Поддержите наш сайт

Кошельки WebMoney
R100422485116
Z219248449031

номер счета Яндекс.Деньги
410011036240475



ино-Странные записки


Записки начинающего правозащитника

Наши победы

КУЛИК И ДР. ПРОТИВ РОССИИ

БУРКОВ ПРОТИВ ГУГЛ

МИХАЙЛОВА ПРОТИВ РОССИИ

БРАГИНА ПРОТИВ РОССИИ

КОНЫГИН против РОССИИ

АБРАМЧУК против РОССИИ

Тимошенко и др. за свободные выборы

НОЖКОВ против РОССИИ

РОЖИН против РОССИИ

КАРПЕНКО против РОССИИ

БОРИСОВ против РОССИИ

ПРОШКИН против РОССИИ

ШАРКУНОВ и МЕЗЕНЦЕВ против РОССИИ

ГОРСКАЯ против РОССИИ

ЗАХАРКИН против РОССИИ

ХАЛИУЛЛИН против РОССИИ

БУТУСОВ против РОССИИ

РАНЦЕВ против КИПРА и РОССИИ

ПОРУБОВА против РОССИИ

КОЗЛОВ против РОССИИ

ДОКУКИН против ПРАВИТЕЛЬСТВА

СУТЯЖНИК против РОССИИ

РАКЕВИЧ против РОССИИ


Обмен ссылками

Московская Хельсинкская Группа

Консультативный Совет региональных профсоюзных объединений

Тюремные новости

Екастройка. Свердловск/Екатеринбург на рубеже веков

Правовая помощь в Узбекистане

Пермский региональный правозащитный центр

 

Качанов Роман Евгеньевич

Принцип несоразмерности налогообложения, парализующего реализацию гражданами их конституционных прав, и его проявление в решениях Конституционного Суда РФ, реанимировавших институт освобождения от уплаты госпошлины в связи с имущественным положением заявителя

19.09.2007

Опубликовано: Журнал "Налоги и налогообложение". 2007. № 9 под названием "Принцип несоразмерности налогообложения и его проявление в решениях Конституционного Суда Российской Федерации"

http://www.nbpublish.com/ttmag/single_mag.php?id=5115&month=9&year=2007

В статье производится анализ принципа несоразмерности налогообложения, парализующего реализацию гражданами их конституционных прав, сформулированного Конституционным Судом РФ в Постановлении от 4 апреля 1996 г. N 9-П «По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы» и положенного в основу его определений от 13 июня 2006 года № 272-О «По жалобам граждан Евдокимова Дениса Викторовича, Мирошникова Максима Эдуардовича и Резанова Артема Сергеевича на нарушение их конституционных прав положениями статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 89 Гражданского процессуального кодекса РФ» и № 274-О «По жалобам граждан Ахалбедашвили Мамуки Гурамовича и Молдованова Константина Викторовича на нарушение их конституционных прав подпунктом 10 пункта 1 статьи 333.19. Налогового кодекса Российской Федерации», которыми признаны неконституционными нормы Налогового кодекса и Гражданского процессуального кодекса РФ, запрещающие суду удовлетворять ходатайства об освобождении от уплаты госпошлины вследствие тяжелого материального положения заявителя при подаче иска (заявления) в суд общей юрисдикции и при обращении с заявлением о снятии копий с материалов судебного дела; производится сравнительный анализ данных определений и Определения Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2002 г. № 70 «По жалобе гражданки Крутиковой Ольги Анатольевны на нарушение ее конституционных прав частью второй пункта 3 статьи 5 Закона Российской Федерации «О государственной пошлине», принятого по вопросу освобождения от уплаты госпошлины по имущественным основаниям при обращении в арбитражные суды.

 

Десятки лет советское, а потом уже и российское законодательство о таком виде фискального сбора как государственная пошлина знало очень важную гарантию судебной защиты. Речь идет об освобождении судом от уплаты государственной пошлины гражданина, обращающегося в суд, вследствие его тяжелого материального положения. До введения Федеральным законом от 2 ноября 2004 N 127-ФЗ в Часть вторую Налогового кодекса РФ Главы 25.3. «Государственная пошлина» и внесения изменений в статью 89 Гражданского процессуального кодекса РФ, абзац 2 пункта 2 статьи 5 Закона Российской Федерации от 9 декабря 1991 года № 2005-1 «О государственной пошлине» и указанная статья ГПК РФ предусматривали возможность освобождения от уплаты государственной пошлины при обращении истца (заявителя) в суд в случае его тяжелого материального положения.

В данном случае речь шла не об освобождении от уплаты госпошлины определенных категорий истцов (заявителей) и не об освобождении в определенных случаях или по определенным категориям дел (в настоящее время эти нормы есть и в Налоговом кодексе РФ), а именно, вследствие тяжелого имущественного положения заявителя, при котором не работают либо становятся неэффективными даже такие инструменты-гарантии как отсрочка (уплата госпошлины после подачи обращения в суд в срок, установленный судом), рассрочка (уплата госпошлины по частям в сроки, установленные судом) или уменьшение размера государственной пошлины (уплата госпошлины в размере меньшем, чем предусмотрено Законом).

