Поддержите наш сайт

Кошельки WebMoney
R100422485116
Z219248449031

номер счета Яндекс.Деньги
410011036240475



ино-Странные записки


Записки начинающего правозащитника

Наши победы

КУЛИК И ДР. ПРОТИВ РОССИИ

БУРКОВ ПРОТИВ ГУГЛ

МИХАЙЛОВА ПРОТИВ РОССИИ

БРАГИНА ПРОТИВ РОССИИ

КОНЫГИН против РОССИИ

АБРАМЧУК против РОССИИ

Тимошенко и др. за свободные выборы

НОЖКОВ против РОССИИ

РОЖИН против РОССИИ

КАРПЕНКО против РОССИИ

БОРИСОВ против РОССИИ

ПРОШКИН против РОССИИ

ШАРКУНОВ и МЕЗЕНЦЕВ против РОССИИ

ГОРСКАЯ против РОССИИ

ЗАХАРКИН против РОССИИ

ХАЛИУЛЛИН против РОССИИ

БУТУСОВ против РОССИИ

РАНЦЕВ против КИПРА и РОССИИ

ПОРУБОВА против РОССИИ

КОЗЛОВ против РОССИИ

ДОКУКИН против ПРАВИТЕЛЬСТВА

СУТЯЖНИК против РОССИИ

РАКЕВИЧ против РОССИИ


Обмен ссылками

Московская Хельсинкская Группа

Консультативный Совет региональных профсоюзных объединений

Тюремные новости

Екастройка. Свердловск/Екатеринбург на рубеже веков

Правовая помощь в Узбекистане

Пермский региональный правозащитный центр

 

Качанов Роман Евгеньевич

Злоупотребления судей и сотрудников аппарата Конституционного Суда РФ и Уставного Суда Свердловской области, связанные с отказом в принятии обращений к рассмотрению и прекращением производства по делу

13.11.2006

Опубликовано: Сборник «Судебная и правоохранительная системы: проблемы и перспективы развития в современной России: Материалы V Межрегиональной научно-практической конференции (10 ноября 2006 года)» / Отв. ред. М. С. Саликов – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2007. – 328 с.

http://injust.usla.ru/izdania/sborniki/

Доклад на Межрегиональной научно-практической конференции «Судебная и правоохранительная системы: проблемы и перспективы развития в современной России», посвященной 30-летию Института юстиции Уральской государственной юридической академии, 10 ноября 2006 года

 

В настоящей работе мне бы хотелось выделить основные, на мой взгляд, проблемы в практике таких органов конституционной юстиции как Конституционный Суд РФ и Уставный Суд Свердловской области. Основная черта всех тех проблем, которые мной будут затронуты, заключается в том, что сам факт их существования усугубляет положение заявителей (граждан и юридических лиц), права которых и так были нарушены законодателем и действиями правоприменительных органов; однако, обращаясь в орган конституционной юстиции, заявитель сталкивается с еще большим произволом, связанным с отказом в принятии его обращения к рассмотрению или прекращением производства по делу, полностью разочаровываясь в действующем государственном механизме защиты конституционных прав и свобод. Именно поэтому, на мой взгляд, соблюдение норм законности, здравого смысла и элементарного приличия очень важно при построении действенной системы конституционно-судебной защиты прав граждан, а еще больше, при ее функционировании.

Начнем с Конституционного Суда РФ.

Когда гражданин обращается в Конституционный Суд РФ, первым делом его жалоба попадает в Секретариат этого суда. Здесь следует сказать о том, что в этом случае заявителю можно быть уверенным почти на 100 %, что на его жалобу он получит обычную «отписку» Секретариата Конституционного Суда, даже в том случае, если его жалоба абсолютно обоснована, полностью мотивирована, оплачена госпошлиной, по форме отвечает требованиям Закона.... Как известно, основания для уведомления заявителя о несоответствии его обращения Закону о Конституционном Суде РФ имеют исчерпывающий характер и все перечислены в статье 40 Закона о Конституционном Суде РФ (явная неподведомственность, не соответствие обращения по форме требованиям Закона о Конституционном Суде, ненадлежащий заявитель, обращение не оплачено госпошлиной). Однако Секретариат в своем уведомлении, которое оформляется в виде обычного письма, никогда не указывает конкретное основание, тем более в тех случаях, когда указать его невозможно, т.к. такого основания просто нет. Секретариат в уведомлении излагает свое видение проблемы, как правило, «поворачивая» к данной конкретной ситуации, описанной в жалобе, те или иные правовые позиции Конституционного Суда и комментируя их «на свой лад». Как видно из перечисленных оснований для уведомления, все они имеют вполне конкретный и формальный характер и по своему содержанию никак не предполагают произвольные ответы Секретариата о несоответствии жалобы требованиям Закона и формулирование выводов о том, нарушены права заявителя или нет (данные ответы основываются на собственном толковании этим подразделением аппарата Конституционного Суда Конституции РФ, норм международного права, правовых позиций Конституционного Суда РФ и положений законодательства).

После получения заявителем такого необоснованного уведомления от Секретариата, он подает «заявление в порядке статьи 40», основываясь на положении пункта 4 статьи 40 Закона о Конституционном Суде, согласно которому «Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации уведомляет заявителя о несоответствии его обращения требованиям настоящего Федерального конституционного закона. Заявитель вправе потребовать принятия Конституционным Судом Российской Федерации решения по этому вопросу». Как мы можем увидеть невооруженным глазом, слова «уведомляет» и «потребовать» в данной норме указаны в единственном числе, что означает предоставление Секретариату Конституционного Суда РФ права единожды уведомить заявителя о несоответствии его обращения требованиям Закона, а заявителю - единожды потребовать принятия Конституционным Судом решения по своей жалобе. В данном случае фактически имеется в виду право заявителя оспорить неправомерный ответ Секретариата непосредственно в Конституционном Суде РФ. При этом совершенно очевидно, что данная норма не предоставляет Секретариату права сколь угодно раз уведомлять заявителя, с тем, чтобы количество таких уведомлений определял сам Секретариат. Иное толкование нарушало бы право граждан на доступ к конституционному правосудию, осуществляемого Конституционным Судом РФ, а не его Секретариатом, а, равно как и компетенцию Конституционного Суда РФ по осуществлению конституционного правосудия.

