрисдикции в порядке
       искового  производства  и,  соответственно,  жалобы  заявителей об
       оспаривании  указанных  норм  слушались  исключительно  в пределах
       проверки   норм   закона   при   применении   в  исковом  порядке,
       отличительной  чертой которого является изначальное процессуальное
       равенство    сторон.   Таким   образом,   оспариваемые   положения
       Гражданского   процессуального   кодекса   Конституционным   судом
       Российской   Федерации  не  исследовались  с  учетом  особенностей
       производства по спорам, возникающим из публичных правоотношений.

    1. Кроме   того,   в  указанных  делах  заявителями  являлись  именно
       участники процесса, пытавшиеся взыскать расходы. В рассматриваемом
       случае расходы были взысканы с заявителя.
    2. В  Определении от 19 января 2010 г. No. 88-О-О была сформулирована
       позиция,     согласно     которой    гражданское    процессуальное
       законодательство  исходит  из  того,  что  <<критерием присуждения
       расходов  на  оплату  услуг  представителя  при  вынесении решения
       является   вывод   суда   о   правомерности   или  неправомерности
       заявленного   истцом   требования>>.   Данная   правовая   позиция
       неприменима   в   делах   об  оспаривании  действий  (бездействия)
       государственных органов в связи с тем, что:

   i)  в  спорах,  возникших  из  публичных  правоотношений,  отсутствует
   <<истец>>,

   ii)  понятия  <<правомерность>>  или <<неправомерность>> неприменимы к
   ситуации  обжалования гражданином решения государственного органа, что
   является реализацией его основополагающих прав и свобод, а ограничение
   чего  (включая  фактическое  ограничение) представляет собой нарушение
   основополагающих  принципов. В случаях же, когда вывод о правомерности
   или  неправомерности  требований  истца  в решении суда не содержится,
   распределение    судебных    расходов   между   сторонами   судом   не
   осуществляется,  что  также  вытекает  из  указанного выше Определения
   Конституционного суда.

    3. Ко всему прочему, на лицо, подавшее заявление в порядке Подраздела
       III  (см.,  в частности, главы 23, 25 ГПК РФ), и, как следствие, к
       обстоятельствам  настоящей жалобы, также недопустимо автоматически
       распространять  и  иные  правовые  позиции  Конституционного  Суда
       Российской   Федерации,   относящиеся   к   <<истцу>>^.  При  этом
       расширительное толкование термина <<истец>> является недопустимым,
       поскольку отсутствие соответствующего термина в Подразделе III ГПК
       РФ  не  случайно,  а вытекает из логики законодателя, связанной со
       спецификой споров, возникших из публичных отношений.
    4. Учитывая, что нормы закона оспариваются по смыслу, придаваемому им
       правоприменительной     практикой,    важно    подчеркнуть,    что
       конституционное  истолкование  подлежащих  применению  норм должно
       обеспечиваться   именно  в  судебной  практике,  что  выступает  в
       качестве    необходимого    атрибута   правосудия   (Постановление
       Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 No. 1-П).
    5. Кроме  того,  говоря  о  возможности возмещения судебных расходов,
       Конституционный  Суд  в  Определении  от  19  января 2010 года No.
       88-О-О  апеллировал,  в частности, к принципу охраны права частной
       собственности^,   который   в   рассматриваемом  деле  может  быть
       использован  исключительно  в  пользу  гражданина,  но не в пользу
       государственного органа.



   В   свою   очередь   оспариваемые   нормы  не  являются  исключительно
   устанавливающими   (уточняющими)   общие   понятия   и  общий  принцип
   возмещения судебных расходов.



   Обжалуемые  нормы  не являются лишь нормами-дефинициями, однако вносят
   путаницу,  нарушая  принцип  правовой  определенности  - сложившаяся в
   настоящее  время  правоприменительная  практика  допускает возможность
   произвольного   понимания  и  применения  норм  закона,  что  является
   нарушением  конституционно  признанного равенства всех перед законом и
   судом  (п.  3 мотивировочной части Постановления КС РФ от 25.04.1995 N
   3-П)



   Общеправовой   критерий   определенности,  ясности,  недвусмысленности
   правовой  нормы  вытекает  из конституционного принципа равенства всех
   перед законом и судом (ч. 1 статьи 19 Конституции РФ), поскольку такое
   равенство  может  быть  обеспечено  лишь  при  условии  единообразного
   понимания и толкования нормы всеми правоприменителями.



   Неопределенность   содержания   правовой  нормы,  напротив,  допускает
   возможность  неограниченного  усмотрения  в процессе правоприменения и
   неизбежно  ведет  к  произволу,  а  значит  -  к  нарушению  принципов
   равенства, а также верховенства закона (см. абз. 3 п. 4 мотивировочной
   части Постановления КС РФ от 15.07.1999 N 11-П)



   Кроме  того,  указанные  нормы  Гражданского  процессуального  кодекса
   Российской Федерации обжалуются не в части дефиниции, а в той части, в
   которой  по  смыслу,  придаваемому  им  правоприменительной практикой,
   позволяют  взыскать  судебные  издержки  органов  публичной  власти  с
   заявителей в спорах, возникших из публичных правоотношений.



   Заявитель  отмечает,  что в данной жалобе не оспаривается законность и
   обоснованность  взыскания  судебных  расходов - этот вопрос был изучен
   судами  общей  юрисдикции,  к  компетенции  которых  и  относится  его
   разрешение.



   В  данной жалобе утверждается, что оспариваемые положения Гражданского
   процессуального  кодекса  РФ не являются, как того требует Конституция
   РФ, формально определенным основанием для ограничения конституционного
   права  на  судебную  защиту  и  равенство сторон, а также несоразмерно
   ограничивают данные права заявителя.