Не понятно, какими соображениями руководствовался законодатель, когда упразднял институт освобождения от уплаты государственной пошлины в связи с имущественным положением. Однако представляется совершенно очевидным, что сделано это было абсолютно осознанно и, я бы сказал, умышленно, т.к. законодатель не мог не отдавать себе отчет в том, что после того, как возможность освобождения от уплаты госпошлины по имущественным причинам будет отменена, суды будут строго следовать букве закона, а не толковать закон расширительно, например, указывая на то, что законодательство «не исключает» вариант освобождения от уплаты госпошлины, включая возможность уменьшения размера госпошлины вплоть до нулевых размеров. Также следует заметить, что, на наш взгляд, отмена законодателем возможности освобождения судом заявителя от уплаты госпошлины по имущественным причинам была произведена в рамках общей тенденции борьбы со льготами, главной составляющей которой стало принятие Федерального закона № 122 о монетизации льгот.

Именно такую, осознанно выбранную позицию законодателя, учитывал и Конституционный Суд РФ, когда 13 июня 2006 года на пленарном заседании выносил два важнейших определения «с положительным содержанием»: № 272-О «По жалобам граждан Евдокимова Дениса Викторовича, Мирошникова Максима Эдуардовича и Резанова Артема Сергеевича на нарушение их конституционных прав положениями статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 89 Гражданского процессуального кодекса РФ» ("Собрание законодательства РФ", 06.11.2006, N 45, ст. 4738, "Российская газета", N 250, 08.11.2006) и № 274-О «По жалобам граждан Ахалбедашвили Мамуки Гурамовича и Молдованова Константина Викторовича на нарушение их конституционных прав подпунктом 10 пункта 1 статьи 333.19. Налогового кодекса Российской Федерации».

В первом случае (Определение № 272-О) заявители – осужденные, содержащиеся в местах лишения свободы – жаловались на то, что статья 333.36 Налогового кодекса РФ и статья 89 ГПК РФ не позволяют суду своим решением освобождать от уплаты госпошлины граждан, помимо тех, категории которых прямо указаны в законе, несмотря на то, что они, находясь в местах лишения свободы и будучи нетрудоустроенными, не имеют денежных средств на лицевых счетах, и, в силу этого, не в состоянии уплатить требуемую государственную пошлину. Заявители указывали на то, что их заявления, исковые заявления и кассационные жалобы судьи судов общей юрисдикции оставляли без движения, поскольку к ним не были приложены документы об уплате государственной пошлины, а ходатайства об освобождении от уплаты пошлины - без удовлетворения.

Конституционный Суд РФ, отказавшись рассматривать это дело по существу с приглашением сторон, между тем, согласился с такой постановкой вопроса, указав, что правовая норма, запрещающая суду освобождать граждан, не имеющих, в силу того социально неблагоприятного положения, в котором они оказались, денежных средств для уплаты государственной пошлины, действительно выводится (прим.: то есть в данном случае речь идет о логической норме права) из статьи 333.36 Налогового кодекса, в соответствии с которой от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, а также мировыми судьями, освобождается ряд категорий граждан, и статьи 89 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 2 ноября 2004 года N 127-ФЗ), согласно которой льготы по уплате государственной пошлины предоставляются в случаях и порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Признавая оспариваемые нормативные положения утратившими силу и не подлежащими дальнейшему применению, Конституционный Суд исходил не только из норм Конституции РФ, но и из сформулированных им ранее в других решениях правовых позиций, а также из положений Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ее истолковании Европейским судом по правам человека.

Так, Конституционный Суд РФ повторил свою правовую позицию, которую он сформулировал в постановлениях от 3 мая 1995 года N 4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.2 УПК РСФСР и от 2 июля 1998 года N 20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР, и которая им воспроизводится едва ли не в каждом решении, связанным с оспариванием норм, регулирующих судопроизводство: «В соответствии с Конституцией Российской Федерации право каждого на судебную защиту (статья 46, части 1 и 2) является гарантией в отношении всех конституционных прав и свобод и во взаимосвязи с обязанностью государства охранять достоинство личности во всех сферах и обеспечивать приоритет ее прав и свобод (статья 17, часть 2; статьи 18 и 21) означает, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (статья 45, часть 2) и спорить с государством в лице любых его органов».

По смыслу приведенной правовой позиции, федеральный законодатель, располагая достаточной свободой усмотрения при регулировании способов и процедур судебной защиты, обязан предоставить участникам судопроизводства такие гарантии права на судебную защиту, которые обеспечивали бы ее полноту и своевременность, эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 12 мая 2005 года N 244-О по жалобе граждан Л.А. Вихровой, Е.И. Каревой и В.Н. Масловой на нарушение их конституционных прав пунктом 1 части первой статьи 134, статьями 220 и 253 ГПК Российской Федерации, конституционное право на судебную защиту, получившее свою нормативную конкретизацию в том числе в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации, предполагает как саму возможность обращения заинтересованного лица в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов, так и возбуждение гражданского дела судом по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов (статьи 3 и 4 ГПК Российской Федерации).

Очень важной и абсолютно правильной представляется тенденция по применению Конституционным Судом РФ не только Конвенции о защите права человека и основных свобод, но и прецедентного права Европейского суда по правам человека; можно говорить о том, что уже сейчас сформирована достаточной богатая практика применения им как Конвенции, так и прецедентного права Европейского Суда.

В этой связи уместно напомнить, что российское и международное право имеют прочную основу для обоснования обязательности применения российским судами, в том числе, высшими (Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ее истолковании Европейским судом по правам человека.

Так, в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ «Общепризнанные принципы и норма международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Согласно части 1 статьи 17 Конституции РФ «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».

