Поддержите наш сайт

Кошельки WebMoney
R100422485116
Z219248449031

номер счета Яндекс.Деньги
410011036240475



ино-Странные записки


Записки начинающего правозащитника

Наши победы

КУЛИК И ДР. ПРОТИВ РОССИИ

БУРКОВ ПРОТИВ ГУГЛ

МИХАЙЛОВА ПРОТИВ РОССИИ

БРАГИНА ПРОТИВ РОССИИ

КОНЫГИН против РОССИИ

АБРАМЧУК против РОССИИ

Тимошенко и др. за свободные выборы

НОЖКОВ против РОССИИ

РОЖИН против РОССИИ

КАРПЕНКО против РОССИИ

БОРИСОВ против РОССИИ

ПРОШКИН против РОССИИ

ШАРКУНОВ и МЕЗЕНЦЕВ против РОССИИ

ГОРСКАЯ против РОССИИ

ЗАХАРКИН против РОССИИ

ХАЛИУЛЛИН против РОССИИ

БУТУСОВ против РОССИИ

РАНЦЕВ против КИПРА и РОССИИ

ПОРУБОВА против РОССИИ

КОЗЛОВ против РОССИИ

ДОКУКИН против ПРАВИТЕЛЬСТВА

СУТЯЖНИК против РОССИИ

РАКЕВИЧ против РОССИИ


Обмен ссылками

Московская Хельсинкская Группа

Консультативный Совет региональных профсоюзных объединений

Тюремные новости

Екастройка. Свердловск/Екатеринбург на рубеже веков

Правовая помощь в Узбекистане

Пермский региональный правозащитный центр

 

Бахрах Демьян Николаевич

Бурков Антон Леонидович

Акты правосудия как источники административного права

24.02.2004

Опубликовано: Журнал Российского Права, № 2, 2004.

Проблеме определения места актов правосудия в системе источников права посвящен данный материал, в котором говорится о формах влияния судебной практики (приводятся конкретные примеры) на нормативную базу, о полномочиях судебной власти в части осуществления нормоконтроля; приводятся примеры влияния актов правосудия (не только российских, но и иностранных) на систему административного права.

 

Бахрах Демьян Николаевич - доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Бурков Антон Леонидович - юрист общественного объединения "Сутяжник", магистрант Департамента права Эссекского университета (Колчестер, Великобритания).

 

В юридической литературе высказываются мнения о том, что существуют три формы влияния актов правосудия, точнее, судебной практики, на нормативную базу:
- прецедент;
- разъяснения по вопросам судебной практики - постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ;
- решения судов о признании нормативных актов незаконными (судебный нормоконтроль).

Относительно отнесения разъяснений по вопросам судебной практики к источникам российского права существуют разные точки зрения <1>. Однако обсуждение данной проблемы выходит за рамки настоящей статьи, поскольку эти акты, по нашему мнению, не являются актами правосудия.
--------------------------------
<1> См., например: Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 16; Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Государство и право. 2001. N 2. С. 51 - 57.

Представляется, что разъяснения по вопросам судебной практики в форме постановлений не относятся к специфической деятельности суда по отправлению правосудия, а лишь обобщают его результаты, то есть обобщают судебную практику. По мнению Р.З. Лившица, "...разъяснения Пленума - наиболее директивные и наименее судебные акты во всей судебной практике... Разъяснения внешне выглядят как типичный акт органа законодательства или управления, в них можно при желании обнаружить, как в правовой норме, гипотезу, диспозицию и санкцию..." <2>. Такому явлению, как постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, справедливо было дано наименование - "разъяснение по вопросам судебной практики" <3>.
--------------------------------
<2> Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 5.
<3> См.: СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1; РГ. 1995. 16 мая.

Обсуждать и анализировать правовую природу постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ относительно признания или непризнания за ними силы источника права целесообразно только вне рамок специфической деятельности суда по отправлению правосудия, признавая за ними характер административного акта.

Другой вопрос, можно ли относить постановления высших судебных инстанций по конкретным делам к источникам российского права, называя их прецедентами. В отечественной юридической литературе в понятие "прецедент" зачастую вкладывается иной смысл, чем был заложен в доктрине прецедента в английском судопроизводстве, - прецедент отождествляется с решением суда, что является необоснованным. Называя решение суда прецедентным, мы скорее употребляем это понятие в обывательском смысле - как решение, которое ранее не встречалось в практике судов <4>. Более того, действующим российским законодательством прецедент не регулируется, поэтому ни одно решение российского суда, каким бы "прецедентным" (неординарным) оно ни являлось, не может считаться обязательным для других, кроме участников дела, субъектов права. Следовательно, решения судов по конкретным делам не являются источниками российского права.
--------------------------------
<4> О нетождественности понятия "прецедент" в доктрине общего права и употребляемого российскими авторами см., например: Исаков В.Б. Закон и судебный прецедент как источник права в российской правовой системе // Сб. рабочих материалов международного семинара "Судебная практика как источник права". М., 1999. Разд. 4. Россия; Кучин М.В. Судебный прецедент как источник права (дискуссионные вопросы) // Российский юридический журнал. 1999. N 4. С. 71.

Но в российской правовой системе существует один вид судебных актов, которые можно с полной уверенностью отнести к источникам права как с позиции теории права, так и закона. Это акты правосудия о признании нормативных актов незаконными.

Из анализа действующего законодательства следует, что все суды, как конституционной, так и общей юрисдикции, за исключением мировых судей, обладают полномочиями на осуществление надзора за законностью нормативных актов. Суд дает нормативному акту юридическую оценку, которая заключается в том, что оспоренный нормативный акт является незаконным и нарушающим права неопределенного круга лиц. Возникает вопрос о юридической природе принимаемых судом постановлений, содержащих оценку законности нормативных актов, поскольку такого рода акты правосудия оказывают влияние не только на правовой статус сторон рассмотренного дела. Можно ли считать акты правосудия источниками административного права в частности и права в целом? Представляется, что ответ на поставленный вопрос кроется в рамках понятия "источник права".