Однако на практике все происходит иначе. Секретариат Конституционного Суда умышлено втягивает заявителя в бесконечную переписку с ним, которая может длиться годами, по всей видимости, рассчитывая «измотать» заявителя и заставить отказаться от своих законных требований, которые только и заключаются в том, чтобы Конституционный Суд РФ на своем пленарном заседании в строгом соответствии с Законом рассмотрел вопрос о возможности принятия обращения к своему производству. Количество уведомлений Секретариата по одному и тому же обращению доходит до 6-7. Жалобы заявителя Председателю Суда, судье- секретарю, который по Закону контролирует деятельность Секретариата, фактически «уходят в никуда», т.к. деятельность Конституционного Суда РФ организована таким образом, что все обращения, независимо от их содержания (в том числе жалобы на сотрудников Секретариата), направленные по адресу: г. Москва, ул. Ильинка, 21, поступают в Секретариат и на этом их движение заканчивается.

Таким образом, речь идет о превышении Секретариатом Конституционного Суда РФ полномочий, определенных Законом о Конституционном Суде, Регламентом Конституционного Суда РФ, а также предположительно скрытом от глаз общества Положении о Секретариате Конституционного Суда РФ (в том случае, если правовое регулирование, осуществляемое в этом Положении совпадает с правовым регулированием, осуществляемом Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде РФ» и Регламентом Конституционного Суда РФ, в чем автор имеет право обосновано сомневаться, в связи с тем, что, несмотря на прямое упоминание данного Положения в части 3 статьи 111 указанного Закона, оно нигде не опубликовано, отсутствует во всех правовых базах и, таким образом, полностью скрыто от глаз общества; на требования его выслать Секретариат также отвечает отказам, чем нарушает конституционное право на информацию).

Также очевидно, что нарушается один из базовых принципов права, согласно которому, никто не может быть судьей в своем собственном деле. В данном же случае «дело», спор (непреодолимые разногласия юридического свойства) фактически возникает между заявителем и Секретариатом Конституционного Суда, «судьей» в котором выступает Секретариат, самостоятельно выбирающий, когда и сколько раз ему ответить «что-то возомнившему о себе» заявителю…. Именно, когда и сколько раз, т.к. срок для ответа Секретариата также не устанавливается ни в Законе, ни в Регламенте: Секретариат сам решает, сколько месяцев, а может и лет, ему переписываться с заявителем.

Практика судов общей юрисдикции также сложилась таким образом, что они отказывают в принятии заявлений граждан и организаций, подаваемых ими в эти суды на бездействие Секретариата, выражающееся в непередаче жалобы на рассмотрение в пленарное заседание Конституционного Суда для решения вопроса о принятии ее в производство, на том основании, что «заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке» (пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ). Причем, в каком именно «ином судебном порядке» разрешается заявление, суды не уточняют; и это абсолютно естественно, т.к. такого судебного порядка в природе не существует.

Кроме того, нельзя не отметить еще одну, весьма «неприглядную» тенденцию в деятельности Секретариата Конституционного Суда, связанную со злоупотреблением им своим статусом фактической «первой инстанции» в конституционном судопроизводстве. Речь идет не просто о превышении им своей компетенции, а о нарушении компетенции Конституционного Суда РФ, изложенной в статье 43 Закона о Конституционном Суде. Согласно этой статье Конституционный Суд принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случаях, если 1) разрешение вопроса, поставленного в обращении, не подведомственно Конституционному Суду; 2) обращение в соответствии с требованиями Закона о Конституционном Суде не является допустимым; 3) по предмету обращения Конституционным Судом ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

Следует отметить, что практически всегда Секретариат указывает на то, что обращение неподведомственно Конституционному Суду, несмотря на то, что признак явной неподведомственности (статья 40 Закона о Конституционном Суде) отсутствует. Так, к.ю.н. Н.Д. Мершина справедливо отмечает, что Закон не наделяет Секретариат Конституционного Суда РФ правом решать дело по существу либо оценивать обоснованность требований заявителя. Также Н.Д. Мершина указывает на то, что к ситуациям явной неподведомственности относятся, в частности, случаи, когда заявитель требует о пересмотре или отмене приговора или решения суда по гражданскому делу, обжалует действия должностных лиц, требует обеспечить исполнение судебных решений и т.д-1.

Между тем, несмотря на то, что заявитель оспаривает норму Закона и прямо указывает на это в своей жалобе, очень часто Секретариат ссылается на то, что «фактически заявитель оспаривает судебное решение» или «фактически ставит вопрос о дополнении оспариваемой нормы целесообразным, по его мнению, положением, разрешение которого в полномочия Конституционного Суда РФ не входит, а является прерогативой законодателя» (ответ Секретариата Конституционного Суда от 12 октября 2005 года № 9607 по жалобе А.П. Рощина на нарушение его конституционных прав частью 3 статьи 121 Трудового кодекса РФ) и т.п.

Не менее часто встречаются случаи, когда Секретариат ссылается на два других основания для принятия Конституционным Судом РФ решения об отказе в принятии обращения к рассмотрению (обращение в соответствии с требованиями Закона о Конституционном Суде не является допустимым; по предмету обращения Конституционным Судом ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу).

Так, в 2002 году Общественный фонд «Правоборец» из Екатеринбурга оспорил в Конституционном Суде РФ статью 24 Федерального закона «О бюджете Фонда обязательного социального страхования на 2002 год», ссылаясь на то, что решением Фонда социального страхования от 25 апреля 2002 года он был привлечен к ответственности на основании статьи 8 указанного Закона, согласно которой за нарушение установленного срока представления установленной отчетности в ФСС исполнительные органы ФСС применяют санкции в виде взыскания штрафа в размере 100 руб., за повторное совершение указанного деяния в течение календарного года – штрафа в размере 5000 руб. При этом согласно оспоренной статье 24 данного Закона, он вступает в силу с 1 января 2002 года, а был опубликован в «Российской газете» 14 февраля 2002 года. То есть закону была дана обратная сила. Таким образом, по данной жалобе имелось очевидное несоответствие статьи 24 Закона о бюджете ФСС части 1 статьи 54 Конституции РФ, согласно которой «Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет».