Последний параграф статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» устанавливает: «Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней». Это означает, что в соответствии с пунктом «b» части 3 статьи 31 Венской конвенции о праве международных договоров «при толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора». Из этого следует вывод о том, что правильное применение Конвенции о защите прав человека и основных свобод означает применение ее, непосредственно руководствуясь прецедентным правом Европейского суда по правам человека, – единственного международного органа, специально созданного для применения и толкования Конвенции.

Комитет министров Совета Европы в пункте 3 Рекомендаций 5 государствам-членам по вопросу контроля за соответствием проектов законов, действующих законов и практики их применения стандартам, закрепленным в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (приняты Комитетом министров 12 мая 2004 г. на 114 сессии) также разъяснил порядок применения Конвенции: «Необходимое условие эффективной защиты прав человека в Европе с помощью Конвенции состоит в том, что государства применяют Конвенцию в своих правовых системах так, как она понимается в прецедентной практике Европейского суда. Это предполагает, в особенности, обеспечение государствами соответствия законов и правоприменительной практики Конвенции».

Таким образом, национальные суды должны не просто применять Европейскую Конвенцию, волюнтаристски ее толкуя, а применять ее так, как она понимается в практике Европейского Суда по правам человека, т.е. фактически речь идет о применении судами прецедентного права этого международного юрисдикционного органа. Однако в абсолютном большинстве случаев суды игнорируют Конвенцию и нормы прецедентного права Европейского суда. Между тем, отказываясь применять Европейскую Конвенцию и прецеденты Европейского Суда по правам человека, суды не просто не выполняют международные обязательства России в области прав человека, а отказываются применять действующее право, подлежащее применению по конкретным делам; причем это не просто действующее право, а право, обладающее приоритетом, в силу части 4 статьи 15 Конституции РФ (подробнее по этому вопросу см.: Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России \ Под ред. А.Л. Буркова. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2006. - 264 с. (Международная защита прав человека; Вып. 6)).

Итак, применяя Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Конституционный Суд РФ отметил, что согласно статье 6 указанной Конвенции каждый имеет право на разбирательство его дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Причем закрепленное этим положением так называемое право на суд в интерпретации Европейского Суда по правам человека включает три элемента:

во-первых, необходимо наличие суда, созданного на основании закона и отвечающего критериям независимости и беспристрастности;

во-вторых, суд должен иметь достаточно широкие полномочия, чтобы принимать решения по всем аспектам спора или обвинения, к которым может применяться статья 6 Конвенции.

в-третьих, должно быть обеспечено право доступа к суду в том смысле, что заинтересованное лицо должно иметь возможность добиться рассмотрения своего дела в суде и ему не должны помешать чрезмерные правовые или практические препятствия.

Европейский Суд по правам человека отмечал, что условия доступа к правосудию не могут ограничивать право на суд до такой степени, что сама его сущность оказывается затронутой, и будут соответствовать пункту 1 статьи 6 при условии, что они имеют законную цель и что существует разумная соразмерность между используемыми средствами и поставленной целью. Конвенция имеет целью защиту не теоретических или иллюзорных, а конкретных и действительных прав (Постановление от 29 июля 1998 года по делу "Омар (Omar) против Франции»).

Гарантируя каждому судебную защиту прав и свобод, Конституция Российской Федерации одновременно предусматривает, что порядок судопроизводства определяется федеральным законодательством (статья 71, пункт "о"; статья 76, часть 1). Тем самым предполагается, что заинтересованные лица вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса лишь в установленном порядке, что не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту; закрепленные законодателем требования - при обеспечении каждому возможности обратиться в суд - обязательны для заявителя. Это относится и к правилам, регламентирующим порядок уплаты государственной пошлины, поскольку государственная пошлина относится к федеральным сборам (пункт 10 статьи 13, пункт 1 статьи 333.16 Налогового кодекса Российской Федерации), а в силу статьи 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

Вместе с тем, как особо подчеркивает Конституционный Суд РФ, отсутствие у заинтересованного лица возможности - в силу его имущественного положения - исполнить такую обязанность не должно препятствовать осуществлению им права на судебную защиту, поскольку иное вступало бы в противоречие с положениями Конституции Российской Федерации, гарантирующими государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод (статья 45, часть 1; статья 46, часть 1). С учетом этого статьей 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации определенная категория граждан освобождается от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, а также мировыми судьями, а пункт 2 статьи 333.20 данного Кодекса предусматривает, что суды общей юрисдикции или мировые судьи, исходя из имущественного положения плательщика, вправе уменьшить размер государственной пошлины либо отсрочить (рассрочить) ее уплату в порядке, предусмотренном статьей 333.41.

Однако, как справедливо указывает Конституционный Суд РФ, «и этих мер может оказаться недостаточно для обеспечения доступа граждан к правосудию, особенно если речь идет о находящихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы осужденных к наказанию в виде лишения свободы, которые не трудоустроены и не имеют денежных средств на лицевом счете, или о лицах, находящихся в местах содержания под стражей».

Таким образом, Конституционный Суд РФ сформулировал примерный перечень лиц, к которым его правовая позиция об освобождении от уплаты госпошлины при обращении в суд в связи с имущественным положением, должна применяться безусловно – это лица, находящиеся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, осужденные к наказанию в виде лишения свободы, которые не трудоустроены и не имеют денежных средств на лицевом счете, а также лица, находящиеся в местах содержания под стражей. Однако этот перечень не может быть признан исчерпывающим, т.к. основным критерием отнесения в него других категорий лиц является их социальное положение, при котором лицо нетрудоустроено и не имеет никаких доходов из каких бы то ни было источников.