   Соответственно,  заявитель утверждает, что данная жалоба соответствует
   критериям   допустимости,   предусмотренным  статьей  97  Федерального
   конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ <<О Конституционном
   суде Российской Федерации>>, и должна быть рассмотрена по существу.

   III. НЕКОНСТИТУЦИОННОСТЬ  ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 88, СТАТЬИ 94, ЧАСТИ 1 СТАТЬИ
       98  ГРАЖДАНСКОГО  ПРОЦЕССУАЛЬНОГО  КОДЕКСА  РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В
       СПОРАХ,  ВОЗНИКАЮЩИХ  ИЗ  ПУБЛИЧНЫХ  ПРАВООТНОШЕНИЙ, В ТОЙ МЕРЕ, В
       КАКОЙ  СОДЕРЖАЩИЕСЯ  В  НИХ  ПОЛОЖЕНИЯ  ПО СМЫСЛУ, ПРИДАВАЕМОМУ ИМ
       ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ  ПРАКТИКОЙ,  ПРОТИВОРЕЧАТ  ПОЛОЖЕНИЯМ  ЧАСТИ 1
       СТАТЬИ  19,  ЧАСТИ  2  СТАТЬИ  45,  ЧАСТИ 1, 2 СТАТЬИ 46 И ЧАСТИ 3
       СТАТЬИ 123 КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

   В  Российской  Федерации  признаются  и  гарантируются права и свободы
   человека  и  гражданина  согласно  общепризнанным  принципам  и нормам
   международного  права  и  в  соответствии  с  Конституцией РФ (часть 1
   статьи 17 Конституции Российской Федерации).

   Общепризнанные  принципы  и нормы международного права и международные
   договоры  Российской Федерации, согласно части 4 статьи 15 Конституции
   Российской Федерации, являются составной частью ее правовой системы

   Исходя  из  этого,  а  также из положений части 4 статьи 15, статьи 18
   Конституции  Российской  Федерации,  права и свободы человека согласно
   общепризнанным  принципам  и  нормам  международного  права,  а  также
   международным  договорам Российской Федерации являются непосредственно
   действующими   в   пределах   юрисдикции   Российской  Федерации.  Они
   определяют   смысл,  содержание  и  применение  законов,  деятельность
   законодательной  и  исполнительной  власти,  местного самоуправления и
   обеспечиваются правосудием.

   Согласно  пункту  <>  части  3  статьи  31  Венской  конвенции  при
   толковании  международного  договора  наряду  с  его контекстом должна
   учитываться   последующая   практика   применения   договора,  которая
   устанавливает  соглашение  участников относительно его толкования (см.
   п.10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ No. 5 от 10.10.2003).

   Российская  Федерация, как участник Конвенции о защите прав человека и
   основных  свобод,  признает  юрисдикцию  Европейского  суда  по правам
   человека   (далее  -  ЕСПЧ)  обязательной  по  вопросам  толкования  и
   применения  Конвенции  и  Протоколов  к  ней  в случае предполагаемого
   нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда
   предполагаемое  нарушение  имело  место  после  вступления их в силу в
   отношении  Российской  Федерации  (статья  1 Федерального закона от 30
   марта  1998  г.  No.  54-ФЗ  <<О  ратификации  Конвенции о защите прав
   человека и основных свобод и Протоколов к ней>>).

    1. Различие ме  жду <<  частными гр ажданскими сп орами>> и  де лами,
       связанными  с  оспариванием действий (бездействия) государственных
       органов.

    1. Фактическое не равенство гр ажданина и  го сударственного органа в
       процессе 