Несмотря на это, Секретариат Конституционного Суда в своем ответе указал следующее: «Вопрос о придании законам, ухудшающим положение налогоплательщика, обратной силы уже был предметом рассмотрения в постановлениях Конституционного Суда РФ от 24 октября 1996 г. по делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона «О внесении изменений в Закон РФ «Об акцизах» и от 8 октября 1997 г. по делу о проверке конституционности Закона Санкт-Петербурга от 14 июля 1995 года «О ставках земельного налога в Санкт-Петербурге в 1995 году». Исходя из правовых позиций, сформулированных в названных выше Постановлениях, Конституционный Суд РФ в своем Определении от 8 февраля 2001 года №38-О об отказе в принятии жалобы к рассмотрению указал, что Конституция РФ, возлагая на граждан обязанность платить законно установленные налоги и сборы, гарантирует им защиту в тех случаях, когда законом придана обратная сила, в том числе на основании нормы, устанавливающей порядок их введения в действие; статья 57 Конституции запрещает законодателю придавать обратную силу законам, устанавливающим новые налоги или ухудшающим положение налогоплательщиков. Это означает, что недопустимо не только придание таким законам обратной силы путем прямого указания в самом законе, но и принятие законов, не содержащих в тексте особого указания, но по своему смыслу имеющих обратную силу. В равной степени недопустимо придание таким законам обратной силы в актах официального или иного толкования либо в правоприменительной практике. В силу статьи 6 Закона о Конституционном Суде данная позиция Конституционного Суда, сохраняющая свою силу, является обязательной для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Согласно статье 43 Закона о Конституционном Суде данное обстоятельство является основанием для отказа в принятии жалобы к рассмотрению (?!)».

То есть, другими словами, Секретариат уведомил заявителя о том, что его жалоба не соответствует статье 43 Закона о Конституционном Суде РФ (на что в принципе не имел права) на том основании, что Конституционный Суд ранее выражал свою правовую позицию, даже не по этому, а по аналогичным делам….

После годичной переписки с Секретариатом, 10 июля 2003 года заявитель все- таки «вынудил» Конституционный Суд вынести Определение по этому делу, в резолютивной части которого Суд указал: «Положение статьи 24 Федерального закона от 11 февраля 2002 года «О бюджете Фонда обязательного социального страхования на 2002 год», согласно которому названный Федеральный закон водится в действие с 1 января 2002 года, в части, придающей обратную силу предписаниям, предусматривающим применение исполнительными органами Фонда социального страхования к страхователям за нарушение ими установленных сроков представления расчетной ведомости по средствам Фонда санкций в виде взыскания штрафа в размере 1000 руб., а за повторное совершение указанного деяния в течение календарного года – штрафа в размере 5000 руб., является аналогичным положениям, ранее признанным неконституционными и сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда РФ, а потому также не соответствует Конституции РФ, ее статьям 54 и 57».

Вообще очень важно отметить, что всем нам хорошо известные определения «с положительным содержанием» (к числу которых относится и вышеуказанное определение), оказывающие далеко не меньшее воздействие не только на законодательство, тенденции его развития и правоприменительную практику, но и на всю правовую систему страны, чем постановления Конституционного Суда, являются результатом терпеливой и почти «самоотверженной» настойчивости граждан и организаций в их изнурительной бюрократической переписке с Секретариатом Конституционного Суда РФ. Надо сказать, что этой бюрократической переписки могло бы и не быть в том случае, если бы Секретариат строго следовал букве и духу (главное, все-таки, букве) Закона о Конституционном Суде и не злоупотреблял бы своими… нет, не правами, а фактическими возможностями, т.е. теми возможностями, которые ему предоставлены не в силу Закона, а в силу самого факта его существования в качестве неуязвимого, непреодолимого, никому неподконтрольного и юридически безответственного «буфера» между заявителем и судебной властью.

Статус Секретариата как безответственного и, более того, неквалифицированного «буфера» между заявителем и Конституционным Судом РФ подтверждается также и другими, более «свежими» примерами из практики. Встречаются даже и курьезные случаи.

Так, гр. С.Д. Смердов из города Урай Ханты-Мансийского автономного округа – Югры после поломки трамвая, на котором он ехал, будучи в г. Екатеринбурге, решил сдать кондуктору билет и получить обратно деньги, в связи с тем, что услуга по перевозке ему не была надлежащим образом оказана. Кондуктор, естественно, отказалась возвращать плату за проезд. В связи с этим, С.Д. Смердов обжаловал в Уставный Суд Свердловской области пункт 6.7 Правил пользования трамваем, троллейбусом, автобусом на территории муниципального образования «город Екатеринбург», утвержденных решением Екатеринбургской городской Думы от 22 августа 2000 года № 91/2, как запрещающий получение платы за ненадлежащим образом оказанную услугу по перевозки пассажира в городском общественном транспорте, непосредственно у кондуктора. Определением от 23 апреля 2004 Уставный Суд производство по этому делу прекратил на том основании, что аналогичное положение содержится в федеральном законодательстве.

После этого С.Д. Смердов обжаловал в Верховный Суд РФ «аналогичное положение федерального законодательства», а именно, пункт 32 Временных правил перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом в РФ, утвержденных первым заместителем Министра транспорта РФ А.П. Насоновым 29.09.1997 г.

16 декабря 2004 года судья Верховного суда РФ Редченко Ю. Д., вынес определение о возвращении заявления об обжаловании указанного пункта Временных правил-2 на том основании, что заявителем оспаривается акт, не прошедший государственную регистрацию и не опубликованный для всеобщего сведения, следовательно, как указано в определении, этот акт не может быть отнесен к нормативным правовым актам, и, в силу этого, к подсудности Верховного Суда РФ не относится.