Представить себе такие категории лиц, помимо вышеперечисленных, достаточно сложно, но можно. Так, к ним могут быть отнесены лица, потерявшие работу, но еще не успевшие встать на учет в службе занятости и, таким образом, не получающие пособие по безработице; лица, прекратившие свою трудовую деятельность, но еще не успевшие оформить пенсию; студенты, не получающие стипендию, обучение которых оплачивают по договору их родители или предприятие, равно как, студенты, взявшие кредит в банке исключительно для целей оплаты обучения и т.п.

В том случае, если лицо трудоустроено и получает заработную плату, либо имеет иные официальные источники доходов, даже если эти доходы весьма незначительны (например, меньше размера прожиточного минимума), основания для освобождения от уплаты госпошлины, по смыслу правовой позиции Конституционного Суда РФ, отсутствуют. В этом случае применению подлежат иные льготные режимы взимания госпошлины: отсрочка, рассрочка и уменьшение размера госпошлины.

Важно отметить, что, обосновывая свое решение относительно признания неконституционными оспариваемых норм, Конституционный Суд сослался на свое Постановление от 4 апреля 1996 года N 9-П по делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы, и на правовую позицию, сформулированную им в этом решении, которая заключается в следующем: «в целях обеспечения регулирования налогообложения в соответствии с Конституцией Российской Федерации принцип равенства требует учета фактической способности к уплате налога исходя из правовых принципов справедливости и соразмерности; налогообложение, парализующее реализацию гражданами их конституционных прав, должно быть признано несоразмерным». Здесь же Конституционный Суд РФ особо отметил, что данная правовая позиция имеет общий характер для всего налогового регулирования.

В этом деле, неофициально называемым юристами делом «О московской регистрации (прописке)», Конституционным Судом РФ впервые был затронут целый комплекс проблем, имеющих исключительно важное значение не только для регулирования права граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации (статья 27 Конституции РФ), но и для всей системы налогово-правового регулирования (включая и регулирование сборов). Так, впервые была сформулирована правовая позиция о том, что «… установить налог или сбор можно только законом. Налоги, взимаемые не на основе закона, не могут считаться «законно установленными» (статья 57 Конституции Российской Федерации). Данное положение имеет значение как при оценке конституционности закона, в том числе закона субъекта Российской Федерации, устанавливающего конкретный налог, так и при оценке конституционности полномочия органа государственной власти на установление налога»; «Конституция Российской Федерации исключает возможность установления налогов и сборов органами исполнительной власти. Установив лицензионный сбор за поселение в Московской области, Глава администрации Московской области вышел за пределы своих полномочий и в нарушение статьи 57 Конституции Российской Федерации вмешался в сферу деятельности законодателя».

Что касается правовой позиции, продублированной Конституционным Судом РФ в рассматриваемом нами Определении, то она была сформулирована в связи с оспариваемой статьей 2 Закона города Москвы от 14 сентября 1994 года «О сборе на компенсацию затрат городского бюджета по развитию инфраструктуры города и обеспечению социально-бытовыми условиями граждан, прибывающих в г. Москву на жительство», которая устанавливала, что граждане РФ, прибывающие на жительство в город Москву на жилую площадь, принадлежащую им на праве собственности, уплачивают сбор в 500-кратном размере минимальной месячной оплаты труда, а Правительство Москвы, в свою очередь, определяло, что прописке (регистрации) в городе Москве подлежат только граждане, уплатившие установленный названным Законом сбор.

В этой связи Конституционный Суд указал, что данные нормативные положения, помимо того, что противоречат федеральному законодательству, «фактически устанавливают совершенно иной - разрешительный правовой режим регистрации граждан, который не соответствует основному праву каждого, кто законно находится на территории Российской Федерации, свободно выбирать место жительства. Отказ в регистрации на основании оспариваемых актов, кроме того, носит характер санкции за неуплату установленного сбора». Между тем, «Реализация конституционного права на выбор места жительства не может ставиться в зависимость от уплаты или неуплаты каких-либо налогов и сборов, поскольку основные права граждан Российской Федерации гарантируются Конституцией Российской Федерации без каких-либо условий фискального характера. Таким образом, отказ в регистрации в связи с невыполнением гражданином обязанностей по уплате налогов и иных сборов противоречит Конституции Российской Федерации (статья 27, часть 1)».

Это один аспект. Второй аспект – если такое налогообложение все-таки имеет место, оно не должно нарушать принципа равенства: «В целях обеспечения регулирования налогообложения в соответствии с Конституцией Российской Федерации принцип равенства требует учета фактической способности к уплате налога исходя из правовых принципов справедливости и соразмерности. Принцип равенства в социальном государстве в отношении обязанности платить законно установленные налоги и сборы (статьи 6 (часть 2) и 57 Конституции Российской Федерации) предполагает, что равенство должно достигаться посредством справедливого перераспределения доходов и дифференциации налогов и сборов».

Между тем, статья 2 Закона города Москвы от 14 сентября 1994 года не учитывала финансового потенциала различных налогоплательщиков и «фактически устанавливает подушную систему налогообложения, что при чрезмерно высоком налоге означает взыскание существенно большей доли из имущества неимущих или малоимущих граждан и меньшей доли - из имущества более состоятельных граждан».