Оно является классическим наряду с понятиями "предмет и метод правового регулирования", "отрасль права". Тем не менее "крупных работ, специально посвященных источникам права, почти нет. У нас в советские годы была опубликована интересная монография С.Л. Зивса. Это была докторская диссертация автора. Она и поныне остается в российском правоведении в гордом одиночестве" <5>. Приятным новшеством нужно считать появление монографии О.Е. Кутафина "Источники конституционного права Российской Федерации" <6>. Однако данный автор не признает судебные акты Конституционного Суда РФ источниками российского права. Что касается источников административного права, то, по мнению А.В. Демина, данный институт практически не разработан и "кроме статьи Г.И. Петрова, опубликованной еще в 1958 году, мы фактически не имеем теоретических работ по данной теме (см.: Петров Г.И. Источники советского административного права // Правоведение. 1958. N 4. С. 34 - 45)" <7>.
--------------------------------
<5> Топорнин Б.Н. Система источников права: тенденции развития // Судебная практика как источник права. М.: Юристъ, 2000. С. 9 (речь идет о работе С.Л. Зивса "Источники права", которая была опубликована издательством "Наука" в 1981 году).
<6> См.: Кутафин О.Е. Источники конституционного права Российской Федерации. М.: Юристъ, 2002.
<7> Демин А.В. Нормативный договор как источник административного права // Государство и право. 1998. N 2. С. 15.

К сожалению, определению "источник права" не уделялось достаточно внимания и, как следствие, между понятиями "источник права" и "нормативный акт" ставился знак тождества, им давалось единое определение, которое, более того, не отражало весь спектр правотворческой деятельности и, соответственно, четко не разграничивало нормативные и ненормативные акты.

В науке преобладало определение нормативного акта как акта, содержащего нормы права <8>. Под источниками административного права понимались акты органов государственной власти, которые содержат нормы права, регулирующие общественные отношения в сфере управления <9>. С целью демаркации источника права, что, как представляется, имело своей первопричиной объяснение отсутствия в социалистическом праве такого источника права, как судебная практика, С.Л. Зивс отмечал, что "источник права есть форма выражения именно правовой нормы, и только нормы" <10>. В связи с этим им предлагался более точный вариант термина "источник права" - "источник норм права", что подчеркивало внешнюю форму выражения правовой нормы <11>.
--------------------------------
<8> См.: Мицкевич А.В. Акты высших органов советского государства: юридическая природа нормативных актов высших органов государственной власти и управления СССР. М., 1967. С. 22.
<9> См.: Петров Г.И. Источники советского административного права // Правоведение. 1958. N 4. С. 36.
<10> Зивс С.Л. Источники права. М.: Наука, 1981. С. 10.
<11> См.: Там же.

На этот пробел в науке - неразработанность понятия "источник права" - еще в 60-х годах ХХ века обратил внимание А.В. Мицкевич, отметив, что данное определение не может правильно раскрыть природу некоторых актов, не содержащих в себе как таковых норм права <12>.
--------------------------------
<12> См.: Мицкевич А.В. Указ. соч. С. 22.

А.В. Мицкевич обстоятельно показал, что "определение нормативного акта как акта, содержащего нормы права, или как "формы выражения правовых норм" не отвечает на основной вопрос: служит ли правовой акт государственного органа источником (в юридическом смысле) содержащихся в нем норм или нет. Таким может быть лишь акт, в котором выражена воля компетентного органа государства об установлении правила поведения, о его изменении или отмене" <13>. Им предлагалось при определении понятия "источник права" исходить из функциональности категории, его назначения, цели, учитывать не столько закрепление норм права, сколько выражение воли законодателя и, соответственно, использовать понятие нормативного акта как акта, направленного на установление правовых норм, на их изменение и отмену <14>.
--------------------------------
<13> Там же. С. 25.
<14> См.: Ученые записки ВНИИСЗ. М., 1964. Вып. 3 (20). С. 198.

Действительно, само понятие "закон" предполагает нормативный характер данного документа независимо от того, содержит ли он норму права или нет. Никто не будет отрицать нормативность, общеобязательность, а следовательно, и силу источника права за Федеральным законом от 30 декабря 2001 г. "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" <15>, несмотря на то, что ст. ст. 1 и 2 этого Закона не устанавливают как таковых норм права (правил поведения), а лишь вводят в действие Закон и признают утратившими силу нормативные акты. Более того, это официальная политика государства - отнесение к нормативным и тех актов, которые не содержат в себе норм права. Так, в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти публикуются в том числе и акты (приказы) об отмене, признании утратившими силу нормативных актов. Например, в N 21 за 2003 год опубликован Приказ Министерства здравоохранения РФ от 25 апреля 2003 г. N 187 "О признании утратившим силу нормативного правового акта Минздрава России". Приказ Минздрава России считается утратившим силу в целях приведения в соответствие с действующим законодательством РФ нормативных правовых актов Минздрава России <16>. Практически в каждом номере Бюллетеня встречаются такого рода нормативные акты. Почему же административные акты о признании акта утратившим силу мы считаем источниками права, а акты правосудия о признании того или иного нормативного акта недействительными - нет?! Решения российских судов о признании нормативных актов недействительными принимаются именно с целью приведения в соответствие нормативного акта с законодательством и в связи с его несоответствием.
--------------------------------
<15> См.: СЗ РФ. 2002. N 1. Ч. I. Ст. 2.
<16> См.: БНА. 2003. N 21.

Другой пример говорит об отнесении Президиумом Верховного Суда РФ актов правосудия о признании нормативных актов незаконными к источникам права. Отменяя Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 5 октября 2001 г., Президиум Верховного Суда РФ признал, что отмена может существенно затронуть интересы граждан, которые были приняты на учет для предоставления жилого помещения на основании Положения о порядке улучшения жилищных условий граждан в городе Москве с изменениями, внесенными указанным Определением. При этом Президиум Верховного Суда РФ, применив к акту правосудия конституционный принцип, что законы, ухудшающие положение граждан, обратной силы не имеют (ст. ст. 54, 55, 57 Конституции РФ), постановил, что решения жилищных органов о постановке граждан на учет, принятые в период действия Определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ (с 5 октября 2001 г. по 18 сентября 2002 г.), не подлежат пересмотру в судах <17>.
--------------------------------
<17> См.: БВС РФ. 2003. N 1. С. 10 - 11.

Таким образом, определение нормативного акта как акта, направленного на установление правовых норм, на их изменение и отмену, в настоящее время приобретает еще большую актуальность в связи с появлением у судов полномочий на осуществление нормоконтроля. Судебные акты, содержащие оценку законности нормативных актов, имеют юридические последствия не только в отношении сторон судебного спора, так как влекут утрату нормативным актом юридической силы, поэтому и не являются исключительно актами применения права. Конституционный Суд РФ признал свои решения имеющими общеобязательное значение, указав, что "решения Конституционного Суда РФ, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение" <18>.
--------------------------------
<18> СЗ РФ. 1998. N 25. Ст. 3004.