При этом Верховный Суд РФ фактически применил норму части 1 статьи 251 ГПК РФ, в соответствии с которой «Гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами ... вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части».

Именно данное положение части 1 статьи 251 ГПК РФ в части слов «принятым и опубликованным в установленном порядке» и было обжаловано С.Д. Смердовым в Конституционный Суд РФ как не допускающее оспаривать в суде общей юрисдикции официально неопубликованные для всеобщего сведения нормативные акты (нарушение права на судебную защиту и эффективные средства правовой защиты, статья 46 Конституции РФ, статья 13 Европейской конвенции).

И на этот раз заявитель столкнулся с затяжной перепиской с Секретариатом Конституционного Суда. Так, в первом ответе Секретариата указывалось на то, что заявитель не лишен права оспорить Правила, утвержденные на федеральном уровне, в районном суде (?!) в порядке оспаривания действий и решений органов власти и должностных лиц, несмотря на то, что эти Правила все-таки являются нормативным актом, а трехмесячный срок для оспаривания действий и решений давно прошел (для оспаривания же нормативных актов сроков давности не существует). Во втором ответе Секретариата утверждалось, что оспариваемое положение «напрямую корреспондирует статье 15 (часть 3) Конституции РФ, согласно которой законы подлежат официальному опубликованию; неопубликованные законы не применяются; любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». Далее делался вывод о том, что «положение статьи 251 ГПК Российской Федерации конкретизирует положения Конституции Российской Федерации и, следовательно, не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод»; «Ответ на вопрос о том, возможно ли применение неопубликованных нормативных актов, как представляется, также однозначно вытекает из указанной статьи Конституции Российской Федерации».

И, наконец, 2 марта 2006 года Конституционным Судом РФ было вынесено Определение № 58-О, в котором Суд занял позицию, совершенно противоположную той, которую занимали сотрудники Секретариата, отказывая заявителю в судебной защите его права на судебную защиту посредством механизма конституционного судопроизводства. В частности, Конституционный Суд указал, что нормативное содержание права на судебную защиту включает право обжалования принятых органами государственной власти, должностными лицами решений, причем такое обжалование может преследовать не только индивидуальный (частный) интерес, связанный с восстановлением нарушенных прав, но и публичный интерес, направленный на поддержание законности и конституционного правопорядка. «В силу прямых указаний Конституции Российской Федерации, иных актов, определяющих порядок опубликования и вступления в силу нормативных правовых актов и юридические последствия его несоблюдения, нормативный правовой акт федерального органа исполнительной власти, не зарегистрированный и не опубликованный в установленном порядке, не должен влечь правовые последствия, как не вступивший в силу, и не подлежит применению, а его устранение из системы законодательства осуществляется судами в соответствии с предусмотренной Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации подсудностью». То есть, признанию незаконным и недействующим в суде подлежит неопубликованный и незарегистрированный нормативный акт в целом, а не только примененная его часть, причем только на основании того, что он не опубликован.

Далее Конституционный Суд указывает, что «Исходя из этого статья 251 ГПК Российской Федерации не исключает оспаривание в Верховном Суде Российской Федерации нормативного правового акта федерального органа исполнительной власти в случае, если издавшим его органом не соблюден порядок регистрации и опубликования таких актов. Суды при рассмотрении подобных дел… не вправе ограничиваться формальным установлением того, прошел ли обжалуемый акт государственную регистрацию и опубликован ли он в установленном порядке, - они также обязаны выяснять, содержит ли этот акт нормативные положения, затрагивающие права и законные интересы граждан. Выявив, что нормативный правовой акт федерального органа исполнительной власти, содержащий такие положения, не зарегистрирован и не опубликован в установленном порядке, суды должны признавать его недействующим, т.е. в каждом конкретном случае реально обеспечивать эффективное восстановление нарушенных прав. Иное означало бы необоснованный отказ в судебной защите, что противоречит статье 46 Конституции Российской Федерации».

В данном определении Конституционный Суд основные положения сформулированной им правовой позиции отразил и в резолютивной части: «Часть первая статьи 251 ГПК Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу не предполагает отказ суда, в том числе Верховного Суда Российской Федерации, в принятии заявления или возвращение заявления о признании незарегистрированного и неопубликованного в установленном порядке акта органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица противоречащим закону полностью или в части в случае, если заявитель считает, что этот акт, как содержащий обязательные правила поведения, адресованные персонально не определенному кругу лиц и рассчитанные на многократное применение, нарушает его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами».

Курьезность данного дела заключается также в том, что по нему было вынесено особое мнение судьи Конституционного Суда РФ Г.А. Жилина, который не соглашался с вышеуказанным определением Конституционного Суда. Сам по себе этот факт является уникальным и говорит о том, что неопределенность в том, соответствует ли оспоренная норма Конституции РФ, существовала (а отсутствие неопределенности как раз и является всегда основанием для вынесения определения «с положительным содержанием»). В данном же случае, в связи с наличием такой неопределенности, следовало было рассматривать дело по существу и выносить постановление; однако, благодаря первоначально неверной позиции Секретариата, этого сделано не было.

На основании изложенного, можно сделать вывод, что все приведенные мной примеры из правоприменительной практики Конституционного Суда РФ говорят исключительно об одном: Секретариат этого Суда, равно как и вся процедура предварительного рассмотрения дел, нуждается в серьезном реформировании. Прежде всего, с точки зрения обеспечения неуклонного соблюдения Закона о Конституционном Суде самим же Секретариатом Конституционного Суда, сотрудники которого возомнили себя «почти судьями», а Секретариат – квазисудебным органом. Также весьма актуально введение системы обжалования, в том числе, в судах общей юрисдикции, действий и бездействия Секретариата и его сотрудников, препятствующих передачи жалобы заявителя по его требованию на рассмотрение в пленарном заседании Конституционного Суда РФ.

Проблемы, о которых шла речь применительно к Конституционному Суду РФ, в общем, не свойственны Уставному Суду Свердловской области, может быть, прежде всего, потому, что Секретариат этого суда не наделен правом уведомления заявителя о несоответствии его обращения требованиям Закона об Уставном Суде, а также потому, что количество дел, рассматриваемых Уставным Судом, несопоставимо с тем количеством дел, которые рассматривает Конституционный Суд.