Признавая, что «Налогообложение всегда означает определенные ограничения права собственности, закрепленного в статье 35 Конституции Российской Федерации», Конституционный Суд обосновывает, что тем самым оно должно соответствовать критериям ограничения конституционных прав и свобод, указанных в части 3 статьи 55 Конституции РФ (защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства). Этим критерием должно соответствовать и региональное налоговое законодательство, т.е. ограничение должно быть «пропорционально, соразмерно им» (несмотря на то, что в статье 55 Конституции РФ прямо указана форма нормативного акта, которым могут ограничиваться права – федеральный закон). Из этого систематического толкования конституционных норм как раз и был сделан вывод о том, что «Налогообложение, парализующее реализацию гражданами их конституционных прав, должно быть признано несоразмерным. Поэтому при чрезмерности налогов и сборов проблема их дифференциации в связи с обеспечением принципов равенства и справедливости приобретает особое значение».

Таким образом, такие принципы налогообложения как принцип учета при установлении налогов и сборов фактической способности к их уплате и принцип несоразмерности налогообложения, парализующего реализацию гражданами их конституционных прав, в сущности, имеют одну конституционно-правовую основу и фактически одно содержание.

Между тем, в Налоговом кодексе РФ они разведены: в части 3 статьи 3 Налогового кодекса формулируется принцип о том, что «Недопустимы налоги и сборы, препятствующие реализации гражданами своих конституционных прав» (при этом он почему-то поставлен вместе с принципом экономической обоснованности налогов и сборов, хотя они имеют различное содержание); принцип же фактической способности налогоплательщика к уплате налога указан в части 1 этой статьи и по замыслу законодателя вытекает из принципов всеобщности и равенства налогообложения.

Признавая в Определении № 272-О нормы Налогового и Гражданского процессуального кодекса РФ несоответствующими статьям 19 (части 1 и 2) и 46 (части 1 и 2) Конституции РФ как не позволяющие судам общей юрисдикции и мировым судьям принимать по ходатайству физических лиц решения об освобождении от уплаты государственной пошлины, если иное уменьшение размера государственной пошлины, предоставление отсрочки (рассрочки) ее уплаты не обеспечивают беспрепятственный доступ к правосудию, Конституционный Суд РФ особо подчеркнул, «снижение судом (судьей) размера государственной пошлины по ходатайству физических лиц не может считаться носящей индивидуальный характер льготой, установление которых запрещено законодательством о налогах и сборах (абзац второй пункта 1 статьи 56 Налогового кодекса Российской Федерации) и под которыми подразумевается предоставление тех или иных преимуществ (в основаниях, порядке и условиях уплаты налогов и сборов) для одних налогоплательщиков (плательщиков сборов) по сравнению с другими».

Следует отметить, что в Определении № 272-О участь быть подвергнутой «конституционной анафеме» не миновала и статью 89 Гражданского процессуального кодекса РФ, в соответствии с которой льготы по уплате государственной пошлины предоставляются в случаях и порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. Хотя, чем не угодила заявителям и Конституционному Суду РФ эта отсылочная норма, которая не имела самостоятельного нормативного значения и собственно ничего не регулировала, не совсем понятно….

Обоснование аргументов своего Определения № 274-О «По жалобам граждан Ахалбедашвили Мамуки Гурамовича и Молдованова Константина Викторовича на нарушение их конституционных прав подпунктом 10 пункта 1 статьи 333.19. Налогового кодекса Российской Федерации» Конституционный Суд РФ построил аналогичным образом. В данном деле шла речь о том, что подпункт 10 пункта 1 статьи 333.19 во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 333.20 Налогового кодекса РФ препятствовал суду по имущественным основаниям освобождать граждан от уплаты госпошлины при подаче заявления о повторной выдаче копий решений, приговоров, судебных приказов, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, копий других документов из дела, выдаваемых судом, а также при подаче заявления о выдаче дубликатов исполнительных документов. Как и в Определении по предыдущему делу заявители отбывали наказание в виде лишения свободы по приговору суда и не имели никаких средств на личных счетах.

Данное положение Налогового кодекса РФ Конституционным Судом РФ также было признано противоречащим статьям 19 (части 1 и 2) и 46 (части 1 и 2) Конституции РФ как не позволяющее суду (судье) принимать по ходатайству физических лиц решения о снижении (вплоть до нулевого размера) государственной пошлины, подлежащей уплате при подаче заявления о повторной выдаче копий вышеуказанных процессуальных документов, если иное уменьшение размера государственной пошлины или предоставление отсрочки (рассрочки) ее уплаты не обеспечивают беспрепятственный доступ к правосудию.

В заключение необходимо отметить, что в рассмотренных определениях № 272-О и № 274-О Конституционный Суд РФ не в первый раз исследовал вопрос о конституционности непредоставления законодателем судам возможности освобождать от уплаты госпошлины в связи с имущественным положением истца (заявителя).

Так, этой же проблеме было посвящено Определение Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2002 г. № 70 «По жалобе гражданки Крутиковой Ольги Анатольевны на нарушение ее конституционных прав частью второй пункта 3 статьи 5 Закона Российской Федерации «О государственной пошлине». В данном случае шла речь о том, что это положение Закона не предусматривало освобождение стороны, исходя из ее имущественного положения, от уплаты госпошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, тогда как при обращении в суд общей юрисдикции и Конституционный Суд Российской Федерации граждане могли быть освобождены от уплаты госпошлины с учетом таких обстоятельств на основании части второй пункта 2 и пункта 4 статьи 5 названного Закона.