Недостаток определения источника права как акта, закрепляющего нормы права, заключался в следующем. Понятие "источник права" определяли, основываясь на особенностях правовой нормы, соответственно, через понятие правовой нормы. Определение источника права, являющегося "результатом правотворческой деятельности государственных органов" <19>, должно отражать характер этой деятельности и ее конечный продукт, который выражается не только в закреплении правил поведения. "Правильное определение понятия "нормативно-правовой акт" не может отвлекаться от назначения данного акта, его юридической функции и ограничиваться только указанием на необходимость обнаружить изложение норм права в тексте данного акта" <20>. Нормативный акт как результат правотворчества должен отражать особенности не нормы права, а правотворческой деятельности, которая понимается как "целенаправленная деятельность органов государственной власти либо самого народа по установлению, изменению или отмене общеобязательных правил поведения (норм права) в обществе посредством определенной формально-юридической процедуры" <21>. Аналогичное определение правотворчества содержится, например, в Законе США "Об административной процедуре", которое понимается как процесс "формирования, дополнения или отмены нормы" <22>. Таким определением нормативного правового акта, отражающим особенности не нормы права, а особенности правотворческой деятельности, является "правовой акт, содержащий, устанавливающий, отменяющий, изменяющий нормы или изменяющий сферу их действия" <23>.
--------------------------------
<19> Николаева М.Н. Нормативные акты министерств и ведомств СССР. М., 1975. С. 9.
<20> Мицкевич А.В. Правотворческое значение нормативного акта // Советское государство и право. 1965. N 11. С. 51.
<21> Невинский В.В. Конституционный Суд РФ и правотворчество в России // ВКС РФ. 1997. N 3. С. 69.
<22> Цит. по: Зивс С.Л. Указ. соч. С. 37.
<23> Сивицкий В.А., Терюкова Е.Ю. Решения Конституционного Суда РФ как источники конституционного права РФ // ВКС РФ. 1997. N 3. С. 75 - 76.

По мнению В.А. Юсупова и Н.А. Волкова "правовые акты органов советского государственного управления представляют собой волевые властные действия, которые направлены на установление, изменение или прекращение правовых норм или конкретных правоотношений" <24>.
--------------------------------
<24> Юсупов В.А., Волков Н.А. Научные основы государственного управления в СССР: Учебное пособие. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1972. С. 47 - 48.

Р.Ф. Васильев, указывая на то, что в такого рода определениях ничего не говорится об изменении норм, их отмене, изменении сферы действия, "в то время как все это делается именно посредством правовых актов", дает свое определение нормативного акта как волеизъявления "управомоченного субъекта права, регулирующее общественные отношения путем установления (изменения, отмены, изменения сферы действия) правовых норм" <25>.
--------------------------------
<25> Васильев Р.Ф. О понятии правового акта // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. "Право". 1998. N 5. С. 19 - 20, 25.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ дается следующее определение: "Под нормативным правовым актом понимается изданный в установленном порядке акт управомоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, УСТАНАВЛИВАЮЩИЙ ПРАВОВЫЕ НОРМЫ (ПРАВИЛА ПОВЕДЕНИЯ) (выделение наше. - Д.Б., А.Б.), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение и действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом" <26>. Представляется, что определение понятий не является компетенцией суда в целом и Пленума Верховного Суда РФ в частности. Конституцией РФ (ст. 126) и Законом РСФСР "О судоустройстве РСФСР" <27> (ст. 58) к полномочиям Верховного Суда РФ отнесена, кроме осуществления административных функций (утверждение состава судебных коллегий...), дача разъяснений по вопросам судебной практики, которые, более того, в настоящее время утратили силу "руководящих". Формулирование общеобязательных понятий (общих положений) - прерогатива законодателя, предложение определений, понятий - сфера теоретиков права.
--------------------------------
<26> БВС РФ. 2003. N 3.
<27> См.: Ведомости РСФСР. 1981. N 28. Ст. 976.

Сегодня, в связи с приобретением судами полномочий на осуществление судебного надзора за законностью нормативных актов, границы применения определения источника права как акта, выражающего волю органов государственной власти, в том числе на отмену нормы права, расширяются. Поэтому совершенно обоснован вывод о том, что "решения Конституционного Суда вполне подпадают даже под формальное определение нормативного правового акта", так как "решение Конституционного Суда о признании правового положения неконституционным влечет отмену этого положения, то есть правовой нормы" <28>.
--------------------------------
<28> Сивицкий В.А., Терюкова Е.Ю. Указ. соч. С. 76.

На сегодняшний день нет четкого ответа на вопрос об объеме полномочий судебной власти в части осуществления судебного нормоконтроля: вправе ли суд только отменять нормативный акт или может его аннулировать? Для отображения общей картины практики признания незаконными норм административного права, анализируя формулировки резолютивной части решений, отметим, что в 63 процентах решений можно сделать вывод о том, что суд признает нормативный акт незаконным с момента принятия последнего. Статистические данные были получены путем анализа судебной практики Верховного Суда РФ за период с 28 ноября 1996 г. по 1 мая 2002 г. с использованием данных сайта "КонсультантПлюс". Законодатель на сегодняшний день не придерживается однозначной позиции. Так, из содержания ч. 5 ст. 195 АПК РФ следует, что арбитражный суд вправе лишь отменить незаконный нормативный акт - признать его не подлежащим применению с момента вступления в законную силу решения суда. В части 2 ст. 253 ГПК РФ законодатель придерживается иной позиции - суд признает нормативный правовой акт недействующим со дня его принятия (аннулирует). Несмотря на прямое указание в ч. 2 ст. 253 ГПК РФ на необходимость аннулирования незаконного нормативного акта, Верховный Суд РФ лишь отменяет таковой.

Так, 15 мая 2003 г. Определением Верховного Суда РФ был признан недействующим и не подлежащим применению со дня вынесения данного решения пункт 14.3 Инструкции о порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина Российской Федерации, утвержденной Приказом МВД России от 15 сентября 1997 г. N 605 в части, исключающей право граждан, религиозные убеждения которых не позволяют показываться перед посторонними лицами без головных уборов, представлять для получения паспорта гражданина РФ личные фотографии с изображением лица строго анфас в головном уборе.