    1. Обращение    в   суд   с   заявлением   об   оспаривании   решения
       исполнительного  органа  власти не только не запрещено, но и прямо
       предусмотрено  как  Конституцией России (часть 2 статьи 46), так и
       выделено  в  отдельное  производство, в соответствии с подразделом
       III  и  главой  25  ГПК  РФ. В отличие от споров между гражданами,
       процессы  по  оспариванию  решений  возникают  в связи с принятием
       данных  решений,  являющихся  обязательными  и рождающими правовые
       последствия,  а  также  зачастую  касаются основополагающих прав и
       свобод,  что  и  является  причиной  выделения  подобных  споров в
       отдельный вид процессуального судопроизводства.
    2. Более   того,  необходимость  оспаривания  действий  (бездействия)
       государственных   органов  часто  возникает  вне  всякой  связи  с
       действиями граждан.
    3. С   точки   зрения   социально-правового   режима  конституционной
       категории  равенства граждане и государство находятся фактически в
       неравном  положении. Государство априори имеет бОльшие возможности
       в  части  обеспечения высококвалифицированного представительства в
       суде,  в том числе, возможность найма на работу команды юристов, а
       также,  в  случае  необходимости,  привлечение  иных дорогостоящих
       профессиональных юристов-адвокатов.
    4. Именно   поэтому  менее  защищенный  участник  процесса,  которым,
       безусловно, является гражданин, должен освобождаться от риска быть
       подвергнутым  гражданско-правовой  ответственности  (в виде уплаты
       судебных расходов заинтересованного лица) за подачу жалобы с целью
       судебного   контроля   законности   принятого   решения,  действия
       (бездействия) государственного органа.
    5. В   противном   случае  сама  идея  предоставления  дополнительных
       гарантий (в том числе в виде альтернативной подсудности) в спорах,
       возникших из публичных правоотношений, лишена какого-либо смысла.
    6. Если  рассматривать взаимосвязь оспариваемых положений с той точки
       зрения,  что  она  призвана развивать принцип равноправия сторон в
       процессе,  то  в  случае,  когда  одной  из  этих  сторон является
       государственный    орган,    практически    невозможно   соблюдать
       равноправие без предоставления дополнительных гарантий гражданину.
       На  это указывает и наличие специального подраздела III и главы 25
       в  ГПК  РФ,  регулирующей  порядок  рассмотрения  дел  с  участием
       государственных   органов   -   процессуальное   законодательство,
       построенное     на     демократических    принципах,    специально
       регламентирует и предоставляет организационные и правовые гарантии
       прав  и  законных  интересов  граждан.   К примеру, одной из таких
       гарантий  является  возложение  на  государственные органы бремени
       доказывания правомерности принятых решений (статья 249 ГПК РФ).
    7. Международные стандарты защиты прав человека в таком подходе схожи
       с   национальными.   Так,   Европейский  суд  по  правам  человека
       неоднократно  заявлял,  что государственный орган и физическое или
       юридическое  лицо  изначально  находятся  в  судебном  процессе  в
       неравном  положении,  поэтому  реализация  права  на  справедливое
       судебное  разбирательство,  закрепленного  п.  1  ст. 6 Конвенции,
       требует  предоставления  дополнительных  возможностей  и  гарантий
       гражданам при рассмотрении их споров с государственными органами.
    8. Данное  требование  вытекает  также  из  статьи  19  (части 1 и 2)
       Конституции  Российской  Федерации. При этом, устанавливая принцип
       равенства,   Конституция   не   ограничивается  его  признанием  в
       формально-юридическом  смысле,  но  закрепляет одновременно с этим
       обязанность   государства  обеспечивать  гарантированные  права  и
       свободы.  Это  возложение  на  государство  обязанности  создавать
       равные  для  всех  гарантии  прав  и  свобод предполагает активную
       целенаправленную    деятельность    государства   по   организации
       посредством  системы  правовых  мер,  которые бы позволяли каждому
       гражданину   располагать   реальными   возможностями   наравне   с
       государственными органами воспользоваться правами и свободами.
    9. Кроме   того,   между  гражданином  и  государством  существует  и
       финансовое   неравенство  -  государство  наделено  куда  большими
       возможностями  для  участия  в  судебных  процессах  при  проверке
       законности  и  обоснованности  принятых  ими  решений.  В  бюджете
       государственных  органов, безусловно, также предусмотрены средства
       для    оплаты   проезда   и   проживания   представителей   и   их
       командировочные расходы.
   10. Таким   образом,   представляется   необходимым   использование  в
       указанной   категории   споров   специальных  средств  юридической
       дифференциации и предоставление гражданам дополнительных гарантий.

   1.2  Сознательно  установленное  законодателем различное регулирование
   порядка   рассмотрения   указанных   дел  в  гражданско-процессуальном
   законодательстве и необходимость установления соответствующих различий

    1. Законодателем     сознательно     установлены     нормы     права,
       регламентирующие  порядок  производства, возникающего из публичных
       правоотношений,   которыми   закрепляются  особенности  реализации
       принципа состязательности.
    2. Именно  по  этой  причине  глава  25  ГПК РФ учитывает изначальное
       неравенство  субъектов  правоотношений,  когда одним из участников
       является  государство в лице его органов или организаций, а другим
       -  частное  лицо (гражданин или организация). Государство обладает
       большими возможностями для защиты своих прав и законных интересов.
       Поэтому  суд  должен  реализовывать  свои властные функции с целью
       защиты слабой стороны в процессе.
    3. Кроме  того, в отличие от споров частных, в случае обращения в суд
       с  жалобой  на  решение органа власти, такое решение органа власти
       является  для гражданина обязательным, рождает какие-либо правовые
       последствия  и является законным до того момента, пока обратное не
       будет  установлено  судом,  либо  иным компетентным органом. Также
       решения властей зачастую касаются соблюдения основополагающих прав
       и  свобод  человека  (что  невозможно  в  т.н.  <<горизонтальных>>
       спорах).   При   таких   обстоятельствах   гражданину   необходимо
       предоставление  дополнительных гарантий. Подчеркну, что заявителем
       оспариваются  положения  ГПК  РФ  лишь  в  спорах,  возникающих из
       публичных правоотношений.
    4. В  силу  оспариваемых положений статьи 98 ГПК РФ стороне, в пользу
       которой  состоялось  решение  суда,  суд  присуждает  возместить с
       другой стороны понесенные по делу судебные расходы.
    5. При   этом   в   правоприменительной   практике   при   применении
       оспариваемых  положений ГПК РФ (ст.ст.88, 94 и 98) не учитывается,
       что  в  делах,  возникших из публичных правоотношений, отсутствуют
       стороны  (истец  и  ответчик,  статья  38  ГПК  РФ),  а  участвует
       заявитель и заинтересованное лицо, суд же устанавливает законность
       и  обоснованность  действий  органа  власти,  а  не  рассматривает
       вопросы о праве. Именно в связи с отсутствием спора о праве, дела,
       возникшие  из  публичных  правоотношений, рассматриваются с учетом
       особенностей,  установленных  главами  23-26.2  ГПК  РФ. Одна лишь
       заинтересованность в исходе не является основанием для компенсации
       органу власти судебных расходов.

    2. При  этом  расширительное  толкование  (и/или приведение аналогии)
       понятий   <<истец>>   и  <<заявитель>>,  <<иск>>  и  <<заявление>>
       является  нарушением  конституционно  признанного  равенства  всех
       перед законом и судом (см. п. 6.3. Предмета настоящей Жалобы).
    3. Законодатель,    используя    в    Подразделе   III   Гражданского
       процессуального   кодекса  Российской  Федерации  отличные  (иные)
       термины, указывал на специфику регулируемых отношений.

