Общественное объединение "Сутяжник"

Главная страница

Новости судебных дел

Судебное дело "Блогер и репортер обратились в ЕСПЧ в защиту свободного доступа журналистов в судебные заседания по общественно важным делам"


В Конституционный Суд оспорен закон, позволяющий судьям в тайне отправлять "правосудие" в закрытом заседании - заявители журналисты и пострадавшие от тайного изъятия органов (Ж А Л О Б А на нарушение конституционных прав и свобод положениями статьи 10 (части 2 и 8) и статьи 199 (часть 2) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, как они понимаются в судебной практике, в части, допускающей проведение закрытого судебного заседания в течение всего времени проведения слушания дела по существу, в том числе когда не обсуждается защищаемая законом конфиденциальная информация, а также уполномочивающая судьей публично оглашать судебные постановления лишь в их резолютивной части)

 

23.11.2016

 

   В Конституционный суд Российской Федерации

   190000, Санкт-Петербург, Сенатская площадь, дом 1

   Заявители: 

    1. Саблина Елена Владимировна

   Адрес:

    2. Бирюкова Татьяна Михайловна

   Адрес:

    3. Саблина Нэлли Степановна

   Адрес:

    4. Еникеев Евгений Владимирович

   Адрес:

    5. Сиволдаев Илья Владимирович

   Адрес:

    6. Пайкачев Глеб Вячеславович

   Представитель заявителей: Бурков Антон Леонидович,

   кандидат  юридических  наук,  действующий  на  основании доверенностей
   заявителей, кроме Пайкачева Г.В., подписавшего жалобу самостоятельно.

   Адрес: 620075, Екатеринбург, ул. Тургенева, 11-1, эл.почта:

   Государственный    орган,    издавший    акт,   подлежащий   проверке:
   Государственная Дума Российской Федерации

   Адрес: 103265, Москва, улица Охотный ряд, дом 1

   Подлежащий проверке акт: Статья 10 (части 2 и 8), статья 199 (часть 2)
   Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

   Источник  публикации:  первоначальный  текст  документа  опубликован в
   изданиях   <<Собрание   законодательства   РФ>>,   18.11.2002,  N  46,
   <<Парламентская   газета>>,   N   220-221,   20.11.2002,  <<Российская
   газета>>, N 220, 20.11.2002.

                                Ж А Л О Б А

      на нарушение конституционных прав и свобод положениями статьи 10
     (части 2 и 8) и статьи 199 (часть 2) Гражданского процессуального
   кодекса Российской Федерации, как они понимаются в судебной практике,
      в части, допускающей проведение закрытого судебного заседания в
     течение всего времени проведения слушания дела по существу, в том
       числе когда не обсуждается защищаемая законом конфиденциальная
   информация, а также уполномочивающая судьей публично оглашать судебные
                 постановления лишь в их резолютивной части

    1. ПРЕАМБУЛА

    1. Данная   жалоба  касается  проверки  конституционности  статьи  10
       (частей  2  и  8)  Гражданского процессуального кодекса Российской
       Федерации (далее - ГПК), как она понимается в судебной практике, в
       части,  допускающей  проведение  закрытого  судебного  заседания в
       течение  всего  времени рассмотрения дела по существу, в том числе
       когда   не   обсуждается   защищаемая   законом   конфиденциальная
       информация,  а  также  в  части,  уполномочивающей судьей публично
       оглашать  судебные  постановления  лишь  в  их резолютивной части.
       Такой режим закрытости рассмотрения судебных дел нарушает право на
       справедливое   судебное  разбирательство  участников  процесса,  в
       частности  участников  судебного  заседания  (первые три заявителя
       настоящей  жалобы)  на  публичное  обсуждение стоящих перед судьей
       вопросов,  а  также  право  на  свободу  слова и право на доступ к
       информации   представителей   общественности  и  средств  массовой
       информации  (заявители  настоящей  жалобы  номер  четыре,  пять  и
       шесть).
    2. Проведение  разбирательства  в  закрытом судебном заседании, когда
       для  этого  нет  оснований  для защиты законных интересов на тайну
       информации,  и  не  оглашение  публично судебного решения в полном
       объеме  только  с  целью  сохранения  в  тайне  того,  что законно
       интересует  общественность  в  демократическом обществе (процедура
       изъятия  органов  для трансплантации, избиение сотрудником полиции
       гражданина  и  отсутствие  реакции  со  стороны правоохранительных
       органов),   запрещается   не   только   положениями   Конституцией
       Российской  Федерации,  но и положениями Европейской Конвенцией по
       правам человека, как они толкуются в практике Европейского суда по
       правам человека.
    3. Настоящая  жалоба  направляется  в  Конституционный Суд Российской
       Федерации  в  соответствии  со  статьей  125 (часть 4) Конституции
       Российской  Федерации,  пунктом  3  части  1  статьи 3, статьей 96
       Федерального  конституционного  закона  от  21.07.1994  N 1-ФКЗ "О
       Конституционном Суде Российской Федерации".

    2. ОБНАРУЖИВШАЯСЯ    ПРАВОВАЯ    НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ   КОНСТИТУЦИОННОСТИ
       ОСПАРИВАЕМЫХ НОРМ 

    1. Основанием к рассмотрению настоящей жалобы является обнаружившаяся
       неопределенность  в  вопросе  о  том,  соответствует  ли статье 29
       (части  4), статье 46 (часть 1) и статье 123 (часть 1) Конституции
       Российской  Федерации  положения статьи 10 (частей 2 и 8) и статьи
       199  (часть  2)  ГПК,  в  той  мере,  в  которой  они  по  смыслу,
       придаваемому    им    официальным    толкованием   и   сложившейся
       правоприменительной    практикой,   нарушают   принцип   гласности
       судопроизводства,  не  допускают  возможность  частичного  доступа
       слушателей в зал судебного заседания во время рассмотрения иска по
       существу,  а  также  уполномочивают  судей  оглашать публично лишь
       резолютивную   часть  судебных  постановлений,  оставляя  в  тайне
       основную  часть  постановлений,  и, соответственно, нарушают право
       журналистов на получение и распространение информации, а также, во
       взаимосвязи  со статьей 331 ГПК РФ, не предусматривают возможности
       обжалования  определения  суда,  ограничивающего  права участников
       процесса на справедливое судебное разбирательство.
    2. Статья  10  ГПК  "Гласность  судебного разбирательства" закрепляет
       следующее:

   1. Разбирательство дел во всех судах открытое. 

   2.  Разбирательство  в  закрытых судебных заседаниях осуществляется по
   делам,  содержащим сведения, составляющие государственную тайну, тайну
   усыновления  (удочерения)  ребенка,  а также по другим делам, если это
   предусмотрено федеральным законом. Разбирательство в закрытых судебных
   заседаниях   допускается   и   при  удовлетворении  ходатайства  лица,
   участвующего   в  деле  и  ссылающегося  на  необходимость  сохранения
   коммерческой  или  иной  охраняемой  законом тайны, неприкосновенность
   частной  жизни  граждан  или  иные  обстоятельства, гласное обсуждение
   которых   способно  помешать  правильному  разбирательству  дела  либо
   повлечь  за  собой  разглашение  указанных  тайн  или нарушение прав и
   законных интересов гражданина.

   ...

   8.  Решения  судов  объявляются публично, за исключением случаев, если
   такое   объявление  решений  затрагивает  права  и  законные  интересы
   несовершеннолетних.

    3. Статья 199 (часть 2) ГПК "Составление решения суда"

   2.  Составление  мотивированного  решения  суда может быть отложено на
   срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела.

    4. Неопределенность  в  конституционности  статьи  10  (часть  2) ГПК
       обнаруживается   в   связи   со   сложившейся  судебной  практикой
       проведения  судьями  закрытых  судебных  заседаний в течение всего
       времени  рассмотрения  дела  по  существу,  в  том  числе когда не
       обсуждается  защищаемая законом конфиденциальная информация, когда
       журналистов   и  других  представителей  общественности  судьи  не
       допускают   на  разбирательства  по  делам,  имеющим  общественную
       значимость,  нарушая тем самым право участников разбирательства на
       публичное  рассмотрение дела, препятствуя тем самым представителям
       общественности и журналистам собирать и распространять информацию.
    5. Неопределенность  в конституционности статьи 10 (часть 8) и статьи
       199  (часть  2) ГПК обнаруживается в связи со сложившейся судебной
       практикой  оглашения  судьями  при разбирательстве дела в закрытом
       судебном   заседании   судебных   постановлений  публично  лишь  в
       резолютивной  их части, что, учитывая невозможность для журналиста
       присутствовать   при  разбирательстве  дела  в  закрытом  судебном
       заседании,  превращает  публичность  оглашения  лишь  резолютивной
       части  решения  в  фикцию  публичности,  так как до журналистов не
       доносится  даже  смысла рассмотренного дела, исключительно выводы,
       не  имеющие  информационной  и  общественной  ценности  без знания
       фактов дела.
    6. Как  следует  из  статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного
       закона  от  21.07.1994 N 1-ФКЗ <<О Конституционном Суде Российской
       Федерации>>,  Конституционный  Суд  Российской Федерации принимает
       постановление,   оценивая  как  буквальный  смысл  рассматриваемых
       законоположений,  так  и  смысл, придаваемый им официальным и иным
       толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также
       исходя из их места в системе правовых норм.