Необходимо отличать отмену нормативного акта от его аннулирования. Существование последнего диктуется обязанностью государства посредством судебных органов осуществить восстановление нарушенных прав. Только аннулирование незаконного нормативного акта влечет полное восстановление нарушенных прав граждан, возможность предъявления иска к государству о возмещении материального ущерба.

Ученые должны ответить и на вопрос о "восстановительной" функции актов правосудия. Как уже указывалось выше, 18 октября 2002 г. Президиум Верховного Суда РФ восстановил действие в полном объеме Положения о порядке улучшения жилищных условий граждан в городе Москве, частично не действовавшего в связи с внесением изменений Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ. 10 декабря 2002 г. уже Конституционный Суд РФ Определением N 283-О "По запросу Правительства Российской Федерации о проверке конституционности Постановления Правительства Российской Федерации от 14 января 2002 года N 8 "О внесении изменений и дополнений в Положение о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов..." <29> восстановил действие Постановления Правительства РФ от 14 января 2002 г. N 8 <30>, ранее признанное незаконным и недействующим в части установления новых размеров патентных пошлин решением Верховного Суда РФ от 17 мая 2002 г. <31>. "Восстановительно-правотворческую" природу актов судебного нормоконтроля еще предстоит изучить.
--------------------------------
<29> См.: СЗ РФ. 2002. N 52. Ч. II. Ст. 5289.
<30> См.: СЗ РФ. 2002. N 3. Ст. 219.
<31> См.: БВС РФ. 2003. N 5.

Из вышесказанного следует вывод о необходимости дополнения понятия "источник права" с тем, чтобы отразить особенность правотворческой функции по аннулированию нормативного акта. Можно предложить следующее определение акта правосудия как источника права. Акт правосудия как источник права - это постановление (решение), принятое при осуществлении судопроизводства в форме нормоконтроля, признающее не соответствующими закону и изменяющее, отменяющее или аннулирующее нормы права. Данная схема дает возможность обосновать определение актов правосудия как источников конкретных областей права, в том числе административного, в зависимости от того, нормы какой отрасли права признаются судом не соответствующими закону. Поскольку нормы права, регулирующие административно-правовые отношения, могут содержаться в нормативных актах любого уровня и любого органа государственной или муниципальной власти, источником административного права могут быть как акты правосудия о признании незаконным нормативного акта исполнительного органа, так и нормативного акта представительного органа власти.

Приведем лишь несколько примеров влияния актов правосудия на систему административного права.

В настоящее время определение административных прав и обязанностей граждан в области разрешительной и паспортной систем административного права не представляется возможным без учета актов правосудия. В формировании правовой основы разрешительной системы значительную роль играют постановления Правительства РФ. Как показывает судебная практика, зачастую Правительство принимает нормы, регулирующие процедуру получения разрешений на осуществление деятельности, с превышением полномочий, в частности устанавливая дополнительные, не закрепленные в законе основания прекращения действия разрешения.

Так, 13 марта 1998 г. своим решением <32> Верховный Суд РФ признал незаконным п. 41 Постановления Правительства РФ от 8 июля 1997 г. N 831 "Об утверждении Правил сдачи квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений" <33>, устанавливавший дополнительное основание прекращения действия права на управление транспортным средством, - утрата водительского удостоверения. Заявитель В.Ю. Минин в жалобе сослался на то, что оспариваемое им положение п. 41 Постановления Правительства РФ, которым предусмотрена выдача водительского удостоверения взамен утраченного (похищенного) после сдачи заявителем экзаменов, ограничивает его права и свободы, противоречит ст. 28 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. "О безопасности дорожного движения" <34>, согласно п. 1 которой основаниями для прекращения действия права на управление транспортными средствами являются: истечение установленного срока действия водительского удостоверения; ухудшение здоровья водителя, препятствующее безопасному управлению транспортными средствами, подтвержденное медицинскими заключениями; лишение права на управление транспортными средствами. Данная статья предусматривает исчерпывающий перечень оснований для прекращения действия права на управление транспортными средствами. Следовательно, утрата (кража) водительского удостоверения согласно Федеральному закону не является основанием для прекращения действия права на управление транспортным средством.
--------------------------------
<32> См.: БВС РФ. 1998. N 7.
<33> См.: СЗ РФ. 1997. N 28. Ст. 3445.
<34> См.: СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4873.

Другим примером, демонстрирующим влияние актов правосудия на разрешительную систему, может служить дело по жалобе Н.В. Ионова о признании незаконными пунктов 4, 5, 6, 7, 11 и 12 Положения о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 г. <35>, рассмотренное Верховным Судом РФ 7 сентября 2001 г. <36>. Заявитель ссылался на противоречие оспариваемых пунктов Положения о лицензировании Федеральным законам "О несостоятельности (банкротстве)" и "О лицензировании отдельных видов деятельности" и на ограничение охраняемых законом прав арбитражных управляющих, так как Положение предусматривает получение трех лицензий на осуществление одного вида деятельности - деятельности арбитражного управляющего. Суд установил, что согласно ст. 19 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" Правительство РФ вправе устанавливать только порядок лицензирования деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих. Вместе с тем Правительство РФ наряду с порядком лицензирования предусмотрело дополнительные категории лицензии, необходимые для осуществления деятельности арбитражного управляющего, и тем самым возложило на физических лиц, осуществляющих деятельность в качестве арбитражных управляющих, обязанность получить не предусмотренные законом дополнительные виды лицензий. Оспариваемые пункты Положения, утвержденного Правительством РФ, в части получения трех категорий лицензий на осуществление деятельности арбитражного управляющего также противоречат ст. 7 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", из содержания которой следует, что на каждый лицензируемый вид деятельности выдается одна лицензия. Вышеуказанные нарушения послужили основанием признания оспоренных норм незаконными и не подлежащими применению.
--------------------------------
<35> См.: СЗ РФ. 1999. N 1. Ст. 194.
<36> См.: Решение ВС РФ от 7 сентября 2001 г. N ГКПИ 2001-778, 911. Документ опубликован не был.