В Определении № 70 Конституционный Суд указал, что «Поскольку в соответствии с пунктом 7 статьи 13 Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина является законно установленным федеральным сбором, то обязанность ее уплаты для лиц, обращающихся в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, вытекает непосредственно из статьи 57 Конституции Российской Федерации»; «Вместе с тем отсутствие у заинтересованного лица в силу его имущественного положения возможности исполнить такую обязанность не должно препятствовать осуществлению им права на судебную защиту, поскольку иное вступало бы в противоречие с положениями статей 45 (часть 1) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации».

В рассматриваемом Определении Конституционный Суд не стал идти по пути признания оспариваемой нормы неконституционной, но при этом разъяснил следующий механизм, который мог быть использован заявительницей и который может быть использован истцами (заявителями) сейчас: «… арбитражный суд, принимая во внимание фактические обстоятельства дела, изложенные истцом в ходатайстве, может отсрочить уплату государственной пошлины и до вынесения решения по существу, а при удовлетворении иска расходы по ее уплате обязан отнести на ответчика согласно статье 95 АПК Российской Федерации». Следовательно, как указал Суд, часть вторая пункта 3 статьи 5 Закона Российской Федерации «О государственной пошлине» не может рассматриваться как нарушающая гарантированное Конституцией РФ право на судебную защиту, а заявительница, по сути, «ставит вопрос о ее дополнении положением о возможности освобождения сторон в арбитражном процессе от уплаты государственной пошлины исходя из их имущественного положения, как это предусмотрено Законом Российской Федерации «О государственной пошлине» при обращении граждан в суды общей юрисдикции и Конституционный Суд Российской Федерации. Однако выбор конкретных правовых средств, направленных на создание необходимых условий для реализации права на обращение в суд, относится к компетенции законодателя и осуществляется с учетом особенностей конкретного вида судопроизводства, что само по себе не противоречит конституционным принципам равенства всех перед законом и судом и равноправия сторон (статья 19, часть 1; статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации)».

На наш взгляд, приведенные примеры являются показательными, т.к. на них можно увидеть, как в практически идентичных случаях Конституционным Судом принимаются различные решения и обосновываются противоположные выводы. Видимо все-таки надо полагать, что Конституционный Суд всегда оценивает конкретные фактические обстоятельства дела, т.к. в первом случае заявителями являлись осужденные, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, у которых на лицевых счетах не было денег и не было возможности их заработать, а во втором случае заявителем был индивидуальный предприниматель.

Данное различие в подходах при аналогичных правовых ситуациях в Определении № 70 Конституционный Суд РФ обосновывает тем, что «субъекты арбитражного судопроизводства - граждане-предприниматели и организации пользуются равными процессуальными правами для защиты нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной коммерческой деятельности, а также несут одинаковые обязанности, в том числе предусмотренные частью второй пункта 3 статьи 5 Закона Российской Федерации «О государственной пошлине» (если они не относятся к категории лиц, которым в соответствии с законодательством предоставлены льготы по уплате государственной пошлины). Что касается судопроизводства в Конституционном Суде Российской Федерации и судах общей юрисдикции, то оно - в отличие от судопроизводства в арбитражных судах - осуществляется с участием граждан независимо от наличия у них статуса индивидуального предпринимателя, т.е. состав субъектов в указанных видах судопроизводства не является идентичным».

Таким образом, на наш взгляд, не стоит правовую позицию, изложенную в определениях № 272-О и № 274-О автоматически «переносить» на арбитражные суды.

Между тем, остается нерешенным вопрос о возможности освобождения от уплаты госпошлины по имущественным основаниям при обращении в конституционные (уставные) суды субъектов РФ, т.к. указанные определения Конституционного Суда РФ касались только судов общей юрисдикции, включая мировых судей.

Что касается Конституционного Суда РФ, то в настоящее время не утратила свою силу статья 39 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ», которая предусматривает, что Конституционный Суд РФ своим решением может освободить гражданина, с учетом его материального положения, от уплаты государственной пошлины либо уменьшить ее размер, а также сохраняет, до приведения ее в соответствие с Налоговым кодексом РФ, прежние ставки госпошлины как для граждан, так и для организаций. При этом следует иметь в виду, что в этой статье возможность освобождения от уплаты госпошлины по имущественным причинам предусмотрена только в отношении граждан, следовательно, организации не праве претендовать на удовлетворение таких ходатайств.

Качанов Роман Евгеньевич,

юрист Общественного объединения «Сутяжник», г. Екатеринбург.

e-mail: romankachanov@mail.ru

ВНИМАНИЕ! Произведение охраняется авторским правом; любые формы его копирования и воспроизведения НЕ ДОПУСКАЮТСЯ!

См. также по данной теме:
"Юридическая сила актов судебного нормоконтроля"

Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Chas - 23.09.2007 23:57:20

Уважаемый Роман Евгеньевич! Ваша статья в очередной раз вскрывает наплевательское отношение законодательной и судебной власти к правам граждан. Почти по теме Вашей статьи представляю в качестве комментария копию моего последнего обращения в Госдуму ФС РФ. На мой взгляд хорошо было бы направлять законодателям предложения с возможными поправками к законам. К сожалению, одиночные обращения своей цели чаще всего не достигают.