    3. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА  ДЕЛА  И ПРИМЕНЕНИЕ ОСПАРИВАЕМЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ЗАКОНА В
       ДЕЛЕ ЗАЯВИТЕЛЕЙ

    1. 14  января  2014  года  Алина  Саблина после дорожно-транспортного
       происшествия   была   доставлена   в   Государственное   бюджетное
       учреждение  здравоохранения  города  Москвы  Городская клиническая
       больница  No.  1  им.  Н.И.  Пирогова Департамента здравоохранения
       города Москвы (ГКБ No. 1), где скончалась 17 января 2014 года.
    2. Первые  три  заявителя  -  близкие  родственники  Алины Саблиной -
       обратились  в  Замоскворецкий районный суд города Москвы с исковым
       заявлением (приложение 1) к ГКБ No. 1, Государственному бюджетному
       учреждению  здравоохранения  города Москвы <<Городская клиническая
       больница  имени С.П. Боткина>> Департамента здравоохранения города
       Москвы    (ГКБ   им.   С.П.   Боткина),   а   также   Федеральному
       государственному бюджетному учреждению <<Федеральный научный центр
       трансплантологии  и  искусственных  органов  имени  академика В.И.
       Шумакова>>  Минздрава России (Центр трансплантологии им. Шумакова)
       о  взыскании компенсации морального вреда, причиненного изъятием у
       их дочери и внучки шести органов (и исчезновением четырех из шести
       изъятых  органов)  для трансплантации и (или) других целей в тайне
       от близких родственников, без согласия донора и(или) родственников
       (далее - дело Алины Саблиной или дело No. 2-557/2015).
    3. 23  декабря  2014  года  на  основании  статьи  10  (часть  2) ГПК
       представитель ответчика ГКБ No. 1 ходатайствовал о разбирательстве
       дела  в  закрытом  судебном  заседании, мотивируя это тем, что <<в
       процессе  рассмотрения дела <...> может стать известна информация,
       отнесенная  к  конфиденциальной  информации,  а именно информация,
       связанная  с нахождением на лечении пациентки Алины Саблиной в ГКБ
       No.1>> (приложение 2).
    4. 23  декабря  2014 года определением Замоскворецкого районного суда
       города  Москвы  по  делу  Алины  Саблиной  (приложение 3) судья на
       основании статьи 10 (часть 2) ГПК удовлетворил ходатайство ГКБ No.
       1   "о  разбирательстве  дела  в  закрытом  судебном  заседании  в
       отношении  некоторых  частей  судебного разбирательства, а именно:
       его  подготовительной  части  и  рассмотрения  дела  по  существу,
       включая исследование письменных доказательств по делу" и определил
       рассмотреть  гражданское дело в закрытом судебном заседании. Таким
       образом,   разбирательство  дела  проходило  в  открытом  судебном
       заседании  лишь  на  стадии прений сторон и оглашения резолютивной
       части решения суда.
    5. 11 февраля 2015 года представитель истцов Бурков А.Л. на основании
       статьи  10 (часть 2) ГПК заявил ходатайство о разбирательстве дела
       в   частично   закрытом   судебном  заседании,  в  котором  просил
       ограничить  доступ  лиц,  не  являющихся  участниками  процесса, и
       представителей  редакций средств массовой информации (журналистов)
       в зал судебного заседания исключительно на время оглашения и (или)
       исследования  сведений,  составляющих  врачебную тайну (приложение
       4).
    6. Представитель   истцов   Бурков  А.Л.  указывал  на  необходимость
       соблюдения  баланса  права  на частную жизнь (медицинскую тайну) и
       права  на  справедливое  судебное  разбирательство, которое должно
       быть  обеспечено,  среди  прочего,  открытостью судебного процесса
       (Приложение  4).  В  частности  представитель истцов напомнил, что
       большая  часть  медицинской  тайны  на момент проведения судебного
       заседания  тайной  не  являлась, так как СМИ сообщали информацию о
       ДТП  с  пострадавшей  Алины Саблиной и ее доставлением в ГКБNo.1 в
       состоянии   комы,  а  также  об  изъятии  органов  Алины  Саблиной
       (сведения  о  факте  обращения гражданина за оказанием медицинской
       помощи,  состоянии  его  здоровья  и  диагнозе),  а  другая  часть
       медицинской  тайны  (иные сведения, полученные при его медицинском
       обследовании  и  лечении,  составляющие  врачебную  тайну) либо не
       относились  к  предмету  иска  и,  следовательно,  не  поднималась
       истцами  в  иске  и судебном заседании, или могли быть обсуждены в
       закрытой части судебного разбирательства, с рассмотрением основной
       части   дела,   которой   интересуется   демократическое  общество
       (процедура   проведения  изъятия  органов),  в  открытом  судебном
       заседании.   Суд  отказал  в  удовлетворении  данного  ходатайства
       (приложение 5).
    7. В  начале  того  же  судебного заседания 11 февраля 2015 года Илья
       Владимирович   Сиволдаев,  журналист  региональной  газеты  "МЫ  -
       ГРАЖДАНЕ"   (приложение  6  -  удостоверение)  явился  в  судебное
       заседание  с  целью  заявить  ходатайство перед судом о разрешении
       присутствовать  в судебном заседании во время разбирательства дела
       по   фактам,   не   являющимся  конфиденциальной  информацией,  на
       основании  статьи  10  (часть  2)  ГПК. Судья отказала ему в праве
       заявить   ходатайство.   Судья   потребовала   удалить  журналиста
       Сиволдаева из зала судебного заседания. Сиволдаев через экспедицию
       подал  судье  ходатайство  о  допуске корреспондента газеты <<МЫ -
       ГРАЖДАНЕ>> Сиволдаева Ильи Владимировича в зал судебного заседания
       для  присутствия  в  разбирательстве  по  гражданскому  делу Алины
       Саблиной  на  основании  статьи  10  (часть 2) ГПК (приложение 7).
       Судья  не  рассмотрела  ходатайство Сиволдаева. Данное ходатайство
       даже не было приобщено к материалам дела.
    8. 7  апреля  2015  года  суд  в присутствии журналистов огласил лишь
       резолютивную  часть  решения суда. В полном объеме решение суда не
       оглашалось  и  другими  способами опубликовано не было (приложение
       8).
    9. Из   протокола   судебного  заседания  от  6-7  апреля  2015  года
       (рассмотрение  дела  Алины  Саблиной  по  существу) следует, что в
       закрытом  судебном  заседании не обсуждались вопросы лечения Алины
       Саблиной (приложение 9).
   10. 30  июня  2015  года  специальный  корреспондент  интернет-издания
       <<Русский  блоггер>>  Евгений Еникеев аккредитовался для участия в
       рассмотрении  апелляционной жалобы истцов по делу Алины Саблиной в
       Московском городском суде (приложение 10).
   11. На основании статьи 10 (часть 2) ГПК вновь представитель ответчика
       ГКБ  No.  1  ходатайствовал  о  разбирательстве  дела  в  закрытом
       судебном   заседании,   мотивируя   это   тем,  что  <<в  процессе
       рассмотрения   дела   <...>   может   стать  известна  информация,
       отнесенная  к  конфиденциальной  информации,  а именно информация,