18 октября 2001 г. Верховный Суд РФ рассмотрел законность п. 4 Постановления Правительства РФ от 11 мая 2001 г. N 367 "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома цветных металлов" <37>, предусматривающего, что лицензии на заготовку, переработку и реализацию лома цветных и черных металлов в части, относящейся к лому цветных металлов, выданные в установленном порядке до принятия указанного Постановления, действительны в течение трех месяцев после его официального опубликования. Как и в предыдущих случаях, Верховный Суд РФ установил, что Правительство РФ вышло за рамки предоставленных ему Федеральным законом полномочий. Статьей 3 Федерального закона от 29 декабря 2000 г. 169-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления" и Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" на Правительство РФ возложена лишь обязанность по приведению в двухмесячный срок своих нормативных актов в соответствие с указанными Федеральными законами. При этом Правительство РФ не наделялось полномочиями по ограничению срока ранее выданных лицензий. Устанавливая оспариваемую норму, Правительство РФ по существу аннулировало ранее выданные лицензии, поскольку по истечении трех месяцев со дня опубликования Постановления они становятся недействительными и лицензиаты утрачивают право на занятие лицензируемым видом деятельности. Между тем перечень оснований для аннулирования лицензий, приведенный в ст. 13 ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", является исчерпывающим и не содержит такого основания аннулирования лицензии, как "принятие Правительством Российской Федерации соответствующего постановления" <38>.
--------------------------------
<37> См.: СЗ РФ. 2001. N 21. Ст. 2081.
<38> См.: БВС РФ. 2002. N 5.

15 января 1998 г. Конституционный Суд РФ принял Постановление N 2-П "По делу о проверке конституционности положений частей первой и третьей статьи 8 Федерального закона от 15 августа 1996 года "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" в связи с жалобой гражданина А.Я. Аванова" <39>. Этому гражданину РФ, в 1996 году обратившемуся в УВИР ГУВД г. Москвы с заявлением о выдаче ему заграничного паспорта, было отказано за неимением жилого помещения, наличие которого позволяло бы ему получить в Москве регистрацию по месту жительства или по месту пребывания.
--------------------------------
<39> См.: СЗ РФ. 1998. N 4. Ст. 531.

Конституционный Суд РФ установил, что конституционные права и свободы гарантируются гражданам независимо от места жительства, включая наличие или отсутствие у них жилого помещения для постоянного или временного проживания (места жительства, места пребывания), тем более что государство не связано обязанностью во всех случаях обеспечивать граждан жилыми помещениями. Осуществление гражданином конституционного права свободно выезжать за пределы РФ и, соответственно, выдача и получение заграничного паспорта не должны, таким образом, зависеть от наличия или отсутствия у гражданина определенного жилого помещения. Порядок выдачи заграничного паспорта только по месту жительства выступает в качестве дискриминирующего признака, противоречащего ст. 19 (ч. ч. 1 и 2) Конституции РФ, гарантирующей равенство прав и свобод человека и гражданина, в том числе независимо от места жительства, а тем более от наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания. Для всех российских граждан гарантируется равенство при осуществлении ими права на выезд из страны.

Конституционный Суд РФ постановил признать не соответствующими Конституции РФ, ее ст. ст. 19 (ч. ч. 1 и 2), 27 (ч. 2), 55 (ч. 3), положения части первой ст. 8 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" в части, по существу, препятствующей выдаче гражданину РФ заграничного паспорта в ином порядке при отсутствии у него регистрации по месту жительства или по месту пребывания, а также положение части третьей той же статьи в части, по существу, препятствующей выдаче гражданину РФ, имеющему место жительства за пределами ее территории, заграничного паспорта в Российской Федерации. Федеральным законом от 24 июня 1999 г. "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" ст. 8 была приведена в соответствие с Конституцией РФ - в части первой слова "по месту жительства" были исключены <40>.
--------------------------------
<40> См.: СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3175.

Влияние актов правосудия на институт административной ответственности еще более значительное. Произведенные Конституционным Судом РФ изменения института административной ответственности в части признания неконституционным административного порядка применения конфискации <41>, изменения размера санкций за нарушение правил применения контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением <42>, а также установления стадии кассационного пересмотра постановлений судей о наложении административного взыскания <43> с уверенностью можно назвать реформой административного охранительного права.
--------------------------------
<41> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 марта 1998 г. N 8-П // СЗ РФ. 1998. N 12. Ст. 1458.
<42> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 г. N 14-П // СЗ РФ. 1998. N 20. Ст. 2173.
<43> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 28 мая 1999 г. N 9-П // СЗ РФ. 1999. N 23. Ст. 2890.

Еще два постановления Конституционного Суда РФ реформировали установленную законодателем процедуру производства по делам об административных правонарушениях. Постановлением от 11 марта 1998 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности статьи 266 Таможенного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с жалобами граждан М.М. Гаглоевой и А.Б. Пестрякова" Конституционный Суд РФ установил, что, исходя из предписания ст. 35 (ч. 3) Конституции РФ ("никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда"), конфискация, влекущая переход права собственности на изъятое у нарушителя имущество к государству, должна осуществляться только по решению суда, что влечет обязанность органов, рассматривающих дела об административных правонарушениях, обеспечивать соблюдение судебной процедуры <44>.
--------------------------------
<44> См.: СЗ РФ. 1998. N 12. Ст. 1458.

Правовая позиция Конституционного Суда РФ будет не до конца раскрытой, если не отметить, что последующую проверку законности конфискации судом по жалобе гражданина на постановление административного органа о конфискации Конституционный Суд не признал за соблюдение требования ч. 3 ст. 35 Конституции РФ. Таким образом, Конституционный Суд РФ, признавая неконституционными положения ст. 266 ТК РФ, части второй ст. 85 и ст. 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, заменил существовавший административный порядок применения конфискации судебным. Позиция Конституционного Суда РФ заключается в наложении на административный орган обязанности обеспечивать соблюдение судебной процедуры, что подчеркивает инициативность административного органа в возбуждении судебного производства.