""" Депутату Государственной думы

Федерального собрания

Российской федерации

В.В.Похмелкину

По вопросу частичного изменения института

взимания пошлины за рассмотрение дел в судах

и при нотариальных действиях.

Уважаемый Виктор Валерьевич!

Сообщаю Вам, что в комитете ГД ФС РФ по конституционному законодательству и государственному строительству уже давно (с 2000 года, последнее обращение – от 16.12.2005г) находятся мои предложения по вопросу частичного изменения института взимания пошлины за рассмотрение дел в судах и при нотариальных действиях. Несмотря на значительное миновавшее время до сих пор никакого встречного движения не наблюдается. Суть предложенных поправок в ГПК РФ, Налоговый кодекс РФ заключается в следующем.

А. Следует полностью отменить практику взимания госпошлины при обращениях в суд по делам, возникающим из публичных правоотношений. Органы госвласти, проиграв дело, выплачивают пошлину не из собственных средств (которых они не имеют), а из казны, то есть из средств налогоплательщиков, что представляется несправедливым.

Б. Следует полностью отменить практику взимания госпошлины при обращениях в суд с исками о возмещении вреда, причиненного органами государственной власти (ст.ст. 52, 53 Конституции РФ). Органы госвласти, проиграв дело, выплачивают пошлину не из собственных средств (которых они не имеют), а из казны, то есть из средств налогоплательщиков, что также представляется несправедливым.

В. Следует полностью отменить практику взимания госпошлины при обращениях граждан и предприятий в Конституционный суд РФ. Спор в КС РФ ведётся между законодателем и Конституцией РФ (то есть всем народом), а заявитель жалобы только инициирует этот процесс, не получая при этом юридически значимого решения прямого действия по первичному индивидуальному делу.

Г. Следует полностью отменить практику взимания госпошлины с истцов по искам о компенсации морального вреда. Такие дела не связаны с разрешением ни имущественных, ни неимущественных споров, являются вторичными, а иски удовлетворяются в безусловном порядке (кроме требования о сумме компенсации, определяемой судом).

Д. Следует отменить практику назначения размера госпошлины в долях от цены иска или в долях от размера сумм нотариальных сделок. Размер госпошлины во всех случаях должен быть задан в твердых суммах (рублях, МРОТ, рублевом эквиваленте иностранной валюты или т.п.). Юридическая сложность дела никак не зависит от суммы иска или размера нотариальной сделки. Значительный размер "долевой" пошлины является препятствием к реализации конституционного права на судебную и иную защиту.

Е. Следует отменить практику досудебного взимания госпошлины. Незачем заранее брать деньги за рассмотрение дела и вынесение юридически значимого решения. Иск может быть вообще не принят к рассмотрению, или может быть выигран истцом. В этом случае отчуждение средств (хоть и временное) сопровождается убытками для истца. Пошлина должна взиматься после завершения процесса и только с надлежащей стороны.

Все тексты поправок и подробные комментарии к ним были направлены как отдельные приложения, в частности, к письмам от 28.02.2000г и от 12.04.2004г. Если они не сохранились, ситуацию можно легко исправить...

Прошу Вас как члена профильного комитета ГД ФС РФ ознакомиться с моими предложениями и (в случае их одобрения) предпринять шаги по исправлению ненормальной ситуации с указанными процессуальными нормами.

Я понимаю, что государство (Минфин) заинтересовано в сохранении такого нехитрого источника пополнения бюджета. Но, ведь, и граждане - не пустое место в России! Надо и о них подумать!

С уважением,

Chas

15.05.2007г""".

 

2. Генрих - 24.09.2007 19:19:04

Роман, поздравляю с подробным анализом актуальной темы. Кстати, в США проблемы освобождения от уплаты госпошлины при обращении в суд малоимущего истца не существует. Я это знаю по себе. Но к тому, что Вы написали, хочу добавить нечто, имеющее тот же смысл. Дело в том, что в противоречение с российским налоговым кодексом, который устанавливает нормы пошлин, российские генконсульства за границей берут за совершение различных действий, облагаемых пошлиной, невообразимые суммы. Так, за выдачу паспорта они требуют 100-150 долларов, тогда как по закону это действие требует оплаты порядка 1000 руб. С меня за справку взяли 100 долларов, тогда как ее получение по налоговому кодексу стоит 50 руб. Причем консульские тарифы в разных консульствах различны и согласованы всего лишь с Минфином России.Это тоже тема для КС, которой у меня пока нет времени заниматься. Но сказать, наконец, о ее существовании я решил.

 

3. Генрих - 24.09.2007 21:03:32

Еще пара замечаний. Нельзя утверждать, что наличие доходов в отличие от их отсутствия исключает "основания для освобождения от уплаты госпошлины, по смыслу правовой позции Конституционной Суда РФ". Это утверждение - очередной факт теперь уже, по-моему, всемирной болезни юристов, страдающих чиновньчьей, т.е. неюридической, логикой. Из смысла упомянутой правовой позиции КС следует только одно - про освобождение от пошлины тех, у кого есть хоть какой-то доход, КС ничего не сказал, его позиция в этом случае неопределенна. Исключать что-либо она не предлагает и не подразумевает.

Теперь о соразмерности. Этот термин применяется в стремящейся к реализации справедливости юриспруденции широко, но, почти уверен, никто из применителей не слышал о науке квалиметрии, которая предлагает методы и подходы к количественному измерению качества. А жаль, глядишь, подведение научной базы под определение размеров наказаний, компенсаций, налогов и т.п. было бы весьма полезным для юридической нормативной теории.