       связанная с нахождением на лечении пациентки Алины Саблиной А.О. в
       ГКБ No.1>> (приложение 11).
   12. Представитель  истцов Бурков А.Л. на основании статьи 10 (часть 2)
       ГПК  заявил  ходатайство о проведении слушания в открытом судебном
       заседании  в  связи  с тем, что в апелляционной инстанции не будут
       рассматриваться вопросы лечения Алины Саблиной (приложение 12).
   13. 30   июня   2015  года  судебная  коллегия  по  гражданским  делам
       Московского   городского   суда   вынесла  устное  определение  об
       удовлетворении  ходатайства  ответчика  ГКБ  No.1  о  рассмотрении
       жалобы  в закрытом судебном заседании и об отказе в удовлетворении
       ходатайства представителя истцов.
   14. Далее,    сразу   же   после   объявления   судом   о   проведении
       разбирательства   по  апелляционной  жалобе  в  закрытом  судебном
       заседании,  представитель  истцов Бурков А.Л. заявил ходатайство о
       публичном  оглашении  апелляционного  определения полностью, в том
       числе  мотивировочной части (приложение 13) на основании статьи 10
       (часть 8) ГПК. В удовлетворении ходатайства было отказано.
   15. Журналист  Еникеев  был  допущен в зал судебного заседания лишь на
       стадии оглашения апелляционного определения.
   16. 30   июня   2015  года  судебная  коллегия  по  гражданским  делам
       Московского  городского  суда  огласила  лишь  резолютивную  часть
       апелляционного   определения  в  присутствии  журналиста  Еникеева
       (удаленного   из   зала   судебного   заседания   ранее  на  время
       рассмотрения  апелляционной  жалобы  и  прений сторон), из которой
       представителю  СМИ не были понятны факты, суть аргументов сторон и
       мотивировка апелляционной инстанции принятия доводом ответчиков. В
       полном  объеме  апелляционное  определение не оглашалось и другими
       способами опубликовано не было (приложение 32 и 33).
   17. Из протокола судебного заседания от 30 июня 2015 года следует, что
       в закрытом судебном заседании не обсуждались вопросы лечения Алины
       Саблиной (приложение 14).
   18. Разбирательства дела Алины Саблиной в апелляционных и кассационных
       инстанциях    подтвердили    устоявшийся   смысл   рассматриваемых
       законоположений  статьи  10  (части  2  и  8)  ГПК, придаваемый им
       официальным  толкованием  и  сложившейся судебной практикой - если
       есть  минимальные  основания  разбирательства  в закрытом судебном
       заседании,   то   судья  объявляет  проведение  разбирательства  в
       закрытом  судебном  заседании  на  все  время рассмотрения дела по
       существу,  даже  на  то  время,  когда  в  судебном  заседании  не
       разбирается    информация,   отнесенная   законом   к   охраняемой
       конфиденциальной  информации,  а судебное постановление оглашается
       только в ее резолютивной части.
   19. Истицы,  не  имея  права  в  силу  статьи  331 ГПК непосредственно
       обжаловать   определение   суда  о  проведении  разбирательства  в
       закрытом   судебном   заседании,   обжаловали   решение   суда   в
       апелляционном  и  кассационном порядке, где указывали на нарушение
       права    на    справедливое    судебное    разбирательство   ввиду
       необоснованного   проведения   разбирательства   дела  в  закрытом
       заседании и без публичного оглашения решения суда в полном объеме.
       Данные  аргументы  были проигнорированы судами общей юрисдикции, в
       том числе Верховным Судом Российской Федерации.
   20. Так, 29 апреля 2015 года в апелляционной жалобе Елены Владимировны
       Саблиной, к которой присоединились другие истцы, указывалось такое
       основание для отмены решения суда, как проведение судьей судебного
       заседания "в закрытом режиме, оглашение публично лишь резолютивной
       части  решения  и  апелляционного  определения, чем нарушена норма
       процессуального  права - статья 6 Конвенции о защите прав человека
       и основных свобод о праве на справедливый суд" (приложение 15).
   21. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда
       на  основании  статьи  10  ГПК  пришла  к  выводу  о  том,  что не
       нарушается   право   истцов  на  проведение  публичного  судебного
       заседания  и  на  публичное оглашение решения суда в полном объеме
       (приложение 16, см. страницы 6 и 7).
   22. 20  июля  2015  года  в  кассационной  жалобе  Елены  Владимировны
       Саблиной,  к  которой  присоединились  другие  истцы,  в Президиум
       Московского городского суда указывалось такое основание для отмены
       решения   суда,  как  проведение  судьей  судебного  заседания  "в
       закрытом   режиме,  оглашение  публично  лишь  резолютивной  части
       решения   и   апелляционного   определения,   чем  нарушена  норма
       процессуального  права - статья 6 Конвенции о защите прав человека
       и основных свобод о праве на справедливый суд" (приложение 17).
   23. 15  октября  2015  года судья Московского городского суда Курциньш
       С.Э.  со  ссылкой  на  статью  10 (часть 2) ГПК отказал в передаче
       кассационной  жалобы  Саблиной  Е.В.  для  рассмотрения в судебном
       заседании суда кассационной инстанции (приложение 18, см. страницы
       3 и 4).
   24. 23  октября 2015 года в кассационной жалобе в судебную коллегию по
       гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указывалось
       такое  основание  для  отмены  решения суда, как проведение судьей
       судебного  заседания  "в  закрытом режиме, оглашение публично лишь
       резолютивной  части  решения  и  апелляционного  определения,  чем
       нарушена норма процессуального права - статья 6 Конвенции о защите
       прав  человека  и  основных  свобод  о  праве на справедливый суд"
       (приложение 19).
   25. 27  ноября  2015  года  судья Верховного Суда Российской Федерации
       Фролкина  С.В.  со  ссылкой  на статью 10 (часть 2) ГПК отказала в
       передаче  кассационной  жалобы  Саблиной  Е.В.  для рассмотрения в
       судебном   заседании   судебной   коллегии  по  гражданским  делам
       Верховного  Суда Российской Федерации (приложение 20, см. страница
       3).
   26. Заявители  номер  четыре  и пять не имели права оспорить указанные
       положения в апелляционном или кассационном порядке.
   27. Европейский суд по правам человека (далее ЕСПЧ) начал рассмотрение
       жалобы  Елены Владимировны Саблиной и других против России (Yelena
       Vladimirovna  SABLINA  and others against Russia, No 4460/16) - 21
       сентября   2016  года  жалоба  коммуницирована  властям  России  с
       вопросами,  в  том числе, касающимися нарушения права рассмотрения
       дела  в  открытом  судебном  заседании.  В  частности  ЕСПЧ задает
       следующие   вопросы,   касающиеся   того,  можно  ли  считать  суд
       справедливым,  если  на  судебное заседание не допустили прессу, а
       судебные постановления были оглашены не полностью:

   "3.  Имели  ли  заявители справедливое и публичное разбирательство при
   определении гражданских прав и обязанностей, как того требует статья 6
   S: 1 Конвенции?

   в частности:

   (a)  Были  ли  ограничения  права  заявителей  на публичные слушания и
   вынесение  решения  суда,  как  это  предусмотрено  в  статье  6 S: 1,
   необходимы  и  оправданы  обстоятельствами  настоящего дела? Если нет,
   было ли нарушение соответствующих гарантий статьи 6 S: 1? 

   (b) ...

   (c) Было ли достаточным публичное оглашение резолютивной части решения
   суда  по делу заявителей достаточно для удовлетворения соответствующих
   требований  статьи  6  S:  1  (см. Malmberg and Others v. Russia, nos.
   23045/05, 21236/09, 17759/10 and 48402/10, 15 January 2015, and Ryakib
   Biryukov  v.  Russia,  no.  14810/02,  ECHR  2008)?  Если нет, было ли
   нарушение соответствующих гарантий статьи 6 S: 1?"

   Вопросы  ЕСПЧ  приведены  в  переводе  на  русский  язык  с  оригинала
   коммуникации жалобы Елены Владимировны Саблиной и других против России
   (приложение 21).

   28. Шестой    заявитель    -    Пайкачев    Г.В.    -    корреспондент
       <<Межрегионального   интернет-журнала   <<7x7>>  новости,  мнения,
       блоги>>   (приложение   22)  (далее  -  интернет-журнал  <<7x7>>),
       освещающий  судебный  процесс по гражданскому делу No. 2-5969/2016
       (приложение  23), рассматриваемый в Ленинском районном суде города
       Воронежа  по  иску Младова Е.Н. к ООО <<Медиа-группа <<Свобода>> о
       защите чести, достоинства, деловой репутации (приложение 24).
   29. 09  августа  2016  года  со  ссылкой  на  статью  10 (часть 2) ГПК
       представитель   истца  ходатайствовал  о  разбирательстве  дела  в
       закрытом   судебном   заседании   (приложение  25).  Представитель
       ответчика    Кузеванова    С.И.   возражала   против   заявленного
       ходатайства,   указав   на  отсутствие  оснований  для  проведения
       разбирательства  по  делу  в  закрытых  судебных  заседаниях. Суд,
       руководствуясь    статьей    10   ГПК   удовлетворяя   ходатайство
       представителя  истца, пришел к выводу о необходимости рассмотрения
       дела  в  закрытом  судебном  заседании указав, что рассматриваемое
       дело  связано  с  распространением сведений, относящихся к частной
       жизни  истца  в  средствах массовой информации, а также сведений о
       его  частной  жизни,  содержащихся  в материалах гражданского дела
       (его  месте  работы,  месте  проживания,  изображении,  имуществе)
       (приложение  26).  Представители СМИ, в том числе Пайкачев Г.В., и
       другие слушатели были удалены из зала судебного заседания.
   30. 19  августа  2016  года  Пайкачев  Г.В.  на  основании  статьи  10
       Европейской   Конвенции  по  правам  человека  подал  в  Ленинский
       районный  суд г. Воронежа заявление о допуске в судебное заседание
       по  гражданскому  делу по иску Младова Е.Н. к ООО <<Медиа - группа
       <<Свобода>>  о  защите чести, достоинства, деловой репутации в той
       части,  в  которой  не  будут  оглашаться сведения о частной жизни
       истца  (приложение  27).  К  указанному  заявлению  были приложены
       редакционное   задание,   удостоверение   корреспондента  и  копия
       паспорта.   Свою   просьбу  Пайкачев  Г.В.  мотивировал  тем,  что
       интернет-журнал    <<7x7>>   внимательно   следит   за   указанным
       гражданским   делом   в   виду  наличия  существенного  публичного
       интереса, так как иск о диффамации стал следствием распространения
       сведений  о  имевшем место инциденте с участием сотрудника полиции
       майора Евгения Младова. В публикации, ставшей основанием для иска,
       рассказывалось  о  том,  что  "человек,  похожий  на подполковника
       полиции  одного  из  Воронежских  отделов, по личным мотивам избил
       водителя  Сергея  Фирсова,  обогнавшего  его на дороге", однако по
       данному   факту   уголовное   дело   возбуждено  не  было.  Статья
       сопровождалась  видео-записями,  на  которых  был  изображен  факт
       обгона,  а также последствия конфликта - избитый водитель Фирсов и
       невредимый Младов.
   31. 25  августа  2016  года  суд  на основании статьи 10 ГПК отказал в
       удовлетворении  заявления Пайкачева Г.В., указав, что с 09 августа
       2016  года  разбирательство  по  гражданскому  делу  проводится  в
       закрытых  судебных  заседаниях,  поэтому  присутствие  заявителя в
       судебном заседании не представляется возможным (приложение 28).
   32. 22  ноября  2016 года по делу по иску Младова Е.Н. к ООО <<Медиа -
       группа  <<Свобода>>  судьей  было  утверждено  мировое соглашение,
       которое не было оглашено публично.
   33. Таким    образом,    во    всех   рассматриваемых   выше   случаях
       разбирательства по гражданским делам проходили в закрытых судебных
       заседаниях  в течение всего судебного разбирательства по существу,
       и  лишь  прения  и  оглашение решения (апелляционного определения)
       проходили в открытом судебном заседании. При этом суд оглашал лишь
       резолютивные  части  решения  (апелляционного  определения)  суда,
       судебные  постановления  не  публиковал,  тем  самым  не  допускал
       возможность придания процессу гласности в той части, в которой это
       возможно  без  нарушения прав третьих лиц на медицинскую тайну или
       тайну частной жизни.

    4. НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И КОНСТИТУЦИИ РОССИИ

    1. Европейская конвенция по правам человека (далее <<Конвенция>>):

    1. статья   6   (пунктом   1)   "Право   на   справедливое   судебное
       разбирательство":  "каждый в случае спора о его гражданских правах
       и   обязанностях...   имеет  право  на  справедливое  и  публичное
       разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным
       судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется
       публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные
       заседания  в  течение всего процесса или его части по соображениям
       морали,  общественного  порядка  или  национальной  безопасности в
       демократическом  обществе,  а  также  когда  того требуют интересы
       несовершеннолетних  или  для  защиты частной жизни сторон, или - в
       той  мере,  в  какой  это, по мнению суда, строго необходимо - при
       особых  обстоятельствах,  когда  гласность  нарушала  бы  интересы
       правосудия";
    2. статья  10  (пункт 1) "Свобода выражения мнения": "1. Каждый имеет
       право  свободно  выражать  свое мнение. Это право включает свободу
       придерживаться  своего  мнения и свободу получать и распространять
       информацию   и  идеи  без  какого-либо  вмешательства  со  стороны
       публичных властей и независимо от государственных границ."



   Конституция Российской Федерации:

    1. статья 123 (часть 1): "Разбирательство дел во всех судах открытое.
       Слушание   дела   в  закрытом  заседании  допускается  в  случаях,
       предусмотренных федеральным законом."
    2. Статья   29  (часть  4):  "Каждый  имеет  право  свободно  искать,
       получать,  передавать,  производить  и  распространять  информацию
       любым   законным   способом.   Перечень   сведений,   составляющих
       государственную тайну, определяется федеральным законом".
    3. Статья  46  (часть  1): "Каждому гарантируется судебная защита его
       прав и свобод."

    5. ПРИМЕНЕНИЕ  ВЫШЕИЗЛОЖЕННЫХ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И КОНСТИТУЦИИ
       РОССИИ В НАСТОЯЩЕМ ДЕЛЕ

    1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОТКРЫТОСТИ СУДЕБНЫХ РАЗБИРАТЕЛЬСТВ

    1. Вышеназванные  положения  Конвенции, а также положения Конституции
       РФ  направлены  на  обеспечение  открытости  и гласности судебного
       разбирательства,  которые, согласно Постановлению Пленума ВС РФ от
       13.12.2012 No. 35 <<Об открытости и гласности судопроизводства и о
       доступе к информации о деятельности судов>> (далее <<Постановление
       Пленума  ВС  РФ>>),  наравне  со  своевременным квалифицированным,
       объективным  информированием  общества  о деятельности судов общей
       юрисдикции,  способствуют  повышению  правовой  осведомленности  о
       судоустройстве     и    судопроизводстве,    являются    гарантией
       справедливого  судебного  разбирательства,  а  также  обеспечивают
       судебный   контроль   за   функционированием  судебной  власти.  В
       Постановлении   Пленума  ВС  РФ  также  отмечается,  что  открытое
       судебное  разбирательство  является  одним  из средств поддержания
       доверия общества к суду.
    2. Сама    же   гласность   судопроизводства,   согласно   пункта   4
       Постановления   Пленума   ВС   РФ,   обеспечивается   возможностью
       присутствия  в  открытом  судебном  заседании  лиц,  не являющихся
       участниками  процесса,  представителей  редакций  средств массовой
       информации (журналистов).
    3. Как  следует  из  фактов  рассмотрения  дел  заявителей  настоящей
       жалобы,  положения Конвенции и Конституции не соблюдается ни одним
       из  судов,  в  том  числе авторами Постановления Пленума - судьями
       Верховного  Суда  РФ.  Это  свидетельствует о сложившейся практике
       применения  оспариваемых положений статьи 10 (часть 2, 8) и статьи
       199 (часть 2) ГПК в части, уполномочивающей судей

    1. проводить  закрытое  судебное  заседание  в  течение всего времени
       рассмотрения  дела  по существу, в том числе, когда не обсуждается
       защищаемая законом конфиденциальная информация,
    2. при  разбирательстве  дела  в закрытом судебном заседании оглашать
       судебные постановления публично лишь в резолютивной их части, что,
       учитывая   невозможность   для   журналиста   присутствовать   при
       разбирательстве  дела  в  закрытом  судебном заседании, превращает
       публичность  оглашения  лишь  резолютивной  части решения в фикцию
       публичности,   так   как   до   журналистов  не  доносится  смысла
       рассмотренного    дела,    исключительно    выводы,   не   имеющие
       информационной и общественной ценности без знания смысла дела.



   Сложившаяся судебная практика применения положений статьи 10 (часть 2,
   8)  и  статьи  199  (часть  2)  ГПК  приводит к нарушению права сторон
   процесса  на  справедливый  суд  и  нарушению  права  на свободу слова
   представителей общественности и журналистов.