    1. Выделяя    споры,    возникшие    из   публичных   правоотношений,
       представляется,     что     законодатель    пытался    представить
       дополнительные  гарантии  гражданину,  но  в  части  распределения
       судебных  расходов  подобная  дифференциация зачастую оказалась не
       очевидной   правоприменительным   органам,   которые  отождествляя
       заявителя   с  <<истцом>>,  распространяя  нормы  о  последнем  на
       заявителя,  выхолащивают  логику  законодателя, что дает основание
       оспаривать  конституционность  данных норм по смыслу, придаваемому
       им правоприменительной практикой.
    2. Право    на   <<справедливость>>   судебного   слушания   является
       основополагающим   компонентом  ст.  6  Конвенции  о  защите  прав
       человека     и     основных    свобод.    Требование    соблюдения
       <<справедливости>>  распространяется на судебное разбирательство в
       целом,  что  находит  подтверждение в практике ЕСПЧ (см, например,
       дело  <> (1987 г.)). Таким
       образом,  вопрос  о  том,  было  ли  рассмотрение  судебного  дела
       <<справедливым>>, рассматривается применительно ко всему судебному
       процессу  -  начиная  со  стадии  обращения  в  суд  и  заканчивая
       взысканием и распределения судебных расходов и издержек.
    3. В  своей  практике  ЕСПЧ  указывал на необходимость предоставления
       дополнительных  гарантий  для  стороны,  которая  фактически имеет
       меньше  возможностей.  В деле  <<Стил и Моррис против Соединенного
       Королевства>>   (<>)
       заявители  являлись  стороной  по  гражданскому  иску. Несмотря на
       громадное неравенство их возможностей по сравнению с возможностями
       другой  стороны,  Стилу  и Моррису  было отказано в предоставлении
       дополнительных  гарантий.  Европейский суд счел, что такой отказ в
       предоставлении дополнительных гарантий способствовал возникновению
       неприемлемого  неравноправия  между  сторонами.  Он  заявил: <<Суд
       напоминает, что Конвенция призвана обеспечить гарантию фактических
       и эффективных прав. Это особенно касается права на обращение в суд
       в виду  большого  значения,  которое  придается  в демократическом
       обществе   праву   на   справедливое  судебное  разбирательство...
       Ключевое     значение     в понятии     справедливого    судебного
       разбирательства,  в гражданском  и в уголовном процессе, придаётся
       тому,  чтобы  никому  из  тяжущихся не было отказано в возможности
       эффективно   представить   свое  дело  в суде...  и чтобы  он  мог
       пользоваться      равными      возможностями     с противоположной
       стороной...>>.
    4. Как  это  вытекает  из  Конституции  и  получает  подтверждение  в
       решениях КС РФ, социально-правовой режим конституционной категории
       равенства   проявляет   себя  в  том  числе  на  основе  активного
       использования  специальных средств юридической дифференциации, что
       призвано создавать дополнительные гарантии равенства прав и свобод
       человека и гражданина. 
    5. В  свою  очередь  принцип  равенства,  согласно  правовым позициям
       Конституционного   суда  Российской  Федерации,  является  сложным
       комплексным   правовым   инструментом   и  призван  компенсировать
       фактическое неравенство.
    6. Равенство  перед законом и судом не исключает фактических различий
       и  необходимости  их  учета  законодателем (Постановление от 3 мая
       1995  года  No.  4-П).  При этом сам принцип равенства, гарантируя
       одинаковые  права  и  обязанности  для  лиц,  относящихся  к одной
       категории  субъектов  права, не исключает возможность установления
       дифференцированного режима для различных категорий лиц, если такая
       дифференциация  обусловлена  объективными  факторами  и  не  носит
       произвольного,  дискриминирующего  характера  (см.,  в  частности,
       Постановления от 27 апреля 2001 года No. 7-П, от 16 июля 2004 года
       No.  14-П, от 13 марта 2008 года No. 5-П; Определения от 18 января
       2005  года  No.  55-О, от 24 мая 2005 года No. 177-О, от 16 января
       2009  года  No.  147-О-О,  от  11  мая  2012 года No. 743-О, от 24
       сентября  2012  года No. 1583-О, от 14 мая 2013 года No. 692-О, от
       14 мая 2013 года No. 693-О, от 14 мая 2013 года No. 694-О);
    7. Принцип  равенства не исключает возможность установления различных
       правовых  условий  для различных категорий субъектов права, однако
       такие   различия   не   могут   быть   произвольными,  они  должны
       основываться   на   объективных   характеристиках  соответствующих
       категорий субъектов (Постановление от 27 апреля 2001 года No. 7-П,
       Определения от 14 декабря 2004 года No. 451-О, от 24 мая 2005 года
       No. 177-О)
    8. Принцип равенства не препятствует установлению различий в правовом
       статусе   лиц,   принадлежащих   к   разным  по  условиям  и  роду
       деятельности  категориям  (Постановления  от 19 июня 2002 года No.
       11-П,  от  18  марта 2004 года No. 6-П), о необходимости отказа от
       формального    равенства   и   установления   дифференциации   для
       обеспечения  подлинного равенства применительно к отдельным сферам
       (Постановления  от  4 апреля 1996 года No. 9-П, от 23 декабря 1999
       года No. 18-П).
    9. Неприемлемость   возможности   взыскания   с  заявителей  судебных
       расходов  в  процессах,  возникших  из  публичных  правоотношений,
       вытекает  из  общей  <<комплексной>>  направленности национального
       законодательства  на  предоставление  дополнительных  гарантий для
       защиты  прав  граждан  и  юридических  лиц  от незаконных действий
       (бездействия)  органов  государственной  власти,  направленных  на
       реализацию  положений статей  52  и  53 Конституции  РФ  (согласно
       которым  каждый  имеет  право  на  возмещение  государством вреда,
       причиненного  незаконными  действиями  (или  бездействием) органов
       государственной  власти  или  их  должностных  лиц,  в  том  числе
       злоупотреблением  властью), которая поддерживается Конституционным
       Судом.   Применительно   к   гражданскому  законодательству  такая
       <<поддержка>>  выражается  и в Определении КС РФ от 20.02.2002 No.
       22-О.,  а  также  и  непосредственно в законе (например, выделение
       отдельно   статей,   посвященных   возмещению  убытков  гражданам,
       причиненными  государственными  органами,  а не наоборот - ст. 16,
       1069 ГК РФ - что согласуется с Конституцией РФ (ст. 53)).