Постановление Конституционного Суда РФ от 28 мая 1999 г. N 9-П реформировало порядок пересмотра постановлений по делам об административных правонарушениях, а именно: ввело инстанционное судебное рассмотрение жалоб по делам об административных правонарушениях, заключающееся в предоставлении гражданину права на кассационный пересмотр дела вышестоящим судом. Реформирование порядка осуществления административного производства стало возможным благодаря признанию Конституционным Судом РФ несоответствующими Конституции РФ положений Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, исключавших возможность проверки по жалобам граждан законности и обоснованности судебного решения еще одной судебной инстанцией, уполномоченной на исправление судебной ошибки.
Параллельно указанным изменениям административного законодательства Конституционный Суд РФ решает вопрос о виде судопроизводства, в порядке которого должен разрешаться административно-правовой спор. Конституционным Судом РФ установлено, что таковым должно быть административное судопроизводство независимо от того, каким судом разрешается спор <45>.
--------------------------------
<45> См.: СЗ РФ. 1998. N 20. Ст. 2173.

Итак, акты правосудия о признании нормативного акта незаконным образуют новый самостоятельный вид источников права, что определяет их специфическое место в системе источников административного права.
Б.Н. Топорнин отмечает увеличение многообразия источников, включение в перечень источников права все новых видов <46>. Появление в системе источников административного права все новых источников, в том числе нормативных договоров <47>, актов судебного нормоконтроля, требует определения места нового источника права с тем, чтобы предотвратить "войну источников" <48>.
--------------------------------
<46> См.: Топорнин Б.Н. Указ. соч. С. 9, 17.
<47> См.: Демин А.В. Указ. соч. С. 15 - 21.
<48> См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1997. С. 17.

Рассматривая проблему места актов правосудия в системе источников права, многие авторы не признают их приоритета перед законом, отмечают, что "в правовом государстве приоритет всегда отдается закону" <49>. Но с такой же степенью уверенности в рамках правового государства можно констатировать обратное - приоритет отдается судебному решению. В случае признания федерального закона неконституционным в порядке конституционного судопроизводства, безусловно, приоритет отдается постановлению Конституционного Суда РФ. Р.З. Лившиц указывает на своеобразность места актов судебных органов в системе источников. "Бесспорен подчиненный характер судебных актов по отношению к Конституции. По общему правилу судебные акты носят и подзаконный характер. Однако это отношение не абсолютно, поскольку некоторые суды наделены правом проверки и отмены законов. Можно сказать, что суды по отношению к закону выступают в двоякой роли: с одной стороны, суды подчиняются закону, применяют его, с другой стороны, суды проверяют обоснованность закона и вправе его отменить" <50>. В этом и выражается двойственный характер актов правосудия о признании нормативных актов незаконными, определяющий их место в системе источников административного права. В чем же, при таких обстоятельствах, проявляется вторичность актов правосудия? При принятии, к примеру, нового закона постановление Конституционного Суда не может быть преодолено.
--------------------------------
<49> Попонов Ю.Г. Теоретические и практические проблемы судебной практики при восполнении судами пробелов в праве // Судебная практика как источник права. М., 2000. С. 153.
<50> Лившиц Р.З. Указ. соч. С. 14.

В заключение считаем необходимым отметить, что вопрос об актах правосудия как источниках административного права не ограничивается актами российского правосудия. Так, 28 октября 2003 г. Европейский Суд по правам человека в решении по жалобе "Ракевич против России" установил, что была нарушена ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующая задержанному право непосредственно самостоятельно обращаться в суд с вопросом о законности заключения в психиатрическую больницу. Нарушение это заключается в том, что Закон РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" <51> не предоставляет заявителю право непосредственно самостоятельно оспорить задержание (согласно ч. 2 ст. 33 Закона "заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке подается в суд представителем психиатрического учреждения, в котором находится лицо") <52>. Российская Федерация вынуждена будет привести Закон в соответствие с требованием п. 4 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в порядке исполнения решения суда по жалобе "Ракевич против России", что повлечет изменение административного судопроизводства, кодифицированный акт о котором до сих пор не принят. Вправе ли все же задержанные уже сегодня самостоятельно обращаться в суд с вопросом о незаконности госпитализации на основании решения по жалобе "Ракевич против России"?
--------------------------------
<51> См.: Ведомости РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.
<52> Решение по жалобе Т.Н. Ракевич на русском языке см.: Журнал российского права. 2003. N 5. С. 131 - 135. См. также: Деменева А. Лечение по принуждению. Суд в Страсбурге рассматривает очередную жалобу россиянки // Ваше право. 2003. N 38.

Характер влияния актов "европейского" правосудия на национальное право России еще предстоит изучить.

Ссылки по теме: ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ
(Перечень ссылок подготовлен специалистами
КонсультантПлюс)

"КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)

ЗАКОН РСФСР от 08.07.1981 N 976
"О СУДОУСТРОЙСТВЕ РСФСР"

"КОДЕКС РСФСР ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ"
(утв. ВС РСФСР 20.06.1984)

ЗАКОН РФ от 02.07.1992 N 3185-1
"О   ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ   ПОМОЩИ  И ГАРАНТИЯХ  ПРАВ  ГРАЖДАН  ПРИ  ЕЕ
ОКАЗАНИИ"

"ТАМОЖЕННЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(утв. ВС РФ 18.06.1993 N 5221-1)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 10.12.1995 N 196-ФЗ
"О БЕЗОПАСНОСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ"
(принят ГД ФС РФ от 15.11.1995)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 15.08.1996 N 114-ФЗ
"О ПОРЯДКЕ ВЫЕЗДА  ИЗ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ  И  ВЪЕЗДА В РОССИЙСКУЮ
ФЕДЕРАЦИЮ"
(принят ГД ФС РФ 18.07.1996)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 08.01.1998 N 6-ФЗ
"О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)"
(принят ГД ФС РФ 10.12.1997)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 24.06.1999 N 118-ФЗ
"О  ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "О ПОРЯДКЕ
ВЫЕЗДА ИЗ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ВЪЕЗДА В РОССИЙСКУЮ ФЕДЕРАЦИЮ"
(принят ГД ФС РФ 02.06.1999)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 29.12.2000 N 169-ФЗ
"О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "ОБ ОТХОДАХ
ПРОИЗВОДСТВА И ПОТРЕБЛЕНИЯ" И ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "О  ЛИЦЕНЗИРОВАНИИ
ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ"
(принят ГД ФС РФ 22.11.2000)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 08.08.2001 N 128-ФЗ
"О ЛИЦЕНЗИРОВАНИИ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ"
(принят ГД ФС РФ 13.07.2001)

"КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ"
от 30.12.2001 N 195-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 20.12.2001)

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 30.12.2001 N 196-ФЗ
"О   ВВЕДЕНИИ   В   ДЕЙСТВИЕ   КОДЕКСА   РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  ОБ
АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ"
(принят ГД ФС РФ 20.12.2001)

"АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
от 24.07.2002 N 95-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 14.06.2002)

"ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
от 14.11.2002 N 138-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 23.10.2002)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 08.07.1997 N 831
"ОБ УТВЕРЖДЕНИИ  ПРАВИЛ СДАЧИ  КВАЛИФИКАЦИОННЫХ ЭКЗАМЕНОВ И ВЫДАЧИ
ВОДИТЕЛЬСКИХ УДОСТОВЕРЕНИЙ"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 25.12.1998 N 1544
"О ЛИЦЕНЗИРОВАНИИ   ДЕЯТЕЛЬНОСТИ   ФИЗИЧЕСКИХ   ЛИЦ   В   КАЧЕСТВЕ
АРБИТРАЖНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 11.05.2001 N 367
"ОБ   УТВЕРЖДЕНИИ   ПОЛОЖЕНИЯ   О ЛИЦЕНЗИРОВАНИИ  ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  ПО
ЗАГОТОВКЕ, ПЕРЕРАБОТКЕ И РЕАЛИЗАЦИИ ЛОМА ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 14.01.2002 N 8
"О  ВНЕСЕНИИ  ИЗМЕНЕНИЙ  И  ДОПОЛНЕНИЙ  В  ПОЛОЖЕНИЕ О ПОШЛИНАХ ЗА
ПАТЕНТОВАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЙ, ПОЛЕЗНЫХ МОДЕЛЕЙ, ПРОМЫШЛЕННЫХ ОБРАЗЦОВ,
РЕГИСТРАЦИЮ  ТОВАРНЫХ  ЗНАКОВ,  ЗНАКОВ  ОБСЛУЖИВАНИЯ, НАИМЕНОВАНИЙ
МЕСТ   ПРОИСХОЖДЕНИЯ  ТОВАРОВ,  ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ  ПРАВА  ПОЛЬЗОВАНИЯ
НАИМЕНОВАНИЯМИ МЕСТ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТОВАРОВ"

ПРИКАЗ МВД РФ от 15.09.1997 N 605
"ОБ  УТВЕРЖДЕНИИ  ИНСТРУКЦИИ  О ПОРЯДКЕ  ВЫДАЧИ,  ЗАМЕНЫ,  УЧЕТА И
ХРАНЕНИЯ ПАСПОРТОВ ГРАЖДАНИНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

ПРИКАЗ Минздрава РФ от 25.04.2003 N 187
"О ПРИЗНАНИИ УТРАТИВШИМ СИЛУ НОРМАТИВНОГО ПРАВОВОГО АКТА МИНЗДРАВА
РОССИИ"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 15.01.1998 N 2-П
"ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ  ПОЛОЖЕНИЙ  ЧАСТЕЙ ПЕРВОЙ  И
ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 8 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА  ОТ 15 АВГУСТА  1996 ГОДА  "О
ПОРЯДКЕ  ВЫЕЗДА  ИЗ  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  И ВЪЕЗДА  В РОССИЙСКУЮ
ФЕДЕРАЦИЮ" В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНИНА А.Я. АВАНОВА"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 11.03.1998 N 8-П
"ПО ДЕЛУ  О  ПРОВЕРКЕ  КОНСТИТУЦИОННОСТИ  СТАТЬИ  266  ТАМОЖЕННОГО
КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 85  И СТАТЬИ 222
КОДЕКСА  РСФСР  ОБ  АДМИНИСТРАТИВНЫХ  ПРАВОНАРУШЕНИЯХ  В  СВЯЗИ  С
ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН М.М. ГАГЛОЕВОЙ И А.Б. ПЕСТРЯКОВА"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 12.05.1998 N 14-П
"ПО ДЕЛУ  О  ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ АБЗАЦА
ШЕСТОГО СТАТЬИ  6  И  АБЗАЦА  ВТОРОГО ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 7 ЗАКОНА
РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  ОТ  18  ИЮНЯ  1993   ГОДА   "О   ПРИМЕНЕНИИ
КОНТРОЛЬНО-КАССОВЫХ  МАШИН  ПРИ  ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ДЕНЕЖНЫХ РАСЧЕТОВ С
НАСЕЛЕНИЕМ"  В  СВЯЗИ  С  ЗАПРОСОМ  ДМИТРОВСКОГО  РАЙОННОГО   СУДА
МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ И ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН"

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 28.05.1999 N 9-П
"ПО ДЕЛУ  О  ПРОВЕРКЕ  КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 266 И
ПУНКТА 3 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 267 КОДЕКСА РСФСР ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ
ПРАВОНАРУШЕНИЯХ  В СВЯЗИ  С  ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН Е.А. АРБУЗОВОЙ, О.Б.
КОЛЕГОВА, А.Д. КУТЫРЕВА, Р.Т. НАСИБУЛИНА И В.И. ТКАЧУКА"

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 10.12.2002 N 283-О
"ПО   ЗАПРОСУ   ПРАВИТЕЛЬСТВА   РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ  О  ПРОВЕРКЕ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОТ  14  ЯНВАРЯ  2002 ГОДА N 8 "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В
ПОЛОЖЕНИЕ   О   ПОШЛИНАХ  ЗА  ПАТЕНТОВАНИЕ  ИЗОБРЕТЕНИЙ,  ПОЛЕЗНЫХ
МОДЕЛЕЙ,   ПРОМЫШЛЕННЫХ  ОБРАЗЦОВ,  РЕГИСТРАЦИЮ  ТОВАРНЫХ  ЗНАКОВ,
ЗНАКОВ  ОБСЛУЖИВАНИЯ,  НАИМЕНОВАНИЙ  МЕСТ  ПРОИСХОЖДЕНИЯ  ТОВАРОВ,
ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ПРАВА ПОЛЬЗОВАНИЯ НАИМЕНОВАНИЯМИ МЕСТ ПРОИСХОЖДЕНИЯ
ТОВАРОВ"

РЕШЕНИЕ Верховного Суда РФ от 13.03.1998
<О  ПРИЗНАНИИ  НЕЗАКОННЫМ  П. 41  ПОСТАНОВЛЕНИЯ  ПРАВИТЕЛЬСТВА ОТ
08.07.97 N 831>