Вместе с тем, несмотря на это, Уставный Суд Свердловской области не обходится без проблем в своей деятельности по осуществлению уставного правосудия; и этих проблем также не мало. Однако, на мой взгляд, на сегодняшний день главной и, я бы сказал, вопиющей, является проблема судебной проверки нормативных актов, утративших юридическую силу, в процессе их оспаривания в Уставном Суде.

Следует отметить, что в настоящее время Конституционным Судом РФ в отношении всех видов судов, в компетенцию которых входит судебный нормоконтроль, сформулирована правовая позиция, согласно которой один только факт утраты нормативным актом юридической силы в процессе его оспаривания не может являться безусловным основанием для отказа в принятии обращения к производству (прекращения производства по делу).

Так, Конституционный Суд РФ при определенных обстоятельствах может рассмотреть обращение, в котором оспаривается нормативный акт, утративший юридическую силу. В частности, в определении от 20 ноября 1998 года № 158-О по жалобе ТОО ПКФ «Рождество» на нарушение конституционных прав и свобод нормой пункта «а» статьи 1 Федерального закона «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования, Государственной фонд занятости населения Российской Федерации и Фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год» Конституционный Суд отметил, что как следует из части первой статьи 85 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», проверка нормативного акта в порядке конституционного судопроизводства допускается, если заявителем оспаривается действующий нормативный акт. Однако, по смыслу статей 96, 97 и части второй статьи 43 названного Закона, в целях защиты конституционных прав и свобод граждан возможна проверка конституционности закона, отмененного или утратившего силу, но при наличии двух обязательных условий:

 если производство по жалобе гражданина начато до момента утраты силы или отмены оспариваемого им закона;

 если оспариваемым законом, примененным в конкретном деле, нарушены конституционные права гражданина.

Следует отметить, что указанная правовая позиция была повторена Конституционным Судом РФ еще в целом ряде других его решений.

Что касается судов общей юрисдикции, то до 2005 года практика этих судов, в том числе, Верховного Суда РФ, складывалась таким образом, что факта отмены оспариваемого нормативного акта было достаточно для того, чтобы производство по делу было прекращено (в том случае, если производство уже было начато), либо для отказа в принятии заявления (в том случае, если нормативный акт был отменен в процессе разрешения судом вопроса о принятии обращения к рассмотрению). И только 12 мая 2005 года Конституционным Судом РФ была сформулирована правовая позиция, аналогичная правовой позиции, выраженной применительно к проблеме оспаривания утративших силу нормативных актов в Конституционном Суде РФ.

Так, Конституционный Суд РФ в определении от 12 мая 2005 г. N 244-О по жалобе граждан Вихровой Л.А., Каревой Е.И., Масловой В.Н. на нарушение их конституционных прав пунктом 1 части 1 статьи 134, статьями 220 и 253 Гражданского процессуального кодекса РФ указал на то, что «Прекращение производства по делу о признании недействующим нормативного правового акта на основании одного лишь факта утраты им юридической силы фактически приводило бы к отказу заявителю в судебной защите его прав и свобод, с нарушением которых он связывает свое обращение в суд, и не отвечало бы имеющей место в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, публичной потребности в разрешении спора о законности оспариваемого нормативного правового акта по существу, - утрата оспариваемым нормативным правовым актом силы имеет иные, отличные от признания его недействующим в судебном порядке, юридические последствия, вытекающие, в частности, из положений частей второй и третьей статьи 253 ГПК Российской Федерации, и не является основанием для восстановления нарушенных прав заинтересованного лица (статья 13 ГК Российской Федерации)».

Исходя из этого, в резолютивной части Определения Конституционный Суд РФ сделал вывод, что «Положения пункта 1 части первой статьи 134 и статьи 220 во взаимосвязи со статьей 253 ГПК Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего гражданского процессуального регулирования предполагают, что суд не может прекратить производство по делу об оспаривании нормативного правового акта, признанного по решению органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, принявшего данный нормативный правовой акт, утратившим силу после подачи в суд соответствующего заявления, если в процессе судебного разбирательства будет установлено нарушение оспариваемым нормативным правовым актом прав и свобод заявителя, гарантированных Конституцией Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами».

Т.е., так же, как и в случае с конституционным судопроизводством, суд общей юрисдикции не может отказаться рассматривать утративший силу нормативный акт на предмет его законности при наличии двух условий:

 заявление о признании нормативного акта незаконным должно быть подано в суд до признания нормативного акта утратившим силу;

 в процессе судебного разбирательства будет установлено нарушение оспариваемым нормативным правовым актом прав и свобод заявителя, гарантированных Конституцией Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами.

Затем в июле 2005 года Конституционным судом РФ также была сформулирована правовая позиция, аналогичная вышеизложенным, относительно оспаривания утративших силу нормативных актов в региональных конституционных (уставных) судах.

Так, в Определении от 12 июля 2005 г. N 321-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голубка С.А. на нарушение его конституционных прав подпунктом 3 пункта 1 статьи 58 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном Суде Санкт-Петербурга», принятого, кстати говоря, ровно через два месяца после уже упоминавшегося нами Определения с «положительным содержанием» от 12 мая 2005 г. N 244-О, Конституционный Суд РФ указал, что «… в случае отмены или утраты силы нормативного правового акта, легитимность которого оспаривается, Уставный суд Санкт-Петербурга в силу принципа самостоятельности судебной власти и своих дискреционных полномочий не прекращает производство по делу, если в целях защиты конституционных прав и свобод граждан требуется проверка соответствия данного акта Уставу Санкт-Петербурга».