   Применительно   к   гражданско-процессуальной   сфере  подобного  рода
   гарантией  является  возможность  обжаловать  действия государственных
   органов, не    рискуя возможным    возмещением    судебных    издержек
   государственному  органу  в  случае,  если  решение  последнего  будет
   признано законным.

   10. Резюмируя  вышеизложенное,  можно  прийти  к  выводам  о  том, что
       законодатель сознательно выделил регулирование указанных отношений
       в   отдельный   подраздел  и  соответствующие  главы  Гражданского
       процессуального  кодекса, а также не использовал термины <<иск>> и
       <<истец>>,   исключив,   таким   образом,   распространение  норм,
       регулирующих  последние,  на  данные  отношения (см. S:3 настоящей
       Жалобы).
   11. Более    того,   представляется,   что   законодатель,   намеренно
       дифференцируя  споры  в  порядке  искового  производства  и споры,
       возникшие из публичных правоотношений, выполнял добровольно взятые
       на  себя  обязательства,  сформулированные в практике Европейского
       суда.
   12. Так,  в  решении  по  делу  <<Эпплби  и другие против Соединенного
       Королевства>>   (Appleby  and  Others  v.  the United Kingdom, No.
       44306/98,  ECHR 2003-VI, S: 40) Суд сформировал позицию, связанную
       с определением необходимости установлением государством позитивных
       обязательств,   указав,   что  <<для  определения,  существует  ли
       позитивное    обязательство    властей,    необходимо   определить
       справедливый  баланс,  который  должен  существовать  между  общим
       интересом   общества   и   интересами   индивидуума;   возможности
       обязательства  неизбежно изменяются, в зависимости от разнообразия
       ситуаций  и  решений,  которые  должны  быть  сделаны  в  терминах
       приоритетов и ресурсов>>
   13. Важно  подчеркнуть, что при некоторых обстоятельствах, обеспечение
       права  на  защиту  обязывает  государство  выполнять  превентивные
       позитивные   обязательства   (см,   к  примеру,  <>).
    5. В  толковании Европейского суда право на суд является неотъемлемой
       частью  ст.  6(1), при этом право на доступ составляет один из его
       аспектов  (см.  например, дело Le Compte and Others). Данное право
       распространяется   в  том  числе  на  лиц,  требующих  определения
       <<гражданских>> прав (Deweer v Belgium (1980 г.).
    6. В  деле  <<Голдер  против Соединенного Королевства>> от 21.02.1975
       года  (жалоба  N 4451/70) ЕСПЧ также пришел к выводу, что статья 6
       (S:1)  обеспечивает  каждому человеку право на рассмотрение в суде
       любого   спора,   относящегося   к   его   гражданским   правам  и
       обязанностям.  Она  признает  право  на  суд,  где  право доступа,
       понимаемое  как  возможность инициировать судебное производство по
       гражданским   делам,   составляет   один  из  аспектов.  Однако  в
       означенных   условиях   гражданину   зачастую   просто  невозможно
       инициировать  производство  под  угрозой  выплаты  издержек, равно
       потери дохода за несколько месяцев.
    7. В случае, когда оспариваемые положения ГПК РФ позволяют взыскать с
       заявителя  судебные  издержки  в  связи с обращением в суд с целью
       проверки  законности  и  обоснованности  принятого в отношении его
       решения,     такая     практика     применения     процессуального
       законодательства    ставит   под   сомнение   возможность   защиты
       гражданских прав, возникших из публичных правоотношений.
    8. Придаваемый правоприменительной практикой смысл положений нарушает
       требования Конституции Российской Федерации и статьи 6 Конвенции о
       защите   прав   человека   и  основных  свобод,  так  как  создает
       препятствия для обращения в суд в виде непредсказуемости расходов,
       которые,  в  случае  признания  решения  органа власти, могут быть
       взысканы с заявителя.
    9. Данные    обстоятельства    однозначно   становятся   существенным
       ограничением и препятствием для обращения в суд, так как опасность
       взыскания   расходов   в   пользу  органа  власти,  отпугивает  от
       реализации  конституционного  права,  предусмотренного  статьей 46
       (часть   2).   В   таких  условиях  потенциальный  заявитель  ищет
       возможность   добиться  справедливости  и  проверки  законности  и
       обоснованности  решения властей другими механизмами, не связанными
       с  судебной  защитой, что также нарушает принцип диспозитивности -
       свободу избрания способов защиты.
   10. Однако  оспариваемые  нормы  создают  финансовые  препятствия  для
       обращения   в  суд  и  тем  самым  лишают  гражданина  возможности
       прибегнуть   к   судебной  защите  и  нарушают  принцип  равенства
       процессуальных  возможностей  сторон  -  заявитель должен обладать
       определенными денежными средствами либо для осуществления расходов
       на  проезд  и проживание в связи с явкой в суд по месту нахождения
       государственного  органа,  либо  для  возмещения подобных издержек
       государственному   органу   в   случае,   если  в  деле  применена
       альтернативная  подсудность  и заявление, рассматриваемое по месту