И последнее. Подав первую жалобу в КС, я обратился к нему с ходатайством об освобождении от госпошлины в связи с моим малоимущественным состоянием.Пикантность ситуации в том, что я живу не в России, а мое малоимущественное состояние признано официально в другой стране. Как поступят чиновники КС?

 

4. Роман - 25.09.2007 13:09:07

Генрих, я думаю освободят...

 

5. Роман - 25.09.2007 15:01:50

Генрих, по вопросу о бремени доказывания тяжелого имущественного положения истца смотрите еще статью Смердова http://www.sutyajnik.ru/rus/library/articles/osvobozhdenie_ot_gosposhlini.html

 

6. Блондинка - 25.11.2007 19:11:36

После принятия Конституции РФ часто высказывалось мнение, что наша Конституция на настоящий момент является наиболее (или самой) демократичной, прогрессивной, передовой в мире.

В свое время я тоже размышляла по поводу госпошлины и о доступе к правосудию. Правда, поводом к размышлениям послужили иные факты, но это не важно.

У меня получилось, как мне кажется, проще, в том смысле, что я не обращалась к международному праву, а руководствовалась российским законодательством, в частности нормами Конституции.

Да, каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Но это правило, из которого могут, и должны быть, исключения. В п. 3 ст. 56 К РФ сказано, что права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 – 54 К РФ не подлежат ограничению. Настаиваю на том, что эта норма должна пониматься (и толковать тут нечего), как самостоятельная норма, в самом прямом ее смысле. Т.е. права и свободы, перечисленные в п.3 ст. 56 К РФ, не могут быть ограничены ДАЖЕ в условиях чрезвычайного положения. Замечу, что часть статей из этого списка, ПРЯМО предусматривает возможность ограничения законом, в условиях обычной жизни (с соблюдением п.3 ст. 55), установленных в них прав, а п. 3 ст. 56 запрещает расширять их ограничение в условиях ЧП.

Таким образом, если в самой Конституции РФ прямо не предусмотрена возможность ограничения права на судебную защиту (а она не предусмотрена), то Конституция (п.3 ст. 56) запрещает какие-либо ограничения хотя бы и федеральным законом, хотя бы и даже в условиях ЧП, т.е. ни при каких обстоятельствах.

Как следует из ст.18 К РФ, если законодатель своей деятельностью (издавая законы) неправомерно ограничивает права граждан или создает препятствия к их реализации, т.е. нарушает статью 15 п.1 Основ Конституции, то права эти ОБЕСПЕЧИВАЮТСЯ ПРАВОСУДИЕМ. Т.е. суды, могут не применять (что не то же самое, что и отменить или признать не действующими) нормы закона, а руководствоваться непосредственно Конституцией, в данном случае ст. 18, 46 и п.3 ст. 56. Могут – это я мягко выразилась – они обязаны.

 

7. Anonymous - 02.07.2011 22:11:43

Ст.2 Конституции РФ предписывает защищать человека вне зависимости от уплаты гос. пошлины, поэтому неуплата последней не может быть основанием для отказа в принятии искового

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):

        

 

 

Поиск на сайте:


Новости "Сутяжник-Пресс"

Подписаться на рассылку:

Ваш e-mail:

Подписаться
Отписаться

 


Последние комментарии

Сандра Канине комментирует
Уловки продавца, или что делать если цена на ценнике не совпадает с ценой в чеке…
27.06.2017 04:25:10

Надежда комментирует
Исковое заявление о признании незаконными действий по помещени в психиатрическую больницу №6 и компенсации морального вреда
26.06.2017 11:12:44

Anonymous комментирует
Права ребенка при разводе родителей
25.06.2017 00:12:55

Горохов Михаил Георгиевич комментирует
Сутяжники задают вопросы Президенту России
23.06.2017 11:51:24

Горохов Михаил Георгиевич комментирует
Сутяжники задают вопросы Президенту России
23.06.2017 11:12:02

Mrs Sheniqua комментирует
Права ребенка при разводе родителей
22.06.2017 12:42:35

kroos комментирует
Жалоба в Комитет ООН по правам человека в Женеве
21.06.2017 02:56:16

Александр комментирует
Конституционный Суд скрыл изъятие органов, рассмотрение судебного спора и даже имя жертвы тайного изъятия органов
20.06.2017 19:36:13

Сергей комментирует
Заявления акционера компании «Транснефть» и инициаторов возбуждения первоначального уголовного дела против компании «Транснефть»
15.06.2017 20:39:53

Eco Teck комментирует
Уловки продавца, или что делать если цена на ценнике не совпадает с ценой в чеке…
15.06.2017 05:15:35

Anonymous комментирует
Права ребенка при разводе родителей
13.06.2017 07:14:13

Anonymous Владимир комментирует
Конференция "Россия и Европейский суд по правам человека: значение для политики США"
12.06.2017 15:39:30


Самые обсуждаемые материалы

Права ребенка при разводе родителей (378)

Уловки продавца, или что делать если цена на ценнике не совпадает с ценой в чеке… (180)

Жалоба в Комитет ООН по правам человека в Женеве (179)

Сутяжники задают вопросы Президенту России (22)

Исковое заявление о признании незаконными действий по помещени в психиатрическую больницу №6 и компенсации морального вреда (3)

Конституционный Суд скрыл изъятие органов, рассмотрение судебного спора и даже имя жертвы тайного изъятия органов (1)