   ПОЛОЖЕНИЯ СТАТЬИ 10 (часть 2) ГПК В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПОНИМАЮТСЯ ТАКИМ
   ОБРАЗОМ,   ЧТО   УПОЛНОМОЧИВАЕТ   СУДЕЙ  ПРОВОДИТЬ  ЗАКРЫТОЕ  СУДЕБНОЕ
   ЗАСЕДАНИЕ  ГРАЖДАНСКОГО ДЕЛА В ТЕЧЕНИЕ ВСЕГО ВРЕМЕНИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА
   ПО  СУЩЕСТВУ,  В  ТОМ  ЧИСЛЕ,  КОГДА НЕ ОБСУЖДАЕТСЯ ЗАЩИЩАЕМАЯ ЗАКОНОМ
   КОНФИДЕНЦИАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

    1. Приведенные   положения  Конвенции  и  Конституции  России  должны
       применяться   в  соответствии  с  тем,  как  данные  положения  об
       открытости    и    гласности    судопроизводства    понимаются   в
       постановлениях  Европейского  суда  по  правам  человека  (далее -
       ЕСПЧ).
    2. В  частности,  в  параграфе 30 постановления ЕСПЧ от 17.01.2008 по
       делу  <<Рякиб  Бирюков против России>> (Ryakib Biryukov v. Russia)
       говорится о том, что <<публичный характер разбирательства защищает
       тяжущиеся  стороны от отправления правосудия тайно, без публичного
       рассмотрения дела; это также одно из средств поддержания доверия к
       судам,  как  вышестоящим,  так  и  нижестоящим.  Делая отправление
       правосудия  открытым,  публичность  судопроизводства  способствует
       достижению  цели,  предусмотренной пунктом 1 статьи 6 Конвенции, а
       именно  осуществление  справедливого правосудия, гарантия которого
       является    одним    из    основополагающих    принципов    любого
       демократического  общества  по смыслу Конвенции (см. Постановление
       Европейского  Суда по делу "Претто и другие против Италии" (Pretto
       and  Оthers v. Italy) от 8 декабря 1983 г., Series A, N 71, p. 11,
       [1]S:21,  и  Постановление Европейского Суда по делу "Аксен против
       Германии"  (Axen v. Germany) от 8 декабря 1983 г., Series A, N 72,
       p. 12, S:25)>>.
    3. Аналогичная    позиция    в    отношении    публичного   характера
       разбирательства содержится в постановлении ЕСПЧ от 03.07.2012 года
       по делу <<Развязкин против России>> (Razvyazkin v. Russia).
    4. Безусловно,    Конвенция    допускает   в   определенных   случаях
       разбирательство дела в закрытом судебном заседании.
    5. В  частности,  пункт  1  статьи  6  Конвенции  говорит  о том, что
       судебное  решение  объявляется  публично,  однако пресса и публика
       могут  не  допускаться  на  судебные  заседания  в  течение  всего
       процесса  или  его  части  по  соображениям  морали, общественного
       порядка  или национальной безопасности в демократическом обществе,
       а  также  когда  того  требуют интересы несовершеннолетних или для
       защиты  частной  жизни  сторон,  или - в той мере, в какой это, по
       мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда
       гласность нарушала бы интересы правосудия.
    6. Конституция  РФ  говорит  о  том,  что  слушание  дела  в закрытом
       заседании   допускается  в  случаях,  предусмотренных  федеральным
       законом.  Часть 2 статьи 10 ГПК РФ устанавливает случаи, в которых
       суд рассматривает дела в закрытом заседании.
    7. В  соответствии  с  частью  2 статьи 10 ГПК РФ суд рассматривает в
       закрытом   судебном   заседании   гражданские  дела,  если  в  них
       содержатся  сведения,  составляющие  государственную  тайну, тайну
       усыновления   (удочерения),  а  также  другие  дела,  обязательное
       рассмотрение  которых  в закрытом судебном заседании предусмотрено
       федеральным  законом.  При  наличии ходатайства участника процесса
       суд  вправе  рассмотреть в закрытом судебном заседании гражданское
       дело  по  мотивам  обеспечения права на неприкосновенность частной
       жизни либо сохранения сведений, составляющих коммерческую или иную
       охраняемую  законом  тайну,  а  также сведений, гласное обсуждение
       которых  способно  помешать  правильному разбирательству дела либо
       повлечь за собой нарушение прав и законных интересов гражданина.
    8. Врачебная тайна представляет собой разновидность охраняемой тайны,
       при   необходимости   сохранения   которой  разбирательство  может
       осуществляться в закрытых судебных заседаниях.
    9. В  соответствии  с  частью  1  статьи  13 Федерального закона <<Об
       основах  охраны  здоровья  граждан в Российской Федерации>> (далее
       <<Закон  об охране здоровья>>) врачебную тайну составляют сведения
       о  факте  обращения  гражданина  за  оказанием медицинской помощи,
       состояния  его  здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при
       его медицинском обследовании и лечении.
   10. Часть  2  статьи  13  Закона об охране здоровья содержит запрет на
       разглашение  сведений,  составляющих  врачебную тайну, в том числе
       после  смерти  человека,  лицами,  которым  они стали известны при
       обучении,  исполнении  трудовых,  должностных,  служебных  и  иных
       обязанностей,  за исключением случаев, установленных частями 3 и 4
       статьи 13 Закона об охране здоровья.
   11. Пунктом  3 части 4 статьи 13 Закона об охране здоровья допускается
       предоставление   сведений,   составляющих   врачебную  тайну,  без
       согласия  гражданина  или  его  законного представителя по запросу
       органов  суда  в  связи  с  проведением расследования или судебным
       разбирательством.
   12. Таким  образом,  прежде  чем  суду  будут  предоставлены сведения,
       составляющие врачебную тайну, такие сведения должны быть запрошены
       судом.    Соответственно,   поскольку   предоставление   сведений,
       составляющих  врачебную  тайну, осуществляется по запросу суда, то
       об  их  оглашении  и  (или)  исследовании в судебном заседании суд
       должен знать заранее.
   13. При   этом   в   контексте   открытости   и   гласности  судебного
       разбирательства   обращает   на   себя   внимание  содержащаяся  в
       постановлении   ЕСПЧ   от  25.02.1997  года  по  делу  <>  позиция,  согласно  которой интересы пациента и всего
       общества  в  целом  по  защите  тайны  медицинских  сведений могут
       уступить  по  своей значимости интересам расследования и наказания
       преступлений   и   обеспечения  гласности  судопроизводства,  если
       доказано, что такие интересы имеют более существенное значение.
   14. Конвенция,  в  отличии  от  статьи  10  (часть  2)  ГПК РФ как она
       понимается    в   судебной   практике,   допускает   осуществление
       разбирательства  дела  в  целом  или частично в закрытом заседании
       только   в   той   части,  когда  обсуждается  защищаемая  законом
       конфиденциальная  информация.  В  соответствии  с  позицией  ЕСПЧ,
       отраженной   в   постановлении   от  03.07.2012  года  <<Развязкин
       (Razvyazkin)    против    Российской    Федерации>>,    проведение
       рассмотрения в целом или частично в закрытом заседании должно быть
       строго обусловлено обстоятельствами дела.
   15. Ввиду   того,   что   оглашение  и  (или)  исследование  сведений,
       являющихся  врачебной  тайной,  составляют  лишь  часть  судебного
       разбирательства,  допустимо  разбирательство  в  частично закрытом
       судебном заседании, в котором рассматривается дело по существу.
   16. 23  декабря  2014 года определением суда по делу Алины Саблиной на
       основании  статьи  10 (части 2) ГПК было удовлетворено ходатайство
       ответчика  о  разбирательстве дела в закрытом судебном заседании в
       отношении     некоторых    частей    судебного    разбирательства:
       подготовительной  части  и  рассмотрения дела по существу, включая
       исследование  письменных  доказательств  по  делу.  Таким образом,
       рассмотрение   дела   по   существу   было  полностью  закрыто  от
       общественности  и  журналистов,  несмотря  на то, что не все время
       рассмотрения  дела  по  существу обсуждались вопросы лечения Алины
       Саблиной. Журналисты были допущены в зал судебное заседание только
       на прения сторон и оглашение решения суда, которое в свою очередь,
       было оглашено только в ее резолютивной части.
   17. Согласно  ходатайству  ответчика о разбирательстве дела в закрытом
       судебном  заседании,  в  качестве  обстоятельства, препятствующего
       свободному  доступу  в  зал судебного заседания лиц, не являющихся
       участниками  процесса,  представителей  редакций  средств массовой
       информации   (журналистов),   выступает   то,   что   в   процессе
       рассмотрения  дела присутствующим в зале судебного заседания может
       стать  известна  информация, составляющая врачебную тайну, которая
       отнесена законодательством к конфиденциальной информации, а именно
       информация,  связанная с нахождением на лечении пациентки Саблиной
       А.О. в ГКБ No. 1 им. Н.И. Пирогова.
   18. В силу того, что:

    1. (1)  сведения,  составляющие врачебную тайну, могут стать известны
       лицам,  присутствующим  в  зале  судебного  заседания,  только при
       оглашении и (или) исследовании таких сведений;
    2. (2)  сведения, составляющие врачебную тайну, должны быть запрошены
       судом  заранее,  а, следовательно, суд заблаговременно знает об их
       оглашении и (или) исследовании;
    3. (3)   по  смыслу  Конвенции,  Конституции  РФ,  ГПК  РФ,  судебное
       разбирательство должно быть максимально открытым;
    4. (4)   оглашение   и   (или)  исследование  сведений,  составляющих
       врачебную  тайну,  не должно препятствовать открытости и гласности
       остального   судебного   процесса,   в   том   числе   тех  частей
       подготовительной  части и рассмотрения дела по существу, в которых
       оглашение  и  (или)  исследование сведений, составляющих врачебную
       тайну, не производится;
    5. (5) нецелесообразно и не соответствует законодательству и практике
       ЕСПЧ  осуществление  разбирательства  дела  в закрытом заседании в
       отношении всей подготовительной части и всего рассмотрения дела по
       существу.