       жительства гражданина, будет оставлено судом без удовлетворения.
   11. Такого  рода  препятствие  не  соотносится  с  принципом равенства
       процессуальных  возможностей сторон в судопроизводстве, являющимся
       одним из элементов более широкой концепции справедливого судебного
       разбирательства по смыслу положений пункта 1 статьи 6 Конвенции.
   12. Эта  концепция  требует  <<справедливого баланса между сторонами в
       деле>>,  при  том,  что  каждой  стороне должна быть предоставлена
       разумная  возможность  представить  суду  свою  позицию  по делу в
       условиях,  которые  не  ставят  сторону  в  существенно невыгодное
       положение   по  сравнению  с  ее  процессуальным  оппонентом  (см.
       постановление  Европейского  Суда  по делу <<Ивон против Франции>>
       [Yvon   v.   France]   (жалоба   No.  44962/98),  S:  31,  Сборник
       постановлений  и  решений  Европейского  Суда  по  правам человека
       [ECHR]  2003-V; постановление Европейского Суда от 18 февраля 1997
       г. по делу <<Нидерёст-Губер против Швейцарии>> [Nideroest-Huber v.
       Switzerland],   S:   23,   Сборник   постановлений   и  реше-  ний
       Европейского  Суда  по  правам  человека [Reports of Judgments and
       Decisions]  1997-I; постановление Большой Палаты Европейского Суда
       по  делу  <<Кресс  против  Франции>> [Kress v. France] (жалоба No.
       39594/98),  S:  72,  Сборник  постановлений и решений Европейского
       Суда по правам человека [ECHR] 2001-VI).
   13. При  этом  в  системе  действующего  регулирования  работы органов
       власти отсутствует какой-либо контроль за обоснованностью решений,
       связанных  с  судебными  издержками  - орган власти самостоятельно
       принимает решение о необходимости тех или иных видов расходов.
   14. Такое  <<удорожание>>  судебного  процесса  с помощью расходования
       бюджетных    средств,    с   последующим   их   взысканием,   явно
       свидетельствует о создании практического препятствия для обращения
       к  механизмам  судебной  защиты  лицам  с  низким  уровнем дохода.
       Подобного  рода  вопрос  изучался  и  Европейским судом, который в
       Постановлении  по делу <<Эйри против Ирландии>> от 09.10.1979 года
       (Жалоба  No.  6289/73) пришёл к выводу о том, что <<...недоступная
       стоимость  процесса  препятствовала  обращению  в  Высокий  Суд за
       решением о раздельном проживании супругов, что является нарушением
       п.1 ст.6. Конвенции>>.
   15. Сложно  представить  ситуацию,  в  которой  государство  не  имеет
       возможности    оплатить    проезд    и   проживание   собственному
       представителю  для участия в судебном процессе на предмет проверки
       законности  его  действия,  однако  гражданин, оценивая финансовые
       риски  и учитывая собственное финансовое положение, будет вынужден
       обращаться  в суд по месту нахождения органа власти и отказываться
       от  участия  в  нем. Только такой вариант сделает судебный процесс
       для гражданина доступным, но при этом несправедливым.
   16. Очевидно,  что  в  спорах  между  частными  лицами  отмена  уплаты
       судебных  расходов  проигравшим  истцом  как  раз  наоборот  бы не
       отвечала   бы  конституционным  принципам  равноправия,  равенства
       сторон,  лишала  бы  потенциальных  ответчиков  защиты от большого
       потока  необоснованных  исков.  Поэтому  уплата  судебных расходов
       проигравшей  стороной  -  сдерживающий  фактор  от  необоснованных
       претензий.  Истец  должен  понимать,  что  он отвлекает ответчика,
       который  несет  материальные  издержки, тратит свое время. Поэтому
       ответчик, безусловно, имеет право на компенсацию своих расходов от
       ответчика.
   17. Однако  исход  дела  по  заявлению  о  проверке законности решения
       государственного  органа  в  отличии  от  дела,  возникшего  после
       предъявления иска, не всегда очевиден, поэтому гражданину зачастую
       сложно   оценить   перспективы  своей  жалобы  и,  соответственно,
       потенциальные  расходы. Это связано, ко всему прочему и с тем, что
       суд,  при разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений,
       не связан основаниями и доводами заявленных требований (ч.3 ст.246
       ГПК РФ).
   18. Таким  образом  возникающие  финансовые  риски,  которые, ко всему
       прочему, невозможно оценить, или необходимости первоначально нести
       затраты,  создают  охлаждающий  эффект  для  судебной защиты прав,
       нарушенных действием (бездействием) или решением органа власти.
   19. Искусственно    созданное   оспариваемыми   положениями   ГПК   РФ
       ограничение  права  на  судебную защиту (включая право на доступ к
       суду) является нарушением основополагающего принципа соразмерности
       и необходимости вмешательства в право, так как любое вмешательство
       может  допускаться в демократическом обществе только в той мере, в
       какой  это необходимо в целях защиты основ конституционного строя,
       нравственности,  здоровья,  прав  и законных интересов других лиц,
       обеспечения  обороны  страны и безопасности государства (статья 55
       Конституции Российской Федерации).