Т.е. Конституционный Суд в принципе не исключает возможность прекращения производства по делу на основании утраты нормативным актом силы. Но если Уставный Суд установит факт нарушения прав и свобод оспариваемым актом, он не в праве прекратить производство по делу, а обязан признать его нелегитимным; при этом, если Уставный Суд не установит нарушения прав и свобод оспариваемым актом и все-таки прекратит производство по делу, это не будет препятствовать заявителю обратиться в суд (арбитражный суд) в порядке производства, не связанного с оспариванием нормативного акта (исковое производство, оспаривание действий (бездействия), решений публичных органов и должностных лиц. др.)…

И вот, совсем недавно, «круг замкнулся» на арбитражных судах. В частности, в резолютивной части Определения от 12.07.2006 N 182-О «По жалобам гражданина Каплина Александра Евгеньевича, открытого акционерного общества "Кузбассэнерго", общества с ограниченной ответственностью "Деловой центр "Гагаринский" и закрытого акционерного общества "Инновационно-финансовый центр "Гагаринский" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 части 1 статьи 150, статьи 192 и части 5 статьи 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» Конституционный Суд повторил свою правовую позицию, уже применительно к арбитражным судам, указав следующее: «Положения пункта 1 части 1 статьи 150 АПК Российской Федерации во взаимосвязи со статьей 192 и частью 5 статьи 195 данного Кодекса - по их конституционно- правовому смыслу в системе действующего арбитражного процессуального регулирования - предполагают, что суд не может прекратить производство по делу об оспаривании нормативного правового акта в случае, когда данный нормативный правовой акт решением принявшего его органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица признан утратившим силу либо в случае, когда срок действия этого нормативного правового акта истек после подачи в суд соответствующего заявления, если в процессе судебного разбирательства будет установлено нарушение оспариваемым нормативным правовым актом прав и свобод заявителя, гарантированных Конституцией Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами».

Между тем, законодатель Свердловской области не спешит приводить Закон об Уставном Суде в соответствие с указанными правовыми позициями Конституционного Суда.

Так, в соответствии со статьей 67 (подпункт 3 пункта 1) Закона Свердловской области от 06.05.1997 N 29-ОЗ «Об Уставном Суде Свердловской области» Уставный Суд прекращает производство по делу в случае, если нормативный акт, легитимность которого оспаривается, был отменен или утратил силу к началу или в период рассмотрения дела в заседании Уставного Суда.

Согласно же части 2 статьи 44 этого же Закона «В случае, если нормативный правовой акт, легитимность которого оспаривается, был отменен или утратил силу к началу или в период рассмотрения дела в заседании Уставного Суда, производство по делу может быть прекращено»… Данное положение Закона вступает в определенное противоречие с подпунктом 3 пункта 1 статьи 67 указанного Закона, т.к. одна норма (часть 2 статьи 44) устанавливает диспозитивное правило о том, что при условии утраты силы нормативным актом, производство по делу об его оспаривании может быть прекращено, другая норма (подпункт 3 пункта 1 статьи 67) устанавливает императивное правило о том, что, при наступлении такого условия производство по делу прекращается, т.е. должно быть прекращено.

К сожалению, вопреки имеющимся правовым позициям Конституционного Суда РФ, практика Уставного Суда, равно как и практика многих других конституционных (уставных) судов субъектов РФ, продолжает идти по пути признания юридического факта отмены оспариваемого нормативного акта как одного из безусловных оснований для принятия определения о прекращении производства по делу об оспаривании такого нормативного акта (отказе в принятии к рассмотрению).

За почти десятилетнюю историю существования в Свердловской области Уставного Суда, им было много раз прекращено производство по делу (или отказано в принятии обращения) по данному основанию.

Последнее из таких решений – Определение от 11 июля 2006 года, которым Уставный Суд прекратил производство по делу по обращению Слобожаниновой Р.А. о признании противоречащими Уставу Свердловской области части 4 статьи 11 Закона Свердловской области от 25 ноября 2004 года № 190-ОЗ «О социальной поддержке ветеранов в Свердловской области» и Указа Губернатора Свердловской области от 1 апреля 2005 года № 198–УГ «Об утверждении Положения о порядке выдачи удостоверения «Ветеран труда» лицам, награжденным орденами и медалями либо удостоенных почетных званий СССР или Российской Федерации, либо награжденных ведомственными знаками отличия в труде и имеющим трудовой стаж, необходимый для назначения пенсии по старости или за выслугу лет, а также лицам, начавшим трудовую деятельность в несовершеннолетнем возрасте в период Великой Отечественной войны и имеющими трудовой стаж не менее 40 лет для мужчин и 35 лет для женщин, проживающих на территории Свердловской области».

Что касается упомянутого Указа Губернатора, который, по мнению заявительницы, нарушал ее право на присвоение звания ветерана труда и, кроме того, был принят с превышением компетенции Губернатора Свердловской области, определенной в Уставе Свердловской области, то Уставный Суд прекратил производство по делу в части его оспаривания исключительно в связи с тем, что он был признан утратившим силу к началу рассмотрения дела. И, несмотря на то, что представитель Слобожаниновой Р.А. Качанов Р.Е. на судебном заседании приводил «полный пакет» аргументации относительно того, что существуют правовые позиции Конституционного Суда РФ по проблеме оспаривания утративших силу нормативных актов, которые Уставный Суд должен применить, исходя из принципа единства судебной системы и построения судебной практики в Российской Федерации, Суд не принял их во внимание и даже не отразил в мотивировочной части определения, по сути, отказав в даче им юридической оценки.

В связи с указанным законодательством и сложившейся практикой Уставного Суда Свердловской области возникла острая необходимость привести как законодательство, так и практику в соответствие с Конституцией РФ и Уставом Свердловской области с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ, изложенных выше.

Так, в настоящее время Слобожаниновой Р.А. подготовлено в Уставный Суд Свердловской области обращение о проверке соответствия Уставу Свердловской области, его статьям 2 («На территории Свердловской области гарантируется защита и осуществление всех прав и свобод человека и гражданина, закрепленных Конституцией Российской Федерации»), 6 (части 2) (действие на территории Свердловской области общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации и Свердловской области), 16 (части 1) («Государственная власть осуществляется для общего блага, защиты и безопасности людей»), 8 (принцип разделения властей), 19 (обеспечение в Свердловской области защиты прав и свобод человека и гражданина и равенство государственных органов и граждан перед законом и судом), 20 (части 1) (право каждого защищать свои права и свободы, а также права и свободы других лиц всеми предоставленными законом способами) положений, содержащихся в подпункте 3 пункта 1 статьи 67 и части 2 статьи 44 Закона Свердловской области «Об Уставном Суде Свердловской области», примененных в ее деле этим же судом. Аналогичное обращение подготовлено также и в Конституционный Суд РФ.