   Таким   образом,   лица,   не   являющиеся   участниками  процесса,  и
   представители редакций средств массовой информации (журналисты) должны
   быть  ограничены  в свободном доступе в зал судебного заседания только
   на   время  оглашения  и  (или)  исследования  сведений,  составляющих
   врачебную  тайну,  а  не  на время всей подготовительной части и всего
   рассмотрения дела по существу.



   Иск   по   делу   Алины   Саблиной   касается  рассмотрения  следующих
   обстоятельств:  (1)  недопуск  родителей  к  Алине в последний день ее
   жизни  17  января  2014  года,  (2)  изъятие  органов  без  оповещения
   родителей  о  планируемом  изъятии, без выяснения согласия родителей и
   выяснения  знания родителей о согласии самой Алины Саблиной на изъятие
   органов,  без оповещения родителей о состоявшемся изъятии органов, (3)
   в  нарушение инструкции об изъятии органов, (4) без извещения ГКБ No.1
   родителей  о  смерти их дочери, (5) в нарушение права собственности на
   органы.  Ни  один из указанных пунктов иска не предполагает обсуждение
   лечения  Алины  Саблиной  - истцы такой вопрос не поднимали. Ответчики
   искусственно  подняли  вопрос о лечении Алины Саблиной, чтобы показать
   суду  основание для заявления ходатайства о проведении разбирательства
   в  закрытом судебном заседании. Только в процессе рассмотрения второго
   и  третьего  пункта  обстоятельств  возможно  обсуждение информации из
   медицинской  карты  Алины  Саблиной.  Соответственно  суд на основании
   статьи  10  (части  2) ГПК, как она должна пониматься в соответствии с
   практикой  ЕСПЧ,  обязан был допустить представителей общественности в
   судебное   заседание  по  рассмотрению  дела  по  существу,  когда  не
   обсуждается медицинская тайна.



   Возможность  такого  частичного  ограничения  доступа  в зал судебного
   заседания  подтверждается  и  Постановлением  Пленума  ВС  РФ, пункт 9
   которого  говорит,  что  проведение  разбирательства  дела  в закрытом
   судебном   заседании   по   мотиву  сохранения  государственной  тайны
   осуществляется  судом  в  той  его части, в которой оглашаются и (или)
   исследуются  такие  сведения. Законодательство Российской Федерации не
   содержит  положений,  препятствующих  использованию такого подхода при
   разбирательстве   дела   в   закрытом  судебном  заседании  по  мотиву
   сохранения врачебной тайны.



   Пункт   9   Постановления   Пленума  Верховного  Суда  РФ  основан  на
   постановлениях  Европейского  суда  по  правам  человека,  принятых  в
   отношении России.



   Проведение  судебного заседания на время всей подготовительной части и
   всего  рассмотрения  дела  по  существу  в  закрытом режиме приведет к
   признанию  нарушения  ст.  6  (в отношении участников процесса), 10 (в
   отношении   журналистов)   Конвенции,   которая  закрепляет  право  на
   проведение заседаний в публичном режиме.



   В деле Крестовский против России заседания в российском суде проведены
   в  закрытом режиме для охраны частной жизни пострадавшей и свидетелей.
   Европейский  суд  в  постановлении  от  28  октября  2010 года по делу
   Крестовский  против  России  No.  14040/03  признал нарушение, так как
   защита интересов пострадавшей и свидетелей могла обосновать проведение
   в  закрытом  режиме  лишь  части  судебного разбирательства (судебного
   заседания),  но  никак  не  могла  оправдать  закрытие полностью всего
   процесса.



   В  деле  Белашев  против  России  28617/03 от 4 декабря 2008 года ЕСПЧ
   рассматривал  основание  закрытия  судебного заседания из-за наличия в
   деле  материалов,  содержащих  сведения, относящиеся к государственной
   тайне. Суд не согласился с доводами России о том, что сам факт наличия
   подобных    материалов    обосновывает    закрытие   всего   судебного
   разбирательства.  Суд  отметил,  что  <<для  государства необходимость
   сохранить  свои  секреты  может  быть чрезвычайно значимой. Но гораздо
   большую важность имеет необходимость обеспечить отправление правосудия
   с   соблюдением   необходимых  гарантий,  одной  из  которых  является
   гласность.   Перед  тем  как  принять  решение  о  закрытии  судебного
   заседания  суд  должен  убедиться  в  том, что закрытие необходимо для
   защиты  веских  государственных  интересов>>.  Суд  должен  ограничить
   гласность только в той мере, которая строго необходима.



   В  постановлении от 2 октября 2012 года по делу Храброва против России
   No.   18498/04  ЕСПЧ  также  признал  нарушении  статьи  6  Конвенции,
   гарантирующей  публичное  судебное  разбирательство,  заключив,  что в
   обоснование  определения  о  проведении  судебного  разбирательства  в
   закрытом  режиме  российский  суд  сослался  на  необходимость  охраны
   частной  жизни  участников, при этом не пояснил негативные последствия
   разглашения  данной  информации. Наличие информации о частной жизни не
   может  автоматически вести к закрытию всего заседания. Суд указал, что
   российский   суд   должен  был  указать  конкретные  обстоятельства  и
   продемонстрировать  возможность  наступления  негативных последствий в
   случае разглашения этих обстоятельств.



   Вместе  с  тем,  Заявитель  Пайкачев  Г.В.  дополнительно  акцентирует
   внимание  Cуда  на  тех  обстоятельствах, что мотивом принятия решения
   суда  в  виде определения о проведении разбирательства дела в закрытом
   судебном  заседании  (приложение  26)  стали  сведения о месте работы,
   месте   проживания,   изображении,   имуществе  истца.  Учитывая,  что
   релевантная   информация  оглашается  практически  в  каждом  судебном
   разбирательстве  как  по  гражданским,  так  и  иным  делам,  подобное
   толкование  статьи  10  (часть 2) ГПК для проведения разбирательства в
   закрытых   судебных   заседаниях   не  может  являться  необходимым  и
   соразмерным вмешательством в право журналистов на получение информации
   и, как следствие, не соответствует Конституции Российской Федерации.



   ПОЛОЖЕНИЯ  СТАТЬИ  10  (ЧАСТЬ 8) И СТАТЬИ 199 (ЧАСТЬ 2) ГПК В СУДЕБНОЙ
   ПРАКТИКЕ   ПОНИМАЮТСЯ  ТАКИМ  ОБРАЗОМ,  ЧТО  УПОЛНОМОЧИВАЕТ  СУДЕЙ  НЕ
   ОГЛАШАТЬ  СУДЕБНЫЕ  РЕШЕНИЯ  В  ПОЛНОМ  ОБЪЕМЕ ПУБЛИЧНО, ЧТО, УЧИТЫВАЯ
   НЕВОЗМОЖНОСТЬ ДЛЯ ЖУРНАЛИСТА ПРИСУТСТВОВАТЬ ПРИ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ ДЕЛА В
   ЗАКРЫТОМ  СУДЕБНОМ  ЗАСЕДАНИИ,  ПРЕВРАЩАЕТ  ПУБЛИЧНОСТЬ ОГЛАШЕНИЯ ЛИШЬ
   РЕЗОЛЮТИВНОЙ   ЧАСТИ   РЕШЕНИЯ   В  ФИКЦИЮ  ПУБЛИЧНОСТИ,  ТАК  КАК  ДО
   ЖУРНАЛИСТОВ  НЕ  ДОНОСИТСЯ  СМЫСЛА  РАССМОТРЕННОГО ДЕЛА, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО
   ВЫВОДЫ,  НЕ  ИМЕЮЩИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ЦЕННОСТИ БЕЗ ЗНАНИЯ
   СМЫСЛА ДЕЛ.

    1. Когда  дело  рассмотрено  в  закрытом судебном заседании, судебное
       постановление  должно  оглашаться  публично в полном объеме, в том
       числе мотивировочная часть апелляционного определения.
    2. Согласно  статьи  10  (часть 8) ГПК РФ <<Решения судов объявляются
       публично,  за  исключением  случаев, если такое объявление решений
       затрагивает  права и законные интересы несовершеннолетних>>. Пункт
       1   статьи  6  Конвенции  говорит  о  том,  что  судебное  решение
       объявляется   публично.   Исключений  не  предусмотрено.  Судебные
       решения   оглашаются   публично  в  полном  виде,  тем  более  это
       требование  закона  должно  соблюдаться  по делам, рассмотренным в
       закрытом судебном заседании.
    3. Того  требует  и  статья  6  Конвенции  о  защите  прав человека и
       основных  свобод,  в  толковании  постановления ЕСПЧ Рякиб Бирюков
       против  России  (пункты 38-45). В деле Рякиб Бирюков против России
       ЕСПЧ  признал,  что  не  оглашение  мотивировочной части судебного
       решения является нарушением права на справедливый суд.
    4. В частности в деле Рякиб Бирюков против России (см. пункт 45) ЕСПЧ
       сделал   вывод,   что  цель,  преследуемая  статьей  6  (часть  1)
       Конвенции,  гарантировать  контроль правосудия общественностью для
       сохранения права на справедливое судебное разбирательство, не была
       достигнута  в настоящем деле, так как мотивы отклонения требования
       заявителя  должны  быть  доступны  для  понимания,  но они не были
       доступны  публике,  в  частности  присутствовавшим  при  оглашении
       решения  журналистам. Данное правовое положение должно применяться
       и к настоящему делу.