    3. Неприменимость терминов <<судебные расходы>>, <<убытки>>, <<оплата
       услуг представителя>>

    1. Оспариваемые по ложения ГПК РФ позволяют удовлетворять заявления о
       взыскании расходов лишь при наличии следующих факторов:

   - участие в деле сторон (истец и ответчик);

   - наличие решения суда, состоявшееся в пользу одной из сторон;

   - наличие у стороны расходов, связанных с рассматриваемым делом;

    2. Безусловно,   в  спорах,  возникших  из  публичных  правоотношений
       отсутствуют  стороны,  а решение суда выносится не в пользу одного
       из участников процесса, а лишь (см. п.1 настоящей Жалобы).
    3. Более  того, неприменимо и третье условие - в означенной категории
       дел,   орган   власти   не   несет  каких-либо  судебных  расходов
       (издержек),  в связи с рассматриваемым делом, а использует целевые
       бюджетные средства.
    4. Деятельность  органов  власти  всегда предполагает и юрисдикцию, в
       т.ч. применение решений. При принятии решений, затрагивающих права
       и  обязанности,  гражданину  гарантирована  защита,  в  том  числе
       посредством  судебной проверки законности и обоснованности решения
       государственного органа. Государственный орган не может отказаться
       участвовать  в судебной проверке своих решений. Одно из проявлений
       его  функции  -  обязанность  обосновывать  в  суде  правомерность
       принятого решения (ст. 249 ГПК РФ).
    5. В  судебном  процессе  органы  власти,  которые  могут действовать
       только  в  пределах  возложенной  на  них  государственно-властной
       компетенции,   продолжают  реализовывать  свои  функции.  Для  них
       доказательство  законности и обоснованности своих решений в рамках
       общегосударственной конституционной задачи - защиты прав граждан -
       такая же неотъемлемая часть общей работы.
    6. Все   функции   государственных   органов   реализуются  в  рамках
       возложенной на них государственно-властной компетенции. Поэтому их
       реализация   может   и   должна  финансироваться  только  за  счет
       государственного   бюджета   (см.  в  т.ч.  Федеральный  закон  от
       06.10.1999    N    184-ФЗ   <<Об   общих   принципах   организации
       законодательных   (представительных)   и   исполнительных  органов
       государственной    власти   субъектов   Российской   Федерации>>).
       Финансирование  же органов власти происходит по целевому признаку,
       а  значит, деньги выделяются на определенные нужды, в том числе на
       оплату   командировок,   необходимых  для  осуществления  функций,
       возложенных на конкретный орган государством.
    7. С  материально-правовой точки зрения судебные расходы есть убытки,
       понесенные  для  восстановления  справедливости  и права с помощью
       института  судебной  власти.  Государственный орган, участвующий в
       судебном  процессе,  не  несет никаких убытков, а именно расходует
       бюджетные   средства,   которыми   наделен  для  реализации  своих
       полномочий,  в  том  числе  и  при  проверке  судом  законности  и
       обоснованности решений.
    8. Кроме  того,  в  деле заявителя суды, применяя оспариваемые нормы,
       соглашаются,  что возможность взыскания судебных расходов является
       частью  механизма  эффективного  восстановления  нарушенных прав и
       защиты   имущественных   интересов   стороны,   в  пользу  которой
       состоялось   решение   Приложение   No.   5).   Однако   при  этом
       правоприменитель  не  учитывает,  что гражданин, оспаривая решение
       государственного  органа, не нарушает его прав и не наносит ущерба
       его  <<имущественным интересам>>, а само по себе решение суда даже
       в   случае   подтверждения   законности   решения  органа  власти,
       невозможно расценивать как <<состоявшееся в его пользу>>.
    9. Таким  образом,  существует  возможность произвольного понимания и
       применения  норм  закона,  так  как  вполне  обоснованно возникают
       сомнения,  на сколько оспариваемые нормы ГПК РФ вообще применимы в
       делах, возникших из публичных правоотношений.

    4. Иные аргументы

    1. Оспариваемые положения ГПК РФ в той мере, на сколько они позволяют
       взыскать  с заявителя судебные издержки, связанные с рассмотрением
       дела  по  заявлению о проверке законности и обоснованности решения
       государственного    органа,    являются    также    необоснованной
       дополнительной финансовой гарантией органу власти.

   4.1.1 Субъектами публичных правоотношений являются:

   1. Государство;

   2. Государственные органы и их должностные лица;

   3.  Гражданин,  который  пытается  восстановить свои права, нарушенные
   государственными органами и должностными лицами.

   4.1.2   В  условиях,  позволяющих  взыскивать  с  заявителя  средства,
   связанные   с   судебными   расходами,   органу  власти  необоснованно
   предоставляется  дополнительная  гарантия - любые его затраты в рамках
   дела  будут  возвращены независимо от исхода судебного заседания: либо
   со  стороны  заявителя,  либо  из соответствующего бюджета по целевому
   признаку, что ставит участников процесса в заведомо неравные условия.

   4.1.3   Таким  образом,  оспариваемые  нормы  в  системе  действующего
   правового  регулирования  создают  прямое правовое неравенство, что не
   соответствует   статье   19  (части  1  и  2)  Конституции  Российской
   Федерации.

   4.2    Принцип   равноправия   сторон   тесно   связан   с   принципом
   состязательности,  но имеет собственное содержание и значение. Стороны
   в  процессе  равны  -  как  в  правовых  возможностях  (процессуальных
   средствах   защиты,   процессуальных   правах),   так   и  в  правовых
   обязанностях,  и  в правовых гарантиях реализации прав и обязанностей.
   Истцу  не  может  быть  дозволено  то,  что  не дозволено ответчику, и
   наоборот (non debet actori licere, quod reo non permittitur).

   4.2.1 Данный принцип также нарушается оспариваемыми положениями ГПК РФ
   в  спорах  с органами власти в случаях, когда орган власти либо орган,
   который   не  является  органом  государственной  власти,  но  наделен
   властными  полномочиями  в  области  государственного  управления  или
   распорядительными  полномочиями  в  сфере  местного самоуправления, не
   имеет собственного бюджета.