РЕШЕНИЕ Верховного Суда РФ от 07.09.2001 N ГКПИ 2001-778, 911
<О ПРИЗНАНИИ НЕЗАКОННЫМИ И НЕ ПОДЛЕЖАЩИМИ ПРИМЕНЕНИЮ ПУНКТОВ 4, 5,
6, 7, 11 И 12  "ПОЛОЖЕНИЯ О ЛИЦЕНЗИРОВАНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФИЗИЧЕСКИХ
ЛИЦ   В   КАЧЕСТВЕ   АРБИТРАЖНЫХ   УПРАВЛЯЮЩИХ",     УТВЕРЖДЕННОГО
ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ ОТ 25.12.1998 N 1544>

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Судебной  коллегии Верховного Суда РФ от 05.10.2001

РЕШЕНИЕ Верховного Суда РФ от 17.05.2002 N ГКПИ 2002-376
<О  ПРИЗНАНИИ  ЧАСТИЧНО  НЕЗАКОННЫМ  И НЕДЕЙСТВУЮЩИМ ПОСТАНОВЛЕНИЯ
ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ ОТ 14.01.2002 N 8>

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 15.05.2003 N КАС 03-166
<ОБ  ОТМЕНЕ  РЕШЕНИЯ  ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 05.03.2003 И ПРИЗНАНИИ
ЧАСТИЧНО  НЕДЕЙСТВУЮЩИМ  И  НЕ  ПОДЛЕЖАЩИМ  ПРИМЕНЕНИЮ ПУНКТА 14.3
ИНСТРУКЦИИ, УТВЕРЖДЕННОЙ ПРИКАЗОМ МВД РФ ОТ 15.09.1997 N 605>

"КОНВЕНЦИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД"
(Заключена в г. Риме 04.11.1950)
(вместе с "ПРОТОКОЛОМ [N 1]" (Подписан в г. Париже 20.03.1952),
"ПРОТОКОЛОМ N 4 ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ НЕКОТОРЫХ ПРАВ И СВОБОД ПОМИМО ТЕХ,
КОТОРЫЕ УЖЕ ВКЛЮЧЕНЫ В КОНВЕНЦИЮ И ПЕРВЫЙ ПРОТОКОЛ К НЕЙ"
(Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963),
"ПРОТОКОЛОМ N 7" (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984))

Если вы хотите поддержать нашу деятельность, то введите в поле ниже сумму в рублях, которую вы готовы пожертвовать и кликните кнопку рядом:

рублей.      


Поделиться в социальных сетях:

  Diaspora*

Комментарии:

1. Александр Николаевич - 20.05.2008 13:44:49
E-mail: ayunichev@yandex/ru

Решением районного суда города мне была назначена денежная выплата задолженности по выплатате пенсии за период 1993-1999 годы, обрзовавшаяся из-за несоответствия денежной компенсации за продпаек его реальной стоимости. Так как решение было принято по расчетам ВКО и сумма недоплаты не соответствовала положенной,я подал кассационную жалобу на это решение суда. На заседание кассационной коллегии облсуда представитель ВКО предоставил расчеты почти втрое превышающие предыдущие,но за 1999 год указал недоплату = 0. Я с зтим не согласился и кассационная коллегия, отменив предыдущее решение направила дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение,чтобы установить реальную сумму недоплаты пенсии. На повторном заседании судья вынесла решение в выплате - отказать. Свое решение она мотивировала тем, что изменилась судебная практика Верховного суда. Подал кассционную жалобу на ее решение. Права ли судья? Каковы перспективы моего дела? Как решать мне этот вопрос на заседании кассационной коллегии облсуда?

 

Добавить комментарий:

Ваше имя или ник:

(Войти? Зарегистрироваться? Забыли пароль? Войти под OpenID?)

Ваш e-mail (не обязателен, если укажете - будет опубликован на сайте):

Ваш комментарий:

Введите цифры и буквы с картинки (защита от спам-роботов):

        

 

 

Поиск на сайте:


Новости "Сутяжник-Пресс"

Подписаться на рассылку:

Ваш e-mail:

Подписаться
Отписаться

 


Последние комментарии

Валентина Николаевна комментирует
В Евросуде общественная организация из Екатеринбурга просит вычеркнуть ее из списка иностранных агентов
30.03.2017 00:11:44

Anonymous комментирует
СУТЯЖНИК и АКАДЕМИЯ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА оспаривает статус "иностранного агента" и штрафы по 300 000 рублей на каждую организацию
29.03.2017 06:59:03

Anonymous комментирует
Внеочередное получение жилья в соответствии с новым ЖК РФ
28.03.2017 06:26:53

Chas комментирует
ХОДАТАЙСТВО об отмене согласно части 3 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ определения судьи Верховного Суда РФ Асташова С.В. от 0...
27.03.2017 21:17:53

Anonymous комментирует
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ОСТАВИЛ БЕЗ ИМЕНИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ГРАЖДАН
27.03.2017 15:28:14

Говоровна комментирует
Права ребенка при разводе родителей
27.03.2017 00:52:44

Говоровна комментирует
Права ребенка при разводе родителей
27.03.2017 00:52:12

kayode victoria комментирует
Уловки продавца, или что делать если цена на ценнике не совпадает с ценой в чеке…
25.03.2017 05:30:24

Jesse Peterson комментирует
Права ребенка при разводе родителей
25.03.2017 04:30:35

Anonymous комментирует
Жалоба в Комитет ООН по правам человека в Женеве
23.03.2017 17:26:27

Anonymous комментирует
ГЕРОЙ ИСТОРИИ ИЗ ФИЛЬМА "ГРАЖДАНСКИЙ ИСК" ПРИЗНАЛСЯ СУТЯЖНИКУ, ЧТО ХОТЕЛ БЫ ПОДАТЬ В "ЕСПЧ" НА США
22.03.2017 00:29:59

Anonymous комментирует
Права ребенка при разводе родителей
19.03.2017 19:27:02


Самые обсуждаемые материалы

Права ребенка при разводе родителей (331)

Жалоба в Комитет ООН по правам человека в Женеве (171)

Уловки продавца, или что делать если цена на ценнике не совпадает с ценой в чеке… (168)

Внеочередное получение жилья в соответствии с новым ЖК РФ (44)

ХОДАТАЙСТВО об отмене согласно части 3 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ определения судьи Верховного Суда РФ Асташова С.В. от 0... (8)

В Евросуде общественная организация из Екатеринбурга просит вычеркнуть ее из списка иностранных агентов (2)