    6. ОБЯЗАННОСТЬ   ТОЛКОВАНИЯ   КОНСТИТУЦИИ   РОССИЙСКОЙ   ФЕДЕРАЦИИ  И
       ФЕДЕРАЛЬНЫХ    ЗАКОНОВ    В    СООТВЕТСТВИИ    С    МЕЖДУНАРОДНЫМИ
       ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМИ, ПРИНЯТЫМИ НА СЕБЯ РОССИЕЙ

    1. Согласно  статье  15  (части  4)  Конституции Российской Федерации
       общепризнанные   принципы   и   нормы   международного   права   и
       международные  договоры  Российской  Федерации  являются составной
       частью ее правовой системы.
    2. Конвенция  о  защите  прав  человека  и  основных  свобод (далее -
       Конвенция),  ее  статьи  6  (пункт  1),  10 (пункт 1), гарантирует
       каждому  право на публичное рассмотрение гражданских дел, право на
       выражение   мнения,   в  том  числе  на  поиск  и  распространение
       информации.
    3. Согласно  статье  46 Конвенции, статье 1 Федерального закона от 30
       марта  1998  года  N 54-ФЗ <<О ратификации Конвенции о защите прав
       человека  и  основных  свобод  и  Протоколов  к  ней>>  Российская
       Федерация  признала  обязательной  юрисдикцию Европейского Суда по
       правам человека (далее - ЕСПЧ) по вопросам толкования и применения
       Конвенции.
    4. Согласно  п.  10  постановления  Пленума  Верховного  Суда  РФ  от
       10.10.2003   N   5   "О   применении   судами   общей   юрисдикции
       общепризнанных   принципов   и   норм   международного   права   и
       международных  договоров  Российской  Федерации" применение судами
       Конвенции  обязательно  и  должно осуществляться с учетом практики
       ЕСПЧ  во  избежание  любого  нарушения  Конвенции  о  защите  прав
       человека  и  основных  свобод. В соответствии с абзацем 2 пункта 2
       Постановления  Пленума  Верховного  Суда No. 21 от 27 июня 2013 г.
       <<О  применении  судами  общей  юрисдикции Конвенции о защите прав
       человека  и  основных  свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к
       ней>>  <<с  целью эффективной защиты прав и свобод человека судами
       учитываются  правовые  позиции  Европейского  Суда,  изложенные  в
       ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении
       других государств - участников Конвенции>>.
    5. Конституционный   Суд   Российской  Федерации  прямо  указал,  что
       составной  частью  российской  правовой системы является не только
       Конвенция,  но  и  постановления  ЕСПЧ  в  той части, в какой ими,
       исходя  из  общепризнанных  принципов и норм международного права,
       дается  толкование  содержания  закрепленных  в  Конвенции  прав и
       свобод,  а потому должны учитываться федеральным законодателем при
       регулировании   общественных   отношений   и  правоприменительными
       органами  при применении соответствующих норм права (постановление
       КС  РФ  от  05.02.2007  N 2-П; постановление КС РФ от 26.02.2010 N
       4-П;  определение  КС  РФ  от 04.04.2013 N 505-О). Данной правовой
       позицией  должен  руководствоваться Конституционный Суд Российской
       Федерации.
    6. Кроме  того, согласно правовой позиции, выраженной Конституционным
       Судом  Российской  Федерации в своем Постановлении от 26.02.2010 N
       4-П, права и свободы человека и гражданина, признанные Конвенцией,
       -  это  те же по своему существу права и свободы, что закреплены в
       Конституции РФ. Следовательно, права, гарантированные Конституцией
       РФ и Конвенцией - это не отдельные права, а, по сути и содержанию,
       одни   и   те  же  неотчуждаемые  права  человека,  которые  имеют
       общепризнанный характер.
    7. В  частности,  статьи  29 и 123 Конституции РФ по своему правовому
       содержанию  аналогичны,  соответственно, статьям 10 и 6 Конвенции.
       Поэтому объем содержания конституционных прав не может быть меньше
       объема  содержания  прав  Конвенции, раскрываемых в постановлениях
       ЕСПЧ, которые Российская Федерация признает обязательными.
    8. Таким  образом,  положения  статьи  29 и 123 Конституции РФ должны
       гарантировать  права,  закрепленные в статьях 6, 10 Конвенции, как
       они   понимаются  в  правовых  позициях  ЕСПЧ,  выраженных  в  его
       постановлениях.

    7. ИСЧЕРПАНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

    1. 15  и  25  июля  2015  года  заявители Сиволдаев и Еникеев, не имя
       каких-либо национальных средств правовой защиты, обратились в ЕСПЧ
       с  жалобой  на  Российскую Федерацию в том числе на указанные выше
       нарушения  статьи  10  Конвенции  (приложения 29 и 30). 28 декабря
       2015  года  заявители  Саблина  Елена  Владимировна, Саблина Нэлли
       Степановна,  Бирюкова  Татьяна  Михайловна,  исчерпав национальные
       средства   правовой   защиты,  обратились  в  ЕСПЧ  с  жалобой  на
       Российскую  Федерацию  на  указанные  выше нарушения статей 6 и 10
       Конвенции  (приложение  31  и 21). Заявитель Пайкачев намеревается
       обратиться в ЕСПЧ, не имя каких-либо национальных средств правовой
       защиты.
    2. Несмотря  на  то,  что Конституционный Суд Российской Федерации не
       рассматривается  ЕСПЧ  в  качестве  эффективного средства правовой
       защиты,   но   учитывая   ранее  принятые  ЕСПЧ  постановления  по
       аналогичным   принципам  и  проблема,  заявители  приняли  решение
       обратиться  в Конституционный Суд Российской Федерации, потому что
       считают,   что  их  право  нарушено  оспариваемыми  статьями  ГПК,
       полномочие  на  признание  которых  неконституционными принадлежит
       только   Конституционному  Суду  Российской  Федерации.  Заявители
       убеждены,  что именно национальный суд должен прекратить нарушение
       их права на справедливый суд, свободу выражения мнения и доступа к
       информации.  До рассмотрения дела в ЕСПЧ установить нарушения прав
       и  свобод,  чтобы  не  допустить  еще несколько постановлений ЕСПЧ
       против России.

    8. О ДОПУСТИМОСТИ ЖАЛОБЫ

    1. В  соответствии со статьей 97 ГПК жалоба допустима, если (1) закон
       затрагивает  конституционные  права  и  свободы граждан; (2) закон
       применен  в  конкретном  деле,  рассмотрение  которого завершено в
       суде,  при этом жалоба должна быть подана в срок не позднее одного
       года после рассмотрения дела в суд.
    2. Заявители  Саблина  Елена  Владимировна, Саблина Нэлли Степановна,
       Бирюкова  Татьяна  Михайловна  подали жалобу в Конституционный Суд
       Российской   Федерации   в  срок  не  позднее  одного  года  после
       рассмотрения дела Алины Саблиной в суде. Рассмотрение иска по делу
       Алины  Саблиной  в  судах  общей юрисдикции завершено определением
       судьи  Верховного  Суда  Российской  Федерации 27 ноября 2015 года
       (приложение  20). Заявители журналисты Сиволдаев, Еникеев, не имея
       процессуальных  полномочий  оспаривать  в  судах  общей юрисдикции
       отказ судьи в допуске их в судебное заседании по рассмотрению иска
       по  делу  Алины  Саблиной,  обращаются  в  Конституционный  Суд не
       позднее одного года после рассмотрения дела Алины Саблиной в суде,
       завершенное   определением   судьи   Верховного   Суда  Российской
       Федерации  27  ноября  2015  года.  Заявитель  Пайкачев,  не  имея
       процессуальных  полномочий  оспаривать  в  судах  общей юрисдикции
       отказ  судьи  в  допуске  их  в  судебное  заседании, обращается в
       Конституционный Суд сразу же после рассмотрения дела в суде первой
       инстанции  и  утверждения  судьей  мирового  соглашения по делу 22
       ноября 2016 года.
    3. Государственная   пошлина   уплачена   от   имени  Саблиной  Елены
       Владимировны.