   4.2.2  В  таких  ситуациях  орган  власти  приобретает  дополнительные
   гарантии  по  взысканию судебных издержек, недоступные для гражданина.
   Так,  к  примеру,  в  спорах  между  гражданином и призывной комиссией
   заявитель  лишен возможности взыскать с органа, принявшего в отношении
   него  обязательное  решение,  издержки  в случаях, когда такое решение
   признано   незаконным,   так   как   призывная  комиссия  не  является
   юридическим  лицом  (Приложение  No.  8).  При  этом в случае отказа в
   удовлетворении   жалобы   о   признании   решения  призывной  комиссии
   неправомерным,  у  заинтересованного  лица имеются все возможности для
   взыскания судебных расходов с заявителя.

   4.3   Более  того,  оспариваемые  нормы  позволяют  взыскать  судебные
   издержки,  неоправданные  с  точки  зрения защиты прав государственных
   органов.  Так,  жалоба  гражданина  может  быть  рассмотрена судом без
   личного  участия представителя заинтересованного лица, если только суд
   не   признал  явку  представителя  обязательной.  Поэтому  расходы  на
   гостиницу   и  транспортные  расходы  не  в  любой  ситуации  являются
   необходимыми и разумными.

   4.4  Стоит также отметить, что признание оспариваемых положений ГПК РФ
   несоответствующими  Конституции России, не породит каких-либо правовых
   проблем  для  граждан  при необходимости восстановления их нарушенного
   права:    в   случае,   если   суд   признает   оспариваемое   решение
   государственного   органа   незаконным,   законодательство   позволяет
   гражданину возместить убытки в порядке ст. 15, 1069 ГК РФ.

   На  основании изложенного, руководствуясь ч. 6 ст. 125 Конституции РФ,
   п. 2  ч. 1,  ч. 2  и ч. 4 ст. 100 Федерального конституционного закона
   <<О Конституционном Суде Российской Федерации>>,

                                 П Р О Ш У:

    1. признать по ложения части 1 статьи 98 Гражданского процессуального
       кодекса  Российской  Федерации в совокупности с частью 1 статьи 88
       Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которые
       в  системе  c другими правовыми нормами, в том числе нормой статьи
       94  Гражданского  процессуального  кодекса  Российской Федерации в
       спорах,  возникающих  из  публичных  правоотношений, в той мере, в
       которой они позволяют взыскивать с заявителя средства, истраченные
       органом  власти  при проверке законности его решения в судах общей
       юрисдикции,  не соответствующими Конституции Российской Федерации,
       ее статьям 19 (часть 1), 45 (часть 2), 46 (части 1 и 2), статьи 52
       и 123 (часть 3);
    2. Постановить,  что дело заявителя подлежит пересмотру компетентными
       судами;
    3. Возместить   расходы,   указанные   в  ч. 4  ст. 100  Федерального
       конституционного   закона   <<О  Конституционном  Суде  Российской
       Федерации>>.

   ПРИЛОЖЕНИЕ.

    1. Документ об уплате государственной пошлины в размере 450 рублей;
    2. Копия жалобы;
    3. Текст обжалуемых норм закона в 2 экземплярах;
    4. Копия решения Первомайского районного суда в 2 экземплярах;
    5. Копия  апелляционного  определения Мурманского областного суда в 2
       экземплярах;
    6. Копия определения Мурманского областного суда об отказе в передаче
       кассационной  жалобы  для  рассмотрения  в  судебном заседании в 2
       экземплярах;
    7. Копия  определения  судьи  Верховного суда Российской Федерации об
       отказе  в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном
       заседании в 2 экземплярах;
    8. Копия решения Октябрьского районного суда в 2 экземплярах;
    9. Копия постановления о возбуждении исполнительного производства в 2
       экземплярах;
   10. Копия квитанции МО 31273 в 2 экземплярах.

   <<07>> мая 2015 года ______________ / А.Д. Передрук /

   ^к  примеру,  сформулированную в Определениях от 21.03.2013 No. 461-О,
   от  23.10.2014 No. 2339-О, от 23.12.2014 No. 2777-О, от 23.12.2014 No.
   2949-О   позицию   о   том,   что вывод   суда   о  правомерности  или
   неправомерности  заявленного  истцом  в суд требования непосредственно
   связан с выводом суда, содержащимся в резолютивной части его решения о
   том, подлежит ли иск удовлетворению, <<поскольку только удовлетворение
   судом  требования подтверждает правомерность принудительной реализации
   его  через  суд  и влечет восстановление нарушенных прав и свобод, что
   <...> и приводит к необходимости возмещения судебных расходов>>

   ^См. также Определение от 25.02.2010 No. 317-О-О

   ^См,  в  т.ч.,  пункт  10  Обзора  судебной  практики  Верховного Суда
   Российской   Федерации   за  I  квартал  2012 года  (утв.  Президиумом
   Верховного Суда Российской Федерации 20 июня 2012 г.)

                                     18


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Anonymous - 11.06.2015 17:05:25

зачетная

 

2. Chas - 19.06.2015 16:14:22

Качанов Роман Евгеньевич

Принцип несоразмерности налогообложения, парализующего реализацию гражданами их конституционных прав, и его проявление в решениях Конституционного Суда РФ, реанимировавших институт освобождения от уплаты госпошлины в связи с имущественным положением заявителя

19.09.2007

Опубликовано: Журнал "Налоги и налогообложение". 2007. № 9 под названием "Принцип несоразмерности налогообложения и его проявление в решениях Конституционного Суда Российской Федерации"

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):