Кроме того, следует отметить, что отсутствие у всех без исключения национальных судов права прекращать производство по делу (отказывать в принятии обращения) об оспаривании нормативного акта только на том основании, что данный нормативный акт утратил силу в процессе его оспаривания, подтверждается, в том числе, нормами прецедентного права Европейского суда по правам человека.

Так, 30 октября 2003 года Европейский суд по правам человека в деле Ганчи против Италии, установив нарушение пункта 1 статьи 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, вынес решение в пользу заявителя в связи с тем, что власти Италии четыре раза отказывали заключенному в судебной защите на том основании, что оспариваемые заявителем акты к моменту рассмотрения их в суде утрачивали силу.

Таким образом, исходя из того, что Европейская конвенция Россией ратифицирована, то, соответственно, и судебная практика Европейского суда по применению Конвенции имеет силу большую, чем национальное право, на основании части 4 статьи 15 Конституции РФ. И если российская судебная практика по рассматриваемому вопросу расходится в частью 1 статьи 6 Европейской конвенции в ее истолковании Европейским судом по правам человека, то, в силу обязанности властей России соблюдать международные обязательства, необходимо приоритет отдавать Конвенции и прецедентному праву Европейского суда, приводя национальную судебную практику и законодательство в соответствие с европейскими стандартами (А.Л. Бурков. Судебная защита прав граждан от незаконных нормативных актов. Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2005. – (Судебная практика и права человека; Вып. 2). С. 151-152).

Ссылки:

1. Конституционный судебный процесс: Учебник для вузов /Отв. ред. д.ю.н., проф. М.С. Саликов. – М.: Издательство НОРМА, 2003. С. 125.

2. Данное определение было оставлено в силе кассационной инстанцией.

Качанов Роман Евгеньевич,

аспирант кафедры публичного права Гуманитарного Университета г. Екатеринбурга, активист Общественного объединения «Сутяжник», г. Екатеринбург.

Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Cam - 13.11.2006 19:58:03

Роман, отличый обзор! Такое надо публиковать в центральных юржурналах. Дорабатывай и отправляй туда.

 

2. Сергей Голубок - 20.11.2006 04:33:31
E-mail: golubok@pochta.ru

Честно говоря, не знал, что Секретариат КС футболит жалобы по 6-7 раз. С другой стороны, как Вы думаете, кто пишет те же самые отказные определения или даже сами постановления Суда? Защищать Конституционный Суд от собственного Секретариата - это, конечно, вопрос?

А подана ли упоминаемая в статье жалоба Р.А. Слобожаниновой в Уставный суд Свердловской области и Конституционный Суд Российской Федерации? Если да, есть ли какие-то результаты?

 

3. Cam - 20.11.2006 04:41:36

Согласен, Сергей. Я просто уверен, что у Секретариата такая установка от судей - не пропускать жалобы.

 

4. Роман - 30.11.2006 00:42:11
E-mail: romankachanov@mail.ru

Рад приветствовать Вас, Сергей. Обращение, на которое Вы ссылаетесь уже подано, но еще не рассмотрено и даже не принято к производству. Кстати, не далее как позавчера мое дело в Уставном Суде тоже было прекращено по основанию утраты нормативного акта силы. Соответствующая информация скоро появиться на сайте http://ustavsud.ur.ru/1.htm. Я обжаловал постановление Екатеринбуржской городской думы \"О порядке и сроках рассмотрения обращений органами местого самоуправления Екатеринбурга\". Оно было подано в середине мая, а расмотрено только 22 ноября - в день когда были опубликованы поправки в это Положение. 28 ноября производство по этому делу было прекращено на основании утраты силы.... Странно, что мы до сих пор не оспорили Закон \"Об Уставном Суде Свердловской области\"...

Роман

 

5. Сергей Голубок - 08.12.2006 18:20:40
E-mail: golubok@pochta.ru

Уважаемый Роман! Спасибо за Вашу информацию и за Ваше письмо. Собираетесь ли Вы обжаловать соответствующее положение Закона Свердловской области "Об Уставном суде Свердловской области", примененное в Вашем деле Уставным судом Свердловской области, в Конституционный Суд Российской Федерации?

 

6. Сергей Голубок - 30.12.2006 02:25:02

Уважаемый Роман, видели ли Вы интервью председателя КС на "КонсультантеПлюс", посвященное 15-летию Высокой Юрисдикции (также доступное с сайта Конституционного Суда)? В.Д. Зорькину с завидной регулярностью задавали вопросы, связанные с темой Вашего исследования, - о порядке применения должностными лицами Секретариата КС ст.40 ФКЗ о КС. Нельзя сказать, что ответы были убедительными. Так, был фактически проигнорирован вопрос И.Казарина о незаконном возврате Секретариатом "повторной" жалобы.

 

7. Претендент - 01.03.2007 11:39:13
E-mail: sapsan007@yandex.ru

Почему же никто не обжалует в КС сам закон о КС - статьи 40 и 111? Я попробовал после второго отказа Секретариата, при этом первый отказ был сразу обжалован в Европейский суд, вместе с решениями судов по моему делу. Жалобу по существу дела мгновенно передали судьям, а ответ на жалобу по статьям 40 и 111 ФКЗ еще жду. Кстати, к своей жалобе в КС на закон о КС я приложил уведомление ЕС о принятии дела к производству.

 

8. chuma - 01.04.2007 06:04:23

Претенденту. Обжаловал. Рассмотрели в пленарном и отказали с тупой и крапткой формулировкой "Обжалуемый закон права и свободы заявителя не нарушает" И все. И по Вашему пути в ЕСПЧ уже прошелся жалоба признана неприемлемой т.к не есть СПОР о гражданских правах и обязанностях. И в КС на прилааемые жалобы в ЕСПЧ кладут большой прибор/ Так что бумагу и деньги зря не переводите.