   На  основании изложенного, руководствуясь ч. 6 ст. 125 Конституции РФ,
   п. 2  ч. 1,  ч. 2  и ч. 4 ст. 100 Федерального конституционного закона
   <<О Конституционном Суде Российской Федерации>>,

                                 П Р О Ш У:

    1. признать не соответствующими статье 29 (часть 4), статье 46 (часть
       1)  и  статье  123  (часть  1) Конституции Российской Федерации, а
       также  статье  15  (часть 4) Конституции Российской Федерации в их
       системно-правовом  единстве  и  взаимосвязи  и с учетом содержания
       прав,  предусмотренных  статьями  6  (пункт  1)  и  10  (пункт  1)
       Европейской Конвенции по правам человека, раскрываемых Европейским
       Судом  по правам человека в своих постановлениях, положения статьи
       10 (части 2) ГПК, как они понимаются в судебной практике, в части,
       уполномочивающей  судей  проводить  закрытое  судебное заседание в
       течение  всего  времени рассмотрения дела по существу, в том числе
       когда   не   обсуждается   защищаемая   законом   конфиденциальная
       информация.
    2. признать не соответствующими статье 29 (часть 4), статье 46 (часть
       1)  и  статье  123  (часть  1) Конституции Российской Федерации, а
       также  статье  15  (часть 4) Конституции Российской Федерации в их
       системно-правовом  единстве  и  взаимосвязи  и с учетом содержания
       прав,  предусмотренных  статьями  6  (пункт  1)  и  10  (пункт  1)
       Европейской Конвенции по правам человека, раскрываемых Европейским
       Судом  по правам человека в своих постановлениях, положения статьи
       10  (части  8)  и  статьи  199 (часть 2) ГПК, как они понимаются в
       судебной   практике,   в   части,   уполномочивающей   судей   при
       разбирательстве   дела  в  закрытом  судебном  заседании  оглашать
       судебные постановления публично лишь в резолютивной их части, что,
       учитывая   невозможность   для   журналиста   присутствовать   при
       разбирательстве  дела  в  закрытом  судебном заседании, превращает
       публичность  оглашения  лишь  резолютивной  части решения в фикцию
       публичности,   так   как   до   журналистов  не  доносится  смысла
       рассмотренного    дела,    исключительно    выводы,   не   имеющие
       информационной и общественной ценности без знания смысла дела;
    3. постановить, что дела заявителей подлежат пересмотру компетентными
       судами;
    4. возместить   расходы,   указанные   в  ч. 4  ст. 100  Федерального
       конституционного   закона   <<О  Конституционном  Суде  Российской
       Федерации>>.

   ПРИЛОЖЕНИЕ (в двух экземплярах):

    1. Иск по делу Алины Саблиной.
    2. Ходатайство  ГКБ  No. 1 о разбирательстве дела в закрытом судебном
       заседании Замоскворецкого районного суда.
    3. Определение  Замоскворецкого  районного  суда  города Москвы от 23
       декабря 2014 о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании.
    4. Ходатайство  Буркова  А.Л. от 11 февраля 2015 г. о разбирательстве
       дела в частично закрытом судебном заседании.
    5. Определение  Замоскворецкого  районного  суда  города Москвы от 11
       февраля  2015  г.  об  отказе в удовлетворении ходатайства Буркова
       А.Л.
    6. Удостоверение  журналиста  региональной  газеты  <<МЫ - ГРАЖДАНЕ>>
       Ильи Владимирович Сиволдаева.
    7. Заявление  о  допуске  корреспондента  газеты  <<МЫ  -  ГРАЖДАНЕ>>
       Сиволдаева Ильи Владимировича в зал судебного заседания.
    8. Решение Замоскворецкого районного суда Москвы от 7 апреля 2015 г.
    9. Протокол судебного заседания от 6-7 апреля 2015 года.
   10. Аккредитация    специального    корреспондента    интернет-издания
       <<Русский блоггер>> Еникеева Е.В. и удостоверение журналиста.
   11. Ходатайство  ГКБNo.1  о  разбирательстве  дела в закрытом судебном
       заседании Московского городского суда.
   12. Ходатайство Буркова А.Л. о проведении слушания в открытом судебном
       заседании Московского городского суда.
   13. Ходатайство  Буркова  А.Л.  о  публичном  оглашении апелляционного
       определения полностью, в том числе мотивировочной части.
   14. Протокол судебного заседания от 30 июня 2015 года.
   15. Апелляционная жалоба Елены Владимировны Саблиной от 29 апреля 2015
       года.
   16. Апелляционное определение Мосгорсуда от 30 июня 2015 года.
   17. Кассационная  жалоба  Елены  Владимировны Саблиной от 20 июля 2015
       года.
   18. Определение  судьи Московского городского суда Курциньш С.Э. от 15
       октября 2015 года.
   19. Кассационная жалоба в Верховный Суд РФ от 23 октября 2015 года.
   20. Определение  судьи  Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной
       С.В. от 27 ноября 2015 года.
   21. Коммуникация  по  делу  Елена Владимировна Саблина и другие против
       России.
   22. Удостоверение Пайкачева No.026.
   23. Редакционное задание Пайкачева.
   24. Иск  Младова  Е.Н.  к  ООО  <<Медиа  - группа <<Свобода>> о защите
       чести, достоинства, деловой репутации.
   25. Ходатайство  представителя истца о разбирательстве дела в закрытом
       судебном заседании.
   26. Определение  от 9 августа 2016 года о проведении разбирательства в
       закрытых судебных заседаниях.
   27. Заявление  Пайкачева  Г.В.  от  19  августа  2016 года о допуске в
       судебное заседание.
   28. Ответ Ленинского районного суда Воронежа от 21 августа 2016 года.
   29. Жалоба Сиволдаева против России.
   30. Жалоба Еникеева против России.
   31. Жалоба Саблиной и др. против России.
   32. Ответ   на   журналистский   запрос  председателя  8-го  судебного
       судебного состава по гражданским делам Московского городского суда
       от 14 сентября 2015 года No.1-437/1.
   33. Ответ  Заместителя  председателя Московского городского суда от 14
       декабря 2015 г.
   34. Государственная пошлина в размере 450 рублей от Саблиной Е.В.
   35. Копия жалобы.
   36. Текст обжалуемых норм закона.
   37. Доверенность Сиволдаева на Буркова А.Л.
   38. Доверенность Еникеева на Буркова А.Л.
   39. Доверенность Саблиной Е.В. на Буркова А.Л.
   40. Доверенность Саблиной Н.С. на Буркова А.Л.
   41. Заявление о поиске доверенности Бирюковой Т.М. на Буркова А.Л.
   42. Копия диплома к.ю.н. представителя Буркова А.Л.

   23 ноября 2016 года

   Пайкачев Глеб Вячеславович

   представитель заявителей

   к.ю.н. Бурков Антон Леонидович

                                     21

References

   1. http://www.echr.ru/documents/doc/2461429/2461429.htm


Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Anonymous - 29.11.2016 15:34:07

Странно, родственники, как я понял, вовсе не жаждали скрывать под маской конфиденциальности обстоятельства смерти своей дочери Алины... Наоборот, они желали во всеуслышание озвучить типовые способы задуривания родственников в реанимациях РФ, когда тяжелобольные уже запланированы трансплантационным координатором к изъятию органов, часто после соответствующей медикаментозной усугубляющей "премедитации", как это 3 раза пытались проделать в нашей облбольнице с моей дочерью (ее даже приезжал осматривать в обычный стационар на предмет "пригодности" некий "врач" из Москвы, как я догадался, фото которого я потом обнаружил в фотоотчете трансплантологического семинара...

Как потом оказалось, моей дочери в реанимации терапия делалась лишь на словах, чтобы я не заподозрил подготовку к изъятию органов и не перевел дочь в другую реанимацию... На самом деле реаниматологи ждали когда наступит минут на 10 клиническая смерть для констатации смерти мозга, такой ценной для трансплантологов...

 

2. СУТЯЖНИК - 29.11.2016 18:09:46

Напишите нам http://sutyajnik.ru/mail.html

 

3. Anonymous - 01.12.2016 03:07:17

Пока нет времени - почти все тратится на уход за дочерью дома, которая после "лечения" в облбольницах стала, боюсь, теперь окончательно "лежачей"...

Да и страшновато пока вспоминать, чем "лечили" дочь, создавая ей друг за другом все более тяжелые "искусственные" осложнения ("откуда вы нарисовались с вашей инвалидностью?" - из тирады чиновника облМинздрава) - все осложнения были практически смертельные, как чуть позже разъяснил мне врач из другого города...

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):