 

9. Сергий - 02.12.2007 02:21:28
E-mail: rusalternate2006@narod.ru

Лебедеву в ВС РФ приходилось писать "что у вас происходит? Вместо ВС отвечают охранники, дворники и, наверное, кухарки. Надзорные жалобы не рассматриваются. а неправомочные лица, незаконно присвоив себе функции суда..." потом тянул время уже неправомочный верховный судья, т.к. обращение было в президиум, а потом они приняли норму надзорного обжалования в один год - и все проблемы отпали, а незаконно осуждённые несовершеннолетние, из которых выбили признания при отсутствии других доказательств стали взрослеть 8 лет в зонах.

 

10. Ковшар Роспотребнадзор по Камчатскому краю - 06.04.2009 09:29:43

19.03.2009 г. Камчатский краевой суд прекратил производство по делу по оспариванию Постановления Главы города, утвердившего плату за содержание и ремонт жилья в размере 32,09 за метр на 2008 год. Суд по первой инстанции пять месяцев рассматривал дело, два месяца отписывал.два месяца дело дожидалось рассмотрения в кассации. И вот итог, Постановление главы утратило силу. А то что, весь город переплачивал весь год, никого не волнует. Ранее, в исковом порядке также совершенно немотивированно было отказано.

 

11. Anonymousgalina2955 - 21.08.2009 22:45:03

С 92г.пытаюсь защититься от злоупотреблений судей,которые возомнили себя хозяевами области и города.Вся жизнь превратилась в кошмарную защиту.Вся квартира в копиях моих жалоб и тупыхотписках от тех на кого я жалуюсь.Из ГП РФ жалобы возвращают "для рассмотрения"тем на кого я жалуюсь и с документальными ,неоспоримыми"доказательствами с моей стороны,мне,те на кого я жалуюсь дают отписки,что не усматривают каких либо нарушений моих прав!Была и Гос.Думе,на при1ме в у следователя ген.прокуратуры и все,как один,когда по моему настойчивому требованию,ознакомиться с доказательствами, округляют глаза и только одно могут вымолвит от изумления "Да чтож у Вас там твориться,обалдеть!"Посылают "на места"предписания,требования проверить,перепроверить,привлечь!И что!А наши хозяева жизни плевать на них не хотят,щас,всё бросили и побежали себя же проверять.Они просто шлют новые,брехливые отписки,что всё в порядке!Она сама дура и вся проверка.Нет в стране ни закона,ни государства, а исполнительная и судебная власть также прихвачена,как нефтяные и газовые месторождения.Дошло до того,что в ВУЗах юриспруденцию преподаёт квартирный маклер,которая "сильно"дружит с зелёным змием и не имеет даже пед.стажа после окончания института,но её выпускники работают везде:приставы,судьи,работники прокуратуры,следователи и просто милиционеры.Всё что они могут это выполнять указания своего начальства и тоже плевали на закон.Так что оставь надежды всяк на кого наехали из сообщества юристов-они Вас всё равно уничтожат и глазом не моргнут.А борьба с коррупцией всего лишь очередной развод населения о котором они говорят и не стесняются,что это быдло.Они перемещаются с места на место,по кругу и никто не выкинет их из созданной ими,мощной преступной системы,они ничего и никого не бояться-всё в их рукак!

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):

        

 

 

Поиск на сайте:


Новости "Сутяжник-Пресс"

Подписаться на рассылку:

Ваш e-mail:

Подписаться
Отписаться

 


Последние комментарии

Валентина Николаевна комментирует
В Евросуде общественная организация из Екатеринбурга просит вычеркнуть ее из списка иностранных агентов
30.03.2017 00:11:44

Anonymous комментирует
СУТЯЖНИК и АКАДЕМИЯ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА оспаривает статус "иностранного агента" и штрафы по 300 000 рублей на каждую организацию
29.03.2017 06:59:03

Anonymous комментирует
Внеочередное получение жилья в соответствии с новым ЖК РФ
28.03.2017 06:26:53

Chas комментирует
ХОДАТАЙСТВО об отмене согласно части 3 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ определения судьи Верховного Суда РФ Асташова С.В. от 0...
27.03.2017 21:17:53

Anonymous комментирует
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ОСТАВИЛ БЕЗ ИМЕНИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ГРАЖДАН
27.03.2017 15:28:14

Говоровна комментирует
Права ребенка при разводе родителей
27.03.2017 00:52:44

Говоровна комментирует
Права ребенка при разводе родителей
27.03.2017 00:52:12

kayode victoria комментирует
Уловки продавца, или что делать если цена на ценнике не совпадает с ценой в чеке…
25.03.2017 05:30:24

Jesse Peterson комментирует
Права ребенка при разводе родителей
25.03.2017 04:30:35

Anonymous комментирует
Жалоба в Комитет ООН по правам человека в Женеве
23.03.2017 17:26:27

Anonymous комментирует
ГЕРОЙ ИСТОРИИ ИЗ ФИЛЬМА "ГРАЖДАНСКИЙ ИСК" ПРИЗНАЛСЯ СУТЯЖНИКУ, ЧТО ХОТЕЛ БЫ ПОДАТЬ В "ЕСПЧ" НА США
22.03.2017 00:29:59

Anonymous комментирует
Права ребенка при разводе родителей
19.03.2017 19:27:02


Самые обсуждаемые материалы

Права ребенка при разводе родителей (331)

Жалоба в Комитет ООН по правам человека в Женеве (171)

Уловки продавца, или что делать если цена на ценнике не совпадает с ценой в чеке… (168)

Внеочередное получение жилья в соответствии с новым ЖК РФ (44)

ХОДАТАЙСТВО об отмене согласно части 3 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ определения судьи Верховного Суда РФ Асташова С.В. от 0... (8)

В Евросуде общественная организация из Екатеринбурга просит вычеркнуть ее из списка иностранных агентов (2)